Четверг, 2017-08-24, 02.18
Приветствую Вас Бродяга | RSS

Дочь тьмы. Глава 12. Месть.

Я боюсь ту, в кого превращаюсь,
Я чувствую, что проигрываю битву с самою собой.
Я боюсь ту, в кого превращаюсь,
Я чувствую, как гибнет мой внутренний мир.
Это страх,
Страх темноты,
Растущий во мне,
Который однажды войдёт в мою жизнь.

Within Temptation - Its The Fear (перевод)

Гермионе очень хотелось хлопнуть дверью, но это показало бы только ее слабость, поэтому она сдержалась. Девушка решительным шагом направилась в свою комнату. К счастью, по пути ей больше никто не встретился, и она спокойно добралась до спальни. Но здесь ее ждал неприятный сюрприз в виде ее соседки по комнате. Блез сидела на кровати и явно ждала ее.

Когда Гермиона вошла, Забини подняла голову и вопросительно посмотрела на нее. Без сомнения, она знала о разговоре с Малфоем.

— Гермиона…— начала она, но бывшая гриффиндорка только покачала головой, села на свою кровать и задернула полог.

Если она и хотела выплакаться, то сейчас было самое время. Но слез не было. Гермиона понимала, что нужно поспать перед ночными приключениями, но она никак не могла заснуть.
Сначала Гермиона потренировалась в окклюменции, очищая сознание и выстраивая стены. Затем посчитала гиппогрифов, но сон все не шел. В конце концов, Гермиона бросила свои бесполезные попытки и решила почитать. Но для начала нужно было сделать кое-что еще. Девушка знала, что сегодня ночью по школе будет дежурить Амикус Кэрроу, так, по крайней мере, было написано в расписании, но проверить все же стоило. Гермиона достала Карту Мародеров и развернула. Профессор Защиты от темных искусств, и правда, отсутствовал в своей комнате. Точку, подписанную его именем, Гермиона нашла в запретной секции библиотеки. Девушка надеялась, что он там пробудет еще долго. Она свернула карту и убрала ее в карман мантии.

План мести Гермионы был таков: в 1:20 она оденет мантию-невидимку, украденную у Грюма, и направится в Выручай-комнату. Там она дождется собрания ОД и узнает, что они собираются делать. Потом она последует за ними и проследит, чтобы их не поймали. Гермиона не хотела, чтобы Кэрроу подумали, что месть, которую приготовила для них новоявленная слизеринка, присвоили гриффиндорцам. Нет, девушка не думала о том, что их могут наказать из-за нее. Тут был вопрос чести.

После того, как члены Отряда Дамблдора разойдутся, Гермиона отправится в комнату Амикуса. Что она сделает потом, девушка еще не решила. У нее было несколько вариантов, но все они ей не нравились. Гермиона надеялась, что «гениальная мысль» придет ей в голову на месте.

Взглянув на часы, Гермиона отметила, что уже минула полночь. У девушки был еще час. Она призвала к себе «Сказки Барда Бидля», оставленные ей Дамблдором, и погрузилась в чтение. Гермиона уже несколько раз прочла книгу от корки до корки, но так и не заметила ничего подозрительного. Потеряв надежду найти подсказку в тексте, девушка принялась разглядывать картинки. Какое-то воспоминание постоянно вертелось у нее в голове, когда она смотрела на странную картинку, нарисованную над названием одной из сказок. Но как только Гермиона пыталась зацепиться за эту мысль, она ускользала. Порой Гермионе казалось, что эта картинка нарисована вручную. Слишком несовершенными были линии, нечеткими очертания. Но ее смысла девушка не знала. Глаз в треугольнике, перечеркнутый вертикальной линией. Что это могло значить? Так и не найдя ответа, Гермиона снова посмотрела на часы. Пора было отправляться.

