Воскресенье, 2017-10-22, 13.08
Приветствую Вас Бродяга | RSS

Дочь тьмы. Глава 9

Ты пришла напоить полнолунием стены
И сорвать с головы черепичный парик.
В коридоры победно вошли перемены,
Тишину наводнил ослепительный крик.

Гермиона проснулась от того, что кто-то сильно тряс ее за плечо. Девушка нехотя приподняла веки и увидела расширившиеся от испуга глаза Блез Забини. Когда соседка по комнате поняла, что Гермиона проснулась, она быстро, с нотками истерики в голосе, сказала:
— Вставай, Гермиона! Быстрее! И идем скорее со мной! — и увидев, что девушка никак не реагирует, схватила ее за руку и дернула. — Давай же!
— В чем дело, Блез? Что случилось?
— Они поймали Поттера! — воскликнула слизеринка. — Темный Лорд здесь! Он велел привести тебя!
Когда до Гермионы дошел смысл слов Блез, она резко села на кровати. Поймали Гарри? Но как это могло случиться? Черт! Ну, конечно же, Министерство Магии! Они ведь пошли туда за крестражем. Но Рон ведь отправил письмо, значит, должно быть, все в порядке. Хотя их могли поймать уже потом. Рон был с ним! Вероятно, он и сейчас с Гарри. Девушка быстро накинула мантию и последовала за Блез, продолжая размышлять. Зачем только Волан-де-Морту понадобилась я? Чего он добивается? А я ведь так и не была ни на одном уроке окклюменции. Он прочтет мои мысли, а я слишком много знаю! И про Снегга, и про крестражи! Гермиона начала паниковать. 
«Так, — наконец сказала она себе, — прекращай истерику. Успокойся». 
Девушка сделала глубокий вдох и медленно выдохнула. Надо придумать, что делать дальше. Но Гермиона решительно не знала, как она сможет одна противостоять Темному Лорду. 
«Хорошо, возможно, я смогу его отвлечь, — думала бывшая гриффиндорка, — занять разговором, а Гарри и Рон смогут сбежать. Да только не оставят они ее наедине с Волан-де-Мортом».
Тем временем они уже вышли из подземелий и поднимались по главной лестнице. Гермиона обернулась к слизеринке и спросила:
— Куда мы идем? Где они?
— На Астрономической башне.
О, нет! Только не Астрономическая башня! Это очень плохая идея! Гарри наверняка вспомнит смерть Дамблдора и не сможет вести себя достаточно сдержанно и дождаться ее. Нужно поторопиться. И Гермиона побежала. Она мчалась по лестницам, не замечая ничего вокруг. Наконец, преодолев последние несколько ступенек, девушка ворвалась в башню. Когда она увидела представшую перед ней картину, она поняла, что не зря так торопилась. 
Темный Лорд стоял напротив Гарри Поттера, пригвожденного заклятием к стене. Рядом с Гарри был Рон, который находился в том же положении. Позади Волан-де-Морта стояли Северус Снегг и Беллатриса Лестрейндж. Когда Гермиона вошла в башню, все присутствующие обернулись к ней. На лицах Гарри и Рона отразился шок. Сначала девушка не поняла, в чем дело, но потом ее осенило: «Слизеринская мантия». Да, такого они точно не ожидали. 
Девушка оценила свою позицию и поняла, что расклад не в ее пользу. Ее друзья не могут пошевелиться, Темный Лорд и Белла с палочками наготове, а Снегг не станет выдавать себя. 
— Ну, вот теперь мы все в сборе. — Сказал Темный Лорд и ухмыльнулся. Да, Гарри был прав, улыбаться ему не шло. Особенно теперь, когда он выглядел не как человек.
