Воскресенье, 2017-08-20, 05.19
Приветствую Вас Бродяга | RSS

Доброе сердце. Глава 42. Маховик времени.

Душа рвалась на части. Он уже ничего не сможет исправить. Ах, как глупы люди, не ценя того, что имеют. Они всегда хотят большего, лучшего, и лишь когда безвозвратно потеряно то, что раньше не устраивало, люди начинают понимать, а ведь это именно тогда и было счастье.

Две недели назад, Драко мог бы сказать, что он счастливый человек, но нет, он ныл, потому что Константин не обращал на него внимания, а ведь он, Драко Малфой, сын Крестного Константина, имел полное право на повышенное внимание со стороны профессора. Ах, как тогда он должен был быть счастлив.

- Прощайтесь, с профессором Альбусом Дамблдором, - сказал Священник, пропуская толпу учеников и их родителей к гробу, усыпанному цветами.

Гермиона, стоявшая рядом с Драко, схватила мальчика за руку, и зарыдала.

Тем временем Священник перешел к следующему гробу, сделанному из красного дерева, с платиновыми пластинами, надписи которых гласили, что здесь покоится само чистокровие. Перекрестив умершую, Священник оповестил желающих, что пришла пора прощаться с Нарциссой Малфой, Беллатрисой Лейстрандж, Томом Реддлом, которого хоронили в закрытом гробу, Молли, Артуром и Фредом Уизли, Ремусом Люпином, Нимфадорой Тонкс, Лавандой Браун, Полумной Лавгуд и ещё сто пятидесятью семью учениками школы Хогвартс.

Родольфуса Лейстранджа, схваченного мракоборцем Грюмом, и его Пожирателей, на днях должны были судить в Визенгамоте, впрочем, как у самих мракоборцев, так и у судей возникало сильное желание просто отдать подонков родителям убитых детей, что бы они смогли их растерзать.

Пересматривать дело беглого узника Азкабана – Люциуса Малфоя, схваченного вместе с Родольфусом, и отстаиваемого всеми школьниками, кричащими мракоборцам, что он их спасал, должны были завтра в полдень.

Поляна у озера, возле Хогвартса, покрытая снегом, утопала в живых цветах и горящих свечах. Слезы лились градом на снег. Родители, братья и сестра, соседи и просто волшебники, горевали, рвали свои волосы и души на части, спрашивая Господа, за что и почему случилось то, что случилось. Ответа на это им не было.

Гарри, положил по шикарному букету почти на каждую могилу. Три самых больших букета мальчик адресовал Дамблдору, Волдеморту и Молли, Артуру и Фрэду Уизли, похороненным в одном могиле.

- Джинни, идем, ты простудишься, - умолял подняться сестру с могилы матери Рон.

- Я останусь, я здесь останусь, - ревела девушка, - я не хочу оставлять маму, папу и Фреда в холодной земле!

Драко подошел к могиле Нарциссы и, обняв памятник, горько заплакал.

- Ты ведь ещё одного малыша ждала. Мне тетя Белла рассказала. Маленького Малфойчика, которому теперь никогда не родится, - Драко в рыданиях повалился на рыхлый снег и цветы.

Северус Снейп поднял Драко и потащил его в сторону выхода из школьных ворот. К ним присоединились Гарри, Джордж, заплаканная Джинни, и Гермиона.

- Драко, рассказывай, где вы всё это время были и что нашли? – Северус Снейп был необычно задумчив, даже у этого, казалось бы, бессердечного человека, не было сил сдержать чувства. – Что ещё за такой потайной этаж и что там?

Драко опустил глаза.

- Простите профессор, я не могу рассказать, пусть это сделает кто-нибудь другой, - Драко рванул в сторону школы, немного поколебавшись, за ним пошла Гермиона, извинившись перед друзьями и профессором Снейпом.

Драко вбежал в полуразрушенный главный вход школы и, спустившись в подземелья Слизерина, побежал в спальни мальчиков. Уткнувшись в свою подушку, он зарыдал. Нет, мужские слезы не похожи на женские, женщины плачут от физической боли, от обиды, от злости, и даже от умиления и радости, мужчины же плачут только от бессилия, когда душа рвется на части, что ты не можешь изменить ситуацию. Гермиона медленно проскользнула к кровати Драко, и сев на краешек, начала гладить его содрогающуюся в рыданиях спину.

