Четверг, 2017-12-14, 13.10
Приветствую Вас Бродяга | RSS

Доброе сердце. Глава 40. Пора объединиться.

Полдень ослеплял солнцем и обжигал морозом. Казалось, что температура в Норе опускалась каждую минуту. На кухне, закутавшаяся в старые вещи и вязаную шаль Молли, Пэнси, девушка из высшего общества, тоскливо наблюдала, как с каждым её выдохом из её рта вырывается пар. Долохов уже полчаса назад ушел в поисках дров, чтобы растопить камин в гостиной, но до сих пор не вернулся. Девушка сидела и ждала, пытаясь согреть замерзшие пальцы об чашку чая, который, стоит заметить, почти сразу же остыл и уже давно не грел. Поёжившись, Пэнси накинула на себя плед, лежащий на диване в гостиной и медленно выскользнула в сад. Холодный ветер тут же обжег лицо, девушка посильнее закуталась и спустилась со ступенек в сад, идя на мерно раздававшийся звук раскалываемых дров.

- Извините, Антонин, вы могли бы побыстрее растопить камин, - окоченевшими руками Пэнси начала собирать уже расколотые поленья, при этом, умудряясь придерживать ещё и плед, который так и норовил соскользнуть с девушки.

Покрасневший от жаркой работы, для того чтобы согреться, Долохов решил колоть дрова обычным топором, а не магией, мужчина улыбнулся девушке и, помогая собрать дрова, зашагал в дом.

- Я с нашими связался, с теми, кто, как и я по разным заданиям был разослан и не знает о Лорде, Родольфусе и том, что сейчас твориться в Хогвартсе, - Долохов одной рукой отворил дверь, пропуская девушку вперед. - Сейчас все сюда прибудут, и будем решать что делать. В Хогвартсе у половины наших дети! И они, как и их родители, верны Лорду! Они не примут Родольфуса!

- Значит они в опасности, если ещё живы, надеюсь, что слухи про Слизерин и то, что они дали Пожирателям бой, правдивы, - Пэнси с трудом сдерживалась, что бы не начать стучать зубами. - Большинство сторонников Лорда переманил Родольфус, хотя, признаюсь, в Пещере Пыток я многих не узнала. Руквуда узнала сразу, там ещё был Кэрроу, если я не ошиблась.

- Я уже допросил Руквуда, он точно не знает, но одно могу точно сказать, перекинулся на сторону Родольфуса в основном не ближний круг Повелителя, а те, кто считал себя незаслуженно непризнанным, - Долохов сложил аккуратно поленья и разжег с помощью волшебства огонь. – Типы вроде Уиткинса, Ловелоу, оборотней, коих наш Лорд даже не удостоил иметь Метку, Фрегара и подобных ему типов.

Пэнси села на кресло возле камина и протянула в сторону огня руки. Большинство фамилий она слышала, но явно с ними не встречалась, кроме тощего и длинного как жердь Фрегера, который приходил однажды к ним домой, и запомнился девушке тем, что то и дело задевал их люстры.

- А вот и мы, - проскулил, сгибаясь пополам перед Долоховым, Хвост. Трое мужчин, одетые в черные мантии, вошли в гостиную.

- Вы чего, заморозиться решили, - криво усмехнулся Пожиратель, протягивая руку Долохову.

- Трэверс, Джагсон, Мальсибер, - представил Антонин новоприбывших Пэнси.

Девушка гордо кивнула головой, приветствуя гостей.

- Ждем Эйвери, Крэбба, Гойла, Макнейра и Нотта, за ними Яксли пошел, - Долохов начал откупоривать принесенный Мальсибером Огневиски.

- А что мы можем сделать? – Пэнси явно начала нервничать, ей абсолютно не льстила такая компания и возможность поучаствовать в разборке Пожирателей Смерти.

Мужчины залпом осушили по стакану Огневиски, не обращая внимания на Пэнси. Тем временем в дверь вновь постучали, и Яксли, Эйвери и Макнейр присоединились к бурно обсуждающим ситуацию мужчинам. Через полчаса из камина вышел Гойл, а ещё через десять минут подошли Крэбб, Нотт и, как поняла Пэнси, никем не званный, но всё же Пожиратель Смерти, Сигул Дрек, тот, кто даже не был удостоен носить Метку, но явно хотел её иметь.

- У меня племяшка в Слизерине, Меленочка, попробуют они хоть волос с её головы тронуть, порву тварей, - гремел разгоряченный виски Макнейр.

- Мой мальчик, Людвиг, ох он им покажет! Я его магическим единоборствам не зря с пяти лет учил! – Дрег гордо выпятил грудь. – Уверен, это мой сын всех Слизеринцев подговорил, что бы те сопротивление Родольфусу устроили.

- Мой сын, Винсент, никогда не примет Родольфуса, - бас Крэбба донесся из угла гостинной.

Пэнси, отогревшись у камина, соскользнула с кресла и пробралась на кухню. Налив себе кипятка, и заварив себе чая, девушка вскрикнула от неожиданности и разбила кружку, забившись между стеной кухни и плитой, и обхватив свою голову руками, сидел Руквуд.

