Пятница, 2017-09-22, 03.35
Приветствую Вас Бродяга | RSS

Дочь тьмы. Глава 11. Окклюменция.

Я буду мчаться по этой неизвестной тропе,
Буду продолжать идти, пока не доберусь до цели своей.
Сражусь с духами злыми, что на пути,
Одним ударом сражу.
Удивление смотрящих людей для меня безразлично,
Если хотите пойти вы куда-то со мной,
Где шуткам не место,
Тогда просто руку мою подхватите и голосом дайте мне знак.

Attack All Around (перевод)


Покинуть библиотеку Гермиона смогла только в половину восьмого, сославшись на необходимость подумать о своем новом положении и разобраться, что к чему. На самом деле девушка считала, что выбрать ее лидером клуба юных Пожирателей было просто безумием. Судя по взглядам, которые на нее бросали члены клуба, так же считали и они, кроме, разумеется, Малфоя и Забини. Пообещав, что с ними она еще разберется, Гермиона повернула в сторону Выручай-комнаты. Малфой, кажется, собирался снова последовать за ней, но Блез его удержала. И правильно сделала! Гермиона была ужасно зла на них обоих.

Шагая по длинным коридорам Хогвартса, Гермиона снова вернулась к мыслям о своем будущем. Ей надо было окончательно разобраться в своей жизни, потому что неопределенность угнетала ее, сбивала с толку и даже пугала.

«Хорошо, — сказала себе Гермиона, — включи мозги. Нужно проанализировать ситуацию. Во-первых, я дочь Беллатрисы Лестрейндж и лидер клуба юных Пожирателей смерти. Во-вторых, через полтора месяца я встречусь лицом к лицу с Лордом Волан-де-Мортом. За это время я должна в совершенстве освоить окклюменцию. Это практически невозможно, но у меня нет выбора. Темный Лорд не должен узнать о том, что Гарри ищет крестражи.

В-третьих, нужно подумать о том, какую пользу я смогу принести Гарри Поттеру в борьбе с Волан-де-Мортом. Если я войду в доверие к Тому-Кого-Нельзя-Называть, то смогу очень многое узнать о его планах. В этом мне поможет тот факт, что Беллатриса - одна из наиболее приближенных к нему Пожирателей. Также немалую роль будет играть то, что именно я - лидер клуба, который набирает новых слуг для Темного лорда. Впервые за этот день я была благодарна Малфою и Забини за то, что они сделали меня главной.

И, наконец, в-четвертых, если я приобрету авторитет безжалостной Пожирательницы смерти, то все будут бояться меня и слушаться. Даже Кэрроу. Так я смогу хоть немного обезопасить студентов Хогвартса, защитить их от наказаний».

После того, как Гермиона разложила все по полочкам, ей стало немного легче на душе. Проблем, конечно, меньше не стало, но теперь она хотя бы могла начать решать их.
За этими мыслями Гермиона не заметила, как добралась до Выручай-комнаты. Девушка прошла три раза мимо стены, даже не задумываясь о том, какой должна стать комната. Гермиона быстро открыла появившуюся дверь и вошла в помещение. На то, чтобы понять, где она оказалась, ушло несколько секунд. Это была именно та комната, в которой они собирались на пятом курсе — штаб-квартира ОД.

Та же просторная комната, освещенная факелами. На стенах висели те же полки с книгами по Защите от темных искусств, а в углу грудой свалены мягкие подушки, использующиеся вместо стульев. И все же кое-что здесь изменилось. Появилось глубокое мягкое кресло, небольшой журнальный столик и камин, в котором весело потрескивал огонь. А на стенах…на стенах были выведены лозунги. Гермиона сразу узнала почерки своих бывших друзей.

«Гарри Поттер — наша надежда!», «Отомстим за наших друзей!», «Отряд Дамблдора: мы снова вместе!» и в том же духе. Гермиона читала все это и поражалась. То, как они были преданы Гарри и как рьяно были готовы защищать друг друга, их преданность, вера… Да, эти качества были свойственны гриффиндорцам, и девушка не удивлялась, что они проявляются в Невилле, Лаванде, Симусе и других представителях львиного факультета. Но ведь в ОД были и когтевранцы, и пуффендуйцы…

«А теперь еще и слизеринцы», — подсказал гадкий внутренний голос, но Гермиона лишь отмахнулась.