- Убирайся грязнокровка, - пытаясь заглушить рыдания, отозвался Драко. – Это я во всем виноват.

- Не ты, а я, - на полу Слизеринской спальни для мальчиков, скрытый от посторонних глаз одной из кроватей, сидел семикурсник Людвиг Дрег. – Идиот я! Говорил же Поттер заблокировать выход из Слизерина детям, так ведь нет, я решил, что они потом нас отравят, если мы их запрем. Лучше бы отравили, но сами живы остались… Да и двери Большого Зала не стал запирать, как Грюм приказал… Столько смертей, а ведь их можно было бы избежать, - всхлипывал Людвиг.

В спальню медленно начали подтягиваться Слизеринцы и Гарри с ребятами, с ними вошели в спальню и Антонин Долохов с профессорами Снейпом, Комстантином и Пэнси Паркинсон. Они молча расселись по кроватям Слизеринцев, Долохов запер заклятьем дверь.

- Это чьё? – мужчина вынул из кармана красный мешочек, расписанный древними рунами.

- Это моё, - промямлил Драко, - мы это… Ну в общем это нам дала та магическая чаша, что мы нашли в том секретном этаже.

- Простите, а можно по порядку, я уже запутался, - Гарри устало обхватил голову руками, будто бы это могло ему помочь сосредоточиться. – Вы где всё это время были? В Большом Зале, куда вы должны были отправиться сразу, как пришли в Хогвартс, вас не было. В гостиной Слизерина, который ты Драко, так хотел спасти, тоже. Вы вообще появились через три часа после окончания всей бойни.

Гермиона встала с кровати Драко и окинула взглядом всех окружающих.

- Ну, - начала замявшись, девушка, - понимаете, я просто пошла за Драко, а он отправился в библиотеку. В библиотеки Драко отыскал очень старую карту Хогвартса, он утверждал, что между потолком Большого Зала и улицей есть целый этаж. Он там и вправду есть, мы по карте старинной его нашли, но там не всё так просто, там входа в него не было указано. Драко решил, что мы проберемся по вентиляции и сверху обстреляем Родольфуса.

- Понятно, - абсолютно без эмоций протянул Гарри.

- Ничего тебе Поттер не понятно, - взорвался Драко. – Там целый лабиринт с испытаниями почище чем, на этом твоем турнире когда Седрик подох были!

- Полегче на поворотах Дракончик, - Джордж погрозил забинтованным кулаком, - не подох, а погиб, смотри, забудем, что ты не Малфой и накостыляем!

- Нас жгли, душили, - не обращая внимание на слова Джорджа продолжил Драко, - рвали на части, в нас швыряли какими то иглами, загадки какие-то на языке древних рун задавали. Нас чуть в болоте не утопили, хотя я не понимаю, откуда там могло взяться болото, - истерично хохотнул Драко, - и нас чуть не заклевали насмерть какие-то совершенно дикие птицы! И всё это ради какой-то золотой чаши, которую, к тому же, мы так и не смогли унести с собой, она там к камню приклеена!

- Когда Драко её руками взял, она засветилась, и на ней руны появились, - продолжила Гермиона, - там было написано, что Драко может загадать любое желание, но она его исполнит только при одном условии, это будет истинное желание его сердца.

- Она мои руки к себе приклеила, я их от неё оторвать не мог, - жалобно заныл Драко, - издевалась надо мной как хотела! Я ей желаний пятьдесят сказал, вплоть до того, что я желаю, что бы она меня отпустила, а она как заведенная все писала, что это не моё истинное желание сердца.

- И что ты ей загадал? – Константин внимательно стал рассматривать красный мешочек, водя пальцем по рунам.

- Да я уже просто начал всё подряд говорить, типа желаю, мира во всём мире, говорю же я ей желаний пятьдесят сказал, а она ни в какую!

- Вообще, ты тогда говорил, что хочешь «Вернуть всё на свои места. Что бы ничего этого не было. Что бы все были счастливы», - Гермиона обреченно вздохнула, - и ещё что ты хочешь вновь быть Малфоем.

- И что она тебе дала? – Джинни тоже начала рассматривать красивый мешочек, размером с ладонь, перевязанный золотой веревочкой.

