Четверг, 2017-08-24, 02.22
Приветствую Вас Бродяга | RSS

Дочь тьмы. Глава 6. Семейные истории и неожиданное письмо. / часть 2

Когда Гермиона и Блез вышли в гостиную, там уже никого не было. Все отправились на завтрак. Как только они покинули комнату, Гермиона заметила, как Блез изменилась. За долю секунды она превратилась из доброй и мягкой девушки в холодную и надменную слизеринку, роковую красотку, способную подчинить себе любого одним взглядом. Гермиона всегда знала Блез именно такой. Знала и даже немного боялась. Теперь только Гермиона знала, какая она на самом деле, как ведет себя со своими друзьями. Бывшая гриффиндорка подумала, что никогда не сможет вот так менять свое настроение в один миг, надевать маску безразличия и холодности.

К счастью для Гермионы, они встретили всего несколько человек за время их пути к Большому залу. И никого из гриффиндорцев. Это немного обнадежило Гермиону. Но она радовалась не долго. Едва распахнулись двери Большого зала, как все взгляды устремились на них. Три четверти студентов смотрели на них с неприкрытой неприязнью. И только четвертая часть была рада видеть их.

Блез подняла изящный подбородок еще выше и, демонстративно взяв Гермиону под руку, потащила ее к слизеринскому столу. Гермиона старалась не встречаться ни с кем взглядом. Блез оказала права, очки действительно помогали. Хоть Гермиона все равно ощущала сверлящие ее взгляды друзей, но теперь они словно отскакивали от темных стекол.

Они прошли по проходу мимо пуффендуйского стола и сели за слизеринский. Справа от Гермионы оказался Драко, а слева села Блез. Девушка поняла по разочарованному лицу Паркинсон и других слизеринцев, что они бы мечтали оказаться на месте Малфоя и Забини, и были очень недовольны тем, что они не уделяют Гермионе достаточно внимания. Сама же Гермиона только мысленно поблагодарила их за это.

На завтрак была творожная запеканка и тыквенный сок. Но Гермиона не притронулась к еде. Она просто сидела и смотрела на свои колени. Драко наклонился к Блез и озабоченно спросил:

— Почему вы опоздали?

— Я рассказывала Гермионе истории о наших благороднейших предках. — Беззаботно ответила слизеринка и повернулась к Гермионе.

— Ты должна поесть, — начальственным тоном сказала она.

— Я не хочу, — чуть слышно ответила та. Это была не правда. На самом деле Гермиона очень хотела есть, ведь она не ела со вчерашнего утра. Но она решила устроить голодовку в знак протеста. Это было глупо и по-детски, но Гермионе так хотелось.

— Это глупо! — присоединился к Блез Драко. — Голодовка ничего тебе не даст.

— Я знаю, — Твердо ответила Гермиона, — но я все равно не буду есть.

— Вы не имеете права заставлять ее, — вмешалась Пэнси, все это время внимательно слушала их беседу, — пусть делает, что хочет!

— Заткнись, Пэнси!

— Спасибо, Пэнси!

Сказали хором Гермиона и Драко.

— Вот видите! — победно воскликнула Паркинсон, — она мне благодарна! Это я ее настоящая подруга, а не ты Забини, ясно?

Гермиона открыла рот от изумления. Ведь она поблагодарила Пэнси, за то, что та ее поддержала, она и не ожидала, что слизеринка так отреагирует. Пока Гермиона думала, что сказать, заговорила Блез.

— Хороша подруга! Хочешь, чтобы она умерла с голоду, да? К твоему сведению она не ела со вчерашнего утра! — вскинулась слизеринка.

— Я…нет, я совсем не это имела в виду! — пошла на попятную Паркинсон. — Я ведь не знала!