«Нужно заговорить ему зубы. Болтать все, что угодно. Сказать что-то такое, чтобы Гарри и Рон не захотели возвращаться за ней» — таков был ее план.
Поэтому девушка, пересилив себя, поклонилась и затараторила:
— Мой Лорд, зачем вы позвали меня? И что здесь делает Гарри Поттер? Когда вы поймали его?
— О, скоро ты все узнаешь. — Коротко ответил он и повернулся к Рону. Первая попытка провалилась. 
— Мистер Уизли, я хочу предоставить вам шанс выжить. У вас есть выбор: умереть просто так с вашим другом или жить и служить мне. В первом случае погибнете не только вы, но и вся ваша семья, а во втором…кхм... Вы будете должны всего лишь убить эту девушку. — Сказал Темный Лорд, указав на Гермиону.
Гермиона открыла рот от удивления. Рон должен убить ЕЕ? Что за бред? Зачем это нужно Волан-де-Морту? Вместо всего этого Гермиона сказала:
— Какой смысл меня убивать? — к ее удивлению, голос прозвучал спокойно.
— Это будет посвящением в Пожиратели смерти. Каждый, кто принимает метку, должен кого-то убить, — нетерпеливо пояснил Волан-де-Морт и снова посмотрел на Уизли. — Я думаю, тебе будет не сложно решиться, когда ты узнаешь последние новости. Видишь ли, Гермиона — дочь Беллатрисы.
Воцарилась мертвая тишина. Гарри и Рон в шоке смотрели на свою подругу, а она не знала, что делать. Они не должны были это ТАК узнать!
Вдруг Гермиона почувствовала неестественность всей этой ситуации. Это было как-то... неправильно. Интересно, а куда исчезла Блез? Она ведь так торопилась ее привести к Темному Лорду. И зачем Волан-де-Морту убивать ее? Белла его никогда не простит. Все эти мысли словно отгородили Гермиону от окружающего мира. Она будто через глухую стену наблюдала за происходящим. И голос Гарри показался ей очень далеким, когда он сказал:
— Я сам это сделаю. Вместо Рона. Ты все равно меня убьешь, Риддл, так дай мне сделать доброе дело перед смертью.
Доброе дело? Что ж, а чего она ожидала? Но Темный Лорд запретит, это должен сделать Рон. На Гермиону накатило странное спокойствие. Ситуация была поразительно нелепой. Вот она со своими друзьями стоит на площадке башни, где погиб Дамблдор, и они собираются убить ее. Причем Гарри даже рад сделать это. Глупость какая-то! Гермиона нервно оглядывалась по сторонам. Со стороны могло показаться, что она ищет путь к отступлению. Но это было не так. Девушка всего лишь хотела разобраться в происходящем. Неожиданно она подумала, что это мог быть сон, потому что события происходили слишком быстро и не были связаны между собой. Вот например, Гарри не мог взять и просто поверить Лорду. И Блез, которая так торопилась привести Гермиону к Хозяину, не могла так неожиданно исчезнуть. Но все-таки все было слишком реально, ярко и…странно. Из этих раздумий ее вырвал голос Темного Лорда:
— Ну, раз ты так хочешь.
Через секунду Гарри уже стоял перед ней с палочкой наготове, а в следующий миг она увидела, как в нее летит заклинание. Это была не «Авада Кедавра». Девушка поняла это, когда почувствовала, как летит вниз, с Астрономической башни. До земли оставалась всего пара метров, когда она поняла, что сейчас по-настоящему умрет, разбившись о твердую землю.
Гермиона пронзительно закричала.

