Воскресенье, 2017-10-22, 15.01
Приветствую Вас Бродяга | RSS

Дочь тьмы. Глава 5. Другая жизнь.

Смотрю я в даль...
На крыши тех домов,
Где жили и живут,
Где верят и надеятся.

И затаив дыханье
Я верю в то,
Что опустившаяся тьма
Рассеются с восходом солнца.

А в окнах там горит
Их веры свет,
Огонь надежды
И согревает их любовь.

И не страшна им тьма
И холод мглы,
Ведь вместе все они
В бескрайности ночи.

А я теперь одна стою
При свете фонаря.
И тень моя
Мне напевает песню.


Все было как в тумане. Гермиона помнила, как зелье стало красным, словно кровь. Как Снегг сказал Белле, что Темный Лорд не дурак, чтобы так глупо ей врать, помнила как Беллатриса что-то долго и быстро говорила ей. Но Гермиона не слушала. Она не могла поверить. Девушка понимала, что теперь ее ждет. Она не сможет отказаться или сбежать. Теперь она должна была делать то, что скажет ей ее мать. Мать. Гермиона не могла сказать это слово вслух. Ей казалось, что если она этого не сделает, то это не будет правдой. Гермиона теперь должна была слушаться Беллу, иначе они ее убьют. Ведь она нужна Темному Лорду только как источник информации. А девушке так хотелось жить. Она была молода, и вся жизнь была еще впереди. Она не готова была умирать.

Гермиона все еще не могла поверить в то, что Беллатриса Лестрейндж ее мать. Беллатриса Лестрейндж, которая убила Сириуса, которая довела пытками родителей Невилла до безумия.

Беллатриса схватила ее за руку и потащила из кабинета. Гермионе казалось, что она где-то глубоко под водой. Она слышала все звуки словно через плотную пелену. Они все смешивались, и она не могла понять смысла. Ей все что-то говорили. Беллатриса, потом Снегг. Но она только мотала головой.

Белла продолжала вести ее вниз, и Гермиона поняла, что они направляются в Большой зал. Сейчас она скажет им. Им всем. Но что она могла сделать? «Хорошо, что там нет Гарри и Рона» - подумала она.

Высокие тяжелые двери распахнулись, и Гермиона увидела длинные столы, за которыми сидели сотни учеников. Все повернули головы к вошедшим. Распределение уже закончилось. Снегг поднялся на постамент и начал речь директора, Белла с Гермионой стояли возле преподавательского стола. Судя по шуму в зале, Снегга никто не слушал, зато все постоянно бросали на них любопытные взгляды.

Гермиона не смотрела на них, она наблюдала за Снеггом. Тот, кажется, рассказывал о правилах школы, потом представил новых преподавателей. В конце он сказал что-то еще и кивнул на них. Белла потащила ее на постамент. Все ученики тотчас затихли. И в этой гробовой тишине Белла сообщила им оглушающую новость. Она говорила что-то еще, о чистоте крови, о новом порядке, но Гермиона смотрела на своих однокурсников.

Гриффиндорский стол. Джинни. В ее глазах отражались недоверие и ужас. Симус. Непонимание. Лаванда. Неприязнь. Невилл. Ненависть. Гермиона быстро перевела взгляд на когтевранский стол. Ей было ужасно больно видеть ненависть в глазах Невилла. Ведь он был ее другом. Но она понимала его, потому что знала правду о его родителях. За когтевранским столом она нашла взглядом Полумну. В ее глазах отражалось удивление и отвращение. Гермиона готова была заплакать. На стол Пуффендуя ей не хватило сил посмотреть. Поэтому она перевела взгляд на Слизеринский стол. Ведь теперь ее наверняка переведут на Слизерин. То, что она увидела там, повергло ее в шок. Крэбб и Гойл смотрели на нее с благоговением. Пэнси Паркинсон с завистью. Блейз Забини с сочувствием. А Малфой со смесью понимания и жалости.