Все повернулись к Гермионе. Наконец, девушка сообразила, что от нее ждут какой-то реакции, и, тяжело вздохнув, сказала:

— Послушайте, я вовсе не хочу кого-то обидеть, но у меня больше нет друзей. Спасибо вам, что заботитесь обо мне, однако я теперь не могу считать кого-то другом. Понимаете?
Девушка с надеждой взглянула на своих собеседников. На лице Пэнси было написано разочарование.

— Я думала…— начала она, но Драко ее перебил.

— Пожалуйста, перестань повторять эту дурацкую фразу, — проговорил он сквозь зубы, — ты никогда не думаешь, Паркинсон! Не нужно врать людям!

— Да как ты смеешь….!

Пэнси вскочила со скамьи и кинулась прочь из зала.

— Не нужно быть таким жестким, Драко. — Сказала Блез.

— Я не жесткий, я просто…

Конец фразы прервал неуверенный голос над их головами.
— Гермиона, мы можем поговорить?

Все трое обернулись и увидели Джинни Уизли. Она нервно кусала губу, а ее руки едва заметно дрожали. Гермиона встала. Блез и Драко поднялись вслед за ней.

— Да, Джинни, конечно…

— Нет, ты не можешь! — резко сказал Драко.

Гермиона с удивлением посмотрела на него. Малфой наклонился к ее уху и прошептал:

— Это навредит и ей, и тебе. Беллатриса не потерпит твоего общения с осквернителями крови. И если ты думаешь, что она не узнает, ты не права.

Гермиона выглядела растерянной, казалось девушка вот-вот расплачется.

— Драко, прав…Прости, Джинни, но я действительно не могу.
Рыжеволосая гриффиндорка была похожа сейчас на яростную кошку. Ее глаза метали молнии, а волосы наэлектризовались.

— Драко, прав…— передразнила она Гермиону. — Ты теперь слушаешь Малфоя, да? А эта стерва Забини твоя подруга?

— Джинни, ты не понимаешь…

— Так объясни! Хотя нет, не надо, я и так все знаю. Я, знаешь ли, сначала подумала, что ты действительно не знала, кто твоя мать. Но теперь я понимаю, что ты все знала и просто притворялась! Ты тайком поехала в школу! Тебе было западло сидеть с нами в одном купе, да? Ты всегда знала правду! А может быть, ты просто шпионила для НИХ! А мы ведь верили тебе! А сейчас, когда стало удобно быть чистокровной, ты и переметнулась на их сторону, так?
Все взгляды в зале были прикованы к ним. Джинни с каждым словом говорила все громче, а последнюю фразу буквально проорала на весь зал.

— Удобно? Удобно? Что ты несешь, Джинни! — Гермиона тоже кричала. — Да это всегда удобно быть чистокровной! Как я по-твоему себя чувствовала, когда меня изо дня в день называли грязнокровкой? Разве я бы не отказалась на это если бы все знала с самого начала? И почему тогда шляпа распределила меня на гриффиндор?

— Это ничего не меняет! Ты врала нам! По крайней мере, вчера утром ты уже точно знала, иначе, зачем тебе было ехать в Хогвартс? Ты могла нам рассказать, мы бы поняли тебя и поддержали! Но теперь…! Я НЕНАВИЖУ ТЕБЯ!

И с этими словами Джинни Уизли кинулась к высоким дубовым дверям зала и скрылась за ними.

Несколько секунд Гермиона стояла, не способная двигаться от шока. Затем она медленно пошла к выходу. С каждым шагом она шла все быстрее и, наконец, выбежала из Большого зала и кинулась бежать куда глаза глядят.

Остановилась она только у озера. Гермиона села на высокий пень и спрятала лицо в руках. В голове у нее до сих пор звучали слова Джинни. Я НЕНАВИЖУ ТЕБЯ! Я НЕНАВИЖУ ТЕБЯ! Я НЕНАВИЖУ ТЕБЯ! Я НЕНАВИЖУ ТЕБЯ! Я НЕНАВИЖУ ТЕБЯ! Я НЕНАВИЖУ ТЕБЯ! Я НЕНАВИЖУ ТЕБЯ! Я НЕНАВИЖУ ТЕБЯ! Я НЕНАВИЖУ ТЕБЯ! Я НЕНАВИЖУ ТЕБЯ! Я НЕНАВИЖУ ТЕБЯ!

