Воскресенье, 2017-10-22, 13.11
Приветствую Вас Бродяга | RSS

Credo quia absurdum. Глава 1

                                                            Глава 1. Periculum in mora


"— Власть над смертью есть власть абсолютная, — сказал волшебник.
— Нет, Том, — мягко возразила женщина, — никакая власть не стоит любви”
Нарцисса Блэк "Диалоги, которых не было”.



— Ремус, ты полный идиот!
Сириус Блэк, решивший, что все уже давно спят, и надеявшийся выпить чашечку чая в одиночестве, был глубоко разочарован, когда, спускаясь по лестнице со второго этажа на первый в нынешнем штабе Ордена Феникса, услышал этот крик и застыл как вкопанный. Он осторожно выглянул из-за угла, желая узнать, что за разборки творились на кухне.
— Послушай меня две минуты! — пытался успокоить оборотень свою собеседницу, которая металась по помещению из угла в угол, словно заведённая, и орала на него так, что он не мог вставить и слова.
— Я говорю, что пойду с вами! Какой кретин придумал этот гениальный, с позволения сказать, план?! — последнее слово она так сильно выделила голосом, что Сириус на миг испугался, что в доме вылетят стёкла, а все его обитатели решат, что это боевая тревога.
— Я, — шепнул он, но, кажется, его услышали.
Дама, отчитывавшая Люпина, резко обернулась и поманила к себе анимага.
— Блэк, дорогой мой, — её медовый голос настораживал больше, чем если бы она сразу спустила на него всех собак, — просвети меня, пожалуйста, за каким бешеным дементором тебе понадобилось, — она глубоко вздохнула и продолжила: — ЭТО?!
— Кузина, неужели ты не понимаешь, что...
— Не понимаю? — взвизгнула Беллатрикс и взглянула на своего родственничка так, будто у того выросла вторая голова. — Скажи мне, в Ордене все такие же безмозглые придурки, как ваша парочка?
— Белла, — Люпин примирительно поднял руки, — давай успокоимся и обсудим всё ещё раз, хорошо? Сириус?
— Да, давайте, — согласился Блэк, когда Белла отошла налить себе кофе.
Устроившись за столом, спорщики приступили к переговорам.
— Начинай, Рем, — попросил маг своего друга.
— Лонгботтомы мертвы, — сказал он и, увидев, как приуныли его собеседники, добавил. — Но это вы и без меня знаете.
— Это точно, — кивнул Блэк.
— Заткнись и не перебивай его!
— Сама заткнись! — обиделся он.
— Помолчите, пожалуйста, оба, — вмешался Люпин. — Если будете продолжать так орать, то разбудите и Артура, и Дору.
Блэки, казалось, не слышали его, сверля друг друга злобными взглядами.
— Во-вторых, — продолжил оборотень, — пожиратели ищут тебя, Беллатрикс.
Наконец-то ему удалось привлечь их внимание.
— С чего ты взял? — хором спросили они. Видимо, у Блэков мысли тоже сходятся.
— Из донесений наших агентов, — пожал плечами гриффиндорец.
— Что они сообщают? — тон Беллатрикс в мгновение ока стал очень серьёзным.
— Лорд с пожирателями обыскивали все поместья. Они даже проверили, снимала ли ты деньги со своего счёта в Гринготтсе.
— Я не снимала.
— Мы знаем, — кивнул Ремус, — но пожиратели сделали из этого свой вывод.
— Какой? — спросил Сириус.
— Не воруй у меня вопросы, Блэк!
— Не ссорьтесь, — остудил волшебницу спокойный голос оборотня. — Они решили, что раз ты не воспользовалась банком, чтобы взять деньги и покинуть Британию, и не скрываешься в поместье у кого-то из приближённых Волдеморта...
— Люпин! — в голосе женщины слышался упрёк.
— Хорошо, не скрываешься у кого-то из сторонников Того-Кого-Нельзя-Называть, — повторил он, — то это означает, что ты перешла на нашу сторону.
На несколько секунд в кухне повисло гробовое молчание.
— Что он ещё предпринял? — шёпотом спросила Беллатрикс.
— Я не знаю, нет точных данных, — покачал головой Ремус, — поэтому тебе пока опасно светиться, они потеряли твой след.
Волшебница задумчиво кивнула и сделала глоток кофе.
— А когда они планируют нападение на Поттеров? — очнулся Блэк.
— На будущей неделе.
— Вот я и предлагаю их там встретить! — воинственно произнёс Сириус.
— Нет, — возразил оборотень, — мы просто спрячем Джеймса, Лили и ребёнка.
— Не выйдет, мой друг, — усмехнулся мужчина. — Ты же знаешь Джеймса, он никогда не станет отсиживаться за нашими спинами, он будет сражаться.
— Либо мы прячем всех, либо — никого, — начала Беллатрикс, — Рем... я, пожалуй, соглашусь с Блэком, ваш дружок не станет скрываться, поэтому нам придётся биться с людьми... с людьми...