По воцарившейся тишине Гермиона поняла, что Белла закончила. Из-за слизеринского стола поднялся Драко Малфой и подошел к ней. Белла отпустила ее руку, но ее тотчас взял Малфой. Он повел ее к столу своего факультета, но у Гермионы не было сил сопротивляться. Видимо, ее опасения подтвердились – ее перевели на Слизерин. Она обернулась и успела заметить, как Белла покидает Большой зал. Драко усадил ее между собой и Блез. К ее удивлению, слизеринка взяла ее под столом за руку и сжала. И этот жест поддержки был сейчас Гермионе нужнее всего.

Девушка так и не притронулась к еде. Ей было очень плохо. Она так спешила в Хогвартс, хотела помочь своим друзьям бороться с Пожирателями смерти. А теперь она скорее поможет Волан-де-Морту убить Гарри, чем ее друзья когда-нибудь простят ее. Она больше не могла находиться в этом зале, потому что на протяжении всего пира все взгляды были прикованы к ней.

Гермиона вскочила со скамьи и кинулась к двери. Девушка почти физически ощущала, как все провожают ее взглядом. Она вылетела из Большого зала, но сил хватило только на то, чтобы зайти за угол и пройти до конца коридора. Она прислонилась спиной к стене и сползла на пол. Гермионе хотелось заплакать, закричать, выплеснуть все свои чувства, но она не могла. У нее наступил эмоциональный ступор. Поэтому она просто закрыла глаза и спрятала лицо в руках.

« Пусть это будет сном…пожалуйста, пусть это будет сон» - шептала она.

Спустя некоторое время девушка услышала шаги. Она не знала, сколько прошло времени: минута или, может быть, час. Гермиона не стала смотреть, кто это пришел. Ей было все равно.

— Эй, Грейнд…Гермиона, — услышала она знакомый голос над головой. — Я понимаю, сейчас тебе кажется, что все хуже некуда, но все изменится. Ты привыкнешь.

Обычно Драко смеялся над ней или оскорблял. Сейчас его голос звучал как-то неуверенно и растерянно. И он назвал ее по имени. Прямо день неожиданностей! Девушка рассмеялась, хотя ситуация была совсем не веселой. Бывшая гриффиндорка подняла голову, посмотрела на Малфоя и расхохоталась с новой силой, по ее щекам потекли слезы.

Драко опустился рядом с ней, схватил за плечи и встряхнул.

— Успокойся, — сказал он. Но Гермиона только затрясла головой и продолжала смеяться.

— Я привыкну? — наконец смогла выговорить она. — Ты верно шутишь. — В миг она стала серьезной. — Я не привыкну, Драко. Просто не успею. Разве ты не понимаешь, зачем они это делают? Волан-де-Морт хочет узнать про Гарри. Вот и все. А я не скажу ему, даже то, что знаю, не скажу. И он убьет меня. — Гермиона развела руками.

Драко смотрел на нее с удивлением.

— Я знаю, тебе сейчас плохо, — сказал он. — Но Темный Лорд не убьет тебя, даже если ты ему ничего не скажешь. Он просто прочтет твои мысли, если ему будет нужно. А теперь, я думаю, нам следует пойти в гостиную.

Драко встал и протянул девушке руку. Она приняла ее и тоже поднялась. В другой руке у нее все еще была ее сумочка.

— Это все твои вещи? — Изумился Малфой.

Гермиона встряхнула сумочкой, и послышался звук, какой издает контейнер, внутри которого перекатываются тяжелые предметы.

— Заклятие Незримого расширения. Там одежда, обувь, книги и так далее.

Драко не ответил, но по нему было видно, что он над чем-то задумался. Они молча спустились по лестнице в подземелья. Повернув пару раз, они оказались в темном тупике. Они подошли к стене.

— Непреложный обет, — сказал Драко, и Часть стены уехала в сторону, открывая проход.