***

— Щелк. — Свет в палатке в очередной раз погас. Это Рон игрался со своим делюминатором, лежа на своей кровати. Это занятие было его единственным развлечением. Гарри был странно молчалив, а рука нестерпимо болела, поэтому он все время проводил в палатке в одиночестве. 
Гарри ушел дежурить снаружи. Он сказал, что это очень важно, потому что ни одного защитного заклинания он не знает, а попасться в руки Пожирателей они не хотят. Медальон он забрал с собой, решив изучить его получше и подумать над тем, как его открыть. 
Рон знал, что ему надо хорошенько выспаться, но боль в руке и тревожные мысли не давали ему заснуть. На самом деле, что бы он ни говорил другу, он не был безумно рад найти крестраж. Головой он понимал, что они молодцы и не зря потратили время, но на сердце было неспокойно. Медальон вселял в него какой-то суеверный страх. Он был неестественным и отвратительным. Нет, внешне его можно было даже назвать красивым, но та энергия, что шла изнутри…она была темной, очень темной. Парень чувствовал это всем своим существом.
А еще его не покидали мысли о Гермионе. Где она сейчас? Как она? Получила ли она его письмо? А что, если его перехватили? Рон уже жалел, что попросил подругу не отвечать, он был бы рад сейчас хоть какой-то весточке, какой-то связи с внешним миром. Но Уизли убеждал себя, что все сделал правильно, он не должен подставлять Гермиону, где бы она ни была.
За этими раздумьями Рон не заметил, что делюминатор начал синеть и тускло мерцать в темноте, пока яркий синий свет не ослепил его. Парень понял, что нужно что-то делать, потому что свет уже начал меркнуть. И Рон щелкнул.
Крик. Пронзительный, леденящий душу женский крик разорвал тишину палатки. Он наполнил ее всю, даже стены завибрировали. А будь здесь стеклянные окна, они непременно бы разбились. 
Рон выронил делюминатор и зажал руками уши, но это не помогло. Казалось, барабанные перепонки сейчас лопнут, но это было не главное. Главным было то, что этот крик был криком его лучшей подруги, это кричала Гермиона.
В палатку ворвался Гарри с безумными глазами на бледном лице. Он кинулся к делюминатору, но, когда до него оставалось каких-то несколько сантиметров, крик оборвался, и свет погас. В палатке воцарилась кромешная тьма. Крик все еще раздавался в ушах друзей, они оба тяжело дышали.
Наконец Гарри прошептал: «Люмос», и на конце его палочки появился маленький огонек. 
— Что это было? — прохрипел Мальчик-Который-Выжил.
— Гермиона. Почему она кричала? — так же хрипло ответил Рон. — Я выключил лампы делюминатором, а он начал светиться ярким синим светом, я щелкнул, а потом…. Ну, ты сам слышал.
Друзья, как по команде, посмотрели на делюминатор. Никто не решался взять его в руки. Но изобретение Дамблдора выглядело безобидно, и Гарри осторожно взял его. Парень начал вертеть его в руках. Рон ждал. Но Гарри, так ничего и не найдя, просто положил прибор на кровать. Его лицо ничего не выражало.
— Что-то случилось с Гермионой, Гарри! — воскликнул Рон. — Так не кричат люди, которые увидели мышь или паука. Что если ее пыта...
— Замолчи! — перебил его друг. — Я все понимаю! Дай мне подумать.
Рон послушно замолчал. Гарри еще несколько минут сидел с отсутствующим выражением лица, потом снова взял в руки делюминатор и щелкнул. Уизли, затаив дыхание, наблюдал за ним, но ничего не произошло, только свет вернулся в лампы.
— Это из-за меня, — прошептал Рон, — все из-за меня…
— О чем ты? — насторожился Гарри.
— Я хотел тебе рассказать. Я отправил Гермионе письмо из Министерства. Так они и нашли ее. И теперь пытают. — Рон покачал головой. — Из-за МЕНЯ! Какой же я ДУРАК! Думал, так будет лучше!
Парень спрятал лицо в ладонях. Гарри смотрел невидящим взглядом в стену. Так они и сидели, двое мальчишек, которые должны были сейчас учиться в школе вместо того, чтобы прятаться, бояться, драться. Вместо того, чтобы воевать.