Девушка услышала хлопанье крыльев и подняла голову. В следущий миг огромная сипуха приземлилась ей на колени. Дрожащими руками Гермиона отвязала письмо. К ее огромному удивлению печать не была сломана. Письмо не проверяли.
Гермиона надавила на печать с тисненой буквой «М» и так раскололась надвое. Девушка прочитала надпись на конверте:
«Министерство магии. Долорес Амбридж. Вторая заместительница министра».

«Что может писать мне эта жаба?» — подумала Гермиона.

Девушка разорвала конверт, вынула письмо и принялась читать. Хуже уже не станет.

«Дорогая Гермиона,

Я пишу тебе, чтобы сообщить наши последние новости и попросить прощения за наш поступок. Я знаю, ты не ожидала от нас этого, но у нас не было выхода. Хоть это и была идея Сохатого, но я с ним полностью согласен. Но знай, что мы всего лишь пытаемся защитить тебя. Надеюсь, нам это удалось, и ты сейчас в безопасном месте.

Прости, что не написали раньше. У нас не было совы, и другие способы связи были нам не доступны. Если ты читаешь это письмо, значит мой план удался. Мы узнали, где находиться медальон, и сегодня идем в Министерство Магии. Оттуда я и отправляю это письмо. Хочется верить, что мы не поставим тебе им в неловкое положение.

На самом деле, Сохатый не знает, о том, что я придумала, но я уверена он не был бы против. Мы оба очень любим тебя и скучаем. Скоро мы снова будем вместе, обещаю.
Пожалуйста, не пытайся нас искать и не отвечай на это письмо. Это может быть опасно для всех нас.

И еще раз просим прощения. Пожалуйста, прости нас и пойми, если сможешь.

Твоя Долорес, Сохатый и думаю, ты уже догадалась кто»

Гермиона ошиблась. Хуже стало. Она сжимала в руках драгоценное письмо от Рона и Гарри. Рон назвал Гарри кличкой Джеймса. Сохатый. Так называли его друзья, мародеры.

Гермиона отметила, что письмо было составлено довольно хорошо. Было сложно догадаться от кого оно. К тому же, план Рона действительно осуществился, письмо не стали вскрывать.

Они все продумали. Ее друзья. Рон рисковал собой, чтобы отправить это письмо ей.

«Сохатый не знает, о том, что я придумала, но я уверена он не был бы против». А вот в этом она сомневалась. Гарри был всегда такой осторожный, тем более он бы не позволил Рону так рисковать.

«Знали бы вы, кто я такая! Стали бы вы тогда писать мне? Смогли бы понять меня и простить?» — думала Гермиона.

Она опустила голову и разрыдалась. Спустя некоторое время она услышала шаги. Гермионе показалось, что она знает, кто это, и она не стала поднимать голову. Ей не хотелось предстать перед ним такой беззащитной и слабой. Она постаралась перестать плакать, но у нее еще вырывались тихие всхлипы.

— Что может писать тебе Амбридж? — послышался удивленный голос Малфоя.

Именно это она подумала, когда увидела имя на конверте. Гермиона расплакалась с новой силой. Драко подошел к девушке и обнял ее. Гермиона уткнулась лицом ему в грудь и продолжала плакать. Малфой не пытался успокоить ее, он просто обнимал ее и гладил по волосам. Драко понимал, что ей нужно выплакаться. Наконец, Гермиона затихла и отошла от него на несколько шагов. Парень достал из кармана кипельно-белый платок и протянул девушке. Гермиона тихонько высморкалась и посмотрела на Малфоя заплаканными глазами. В этот момент между ними не было шестилетней вражды. Драко был просто парнем, который успокаивал просто девушку, которой было плохо и больно.