- Ты тут чего делаешь? – Пэнси начала собирать осколки кружки.

- Они убьют меня, я предатель, я предал Господина, я ничтожество, - не смотря на девушку, забубнил мужчина.

- И поделом тебе! – хмыкнула Пэнси.

Руквуд уткнулся лбом в свои колени.

- Раньше думать надо было! – девушка заклятьем восстановила кружку и, помыв ее, вновь налила себе чая. – А чего ты так убиваешься? В принципе, если сумеешь до Дамблдора дожить, не попав под руку Лорда, то может и защитят тебя.

- У меня жена беременная, родит скоро. Первенец, поздний конечно, просто как-то раньше не думал о детях, всё считал, что всё впереди, для себя сначала нажиться надо, а оно вон как выходит.

Пэнси села на корточки рядом с мужчиной, по её щеке заскользила маленькая соленая капля. Наверное, слишком много смертей она видела за последнюю неделю и слишком хорошо узнала цену человеческой жизни, ей не хотелось больше убийств и драм, уродства и коварства. Она положила свою руку на руки Руквуда и начала гладить их.

- Не переживай, я постараюсь поговорить с ними, твой малыш будет расти с папой. Мальчик будет или девочка?

- Сын, - выдохнул Руквуд, - наследник.

- Грегори настоящий мужчина, уж он то спуску этим ублюдкам не даст, - из соседней комнаты кричал Гойл.

Пэнси невольно хмыкнула, представляя, как, испугавшись и голося во всё горло, будет убегать Гойл-младший, столкнувшийся с Родольфусом. И всё же, как наивны родители, считающие именно их детей самыми-самыми. Она очень хорошо, вернее даже слишком хорошо, знала Слизеринцев сокурсников. Большинство из них были стервами, стервятниками, эгоистами, и невероятными ничтожествами. Все они жили по принципу «Не зная броду, пропусти друга вперед», ни один из них не был способен пожертвовать собой ради спасения других, как это делали Гриффиндорцы, холодные, расчетливые, продумывающие и просчитывающие свои ходы на много вперед, всегда ищущие выгоду шакалы.

Пэнси невольно сморщилась, ей было противно думать о своих друзьях так, но, увы, это была горькая правда и все её знали и все о ней молчали, это было словно маленький секрет Слизерина, витающий в воздухе подземелий.



***

Не подумайте плохо, Слизеринцы всё же люди, а не изверги, просто с очень странными взглядами на жизнь. В их жизни всё можно купить или наколдовать или обольстить или предать или перекинуться на более выгодную сторону. Однако есть и такое, что лучше не затрагивать у Слизеринцев, ибо последствия таких действий непредсказуемы, и этот запретный к покушению плод у Слизеринцев называется честь и достоинство. Разумеется, честь и достоинство Слизеринцев не имеет ничего общего с честью и достоинством Гриффиндорцев, да и вообще понятия чести у Слизеринцев довольно специфические. Например, добить ногами лежащего, оскорбить грязнокровку, отнять у ребенка конфетку, отхватить самое лучшее, устроить показуху «смотрите, сколько у меня денег», кичится своей роднёй, растоптать того, кто слабее тебя, продемонстрировать умение владеть остреньким язычком – дело чести любого Слизеринца. Не дай Мэрлин, ты затронешь этот запретный плод, как куча Пираний, в лице дружных Слизеринцев, облепят жертву и не отстанут от тебя, пока не убедятся, что ты уничтожен морально, а желательно и физически.

И так уж случилось, что именно сейчас эти Пираньи смотрели на Гарри Поттера, который попирал их честь в течении шести лет, а сейчас пытался всех уговорить дать бой Родольфусу, а попутно спасти других учеников Хогвартса от Пожирателей и оборотней.

Гарри уже рассказал им все что мог, произнес пламенные речи с призывами, которые, надо заметить, только насторожили Слизеринцев ещё сильнее, и ему оставалось только ждать их решения.

- Константин сын Волдеморта? И почему же об этом никто не знает? – пятикурсница-Слизеринка подозрительно сощурилась.

- Он не хотел, что бы, - Гарри надело отвечать на дурацкие вопросы, которые, так или иначе, касались Беллатрисы, Волдеморта и их сына. – Чёрт, да откуда я знаю! Сама у Него спроси! Волдеморт где-то здесь, увидишь, подойди и спроси, почему он тебя в известность не поставил, что у него сын есть!

Кажется, этот ответ удовлетворил Слизеринцев куда больше, чем объяснения и рассказывания того, что знал Гарри, они дружно заржали и закивали.

- Гарри Поттер, Дамблдор, Орден Феникса объединились с Лордом для чего? Что бы детишек Хогвартса спасти? Не верю. Зачем им это? А главное, что будет после того, как Хогвартс освободят? – мальчик-второкурсник, чем-то напоминающий Драко манерой говорить, зашипел, смотря злобно на Гарри.

Этого вопроса Гарри боялся больше всего, ибо ответа на него у мальчика не было.

- Ну, Дамблдор, Орден и Константин детей спасают, а Лорд покарать Родольфуса хочет за предательство.

- Покарает, что дальше?