Девушка тихонько поднялась с кровати и, проверив, на месте ли Карта и мантия, на цыпочках направилась к двери. Главное - не разбудить Блез. Гермиона не могла видеть свою соседку, та задернула полог. Почти бесшумно девушка выскользнула из комнаты и притворила дверь. Девушка накинула мантию-невидимку и отправилась в Выручай-комнату.

Наблюдая за Филчем и Кэрроу по карте Мародеров, Гермиона добралась до нее без приключений. Девушка давно формулировала фразу, которая позволит ей находиться в комнате одновременно с ОД и оставаться невидимой, и сейчас, повторив три раза заученное предложение, все еще не была уверена в результате.

Открыв дверь, Гермиона оказалась в той же комнате, что и сегодня днем, только без кресла и камина. Не снимая мантию-невидимку, девушка уселась в углу и приготовилась ждать.
Спустя 10 минут дверь отворилась, и в комнату начали входить участники Отряда Дамблдора. Невилл, Джинни, Полумна, Симус Финниган, Чжоу Чанг, братья Криви, Лаванда Браун.

— Я думаю, нужно еще подождать. — Негромко сказал Невилл. Остальные с ним согласились и сели в круг на мягкие подушки.

— Парвати, наверное, не придет, — нарушила тишину Лаванда.

— Она…ну, в общем…

—…боится. — Спокойно закончила за нее Полумна. — Мы все боимся, но кто, если не мы, сделает это?

Гермиона поразилась, какими серьезными они все были. Только сейчас она осознала, что действительно идет война. За своими мелкими проблемами она забыла об этом. Но теперь ей пришлось вспомнить. Пусть теперь она вне опасности, Кэрроу не могут наказать ее, а слизеринцы не поймают ее в темном коридоре и не будут пытать. Ее проблемой был только Волан-де-Морт. Но гриффиндорцам, когтевранцам и пуффендуйцам грозило все это. И они собирались дать отпор. Для них это была не просто месть за своих однокурсников, они мстили прежде всего за себя, они воевали.

Дврь снова открылась, и вошли пуффендуйцы Эрни Макмиллан и Джастин Финч-Флетчли. Они молча присоединились к кругу.

— Ждать дальше бессмысленно. — Наконец сказал Невилл. Гермиона поняла, что он занял место Гарри, стал лидером. Все-таки он мог стать Избранным, как и Гарри Поттер. — Начнем. Мы выяснили обстановку. И она только ухудшается. Не пройдет и недели, как слизеринцы начнут безнаказанно пытать нас Круциатусом прямо в школьных коридорах. Мы должны предотвратить это, а заодно отомстить Кэрроу за наших друзей Терри Бута и Майкла Корнера.

Присутствующие согласно закивали. Гермиона вслушивалась в каждое слово. А Невилл, оказывается, неплохой оратор.

— Однако нас слишком мало, — продолжал тем временем Долгопупс. — Многие члены ОД уже выпустились, другие боятся участвовать в этом теперь. Нам необходимо увеличить нашу численность. Ваши предложения?

— Мы можем повесить объявления в наших гостиных. — Первым подал голос Эрни. — Ведь Кэрроу туда не заходят.

— Могут и зайти, — ответил Невилл. — Это слишком рискованно.

— Подходить к нашим знакомым, разумеется, которым мы можем более-менее доверять, и предлагать им участие. — Сказала Чжоу.

— Нас могут предать. Сейчас мы можем доверять непосредственно участникам ОД.

— Чем более открытым будет наш ход, тем больше внимания привлечет. Я предлагаю написать на стене. Как тогда с Тайной Комнатой. — Сказала Полумна.

Все открыли рот от наглости этого предложения, а Джинни вздрогнула, вспомнив события, связанные с Тайной комнатой.

— И как ты это себе представляешь? — чопорно спросила Лаванда. — Что мы напишем? «Дорогие студенты, вступайте в отряд Дамблдора. Мы воюем против Кэрроу и тренируемся в Защите от темных искусств. По любым вопросам обращайтесь к Невиллу Долгопупсу». Три ха-ха четыре раза!