— Мы поняли тебя, — сказал Ремус. — Продолжай.
— ... всем вместе. Я имею в виду, что нельзя сражаться на два фронта, — задумчиво проговорила волшебница, — нам не выстоять.
— Хм, предлагаешь спрятать их здесь? — предположил Сириус.
— Да, — кивнула Белла, — но тут появится другая проблема, — она сделала паузу и по очереди посмотрела на своих собеседников. — Поттеров необходимо доставить сюда.
Люпин обречённо вздохнул, а Сириус сказал:
— Это будет трудно. Здесь повсюду шпионы Тёмного Лорда. Если он узнает, что мы планируем, он может либо напасть раньше, либо тогда, когда мы будем проводить операцию, Рем?
— Правда. Так или иначе, нам придётся сражаться, нужно только решить, где. Предложенный тобой вариант, — оборотень взглянул на Беллу, — хороший, но очень рискованный. Если нам не удастся его реализовать, то мы не только потеряем их, но и откроем Лорду наш штаб. Поэтому, я считаю, что мы должны охранять Поттеров там, где они сейчас находятся. Также, и ты права в этом, Белла, нужно держаться вместе, потому что, если мы разделим Поттеров, например, оставим Джеймса там, а Лили с ребёнком — здесь, то Лорд спокойно может напасть сразу в два места. Мы вынуждены будем разделиться, но по численности мы сильно уступаем пожирателям, поэтому сражаться можем только вместе и лучше на нашей территории. Так что, — Люпин заметил, что Сириус уже не помнит, что он говорил в начале, — думаю, что у нас больше шансов на победу, если Поттеры будут здесь, согласны?
— Полностью, — ответил Блэк. — Вот тогда мы и встретим этого сукина сына!
Ремус кивнул:
— Белла?
— Хорошо, но за Поттерами я иду с вами!
Маги переглянулись.
— Белла, пойми, — настала очередь анимага держать удар, — если, не приведи Мерлин, Лорд нападёт во время операции, ты будешь первой, в кого полетит его Авада.
— Почему я? А как же младенец?
— Не строй иллюзий, Беллатрикс, — хмыкнул будущий профессор, — ты сама знаешь, что Сириус прав.
— Плевать, — отрезала волшебница. — Это не обсуждается.
— Чёртовы упрямые слизеринцы, — не сдержался второй волшебник.
— Упрямые? Кузен, посмотри на свой факультет, — в голосе женщины послышались угрожающие нотки.
— Сириус, шёл бы ты спать, — Люпин счёл за лучшее сразу предотвратить их перебранку.
— Намёк понят, — сказал маг, вставая. — До завтра, Рем. Спокойной ночи, сестрёнка.
— Да пошёл ты, — прошептала ему в спину Беллатрикс Блэк.
Люпин налил себе чая и вернулся за стол.
— Ты узнал? — спросила она, не смотря на волшебника. — Что о нём слышно?
— Его убили, — послышался голос гриффиндорца.
На долю секунды во взгляде женщины промелькнула боль.
— Жалеешь? — спросил мужчина, заметив это.
— Трудно сказать, — выдохнула Белла, обводя пальцем контур своей чашки. — Я ведь толком и не знала его, меня, как ты, наверное, знаешь, выдали замуж практически насильно.
Ремус кивнул.
— А я... — продолжила слизеринка, — я любила другого...
— Любила? А сейчас что же?
— Отвали, Ремус, — её тон снова стал немного заносчивым. — Кто убил Родольфуса?
— Не знаю, известно только, что это было сделано без приказа Лорда.
— Не знаю, не знаю, — повторила за ним Белла, — это ключевой принцип деятельности Ордена, вы всегда идёте вслепую?
— Морганы ради, не заводись снова.
— Ты себе даже представить не можешь, Люпин, как я умею заводиться!Продемонстрировать?!
— Не надо, я верю, — быстро ответил орденец. — Северус мёртв, — Белла уже хотела что-то сказать, как он её перебил: — Извини, ты сама начала. А больше в ближнем круге у нас никого нет, как тебе известно. Но меня очень беспокоит другое...
— Что?
— Твоя метка.
Белла задрала рукав мантии, и свет упал на страшную татуировку, которая украшала её левое предплечье, она была бледной.
— Почему он не вызывает тебя?
В ответ бывшая пожирательница только покачала головой и одёрнула ткань:
— Я боюсь даже подумать, почему.
Волшебница на мгновение замялась.
— Извини, я устала, пойду спать.
— Да, конечно.
Слизеринка поднялась из-за стола и пошла к лестнице. На первой ступеньке она обернулась:
— Как он?
Мужчина не донёс чашку до рта.
— Ты точно ненормальная, — поражённо прошептал он, — зато теперь я понимаю, почему ты так рвёшься с нами. Ты хочешь увидеть его, ведь так?
Горькая усмешка скользнула по губам волшебницы:
— Я всегда читала тебя самым умным в вашей гриффиндорской шайке. Спокойной ночи!
— Тебе того же, — сказал Люпин ей вслед.