***

Когда Блез вернулась из ванной, ее соседка уже крепко спала. Сама слизеринка спать не хотела. Хотя они и закончили очень поздно, но ей еще нужно было о многом подумать. Девушка погрузилась в раздумья.
По мнению Блез, собрание было отвратительным. Сначала это выяснение отношений в гостиной. Малфой бы в жизни до такого не дошел. То ли дело Нотт, который ни держать себя в руках не мог, ни установить свою власть. Андриан тоже хорош! Подставил бедную девочку. А она ничего, смогла за себя постоять. А еще Гермиона очень хорошо понимала Малфоя. Наверное, даже лучше, чем она сама. Именно поэтому Блез и попросила ее помочь Драко. 
Забини сама не заметила, как уснула. Ей снова снился тот сон. Кошмар, который она ненавидела. Он преследовал ее уже два с половиной года, с тех пор, как был убит ее старший брат. В тот день он должен был принять метку. Темный Лорд явился в их поместье за полночь. Вся семья должна была присутствовать при этом. Так же, как и другие Пожиратели смерти. Отец Нотта, Малфоя, Лестрейнджи и многие другие прибыли вместе с Тем-Кого-Нельзя-Называть. Церемония началась. Все присутствующие встали в круг, в центре которого были Темный Лорд и Брендон Забини. Парень опустился на одно колено и склонил голову. Как раз перед этим он пристально посмотрел на Блез и незаметно кивнул. Девушка не поняла, что обозначал этот жест, но кивнула в ответ. 
Темный Лорд начал зачитывать обязанности, которые возлагаются на Пожирателя смерти, когда он принимает метку.
— Согласен ли ты принять метку? — торжественно закончил Волан-де-Морт.
Наступила звонкая тишина. Все смотрели на парня, ожидая от него ответа. Но Бред не спешил. Наконец парень вскинул голову, посмотрел в глаза Тому-Кого-Нельзя-Называть и сказал:
— Нет.
Гости пораженно вздохнули. Блез прижала руку ко рту. Что же он наделал? Что это значит? Он ведь не собирался отказываться от метки…Он сам говорил ей, что это неизбежно. 
— Ты понимаешь, что ты сейчас сказал? — прошипел Волан-де-Морт. Он был в ярости. Какой-то мальчишка посмел перечить ему! Решил опозорить его перед всеми!
— Да. Я сказал, что передумал принимать метку. — Брендон поднялся с колен. 
— Вот как? Передумал? Ну что ж, ты знаешь, что будет дальше...Круцио!
Блез видела, как Бред попытался удержаться на ногах, но не смог и упал на колени. Лицо брата было бледным. Он изо всех сил сжимал зубы, чтобы не закричать.
— А теперь все вместе! — потребовал Темный Лорд, все еще продолжая пытать парня.
— Круцио! — произнес хор Пожирателей.
Парень повалился на бок. От сильного удара из виска потекла кровь. Горло разрывал мучительный крик. А пытка все продолжалась. Блез больше не могла сдерживаться. Она кинулась к брату и закричала:
— Прекратите! Пожалуйста, перестаньте!
Казалось, на нее никто не обращал внимания. Она обернулась, чтобы увидеть, как отец обнимает маму, бьющуюся в истерике. Ее родители ничего не предпринимали. Девушка разочарованно отвернулась и рухнула на колени перед Темным Лордом, умоляя его:
— Пожалуйста, прекратите…я все сделаю... прошу вас…он этого не вынесет…я умоляю… пожалуйста!
По ее щекам текли слезы, голос срывался. Наконец Волан-де-Морт обратил на нее внимание и опустил палочку. Пожиратели смерти последовали примеру хозяина. Бред тяжело дышал, лежа в луже крови.
— Что ты можешь мне предложить, девчонка? — поинтересовался Тот-Кого-Нельзя-Называть.
— Все, что вы захотите! Я сделаю ВСЕ! Только отпустите Бреда! Пожалуйста! — залепетала девушка.
— Это заманчивое предложение, — начал Темный Лорд, и Блез на секунду показалось, что он согласится, — но мистер Забини нанес мне оскорбление своим отказом. Поэтому, моя девочка, ты должна вернуться на свое место, и мы продолжим.
Блез не пошевелилась.
— Пожалуйста, не пытайте его, умоляю вас…
— Вы забываетесь, мисс Забини! Я велел возвращаться вам на свое место!
Волан-де-Морт грубо отпихнул ее от себя и направил палочку на Бреда. У Блез было меньше секунды на раздумья. Девушка кинулась под летящее в брата заклятие. Боль пронзила ее тело, и она упала на лакированный пол. Блез задыхалась, но не могла закричать. Легкие как будто слиплись и не впускали воздуха. Пытка закончилась так же быстро, как и началась. Девушка, наконец, смогла сделать вдох. Краем глаза она заметила какое-то движение и повернула голову. Оказалось, что Бред поднялся на ноги и направлялся к ней. В следующий миг она увидела зеленую вспышку света, и тело ее брата упало рядом с ней. Широко распахнутые безжизненные глаза смотрели на нее невидящим взглядом.
— НЕЕЕЕЕТ! — ее крик разорвал воцарившуюся тишину.
Так всегда кончался ее кошмар, но на этот раз что-то было не так. Кричала не только она. Блез замолчала, но другой женский крик продолжался. Девушка обернулась на свою мать, но та была без сознания. В чем же дело? Вдруг резкий порыв ветра влетел в распахнутое окно и врезался в Блез. Девушка начала падать и…проснулась.
Теперь она поняла, откуда взялся этот крик. Это кричала Гермиона, лежавшая на самом краю кровати. Блез уже собиралась разбудить соседку, но тут та неудачно повернулась и упала с кровати. Девушка распахнула глаза, в которых плескался страх. Он, впрочем, сменился изумлением и неверием, когда она поняла, где находится.
Блез все-таки поднялась с кровати и подошла к Гермионе, которая лежала на полу и не двигалась. Однако когда бывшая гриффиндорка увидела ее, она резко вскочила на ноги и отлетела от Блез.
— Это не было сном! — воскликнула она, глядя на слизеринку. 
— Ведь не было?
— Ты закричала и упала с кровати. По крайней мере, я проснулась от твоего крика.
— Скажи мне честно, это какое-то заклинание? Как я очутилась здесь? Ты же сама отвела меня на Астрономическую башню!
— Это был сон, Гермиона. Я никуда тебе не отводила.
Девушка только покачала головой и начала ходить по комнате, заламывая руки. Потом она открыла шкаф и достала оттуда мантию и какой-то сверток.
— Я должна проверить кое-что. — Бросила она и выбежала из комнаты.
Сначала Блез хотела отправиться за ней, но потом передумала. Она не какая-то гриффиндорка, чтобы бегать за сумасшедшими и успокаивать их. В том, что Гермиона потихоньку сходит с ума, слизеринка не сомневалась.
Блез снова легла в кровать и вскоре уснула.