И все они себя вели точно так же. Ведь именно Майкл и Терри, когтевранцы, попали сегодня в больничное крыло из-за выражения своей преданности Гарри Поттеру.

Гермиона оторвалась от созерцания стены и опустилась в кресло у камина. Не за тем она сюда пришла, чтобы ностальгировать по былым временам и думать о качествах характера студентов из разных факультетов. Гермиона посмотрела на часы. До начала занятий у Снегга оставалось 15 минут. Девушка быстро достала Карту Мародеров и развернула. Перед ней предстала знакомая картина: сотни движущихся точек, подписанных именами их владельцев. Гермиона быстро водила пальцем по карте в поисках нужных имен. Алекто Кэрроу она нашла в учительской. Гермиона разочарованно вздохнула, но через секунду торжествующе заулыбалась. Брат Алекто находился в своей комнате. Отлично, теперь Гермиона знала, где она находится. Расположение комнат Кэрроу было необходимо девушке для выполнения ее плана мести, намеченного на сегодняшнюю ночь.

Гермиона с удовлетворением прошептала «Шалость удалась», спрятала карту Мародеров в сумку и направилась к двери. Последний раз окинув взглядом до боли знакомую комнату, девушка закрыла за собой дверь и отправилась к Снеггу.


***


Ровно в восемь часов Гермиона постучала в дверь кабинета директора и, дождавшись разрешения, вошла. Круглый кабинет выглядел точно так же, как и в прошлый раз. Темные обои, пыльные фолианты и шкаф, забитый ингредиентами для зелий — все это отражало характер нынешнего директора Хогвартса, бывшего профессора зельеварения.

— Здравствуйте, сэр. — Поздоровалась Гермиона с Северусом, сидевшим за директорским столом.

— Здравствуйте, Гермиона. — Кивнул Снегг и указал на кресло. — Присаживайтесь.

Гермиона послушно села.

— Профессор, перед тем как мы начнем, я хочу, чтобы вы прочитали это. — Девушка протянула директору письмо, которое ей прислала Беллатриса.

Без лишних слов Северус взял пергамент и погрузился в чтение. Прошло несколько минут прежде, чем он отложил письмо. Его лицо по-прежнему было непроницаемо, но глаза злобно сверкали.

— Не знаю, кем вы себя возомнили, мисс, но вы не сможете освоить окклюменцию за полтора месяца. — Процедил Снегг. — Не требуйте от меня невозможного!

— Но, профессор! Мы должны хотя бы попытаться! — горячо воскликнула Гермиона. Глубоко в душе она была согласна со Снеггом, но ей было необходимо научиться защищать свой разум. И если у нее на это всего полтора месяца, то она обязана успеть за это время.


***


Снегг долго смотрел на свою ученицу изучающим взглядом. Он не понимал ее. Гермиона так рвалась учиться окклюменции, была настолько храброй, что не боялась противостоять Темному Лорду практически в одиночку… Но кого она защищала? Гарри Поттера? Рональда Уизли? У Мальчика-Который-Выжил и так полно защитников. А Уизли… Пока он рядом с Поттером, ему ничего не грозит. Она же не могла не понимать этого? Или могла? Что она знала такого, что было так необходимо скрыть от Волан-де-Морта? Возможно, она просто была маленькой дурочкой, которая ничего не смыслит в жизни.
Северус уже был готов отказаться от этой безумной затеи, когда наткнулся на ее умоляющий взгляд. Почему-то в этот момент она напомнила ему Лили. Такая наивная, но в то же время такая смелая… И это решило все.

— Будем надеяться, что вы окажетесь лучшей ученицей, чем Поттер.

«Во что я ввязался? — подумал профессор. — И главное, зачем?»

Ответом стал счастливый взгляд Гермионы. Казалось, девушка готова была кинуться ему на шею. Нет, это уже лишнее, мисс Грейнджер.

— Приступим. — Быстро сказал Снегг. В тот же миг бывшая гриффиндорка стала серьезной и приготовилась слушать. В ней снова проснулась тяга к знаниям.