- Не знаю, - Гарри решил не врать, Слизеринцев не проведешь, это Гарри успел понять за первые пятнадцать минут их общения, а оно длилось уже полтора часа.

- Я не знаю как для вас, - Людвиг Дрег вышел в середину гостиной Слизерина, - а для меня будет честью послужить Лорду и покарать его предателей! Мне плевать на этих детишек-недотеп, студентов других факультетов, пусть хоть сдохнут все! Эти полуживотные-полулюди, оборотни, и предатели, всадившие нож в спину Темному Лорду, ведущему борьбу за чистокровие должны ответить!

Гостиная Слизерина зашумела одобрительными криками. Гарри решил не возражать такому варварскому призыву, ведь только что Людвиг сделал то, что так хотел сделать Гарри, поднять Слизеринцев для боя и отвлечь Пожирателей и оборотней от пленных студентов.

- А главное, что бы мы не делали, мы это прикроем спасительной миссией, и нас не посадят в Азкабан, - воодушевленно пропела Мелена.

Послышался взрыв хохота и некоторые Слизеринцы стали довольно потирать руки, обсуждая свои знания Темных Искусств.

- Нам нужен план, - попытался взять управление в свои руки Гарри.

- Пошел к черту, святоша, без тебя разберемся! – Крэбб больно толкнул Гарри вглубь гостиной, пробираясь к выходу из подземелий.

- Значит так, - Людвиг запрыгнул на стол и стал возвышаться над головами однокурсников, - Поттер, ко мне! Сейчас будем выбирать планы, по которым надо будет действовать.

Гарри послушно залез на стол к Дреку.

- У меня нет плана, - шепнул Гарри на ухо Людвигу, но это ни сколько не удивило Слизеринца.

- Мой план такой, - Людвиг обвел глазами сокурсников, - делимся на три группы и выбегаем из гостиной, с воплями ура, мракоборцы, это их отвлечет и напугает. Группа номер один, дети до четвертого курса, убегают с этими воплями к воротам, открывают их и бегут в Хогсмит. Это создаст видимость, что действительно нас спасают мракоборцы. Группа номер два, семикурстники, пьют старящее зелье, трансфигурируют свою одежду в форму мракоборцев и идут в бой открыто. В эту же группу войдет шестой курс и часть пятого, который просто в своем обычном обличии начнет сражаться с Пожирателями. И, наконец, третья группа – они будут под Мантиями-Невидимками вести охоту на Пожирателей и Родольфуса. У кого есть Мантии-Невидимки, подняли руки.

Вверх взметнулось порядка десяти рук, Гарри тоже поднял руку.

- Отлично! Вопросы и возражения есть?

- А что на счет пленных детей, кто-то их должен вывести и защищать, - Гарри явно был в одиночестве в желании кого-то спасти.

- Ты же сказал что здесь Орден, вот пусть они и спасают, - усмехнулся кривой улыбкой неприятный на внешность пятикурсник с кривыми зубами.

Джинни, расталкивая Слизеринцев, пробралась к столу и залезла на него. Её глаза всё ещё блестели от слез.

- Бежать хотите, бегите! Только знайте, группа номер один – трупы! Родольфус отстреливал нас, когда мы убегали, как дичь! Ворота заблокированы! Вас всех убьют!

- Хм, ладно, тогда мы по озеру к Хогсмиду побежим! Крюк конечно гигантский, двадцать километров, вместо пяти, но живы останемся! – Оживились младшие курсы Слизерина.

- Если за вами погонятся, вам даже некуда будет спрятаться! А если под лёд провалитесь!

- Так. Стоп. Она права, - Людвиг немного задумался, - группа номер один сидит в гостиной и ждет нашего возвращения.

Дети, относящиеся к группе номер один, недовольно загомонили.

- Всю славу себе захапать хотите, - мальчик, напоминающий Драко манерой говорить, злобно зашипел, прямо в лицо Людвигу Дреку. – Вы такие герои, на стороне Лорда сражались, а мы типа такие трусы, тут сидели! И Лорд вас несказанно наградит, а на нас даже и не взглянет!

- Ребята, давайте так, - в ситуацию решил вмешаться Гарри,- вы тут сидите два часа, они будут самым тяжелыми, потом люди Родольфуса выдохнуться и те, кто захочет выйти и сражаться с Пожирателями, выйдут. Идет?

- Ладно идёт, - недовольно замычали Слицеринцы с младших курсов.

- Заблокировать выход сумеем? – шепнул Гарри Людвигу.

- Запереть их тут хочешь?

- Они ещё дети, они не понимают на что идут.

Людвиг кивнул и спрыгнул со стола.

- Все за дело! – Скомандовала Мелена.

Слизеринцы дружно бросились варить старящее зелье и готовить одежду старшей группе.

Гарри нежно обнял и поцеловал Джинни, кажется только что, они нашли союзников, пусть даже и идущих в бой совсем по другим убеждением, но всё же, они шли, и это давало шанс на спасения сотни учеников Хогвартса, заточенных в Большом Зале.

Форма входа



Календарь

«  Декабрь 2017  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031

Мини-чат

200

Статистика