Общая гостиная Слизерина была низким длинным подземельем со стенами из дикого камня, с потолка на цепях свисали зеленоватые лампы. В камине, украшенном искусной резьбой, потрескивал огонь, и вокруг, в резных креслах, виднелись темные силуэты слизеринцев. В гостиной было мало народу. В основном семикурсники. Видимо пир давно закончился. Как только они вошли, к ним подлетела разъяренная Паркинсон.

— Ты что надо мной издеваешься? — заорала она, обращаясь к Драко. — Ты теперь вообще не будешь выполнять обязанностей старосты, да? Я терпела это в прошлом году, потому что у тебя были особые обстоятельства….

Закончить ей не дала подошедшая Блез Забини.

— Твои тирады не доведут тебя до добра, Пэнси. — Сказала она. В ее голосе были нотки угрозы. — Но как бы там ни было я вынуждена забрать Гермиону.

— Ах, Гермиона, прости, я тут…— начала Пэнси. — куда это ты собралась ее забирать, Блейз? А как же знакомство с однокурсниками?

И Пэнси, не дав никому сказать ни слова, схватила Гермиону за руку («ни секунды свободы» - подумала девушка) и выволокла ее на середину комнаты.

— Слизеринцы! 7 курс! — заорала она на всю комнату отработанным голосом старосты. — Минутку внимания, пожалуйста!

Некоторые из студентов повернули головы. Гермиона заметила, что, в основном, это были шестикурсники и пятикурсники.

— Я хочу представить вам еще раз нашу новую однокурсницу, Гермиону Лестрейндж.

Теперь уже повернули головы и посмотрели на них. Гермиона же вздрогнула и побледнела, когда услышала свою новую фамилию.

— Мы очень рады приветствовать тебя на нашем факультете. — Сказала Пэнси Гермионе. — Чувствуй себя как дома. Да, что там как, ты и есть дома.

Паркинсон смотрела на нее с подобострастием. А Гермиона подумала, что у нее теперь нигде и никогда не будет дома. Потому что эта мрачная гостиная не была ее родной гриффиндорской гостиной, а дети пожирателей смерти не были ее друзьями. Между тем тебе Пэнси продолжила.

— Хочу представить тебе твоих однокурсников.

Пусть это было совсем некстати, но зато довольно полезно, потому что многих слизеринцев девушка знала только по фамилии или не знала вовсе. Пэнси представила Гермионе Андриана Пьюси, крепкого блондина, который послал ей милую ухмылку, когда Паркинсон назвала его имя. Следующим был Барт Уоррингтон, ничем не примечательный брюнет. Он вяло махнул ей рукой, когда его представили. Теодор Нотт, высокий брюнет с правильными чертами лица, с легкой улыбкой поднялся со своего кресла и поцеловал руку Гермионы. Вебер Вейзи, парень с длинными каштановыми волосами и карими глазами, только лениво кивнул. Зато Крэбб с Гойлом последовали примеру Нотта. Представив всех парней, чудесным образом пропустив при этом Малфоя, она перешла к девочкам.

Новой знакомой для Гермионы была только тоненькая блондинка с большими зелеными глазами по имени Фецилия Селвин. Миллисенту Булдстроуд и Блез Забини девушка уже знала, но Пэнси представила и их.

Закончила она тем, что с наигранным смущением, сказала:
— Ах да, совсем забыла, меня зовут Пэнси Паркинсон.
Гермиона с трудом выдавила из себя улыбку, больше похожую на гримасу недовольства.

— Очень приятно, рада со всеми вами познакомиться.
Больше всего она сейчас мечтала заснуть и когда проснется узнать, что это все было сном. Девушка даже была готова на то, чтобы проснуться в поезде, возвращающемся в Лондон или в Азкабане. Лишь бы не было этого дня. Лишь бы все оказалось неправдой. Видимо все ее желания были написаны на лице, потому что, взглянув на нее, Драко Малфой сказал:
— Спасибо за это милое представление, Пэнси. Но я думаю Гермионе лучше сейчас отправиться спасть. Блез, не могла бы заняться этим?