— Для начала я научу вас просто закрывать свой разум. К изучению того, как показать легилименту измененные воспоминания, мы приступим позже. Если вы хотите обмануть Темного Лорда, то он не должен узнать, что вы закрыли от него свой разум. Он должен думать, что то, что он видит, и есть правда. — Объяснял Снегг. — Когда я обучал мистера Поттера, мы перешли сразу к практике. Насколько вы знаете, мы так и не получили никаких результатов. На этот раз я начну с теории. Гермиона, какие способы противостоять легилименции вы знаете?

«Хорошо, что я порылась в библиотеке перед тем, как идти на урок, — подумала Гермиона, — Снегг в своем репертуаре. Начинает с вопросов».

— При помощи волшебной палочки. Например, заклинание Экспеллиармус.

Снегг поморщился.

— В вас, как и в мистере Поттере, нет никакой тонкости. Глупые взмахи волшебной палочкой — все, на что вы способны. Предположим, у вас нет палочки. Что тогда?

Гермионе было обидно, что Снегг назвал ее грубой, но она ничего ему не сказала. Профессор и так делает ей большое одолжение этими уроками.

— Беспалочковая магия? — осторожно предположила девушка.

— Уже лучше, но разве вы умеете ей пользоваться? — это был риторический вопрос. Откуда семнадцатилетней девчонке уметь пользоваться беспалочковой магией? Но и тут она его удивила.

— Немного, — скромно ответила Гермиона.

— Продемонстрируйте, — заинтересовался Снегг. Гермиона отдала ему палочку, и в следующий миг комната погрузилась во мрак. Когда свет снова загорелся, Снегг сказал:

— Впечатляюще. Однако это элементарные заклинания и не более. Еще варианты?

Гермиона задумалась. Она не знала, что еще может помочь. В библиотечных книгах говорилось только о магических способах защиты разума или…

— Можно показать то, что легилимент хочет увидеть. Только в измененном виде. Для этого нужно специально начать думать о….

— Я говорил, что этим мы займемся позже! — перебил ее Снегг. — Подумайте, Гермиона! Что еще?

Теперь девушка не имела даже вариантов. Что еще? Она не знала. Гермиона съежилась под разочарованным взглядом профессора и покачала головой.

— Интересно то, Гермиона, что именно вы, гриффиндорка, хоть и бывшая, не вспомнили об этом. Даже мистер Поттер догадался. Основным защитником вашего разума является сила воли.

На этих словах Гермиона не смогла удержаться, чтобы не хмыкнуть. Она, конечно, читала об этом, но этот вариант показался ей довольно сомнительным. А по рассказам Гарри, не очень-то ему и помогла эта сила воли. А ведь она у него не слабая. Что ж, если Снегг так хочет попробовать…

— Встаньте. — Сказал профессор. — Сейчас я попытаюсь проникнуть в ваш разум. А вы только при помощи своей силы воли попытаетесь мне противостоять. Очистите сознание….На счет три.

—…Раз…

Гермиона глубоко вздохнула и выкинула все свои мысли из головы.

—…два…

Она закрыла глаза и представила толстую каменную стену, через которую никто не сможет проникнуть. За этой стеной все ее воспоминания, все ее мысли, и она защитит их. Гермиона резко открыла глаза и уперлась взглядом в черные глубокие глаза профессора, проникающие прямо в душу.

—…три!

Стена в ее сознании стала расплываться, приобретая очертания ее родителей, которым она стирает память. Гермиона попыталась снова возвести свою преграду, но картинка уже менялась, превращаясь в сцену свадьбы.
Гермиона видит другую себя, которая пробирается через толпу, выкрикивая имена Гарри и Рона. Девушке действительно больно вспоминать все это, и она снова по камешку выстраивает неприступную твердую стену, закрывая картины прошлого от профессора и от себя самой.

Гермиона вернулась в директорский кабинет. Она стояла на дрожащих ногах и тяжело дышала.

— Неплохо, Гермиона, — прокомментировал Снегг. — Вы с первого раза добились того, что Поттеру не удалось за все наши занятия. Передохните, а потом попробуем снова.
К концу урока Гермионе удалось продержать свой ментальный щит около пятнадцати минут, пока Снегг, наконец, не сдался и не признал, что она практически освоила эту часть окклюменции. Закончили они тем, что профессор велел ей тренироваться и пообещал на следующем занятии приступить к частичному изменению воспоминаний.