* * *

Прошёл ещё один день из череды однообразных предшествующих. Белла со злостью натянула на себя одеяло и, крепко прижав к сердцу тетрадку в кожаной обложке, уставилась в потолок. Последнее время ей не удавалось нормально выспаться, уснуть не позволяли воспоминания, слишком яркие и чёткие, они словно питались её энергией, и чем слабее становилась женщина, тем сочнее делались их краски. Стоило ей закрыть глаза, как она видела перед собой его образ.
Когда Белла ещё была студенткой Хогвартса, к ней случайно попала книга по маггловской психиатрии. В ней женщина вычитала, что в науке существует такое понятие, как "мания преследования”. Тогда она не обратила на него внимания, а сейчас, лёжа в постели, почти верила, что это чистая правда. Он действительно преследовал её, но если у психиатрических больных мания в большинстве случаев была вымышленная, то у неё — самая что ни на есть настоящая. Глубоко вздохнув, волшебница закрыла глаза и приготовилась встретить своё прошлое.

* * *

— Не нужно, Хвост, я сама, — надменно ответила Беллатрикс Лестрейндж на предложение предупредить Тёмного Лорда о её прибытии.
— Как пожелаете, — слегка поклонился человек.
Белла поднялась по лестнице на второй этаж Риддл-мэнора и, постучавшись, зашла в кабинет Волдеморта. Комната была пуста. Волшебница сначала удивилась, но потом быстро поняла, в чём дело: из смежного помещения доносился покаянный голос Люциуса Малфоя — его отряд упустил Джеймса Поттера. Женщина подошла к письменному столу и взглянула на лежавшие на нём книги: сплошная тёмная магия, но один фолиант был перевёрнут названием вниз. Она улыбнулась, повелитель был действительно великим магом, интересно, чем он занимался? Осторожно, чтобы не шуметь, пожирательница взяла со стола книгу и взглянула на заглавие: "Теория создания хоркруксов”. Положив книгу обратно, Беллатрикс задумалась, хоркруксы... хоркруксы... где-то она что-то такое слышала, но где? И что это были за штуки?! На ум ничего не приходило... если только какая-то легенда? И тут она вспомнила: третий курс, история магии, глухое средневековье и какой-то англичанин с попыткой создать хоркрукс и обрести бессмертие. Так вот оно что... Мерлин!
— Интересуешься моими книгами, Беллатрикс?
Волшебница резко обернулась и задела рукой манускрипт. Руководство по созданию хоркруксов с грохотом упало на деревянный настил пола.
— Мой Лорд, — выдохнула Белла и, кинувшись на колени перед магом, поцеловала край его тёмно-зелёной мантии.
— Ты не ответила мне, — тихо напомнил он.
Том Риддл, вернее, Лорд Волдеморт холодно взглянул на женщину. Беллатрикс Лестрейндж — его самый верный воин в юбке. Если бы его спросили, кому из своих пожирателей он доверил бы прикрывать свою спину, он без колебаний выбрал бы её. Пожалуй, единственная, в чьей поддержке он никогда не сомневался. Её преданность идеям казалась очевидной, но дело было не только в них. Она пошла бы за ним в ад. Именно за ним, а не за какими-то абстрактными высокими словами, смысл которых не всегда ясен и понятен. 