— Нет, — абсолютно спокойно ответила Полумна Лавгуд. — Мы напишем так: «Мобилизация ОД. Набор добровольцев. Если вы действительно хотите к нам присоединиться, то вы сможете нас найти».

— Это как, интересно, они нас найдут? — сухо поинтересовалась Браун.

— Только идиот не поймет, как это сделать. Во-первых, все читали о событиях в Министерстве магии, да и друзей Гарри Поттера все знают в лицо. А Джинни - вообще его девушка.
Джинни отвела взгляд. Видимо, она так и не сказала, что они с Гарри расстались. Да и незачем. Ведь Гарри вернется, и они снова будут вместе.

— На самом деле, не такая уж плохая идея, — поддержал Полумну Невилл. — К тому же, это жутко разозлит Кэрроу и Снегга. А разве нам не это нужно? Только нужно использовать краски, потому что палочки могут проверить.

«Предусмотрительно» — подумала Гермиона.

— Тогда решено. Черт, плохо нам будет без карты Гарри. Придется все время остерегаться патруля. — Произнес Невилл.

— Нам бы поучиться маскировочным чарам. — Сказала Чжоу. — Только некому нас теперь учить. Возможно, Гермиона смогла бы, но…

— Не произноси имя этой предательницы! — выкрикнула Джинни.

— Неважно, что она умеет. Она теперь с НИМИ!

— Джинни права, Чжоу. — Ледяным голосом поддержала подругу Полумна. — Мы больше никогда, НИКОГДА, не станем с ней общаться.

Гермиона вздрогнула от этих слов и того, что именно Полумна сказала их. Что Лестрейнджи могли сделать ее семье? Ведь такое отношение ничем больше нельзя объяснить. Полумна всегда была разумней всех них, она видела и понимала больше. Но сейчас ее взор затмила слепая ненависть.

— Мы не будем сейчас говорить о НЕЙ, — отрезал Невилл. — Пора идти. Мы напишем это трижды, чтобы все заметили и прочли это. Для этого нам надо разделиться. Чжоу, Полумна и Эрни с Джастином, идите к кабинету Защиты от темных искусств. Девочки будут писать, а парни постоят на страже. Симус и братья Криви, отправляйтесь на 4 этаж, к библиотеке. А мы с Джинни и Лавандой пойдем к Большому залу.

Раздав несмываемые краски, которые Невилл попросил у комнаты, он пожелал своим товарищам удачи, и они по очереди покинули комнату. Когда помещение опустело, Гермиона вынула Карту Мародеров и разложила ее прямо на полу. Мельком взглянув на удаляющиеся от Выручай-комнаты точки, она начала искать глазами Филча и Кэрроу. Еще в этот же день дежурила профессор Стебль, но она, сделав быстрый обход, вернулась в свои теплицы. Школьного завхоза Гермиона нашла на 6 этаже возле ванной старост. Кого он там караулил, было непонятно (Карта показывала, что в комнате никого нет), но свое местоположение он явно менять не собирался. Амикус же сейчас находился в кабинете директора, и была слабая надежда, что там он проведет еще некоторое время.

На самом деле, после услышанных ею слов Джинни, Невилла и Полумны Гермионе совсем не хотелось прикрывать их спины. Но девушка напомнила себе, что делает это только для того, чтобы ее будущие подвиги не присвоили Отряду Дамблдора.
Гермиона продолжала наблюдать за обстановкой по карте, решив не покидать Выручай-комнату, пока не возникнет потенциальной опасности для членов ОД.

Все три группы уже добрались до назначенных мест и принялись за работу. По расположению точек Гермиона поняла, что делали надпись только Лаванда, Чжоу, Полумна и Денис Криви. Остальные стояли по оба конца коридоров и охраняли своих друзей. Работали чисто и слаженно. Все-таки неплохо их Гарри натренировал. Гермиона с гордостью вспомнила, что идея, чтобы Мальчик-Который-Выжил стал их учителем, принадлежала именно ей.