Гермиона первой нарушила молчанье.

— Я намочила твою рубашку, — виновато сказала она.

— Хорошо, что мы все-таки волшебники, — улыбнулся Драко и высушил ее палочкой.

— Прости, что так расклеилась. Я обычно не такая плакса. Так глупо вести себя так, ведь слезами делу не поможешь…— попыталась оправдаться Гермиона.

— А чем поможешь? — Драко было интересно, в чем она видит решение этой проблемы.

— Не знаю, есть много вариантов. Астрономическая башня, попытка убить Волан-де-Морта, побег… Я еще не решила.

— Все, что ты назвала глупо и безответственно. Ты так не поступишь. Ты другая. — Сказал Драко. Ему стало немного не по себе оттого, что она так спокойно говорила о попытках самоубийства и называла имя Темного Лорда.

— Другая? И какая же я, по-твоему?

— Правильная, ответственная, смелая и умная.

Гермиона мрачно рассмеялась.

— Вот что творит чистая кровь! Раньше я была тупой, не достойной внимания грязнокровкой, а теперь…

— Я всегда считал тебя такой. Просто раньше я не говорил об этом вслух. И ты никогда не была недостойной внимания. Одно то, что ты училась лучше меня, уже заставляло меня думать о тебе. Не говоря о том, что ты была подругой моего врага.

— Ну, тогда спасибо. — Гермиона неуверенно улыбнулась. — Я не знала.

— Не за что. — Драко пожал плечами. — Может пойдем в замок. У нас ведь еще занятия.

— Ты иди...Мне нужно подумать...это письмо, — сказала Гермиона и посмотрела на лист бумаги, который она все еще сжимала в руках.

— Что в нем? Поздравления с новообретенной семьей? — с сарказмом спросил Драко?

— Поздравления? О, нет. Оно вообще не от Амбридж. — сказала Гермиона и прихлопнула рот ладонью. Но сказанного было уже не вернуть. Брови Малфоя поползли вверх.

— Кто же пишет тебе от имени второго заместителя министра?

— Я…Это..это не важно…

Вдруг Драко пришла в голову безумная идея, он попытался отбросить ее, но почему-то ему казалось, что он прав.

— Этого не может быть, — чуть слышно прошептал он, но
Гермиона все равно услышала.

— Чего не может быть?

— Это ведь не Поттер? Он не мог написать тебе от имени Амбридж, ведь так? Для этого ему надо было бы пробраться в ее кабинет и.. нет этого не может быть.

Гермиона замерла. «Мы узнали, где находиться медальон, и сегодня идем в Министерство Магии». Они идут в Министерство Магии? Но ведь сейчас для них нет места на земле опаснее, чем Министерство! Что если их поймают? Что если их уже поймали? Живы ли они еще?

Что же делать? Как узнать, что происходит? Пойти к Снеггу? Он ничего ей не скажет. С какой стати ему что-то говорить, даже если он знает. А он скорее всего знает. Снегг — предатель, убивший Дамблдора! Нельзя об этом забывать! А ведь она это почти сделала… Она готова была бежать к первому, кто мог ей хоть что-то рассказать.

«Думай, Гермиона, думай!» — говорила она себе. Но ничего придумать ей так и не удалось. В любом случае, если Гарри и Рона поймали, об этом завтра напишут в «Ежедневном пророке». Оставалось только ждать. И это самое ужасное, ведь больше всего на свете Гермиона ненавидела ожидание.


***


Драко наблюдал за девушкой, стоящей напротив него. Она о чем-то напряженно думала. Об этом свидетельствовало то, что она покусывала нижнюю губу и нервно теребила руками письмо.

За шесть лет их совместной учебы, Малфой очень хорошо изучил Гермиону. Он знал, какие жесты выражают задумчивость, недовольство. Мог легко понять, что она растроена, даже когда девушка пыталась скрыть это.
Так же хорошо он знал Поттера и Уизли. Он постоянно наблюдал за ними, анализировал их поведение в различных ситуациях. Именно это помогало ему задевать эту троицу за живое, выводить их из себя.