Он легко просмотрел её мысли... ага... значит, она была в курсе, что такое хоркруксы. Что ж, тогда ей не мешало узнать об этом чуть подробнее.
— Простите, господин, — она невольно взглянула на упавшую на пол книгу, — я не листала её, только посмотрела название.
— И что ты об этом думаешь? — с любопытством спросил он и прошёл мимо коленопреклоненной волшебницы к креслу, при этом задев её мантией.
— Это теория, повелитель, — вздохнула Беллатрикс.
— Это практика, моя Белла, — отозвался Тёмный Лорд.
Маг подошёл к шкафу и взял с полки небольшую тетрадку в зелёной кожаной обложке.
— Встань, — приказал он женщине.
Волшебница поднялась. И Волдеморт протянул ей свой дневник:
— Взгляни на это.
Беллатрикс взяла тетрадку и принялась листать её. Она была пустая.
— Что это, мой Лорд? Что здесь должно быть? — она недоумённо посмотрела на мага.
На его губах играла усмешка. Он небрежным жестом откинул со лба волосы и сказал:
— Это мой первый хоркрукс, Белла.
Её рука дрогнула. У него получилось.
Беллатрикс на миг прикрыла глаза, ей было всё равно, что Волдеморт с интересом наблюдал за ней.
— Это бесподобно, повелитель, — благоговейно прошептала пожирательница, — но, милорд, — решилась она спросить, — а он может как-то... негативно на Вас сказаться?
Маг удивлённо вскинул брови и, подойдя к женщине, забрал из её холодных рук часть своей души.
— Да, — кратко ответил он и сменил тему разговора: — Родольфус уже доложил мне, что вы справились с заданием, так что ты свободна.
Волшебница поклонилась и вышла.

* * *

Мерлин! С самого утра Белла возилась в домашней библиотеке Лестрейнджей, пытаясь найти что-нибудь о хоркруксах. Уже отчаявшись, она присела отдохнуть на стоявший около одного из стеллажей диван и подняла глаза на книжную полку. В числе других книг по тёмной магии стоял тот фолиант, который мог ей помочь: "Бессмертие в Тёмных искусствах”. Схватив манускрипт, волшебница углубилась в чтение.
— Вот оно, — вслух пробормотала она через некоторое время, — "разделение души и создание хоркруксов теоретически может привести к сильному и необратимому изменению внешности”.
Её идол... Маг, которым она восхищалась, её господин. Он хотел изуродовать себя ради бессмертия и могущества. Позволить ему? Как его преданная сторонница Белла была счастлива, что Лорд нашёл способ выиграть эту войну, но, как женщина, которая его... Она не могла этого допустить! Объяснить? Не пойдёт. Единственное, чего она добьётся, это глубокий обморок после пытки Круциатусом. Значит, нужно действовать самой!
Именно тогда, до рассвета просидев в библиотеке, Беллатрикс и придумала свой безрассудный, но по-своему гениальный, план. Но действовать нужно было быстро.

