Четверг, 2017-08-24, 02.19
Приветствую Вас Бродяга | RSS

Credo quia absurdum. Глава 2

                                                              Глава 2. Littera scripta manet


"— Прежде чем что-то сделать, нужно десять раз подумать, — отчитывал Беллу волшебник.
— Неправда это, мой Лорд, — улыбнулась она, — если бы я тогда подумала, то ни за что бы не сделала этого”
Нарцисса Блэк "Диалоги, которых не было”.



— Мы не смогли найти ни Беллу, ни Ваш хоркрукс, мой Лорд.
— Что вам удалось выяснить? — бесстрастный голос Волдеморта не мог обмануть волшебника, он знал, что, узнай они что-нибудь действительно существенное, Тёмный Лорд немедленно бросится в погоню.
— След Беллатрикс обрывается где-то в Паддингтоне. Складывается впечатление, что её там ждали и помогли замести следы.
Тёмный Лорд кивнул и отвернулся к окну, давая понять, что разговор окончен.
Малфой поклонился и покинул кабинет.
— А ты что думаешь? — прошипел Том Риддл, обращаясь к своей любимице. 
Нагайна, спавшая в кресле, тут же подняла на него свои огромные чёрные глаза и ответила:
— Это не просто побег, как пытается представить дело Белобрысый с компанией, тут что-то глубже.
— И что же это? — с интересом спросил маг.
— Спроси у неё сам, — сонно прошипела змея.
— Ты непочтительна, — покачал головой Тёмный Лорд, наблюдая за тем, как Нагайна снова сворачивается клубком.
— Мне можно, — послышалось в ответ.
Риддл оставил этот комментарий без внимания и покинул свой кабинет: на вечер было запланировано нападение на Лонгботтомов, ему следовало собрать пожирателей.