Чжоу с Полумной закончили раньше других. Пуффендуйцы проводили их к Когтевранской гостиной. Некоторое время парни еще стояли там, наверное, обсуждая, стоит ли им помочь остальным или вернуться в свои спальни. Наконец, чувство самосохранения пересилило, и они направились по тайному ходу к кухням. Там, насколько знала Гермиона, находилась их гостиная.

«Практически подземелья, — вдруг подумала Гермиона. — Ведь кухни находятся прямо под Большим залом, значит, это как бы нулевой этаж. Впрочем, какая разница? Вряд ли мне когда-нибудь случится наведаться туда в гости. Особенно, учитывая последние события».

Вдруг Гермиона увидела, что точка с подписью «Аргус Филч» оставила ванную старост и направилась к библиотеке. Девушка вскочила и, продолжая следить по карте за передвижениями завхоза, кинулась туда же.

Преодолев несколько лестниц и коридоров, Гермиона оказалась прямо за спиной Филча. Он медленно шел к месту, где находилась точка с подписью «Колин Криви». Парень дежурил как раз с этой стороны коридора. Филчу оставалось пройти всего несколько метров, прежде чем они встретятся. Гермиона судорожно пыталась придумать выход из ситуации. За несколько секунд Гермионе не пришло в голову ничего лучше, чем:

— Эй, я здесь! Прямо за твоей спиной! — прокричала она голосом, сильно напоминающим Пивза. Филч круто обернулся, и Гермиона помчалась прочь, стараясь не топать ногами, ведь Пивз, как и все привидения, летает по воздуху. Завхоз, тяжело дыша, бежал за ней, а Гермиона периодически кричала ему что-нибудь, чтобы он не потерял направление. Наконец они оказались достаточно далеко от библиотеки, чтобы прекратить эту игру. Девушка толкнула плечом доспехи, и они с оглушающим грохотом свалились между ней и Филчем. Школьный смотритель инстинктивно отпрыгнул, защищаясь, а Гермиона, стараясь не дышать, прислонилась к стене. Спустя несколько минут Филч громко выругался и пошел прочь. Девушка облегченно вздохнула и сползла вниз по стене. Она тоже устала от этой беготни по школе, но дело того стоило. Отдышавшись, Гермиона посмотрела карту. Обе группы уже закончили свое задание и вернулись в свои гостиные. Наверняка они так и не поняли, что это именно Гермиона увела от них Филча. Ну и что! Она ведь делала это не для них.

Вот теперь можно приступать к своему плану. Гермиона быстро направилась в подземелья, в личные комнаты профессора Кэрроу. Она не знала, почему Амикус захотел жить в подземельях, ведь полно комнат в более приятных частях замка. Наверное, это осталось еще со времен учебы в Хогвартсе.

Девушка довольно быстро добралась до спальни Кэрроу. Она тихо прошептала: «Алохомора» и вошла. Комната была темной, неуютной и грязной. С потолка свисала паутина, а весь пол был завален кучей мусора. Гермиона поморщилась. Как можно жить в таком беспорядке?

В дальнем конце комнаты находилось большое окно, занавешенное тяжелыми темно-зелеными гардинами. Окно? Как в подземельях может быть окно? Гермиона, обходя разбитые склянки из-под чернил, сломанные перья и другие груды мусора на полу, подошла к окну и раздвинула занавески. Представшая перед ней картина заставила ее отшатнуться. Хижина Хагрида пылала ярким пламенем, а над ней в ночном небе вырисовывалась устрашающая черная метка. Только спустя несколько секунд девушка поняла, что это зачарованное окно, как в Министерстве Магии. Да он просто сумасшедший! Больной! Ни один нормальный человек не захочет видеть каждый день в окне такое!

Гермионе стало страшно. Сейчас она находилась в комнате безумного Пожирателя смерти, который может в любую минуту вернуться. Какая месть? Что она могла ему сделать? Мелкие пакости, вертевшиеся в ее голове весь этот день, были ничем по сравнению с тем, что он мог сделать ей в ответ, если узнает. Нужно поскорее убираться отсюда, иначе ее могут поймать.