* * *

— Леди Лестрейндж, — учтиво поприветствовал её седой волшебник.
— Профессор Дамблдор, — пожирательница ограничилась кивком.
— Прошу вас, присаживайтесь, — старик указал ей на кресло рядом с его письменным столом.
— Благодарю, — Белла села на предложенное место и серьёзно посмотрела на мага.
Его взгляд за блестящими стёклышками очков... Ещё в школе он жутко нервировал Беллу. Ей всегда казалось, что его глаза смотрят не на неё, а видят её душу. Это был взгляд человека, заведомо знающего, зачем к нему пришли и что собираются сказать. Волшебницу не могло не выводить из себя то, что кто-то кроме неё самой знает её страшную тайну.
— Я слушаю Вас, — напомнил о своём присутствии Дамблдор.
— Тёмному Лорду удалось превратить свой дневник в хоркрукс, — с места в карьер начала слизеринка.
В кабинете директора Хогвартса воцарилась тишина. Маг пристально наблюдал за пожирательницей, и, видимо, что-то для себя решив, заговорил:
— Я знал, что он сможет его сделать, но не думал, что это произойдёт так скоро.
Он задумчиво почесал бороду и продолжил:
— Как ты понимаешь, после того, что ты мне сказала, ты стала предательницей, Беллатрикс, — его голос зазвучал мягче, — если ты перейдёшь на нашу сторону, мы сможем обеспечить тебе безопасность от преследования Лорда и его людей.
Этот старый заступник магглов был тысячу раз прав. Она предала своего Тома, но случилось это не сейчас, когда она открыла Дамблдору главный секрет Риддла, а в тот момент, когда, сидя в ночной темноте в окружении книг, представляла, что в скором времени может произойти с таким дорогим ей человеком, во что он может превратиться, и решилась на переход в Орден. Белла всего лишь хотела помочь Волдеморту понять, что это не та цена, которую он мог бы заплатить за победу, и объяснить, что лучше найти другой способ и не разрушать свою бессмертную душу, она желала спасти его. "Любовь побеждает всё”, — говорили древние, от себя волшебница прибавила бы: "Любовь побеждает всё и затмевает разум”. У неё был один выход — скрыться в штабе светлой стороны, но известие о том, что теперь гриффиндорцы знают, что он пытается достичь бессмертия, вряд ли остановит Тёмного Лорда, он будет продолжать экспериментировать. Тогда получится, что она ничего не сделала, кроме того, что предала его. Ей необходимо было лишить Тома возможности создавать хоркруксы.
— Профессор, — сказала Беллатрикс, — если у Тёмного Лорда не будет на руках его первого хоркрукса, он сможет сотворить следующий?
— Нет, — ответил волшебник после недолгого раздумья, — он будет вынужден связывать первую частицу души со второй, а если её не будет, то последующий хоркрукс создать просто невозможно.
— Долгое время все думали, что это легенда, — не удержалась Беллатрикс. Она встала и начала ходить по комнате. — То есть получается, что, скажем так, связывание их одного с другим является завершающей стадией создания хоркруксов?
— Да, — кивнул Дамблдор.
— Тогда у меня есть план!
— Какой?
— Я вернусь в Риддл-мэнор и выкраду дневник.
— Это самоубийство, Беллатрикс. Будет лучше, если мы спрячем тебя в...
— Нет! — волшебница топнула ногой и круто развернулась к директору. — Я должна это сделать, понимаете, должна! Это последний шанс...
— Белла, — прервал её Дамблдор. Он встал из-за стола и, подойдя к слизеринке, положил руку ей на плечо, — он никогда не остановится. Ты влюбилась в иллюзию, для Волдеморта, — маг увидел, как Белла вздрогнула, — извини, для Тёмного Лорда не существует ничего, кроме жажды власти и бессмертия, поэтому нет гарантии, что, если мы лишим его одного способа их добиться, он не найдёт другой.
— Я знаю, — её голос звучал глухо, — но я обязана хотя бы попытаться!
Волшебник посмотрел на неё. Бледное лицо, тёмные круги под глазами, растрепавшиеся волосы и безумный блеск больших чёрных глаз...
— Ты уверена? — спросил он, тяжело вздохнув.
— Да, чёрт бы побрал всех гриффиндорцев, я уверена и я сделаю это!
— Хорошо, тогда я предупрежу Ремуса и Сириуса, они будут ждать в том месте, о котором мы позже договоримся. Но, — добавил маг, — ты ещё можешь пересмотреть своё решение.
— Этого не будет, — покачала головой леди Лестрейндж.
Дамблдор молча кивнул и снова занял своё место в кресле:
— Тогда завтра обязательно сама проверь утреннюю почту.
Белла подозрительно посмотрела на директора.
— От кого письмо?
— Ни от кого, — подмигнул тот, — просто свежий номер "Ежедневного Пророка”.
— Я поняла, — ответила пожирательница.