* * *

— Снова кошмары?
— Нет, — Белла покачала головой и, налив себе чая, села за стол рядом с Тонкс. — У тебя ещё тосты остались?
— Да, — ответила та и придвинула к волшебнице тарелку с хрустящим хлебом.
— Ты в последнее время какая-то нервная, случилось ещё что-то? — прикончив пару тостов, спросила Беллатрикс.
— Что-то, о чём ты ещё не знаешь? — усмехнулась та.
— Ну, да.
— Нет, больше ничего не случилось, просто... — Дора задумчиво побарабанила пальцами по столу, — мне кажется, что мы не справимся.
Собеседница фыркнула.
— Знаешь, что надо делать, когда кажется?
— Конечно, — Тонкс грустно улыбнулась, — но я говорила не о войне, а о намечающейся операции.
— Дора, — Белла вздохнула и зачерпнула ложечкой абрикосовый джем, — ты рано паникуешь, мы ещё вообще ничего не решили.
— Да я-то ладно, — волшебница поднялась и, положив чашку в раковину, повернулась лицом к слизеринке, облокотившись спиной о стол, — я не паникую, просто боюсь за близких мне людей.
Та понимающе кивнула.
— А вот тебя я понять не могу.
— И что тебе не ясно?
— Как ты с этим живёшь?
Белла перестала намазывать джемом тост и, пристально посмотрев на молодую женщину, ответила:
— Я верю, что у меня будет возможность объяснить ему, почему я пре… — она на миг запнулась, — предала его.
— Ты хоть понимаешь, что это полнейший абсурд?
— Умом — да, но сердцем — нет, собственно, поэтому и верю.
Тонкс только покачала головой.
— Что, думаешь, я окончательно спятила?— насмешливо спросила Блэк, откинув упавшие на глаза волосы.
— Я не уверена, кто из нас спятил.
— Почему?
— Потому что я хотела предложить тебе, — у Доры мелькнула мысль, что она тоже сходит с ума, раз говорит такое, — написать ему письмо.
Беллатрикс потрясённо уставилась на неё, и её глаза стали похожи на два больших блюдца:
— Ты точно Нимфадора Тонкс?
— Не. Называй. Меня. Нимфадорой.
— И всё-таки, ты Нимфадора? — она полностью проигнорировала её просьбу.
— Да.
— Дора, — шепнула женщина, — ты хоть представляешь, что ты несёшь? Скажи, что ты пошутила.
— Я не шутила, Белла, — Тонкс серьёзно посмотрела на неё. — Я правда считаю, что ты можешь сделать нечто подобное.
— Это невозможно.
— Ты просто не пробовала, или не знаешь, что написать ему?
— Да нет же, — бывшая пожирательница резко поднялась, — как я пошлю ему письмо?
— Как обычно, с совой...
— Она не найдёт дорогу.
— Дорогу куда? — в дверях кухни стоял Ремус Люпин и подозрительно смотрел на волшебниц. — Вы это о чём?
Его мятые после сна волосы стояли торчком в разные стороны, так что создавалось впечатление, что оборотень успел весьма близко познакомиться с электричеством.
Дора за руку втащила Ремуса в комнату и, выглянув в коридор, плотно закрыла дверь.
— Ремус, — начала она, но, увидев, что Белла собралась её прервать, предупреждающе подняла руку, — скажи, если послать отсюда сову, то нас по ней смогут вычислить?
— Чего? — было ещё утро, поэтому гриффиндорец соображал плохо.
Волшебница возвела глаза к потолку и тяжело вздохнула.
— А, — дошло до него наконец, — вполне вероятно. Зачем вам сова? Свяжитесь через камин с Минервой, она достанет вам то, что нужно, ну, в крайнем случае, передаст вашу просьбу Дамблдору, он точно поможет.
Женщины переглянулись, их посетила одна и та же мысль, они представили, как директор Хогвартса передаёт письмо от Беллатрикс Тёмному Лорду. Даже Гилдерой Локхарт до такого бы не додумался!
— Нам это не подходит, — сказала Тонкс.
— Что тут у вас вообще происходит? — Ремус посмотрел на Беллу.
— Это была не моя идея, — открестилась та.
— Дора?
— Я предложила ей отправить Тёмному Лорду письмо, — произнесла метаморфиня таким тоном, словно говорила о погоде.
Оборотень, направлявшийся было к столу, застыл на месте и как в замедленной съёмке обернулся к волшебнице, окинув её внимательным взглядом, он, ничего не говоря, побрёл к выходу из кухни.
— Куда это ты? — спросила слизеринка.
— К Сириусу, — мрачно ответил гриффиндорец.
— Зачем? –Тонкс преградила ему путь.
— Узнать, какого Мерлина он не спрятал от вас свои запасы спиртного!
— Рем, мы ничего не пили, — с нежностью смотря на мага, сказала она.
Тот прислонился к стене и уставился в окно. В помещении воцарилась тишина, слышен был только шелест листьев раскинувшегося в саду кустарника.
— Нет, я, конечно, ожидал чего-то подобного, но от тебя, — его взгляд обратился к слизеринке, которая продолжала стоять у стола, крепко держась за спинку стула, — но чтобы ты... — орденец посмотрел Тонкс.
— Это можно сделать? — та не дала ему договорить.
— Теоретически, — мужчина просчитал возможные варианты, — да, хотя есть определённый риск. Но если это так важно, — при этих словах Ремус снова взглянул на Беллатрикс, — то я могу помочь его избежать.
— Ну что, Белла? — Дора насмешливо посмотрела на другую волшебницу. — Слабо?
— Моргана, — прошептала пожирательница, опустившись на стул, — с кем я связалась?!