И словно в ответ на ее мысли дверь начала со скрипом открываться. Гермиона метнулась в угол и прижалась к стене. В комнату вошел Амикус Кэрроу. Что-то бубня себе под нос, он переоделся и лег на кровать, не забыв запереть дверь. Он взмахнул палочкой и выключил свет. Только старый тусклый торшер остался освещать комнату.

Гермиона, затаившись в своем углу, наблюдала за профессором Защиты от темных искусств. Он уснул быстро, дыхание стало мерным, а мышцы лица расслабились. Сейчас он казался почти нормальным человеком.

Теперь нужно уходить. Но нельзя, чтобы Амикус услышал ее. Свою палочку использовать нельзя. Если завтра будет проверка, то Гермиона должна быть вне подозрений. Что же делать? Вдруг взгляд девушки наткнулся на волшебную палочку Кэрроу, лежащую на прикроватной тумбочке. Недолго думая, Гермиона схватила ее и наложила на спящего Пожирателя заклинание «Оглохни». Только потом ей пришло в голову, что на ней могли быть сигнализационные чары. Но их, слава Мерлину, не было. Амикус был слишком глуп для этого.
Гермиона отперла его же палочкой дверь и уже хотела вернуть ее на место, когда осознала, ЧТО она держит в руках. ЕГО палочку, его магическую силу. Ведь маг без палочки - уже не маг. Некоторые волшебники, конечно, владеют беспалочковой магией, но она не настолько сильна, чтобы использовать непростительные или просто темные заклинания. Если лишить Кэрроу палочки, то он не сможет больше никого пытать. Хотя нет, сможет, конечно. Но чужая палочка будет хуже его слушаться, а значит, заклятия будут получаться слабыми. А пока ему сделают новую, специально подходящую под него…
Намеренно уничтожить волшебную палочку мага — страшное преступление, караемое месяцем заточения в Азкабане при обычных обстоятельствах. Что сделают с ней, если узнают, особенно в такое время, Гермиона не имела понятия. И на самом деле знать совсем не хотела. Ее не поймают, она заметет все следы.

И, пока доводы разума не пересилили чувства, Гермиона с громким треском переломила палочку пополам. Она с ужасом оглянулась на Пожирателя смерти, но тот ничего не услышал и продолжал спокойно спать. Девушка наколдовала платок и, вытерев отпечатки своих пальцев и бросив бесполезную ныне палочку на тумбочку, заставила его исчезнуть.

Выйдя из комнаты и притворив за собой дверь, Гермиона тихо прошла до конца коридора ( ведь в соседней комнате спала сестра Амикуса Алекто, и девушке не хотелось ее разбудить), а потом побежала со всех ног в слизеринскую гостиную.

Сердце колотилось, как сумасшедшее, норовя выпрыгнуть из груди. Мерлин, что она сделала? Разве Гермиона Грейнджер способна на такое? Девочка, которая боялась нарушать даже школьные правила, могла нарушить один из законов всего магического мира? Нет, конечно, нет! А вот Гермиона Лестрейндж смогла. Неужели в ней уже начали проявляться качества ее биологических родителей? Если она уже сейчас совершает такие преступления, что же будет дальше?!
Гермиона, пробормотав пароль, ворвалась в гостиную. Со всего размаху она плюхнулась в кресло, пытаясь унять колотящееся сердце и отдышаться.

— Ты не ведешь себя как леди, Гермиона. — Произнес над ее головой знакомый голос. — Совсем не похожа на аристократку. Скорее на невоспитанную грязнокровку. Может быть, ты обвела нас всех вокруг пальца? И никакая ты не дочка Беллатрисы и Рудольфуса Лестрейнджей, а?

Форма входа



Календарь

«  Август 2017  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031

Мини-чат

200

Статистика