— Конечно, — тотчас откликнулась та и поманила Гермиону за собой. Девушка с удовольствием последовала за слизеринкой. В отличие от гриффиндорской башни, где лестницы в спальни вели вверх, в слизеринских подземельях комнаты находились еще глубже под землей. Они с Блез спустились по длинной винтовой лестнице и оказались в длинном коридоре с множеством дверей. Девушки повернули направо и прошли несколько мимо четырех из них. Возле пятой Блез остановилась и извлекла из кармана странного вида предмет. Приглядевшись, Гермиона поняла, что это вытянутая в длину звезда. Блез приложила ее к специальному углублению на двери, и она распахнулась. Слизеринка вошла внутрь, и Гермиона последовала за ней.

Они оказались в огромной комнате с высокими потолками. Гермиона ожидала, что комната слизеринки будет такой же мрачной, как и подземелья в целом, но это оказалось не так. Стены были обклеены обоями нежно-бежевого цвета. Резная мебель была сделана из красного дерева. Единственным недостатком было отсутствие окон. Зато на стенах висели картины в красивых серебряных рамках. Гермиона узнала некоторые из них. В общем, в комнате было довольно уютно. У теней напротив друг друга стояли две кровати с пологами. Гермиона заметила, что всего в комнате было по два: два шкаф, два письменных стола, две тумбочки. Девушка представила, как Блез жила в этой комнате совершенно одна все эти годы и позавидовала ей. В ее комнате в гриффиндорской башне, было довольно тесно. Они жили там втроем с Лавандой и Парвати, да и места там было намного меньше. Шкаф у них был всего один, а домашнее задание они делали в общей гостиной, потому что столы было просто некуда поставить.

— Располагайся, — бросила ей слизеринка и повернулась к своей кровати.

Вещи Блез были уже в комнате. Она подошла к своему чемодану и начала разбирать их. Гермиона направилась к своей кровати и села на покрывало темно-зеленого цвета. Девушка не хотела сейчас заниматься вещами. Она хотела просто уснуть и проснуться в совершенно другом месте.
«Может быть, если я буду очень верить в то, что всего этого не было, то этого и не случиться» - отчаянно подумала Гермиона, но сразу же поняла, какой детской была эта мысль.

Девушка достала из сумки пижаму, переоделась и легла на кровать. Гермиона задернула полог, напоследок окинув взглядом комнату слизеринки. Теперь это и ее комната тоже. Гермиона лежала на спине и смотрела на плотную ткань, закрывающую ее от всего мира. Девушка слышала, как Блез тихонько раскладывает вещи. Наверное думает, что ее соседка уже заснула. Гермиона про себя усмехнулась. Она не думала, что сможет заснуть сегодня. Ей казалось, что такие вещи, как сон или еда, больше не важны для нее. И правда, когда ее жизнь рушилась на глазах, как она могла думать о еде?

« За что мне все это?» - подумала Гермиона. До этого все в ее жизни было оправдано. Например, на втором курсе она украла ингридиенты для оборотного зелья у Снегга, и в итоге наполовину превратилась в кошку Миллисент Булдстроуд. Или на шестом курсе применила Конфундус к Маклагену. В тот год Рон начал встречаться с Лавандой. Всегда Гермиона получала несчастья в ответ на нарушение правил. Но разве желание помочь своим друзьям, тайно пробравшись в Хогвартс, является таким уж ужасным преступлением?

Гермиона, продолжая думать о том, что случилось за этот день, даже не заметила, как уснула. Она лишь запомнила, что последней мыслью были слова Драко: «Он просто прочтет твои мысли, если ему будет надо». Это почему-то показалось ей очень важным, и девушка постаралась зацепиться за эту мысль. Но не успела.

Гермиона провалилась в сон.

Форма входа



Календарь

«  Октябрь 2017  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031

Мини-чат

200

Статистика