* * *

Леди Лестрейндж сидела в своей комнате на подоконнике и задумчиво смотрела, как над Лондоном сгущаются тучи. Природа словно чувствовала состояние волшебницы и сопереживала ей. Никто в ставке Дамблдора не говорил этого вслух, но в последние дни все ощущали приближение чего-то страшного и связывали это с именем Поттеров, которые были своеобразным рубежом: если они смогут защитить их, то преимущество будет на светлой стороне, а если нет... об этом лучше было не думать.
Белла с удивлением поняла, что Орден принял её, и уже почти никто из его членов не смотрел на неё с недоверием, как раньше, когда стоило ей зайти в комнату, как разговоры тут же стихали, а все взгляды обращались к ней, будто она была каким-то диковинным зверьком, выставленным в зоопарке на всеобщее обозрение. Но от осознания этого стало ещё хуже, куда проще ей было, когда для неё имел значение только один человек, а теперь у неё появились друзья, которых бы она вряд ли нашла среди пожирателей смерти. Волшебница вспомнила, как, впервые очутившись с Дамблдором на собрании Ордена, испытала настоящий шок: тут всё было так по-доброму, она видела, что все эти люди глубоко уважают друг друга и как могут оказывают поддержку каждому. На ум невольно приходило сравнение с Ближним Кругом, у волшебников которого за душой не было ничего настоящего кроме бессмысленной жажды власти, ненависти к магглам и страха перед Тёмным Лордом. Сама Беллатрикс тоже не испытывала к магглам и грязнокровкам особой любви и считала, что они не должны и близко приближаться к магии, не то что её изучать, но она не верила, что борьба против них стоит того, чтобы разрушать свою душу. И между местом фаворитки Тома Риддла и помощью Дамблдору, чтобы не дать Волдеморту окончательно уничтожить самого себя, слизеринка выбрала последнее.
С того времени, как она перешла на светлую сторону, прошло почти два месяца. Белла вспомнила, как, аппарировав из Риддл-мэнора и очутившись на Тайер-стрит, завернула во внутренний дворик методистской церкви и прислонилась лбом к холодной стене здания.
— Леди Лестрейндж, Вы в порядке? — раздался рядом с ней обеспокоенный голос.
Белла обернулась. Да, она помнила этого гриффиндорца ещё со школы, Ремус Люпин, кажется, так его звали. Он входил в одну компанию с этим ненормальным Поттером и её ещё более странным кузеном Сириусом и был самым спокойным из них. Не так много лет прошло с момента окончания Хогвартса, но маг успел здорово измениться. В его спокойном взгляде теперь можно было заметить усталость и тень того, что он пережил: война никого не оставила равнодушным.
— Вы не ранены? — снова спросил волшебник.
— Нет, — спокойно ответила женщина.
— Что-то пошло не так?
— Да, — прошептала она и посмотрела ему в глаза, — Тёмный Лорд раскрыл Северуса Снейпа.
— Он...
— Мёртв, — закончила предложение пожирательница.
Взгляд оборотня ещё больше помрачнел.
— Ясно, я сообщу об этом Дамблдору, — кивнул он. — А сейчас нам нужно уходить. Сириус!
— Здесь я, — отозвался анимаг и вышел из-за угла церкви. — Здравствуй, кузина, — поприветствовал он пожирательницу и изобразил шутливый поклон, так что было непонятно, слышал ли он последнюю новость.
— Блэк, — та не осталась в долгу, — как же я рада тебя видеть.
— Взаимно, родная.
— Прекратите сейчас же! — прикрикнул на них Люпин. — Вы выбрали не самое подходящее место для обмена любезностями.
Он достал из внутреннего кармана пиджака волшебную палочку и что-то прошептал.
— Всё чисто, — сказал оборотень через некоторое время, — уходим.
— Куда мы? — опомнилась Беллатрикс.
— Сейчас увидите, — ответил Ремус, подавая ей руку, — держитесь.
В следующее мгновение слизеринка очутилась в доме Блэка, на Гриммо.