* * *

Волдеморт вызвал Северуса Снейпа в зал, где обычно собирались пожиратели, для личной беседы. Это была большая удача. Волшебница как раз спускалась по лестнице к выходу, прижимая к груди дневник Тёмного Лорда, который она еле нашла в его кабинете, когда услышала холодный голос мага. Белла остановилась и подкралась к приоткрытой двери.
— Я сам выяснил местонахождение Поттеров и Лонгботтомов и установил за ними наблюдение. Пожиратели нападут на них через несколько дней.
"Мерлин! Теперь он знает, где они”, — женщина задержала дыхание. Нельзя было допустить, чтобы он убил малышей. Если ему удастся это сделать, то любовь её жизни навсегда останется монстром, его уже ничего не будет сдерживать, и она окончательно потеряет Тома.
А потом... Авада Кедавра и смерть Северуса Снейпа. Преодолев лестницу, Беллатрикс, стараясь не бежать, вышла из особняка и аппарировала, но через мгновение не появилась в поместье Лестрейнджей. Слизеринка сбежала.

* * *

— Белла, — Ремус печально посмотрел на неё. Так смотрит человек на душевнобольного пациента, когда он знает, что его объяснения всё равно не возымеют никакого действия, — опасно оставлять хоркрукс здесь.
— Вы знаете, как его уничтожить? — с издёвкой спросила Беллатркс, обведя взглядом троих волшебников.
Грюм тихо бормотал что-то себе под нос, и не нужно было быть выдающимся легилиментом, чтобы понять, что он попросту ругался. Единственное, что удалось разобрать стоявшему рядом Люпину, было: "женщины, мать их”.
Молчал только Альбус Дамблдор. Он изучающе смотрел на волшебницу и загадочно улыбался.
— Ремус, Аластор, Дора заварила чай, пройдите на кухню, — любезно обратился он к магам, выставляя их из гостиной.
Оставшись наедине со слизеринкой, он произнёс:
— Беллатрикс, послушай меня, его дневник — это всего лишь вещь, ему принадлежащая, это не сам человек, передай его мне.
— Я понимаю это, — печальная улыбка тронула её губы, — но не могу отдать вам то, что даёт мне ощущение связи с ним...
— Ладно, — маг аккуратно поправил очки, — только будь с ним осторожна.
Директор быстро вышел вслед за другими орденцами, а Белла продолжала стоять посреди комнаты.
Что или кого он имел в виду? Хоркрукс или его создателя?

* * *

Белла проснулась от того, что ей в глаз светило солнце, тени прошлого на этот раз не вызвали ночных кошмаров, просто заставили заново пережить её предательство. Волшебница заметила, что всё также продолжала обнимать дневник Тёмного Лорда, он был всем, что сейчас связывало её с человеком, который был для неё целым миром, который она старалась изменить.
Наступал новый день, на который было назначено совещание Ордена.

Форма входа



Календарь

«  Октябрь 2017  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031

Мини-чат

200

Статистика