- А черт её знает! Этот мешок дурацкий не открывается, не режется, не сжигается, и вообще, непонятно, что с этим делать.

- А он тебе и не откроется, - Константин взял пергамент и стал аккуратно срисовывать руны, изображенные на мешочки, на пергамент.

- Я пробовала перевести, ерунда какая-то получается, - печально произнесла Гермиона.

- Мда, - Константин посмотрел девушке прямо в глаза, - ты их как читала?

- В смысле как? Слева направо, пробовала и сверху вниз, никакого смысла.

- Это специальные руны Индейцев Майя, читаются из центра влево, а потом по змейки, это основной текст, потом снизу вверх, а потом по диагоналям, так в маленький квадрат письмен можно вложить много информации. Вот здесь, например, написано, что это откроется только в руках людей, у кого доброе сердце, и их должно быть двое, - Константин провел по спиралевидному рисунку рун, написанных на пергаменте. – Они отправятся в прошлое, но им даётся только один час, для того, что бы изменить историю, - он провел пальцем по диагонали с левого верхнего угла к правому нижнему. – Они должны будут дать возможность выбора, но предупредить о последствиях, - палец Константина заскользил от правого верхнего угла к нижнему левому углу.

- А что так написано? – Гарри провел по строчкам снизу вверх.

- Дата уже выставлена, имен называть нельзя, говорить, что мы из будущего и кто мы тоже нельзя. Нас вернут туда, откуда мы уйдем из этого времени, и ещё два имени, моё и твоё Гарри, - улыбнулся Константин, приглашая жестом Гарри взяться за один из кончиков золотой нити, которой был завязан мешочек.

Гермиона с силой схватила руки Джинни и Джорджа, сидящих рядом с девушкой.

Людвиг и Антонин, затаив дыхание, подошли поближе к кровати, над которой склонились Гарри и Константин, принявшиеся развязывать мешок. Драко демонстративно отвернулся и уткнулся лицом в подушку, делая вид, что он оскорблен, тем, что чаша выбрала не его с Гермионой, ведь это они прошли весь тот ужасный лабиринт и нашли эту чашу.

Было слышно, как Гарри и Константин что-то разворачивают, когда шум бумаги остановился, повисла мертвая тишина, которая царила пять минут. Драко не выдержал и вновь уставился на молодого человека и шестнадцатилетнего подростка, сидящих на полу лицом друг к другу. Они держали маленькие золотые песочные часики, висящие на золотой цепочки. Джордж, Рон, Гермиона, Людвиг с Пэнси, Антонин, Константин и Гарри улыбались во все тридцать два зуба, и складывалось впечатление, что все просто сдерживаются, что бы не кинуться целовать друг друга. Первой это молчание нарушила Гермиона, девушка залилась радостным хохотом, и как сумасшедшая и кинулась обнимать и целовать всех присутствующих в спальне.

Вторым из ступора вышел Гарри. Юноша вскочил на ноги и, обняв и поцеловав Джинни в губы Гарри начал её кружить по комнате. Рон вскочил на кровать Гойла и стал радостно прыгать и кричать.

- Вы чего, с ума сошли, об этом никто не должен знать, - Снейп сдернул с кровати Рона и оттащил Джинни от Гарри. – Вмешательство во время противозаконны!

- Вы вообще о чём? – Драко с мольбою уставился на Константина и Снейпа. – Что это такое?

- Маховик времени! – Запрыгала на месте Гермиона.

- То, что сможет вернуть нас на несколько дней назад, и даст нам возможность исправить случившееся, - пояснил, улыбаясь Гарри.

- Но вам нельзя, что бы вас видели мы сами, это единственное условие, - Гермиона улыбалась Константину.

- Нет, это не так, - Константин внимательно всматривался в золотые часики. – Мы вернемся не на пару дней. Здесь уже заложена дата, и она далеко не на пару дней установлена.

Гарри подошел к часикам и стал внимательно рассматривать не понятные ему иероглифы.

- Драко, ты, когда думал, что хочешь всё вернуть и изменить ты, о чём думал? Что конкретно ты хотел изменить?

Форма входа



Календарь

«  Август 2017  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031

Мини-чат

200

Статистика