* * *

Женщина поплотнее укуталась в плед и снова обратила свой взгляд на предгрозовое небо. Низкие серые облака обступали город, они были похожи на пожирателей смерти, которые постепенно сжимали кольцо вокруг Ордена Феникса. У Дамблдора и его сторонников было два козыря: Поттеры и Лонгботтомы, и один из них они уже разыграли, но в той партии противник оказался сильнее. На следующий день после побега Беллатрикс пожиратели во главе с Тёмным Лордом напали на дом Алисы и ФрэнкаЛонгботтомов. Слизеринка вынуждена была остаться в штабе, поэтому в бою не участвовала, но потом видела воспоминания Доры, которая тогда умудрилась получить серьёзное ранение от режущего заклинания.
Зачем она попросила Тонкс показать ей их? Неужели, она хотела посмотреть, как Рабастан убивает Фрэнка, а Люциус — Алису? Нет, конечно. По правде говоря, все они мало её интересовали, ей необходимо было увидеть Его.
Авада устремляется к младенцу, и Белла словно наяву слышит громкий крик матери "Нет!” Алиса бросается наперерез, но не успевает — проклятие достигает цели, не осознавая того, что произошло, женщина протягивает к малышу руки, но так и не касается его: заклинание, сорвавшиеся с палочки Малфоя, попадает ей в спину, и она падает замертво рядом с телом своего сына. Тонкс забегает в детскую комнату на крик Алисы и встречается взглядом с Томом Риддлом. Слизеринка видит, как волшебник взмахивает палочкой, но даже поставленный быстро среагировавшей волшебницей блок не спасает её от красного луча заклинания. Дора падает на землю, а Волдеморт, перешагнув через неё, устремляется на первый этаж, где ещё слышатся голоса сражающихся волшебников...
— Белла! Леди Лестрейндж!
Волшебница вздрогнула и повернулась.
— Тебя продует, если будешь так сидеть, — сказала метаморфиня и, забравшись на подоконник к слизеринке, закрыла окно.
— Я просто задумалась, — пожала та плечами.
— Ну, конечно, — Дора театрально приложила руку к сердцу, — ты мечтаешь воссоединиться со своим возлюбленным.
— Мечтать о несбыточном — удел кисейных барышень, — усмехнулась Беллатрикс. — Нет, я вспомнила события двухмесячной давности.
Улыбка моментально сошла с лица волшебницы.
— Умеешь ты настроение портить, — она неодобрительно покачала головой.
— Да какое тут, к дементорам, настроение.
— А я сначала решила, что ты составляешь текст письма.
— Мерлин мой, Дора, ты ещё не успокоилась?
— Нет, и не успокоюсь, пока ты не напишешь ему!
— Да что это, по-твоему, изменит? Он простит меня, и я снова уйду к пожирателям? Война кончится?Или мёртвые воскреснут? — Белла спрыгнула с подоконника и с силой отшвырнула от себя плед. — Ничего не будет, слышишь? Всё, это конец! Ты поняла меня? Я сказала: КОНЕЦ!
Слизеринка схватила с кресла подушку и запустила ею в волшебницу, которая спокойно продолжала сидеть у окна, болтая ногами в воздухе. Но снаряд не попал в цель: пролетев прямо над Тонкс, он скрылся за окном.
— Вы что там, все с ума посходили?! — недовольный голос Ремуса Люпина сообщил Беллатрикс о том, что всё-таки она не промахнулась.
— Чтобы я больше не слышала от тебя эту чушь! — отдышавшись после своего монолога, тихо сказала пожирательница.
— Посмотрим, — Дора казалась абсолютно спокойной.
Леди Лестрейндж набрала в лёгкие побольше воздуха, чтобы произнести новую тираду, когда дверь в комнату распахнулась, пропустив оборотня внутрь.
— Ваш заказ, девочки, — объявил он и поставил на стол внушительного размера клетку, накрытую плотным покрывалом.
— Что это такое? — подозрительно спросила Белла, косясь на неё.
— Так, небольшой презентик, — неопределённо ответил маг и добавил: — Дора, мне бы твоя помощь не помешала, есть минутка?
— Для тебя — конечно, — волшебница улыбнулась и, подхватив его под руку, повела к выходу. — Так что, ты говоришь, тебе нужно?
— Дора, — опасно мягкий голос слизеринки орденцы пропустили мимо ушей.
— Да, я поняла, — метаморфиня сделала вид, что о чём-то увлечённо беседует с гриффиндорцем.
— Кстати, — на пороге Тонкс пропустила Ремуса вперёд и, оглянувшись на Беллу, сказала, — её зовут Чаби.
Волшебница приблизилась к клетке и резко сдёрнула с неё ткань.
На неё удивлённо смотрели чёрные глаза большой длиннохвостой серой неясыти.
— Ну, привет, Чаби, — усмехнулась женщина.
— У-у-хх, — ухнула сова в ответ.