И вот сейчас, Драко почти слышал, как мысли буйно мечутся в ее голове. О чем же она думает? Гермиона ничего не сказала на теорию о том, что письмо написал Поттер, и Малфой понял, что это правда.

В который раз он поразился способностям Поттера. Как, ну как, ему удалось проникнуть в Министерство магии, когда он является «Нежелательным лицом № 1» и на его голову назначена 1000 галеонов? Как ему удалось обхитрить всех, да еще отправить письмо от имени Амбридж? Малфою это казалось невозможным.

И вдруг он понял, о чем думала Гермиона. Какой же он дурак! Да с чего он взял, что Поттеру (Поттеру!) удалось всех перехитрить? Его наверняка поймали. И что же дальше?
Драко Малфоя охватила злость. Да как он смеет так подставляться! Разве он не должен придумывать хитроумный план по уничтожению Темного Лорда? А он чем занимается? Где-то шляется с этим придурком Уизли и пишет любовные письма своей подружке.

— Я думаю, нам действительно пора возвращаться в замок, — прозвучал тихий голос Гермионы.

Девушка была бледнее обычного и выглядела очень расстроенной и растерянной. И Малфою стало ее жалко. Злость ушла так же быстро, как и появилась.

Драко сделал несколько нерешительных шагов к Гермионе.

— Все с ними будет хорошо, — сказал он. — Это же Поттер, ему всегда удается выкрутиться.

— Многим кажется, что у Гарри все легко получается, он всегда выходит сухим из воды. Но это не так. Ему тяжело. Нам всем тяжело. И мне, и Рону. Ты думаешь, что это легко, когда твой крестный умирает на твоих глазах? Когда, люди, которым ты веришь, предают? Когда твои единственные родственники держат тебя в чулане и морят голодом? И я волнуюсь за него, ведь Гарри так заботиться об окружающих его людях. И это не всегда доводит до добра.

Драко был ошеломлен. Он думал, что знает Поттера, как свои пять пальцев. Но оказалось, что он многого не знал. Например, о его родственниках и о том, что он действительно беспокоится о людях, а не просто рисуется.

— Ну, он ведь не один, Уизли конечно никчемный, но хоть какая-то компания. — Парень решил не спорить с Гермионой по поводу достоинств Поттера. Он понимал, что сейчас девушка нуждается в поддержке.

— Откуда ты знаешь про Рона? — в ее глазах отражался страх.

— Неважно. — Отрезал Драко. Он не хотел говорить этой честной и ответственной гриффиндорки, что подслушивал.

— Это важно, Малфой! Если знает кто-то еще, то…— Девушка была в отчаянье.

— Никто больше не знает, не волнуйся. — Резко ответил Драко. Как же она заботиться об этих Уизли! Просто смотреть тошно.

— Драко, пожалуйста, не говори никому. — Ее голос звучал так жалобно, что Малфой просто не смог ей отказать.

— Ладно, не скажу. Но только ради тебя.

— Спасибо. Для меня это, правда, очень важно.

Малфоя так и тянуло наорать на нее, объяснить, что теперь всем на нее плевать, что Поттер с Уизли даже не подумали бы ей написать, если бы знали правду. Как она может так волноваться за них? Разве она не слышала, что сказала мелкая Уизли? Разве ее друзья не предали ее? Малфой не понимал ее, не мог понять. Но Драко не накричал на нее, он просто кивнул. Сегодня он был просто образцом вежливости и тактичности.

Гермиона смотрела на него, ожидая, что он скажет что-то еще, но Драко молчал. Тогда она повернулась к нему спиной и зашагала к замку. Малфой последовал за ней.

Яркое солнце выплыло из-за туч и согревало парня с девушкой, бок о бок идущих к огромному старинному зданию.

Форма входа



Календарь

«  Август 2017  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031

Мини-чат

200

Статистика