—….Если, конечно, вы сможете отбить все мои атаки и полностью закрыть от меня свой разум, — не забыл добавить Северус.

***


В 11 часов вечера Гермиона вошла в слизеринскую гостиную, почти опустевшую к этому времени. Девушка рассчитывала быстро проскользнуть в свою комнату и вздремнуть часок-другой перед началом выполнения плана. Но ее мечтам не суждено было сбыться. Когда Гермиона уже почти добралась до лестницы, ведущей в спальни девочек, дорогу ей преградил Драко Малфой.

— Нужно поговорить. — Отрывисто сказал он.

— Не сейчас, Малфой. — Попыталась уйти от разговора Гермиона. Она сделала шаг в сторону, чтобы обойти Драко, но тот последовал за ней.

— Нет, сейчас! Это важно, Гермиона.

Девушка обреченно вздохнула.

— Идем.

Малфой отвел ее в пустой класс, запер дверь и наложил заглушающее заклинание.

— Мы назначили тебя лидером не просто так. — Без предисловий начал Драко.

— Ну конечно, это очередной ваш хитроумный слизеринский план, включающий пытки, жертвоприношения и так далее! — язвительно ответила Гермиона. Она почему-то снова разозлилась, хотя еще несколько часов назад убедила себя в том, что это назначение принесет ей только пользу.

— Нет. — Просто ответил Драко. — Ты позволишь мне объяснить?
Гермиона решительно скрестила руки на груди и кивнула. Ее поза как бы говорила: «Я тебя очень внимательно слушаю, но не верю ни единому твоему слову!».

— Нотта нельзя было оставлять лидером, ты и сама это понимаешь, верно? — начал Драко. На его риторический вопрос Гермиона отвечать не стала. Конечно, она это понимала! — Его прихвостни, Крэбб, Гойл и Селвин, тоже не могли стать главными. Андриан? Все о чем он думает - это выпивка, девушки и развлечения. Блез? Она не настолько авторитетна. Пэнси с Миллисент — хорошие исполнители, но не лидеры. Конечно же, самой явной кандидатурой был я. Но после событий прошлого года я потерял былое уважение и авторитет. Да, возможно, меня по-прежнему бы слушались, но мятеж был бы не за горами. Другое дело - ты, Гермиона. Одно то, что ты дочь Лестрейнджей, особенно Беллатрисы, вызывает уважение и страх. Ты, я думаю, уже обратила внимание, с каким подобострастием и восхищением смотрят на тебя многие слизеринцы. Они выполнят любой твой приказ и так, но то, что ты лидер клуба, дает тебе вдвое больше власти. К тому же, мы с Блез поможем тебе.

Гермиона слушала объяснения Малфоя и думала о том, что она и так все это знает. Да, власть, уважение и так далее. Но это не объясняло, зачем Малфою нужно было, чтобы она стала лидером. Зато последняя фраза все разъяснила. Малфой с Забини всего лишь хотели использовать ее, ее власть и статус. Они думали, что будут диктовать ей, что и как делать! Фактическим лидером будет все равно Малфой, только все должны будут его слушать, потому что он будет прикрываться ее интересами.

Осознание обрушилось на Гермиону, как снег на голову. А ведь она, дурочка, думала, что Драко и Блез о ней заботятся из доброты душевной. Чертовы слизеринцы! И как она могла ожидать от них что-то, кроме холодного расчета и хитрости? Как она могла забыть, что находится в слизеринском гадюшнике? Дура! Наивная дура!

Девушка готова была расплакаться, но сдерживала себя. Она больше не будет плакать при Малфое или еще при ком-то. Она не позволит считать себя слабой! Гермиона глубоко вздохнула и холодно сказала:

— Мне не нужна ваша помощь. Не нужно думать, что я - полная дура и ничего не понимаю! Вы хотели использовать меня. Что ж, я не позволю вам этого сделать.

И, не дожидаясь ответа Малфоя, Гермиона развернулась на каблуках и покинула помещение.

Форма входа



Календарь

«  Сентябрь 2017  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930

Мини-чат

200

Статистика