* * *

— Ещё одно нападение, на этот раз в Оксфорде, к счастью, никто из числа мирных жителей не пострадал, наши авроры успели вовремя, — произнёс Альбус Дамблдор и оглядел собравшихся волшебников.
На диване расположились Минерва, Дора и Беллатрикс, у окна — Ремус, Сириус и Аластор, в кресле слева сидела Молли, держа за руку Артура, который стоял рядом.
— Сколько было нападавших? — Тонкс, как всегда, интересовалась подробностями.
— Четверо.
— Что им понадобилось в Оксфорде? — удивилась Минерва.
— Ничего, — ответил за директора Грюм, — просто молодёжь занялась разбоем.
— Может, они решили посетить Университетскую библиотеку? — хмыкнул Сириус.
— Мерлин, зачем? — не понял Артур.
— Например, чтобы посмотреть, как выглядит такой артефакт, как книга, — предложила Молли.
— Думаешь, они вообще представляют себе, что это такое? — веселился Блэк.
— Перестань дурачиться, кузен! — не выдержала Беллатрикс и, обратившись к Дамблдору, спросила: — Удалось кого-то задержать?
— Задержать — нет, — вздохнул пожилой волшебник, — в стычке с аврорами погиб один из нападавших.
— Кто? — голос слизеринки прозвучал глухо.
— Рабастан Лестрейндж.
— Стало быть, теперь из мужской части Лестрейнджей никого не осталось? — замяла паузу миссис Уизли, заметив, что слизеринка не собирается никак комментировать это сообщение.
— Нет, — подтвердила Минерва МакГонагалл.
— С этим связана и другая новость, — осторожно начал Дамблдор, наблюдая за реакцией Беллатрикс, — Рабастан не успел написать завещание.
— И что? –Сириус, как всегда, не мог сразу уловить, в чём смысл.
— В Министерстве лежит только завещание Родольфуса, — вставил своё веское слово Грюм.
— Когда оно было написано? — кажется, до Беллы стало понемногу доходить, куда клонит Дамблдор.
— Через месяц после вашей свадьбы, — ответил он.
— Где этот документ? — поинтересовался Ремус, видимо, пожирательница была не единственной, кто начал понимать, в чём дело.
— У меня, — просветил волшебников директор Хогвартса.
— Когда должно состояться его оглашение? — Сириус тоже решил принять участие в беседе.
— Через девять недель после смерти Родольфуса, — ответил Аластор.
— Получается, — Дора мысленно прикинула дату, — осталось всего каких-то полторы недели?
— Да, — Минерве не составило особого труда провести в уме необходимые расчёты.
— Что осталось на повестке дня? — спросил Артур, им с женой нужно было скоро возвращаться в Нору — они оставили детей без присмотра.
— Поттеры, — мрачно выдал старый аврор.
— Есть предложения, Грюм? — обернулась к нему пожирательница.
— Ремус мне тут рассказал о ваших соображениях, — маг задумчиво оглядел свою собеседницу, — Аврорат решил доставить Поттеров сюда.
— Но Джеймс... — начал было Сириус.
— Всех троих, — прервал его волшебник. — Операцией буду руководить я.
— А состав? — спросила Дора.
— Я, Ремус, Сириус, Артур... — аврор увидел, как Молли судорожно вздохнула, — ладно, Артура не возьмём, Дора, — он взглянул на Тонкс, — ты идёшь с нами только при одном условии.
— Каком?
— Ты будешь нас прикрывать.
Метаморфиня согласно кивнула, но все маги, находящиеся в комнате, знали, что стоит ей очутиться перед лицом противника, как она тут же благополучно забудет, какую роль ей отвели.
— А я? — спокойно спросила слизеринка.
Её вопрос не стал ни для кого неожиданностью.
— Лишняя палочка нам не помешает, — встал на сторону родственницы Блэк.
— Да, — поддержал друга Люпин, — я тоже так думаю.
— Альбус? — Грюм посмотрел на волшебника.
— Я не советую тебе идти с ними, Белла, — Дамблдор кивнул на орденцев, — но и не запрещаю.
— Я иду с ними, — не терпящим возражений тоном произнесла пожирательница.
— Что ж, хорошо, — не стал спорить директор. — У вас ещё один человек, Грюм.
Тот кивнул:
— Отлично, Белла, тогда ты встаёшь в пару с Сириусом.
— Нет! — одновременно крикнули Блэки и переглянулись.
— Я не буду с ним...
— Я не хочу с ней...
— Отлично, — заключил аврор, — я вижу, вы прекрасно понимаете друг друга.
Белла не стала спорить и лишь недовольно взглянула на своего кузена. Тот ответил ей тем же.
— Аластор, — обратилась к магу Минерва, — когда назначена операция?
— Через два дня.
— А почему, например, не завтра? — спросила Молли.
— Нам нужно время, чтобы предупредить Поттеров о наших планах, — ответил Дамблдор.
Обе волшебницы кивнули.
— Раз мы всё обсудили, и ни у кого нет вопросов, то я предлагаю расходиться, — Грюм подошёл к Дамблдору и оглядел всех орденцев. — Ну?
Все отрицательно помотали головами.
— Отлично, тогда ждите от меня новостей, — сказал он и, кивнув всем на прощанье, вышел из гостиной.
— Нам тоже пора, — чета Уизли тотчас последовала его примеру.
— Кому сегодня на дежурство? — спросил Дамблдор у оставшихся.
— Нам, — ответил Сириус, показав на себя и Люпина.
— А ты, Минерва? — директор посмотрел на волшебницу.
— Я сегодня буду в Школе, Альбус.
— Хорошо, значит, на ночь здесь останутся Белла и Дора, — заключил он.
Профессор МакГонагалли и оба гриффиндорца также покинули собрание Ордена.
— Эм, — Дора поняла, что она здесь лишняя, — я, пожалуй, пойду почитаю перед сном.
Беллатрикс и Дамблдор проводили её взглядом.
— Хотели что-то мне сказать? — печально усмехнулась слизеринка.
— Белла, — начал маг, — если ты пойдёшь с ними, будь очень осторожна. Видишь ли, Ремус рассказал мне о вашей вчерашней беседе, и я совершенно согласен с ним.
— В чём?
— В том, что, если ты появишься там вместе с Орденом, то самое пристальное внимание Лорда будет приковано не к Гарри, а к тебе.
— Я знаю, — женщина поднялась и несколько раз прошлась туда-обратно по комнате, — если моё присутствие как-то сможет помочь нам защитить ребёнка, то я иду с ними.
— Это ведь не единственный твой мотив? — спросил Дамблдор и пристально посмотрел на неё.
Она не ответила.
— Что ж, я тоже пойду, — не стал настаивать профессор, — надеюсь, Сириус не будет против, если я воспользуюсь камином.
Белла пожала плечами.
— И ещё одно, — обернулся к ней маг, держась за ручку двери, — порой только самые нелогичные поступки могут дать нужный результат.
Пожирательница хотела спросить, что он имел в виду, но волшебник уже ушёл.

* * *

Беллатрикс плотно прикрыла дверь в свою комнату. Часы, стоявшие на прикроватной тумбочке, показывали первый час ночи, это значит, что после ухода Дамблдора они проболтали с Дорой почти два часа. Внезапно из другого угла комнаты донёсся странный звук, женщина вздрогнула и обернулась.
— Хочешь размять крылья? — спросила она, поняв, кто выражал недовольство.
Сова в ответ ухнула и выжидающе посмотрела на свою хозяйку.
— Как хочешь, — равнодушно заметила Белла и, подойдя к клетке, открыла дверцу и просунула внутрь руку. — Давай же.
Пернатое село на неё как на ветку дерева и чуть оцарапала когтями кожу. Слизеринка вытащила свою питомицу из заточения и посадила её на свой письменный стол.
— Можешь обследовать комнату, Чаби, — милостиво разрешила женщина, — а я пока… — её взгляд упал на перо и несколько чистых свитков пергамента, — займусь делом, чем дементор не шутит.
Птица тут же расправила крылья и, оглядевшись, несколько раз пролетела по помещению и уселась на настольную лампу, неподвижно застыв.
Через полтора часа из окна второго этажа дома на Гриммо выпорхнула сова и устремилась в ночное небо, в когтях она крепко держала запечатанный конверт.

Форма входа



Календарь

«  Август 2017  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031

Мини-чат

200

Статистика