***

Гермиона сильно стукнулась о твердую поверхность и распахнула глаза. Сначала она не поняла, где находится. Во-первых, она должна была умереть, но как она поняла, этого не произошло. Во-вторых, если она упала с Астрономической башни, то она должна была видеть над собой звездное небо, а не потолок свей комнаты. Горло щипало, а спина неприятно болела, как от ушиба. Что опять не так? Даже умереть нормально не дали?
И тут она увидела лицо своей соседки по комнате, склонившееся над ней. Гермиона резко вскочила на ноги и отлетела от нее. Она еще помнила, что именно Блез отвела ее к Волан-де-Морту.

Получалось, что все произошедшее было сном. Но она думала об этом! Все было слишком реально для сна. Неестественно, нелепо, неправильно, но реально.

— Это не было сном! Ведь не было? — оказывается, она сказала это вслух.

— Ты закричала и упала с кровати. По крайней мере, я проснулась от твоего крика, — ответила Блез.

Гермиона не поверила ей. Ей в голову пришла совсем другая мысль, объясняющая, почему Темный Лорд так легко согласился на то, чтобы ее убил Гарри. После смерти Дамблдора на Башню нанесли заклинание, так что любой упавший с нее не мог умереть. Но это совершенно не объясняло, как она очутилась в слизеринской спальне. Может быть, Блез знает?

— Скажи мне честно, это какое-то заклинание? Как я оказалась здесь? Ты же сама отвела меня на Астрономическую башню!

— Это был сон, Гермиона. Я никуда тебе не отводила.
Ну, вот зачем она врет? Сама девушка так ни до чего и не додумалась, но поняла, что Забини ей ничего не скажет. Поэтому она достала из шкафа школьную одежду и мантию-невидимку и бросилась прочь из комнаты. Гермиона должна была попасть в Башню как можно скорее. Только там она найдет ответы на свои вопросы.

***


Драко Малфой опять поздно уснул. И снова потому, что думал о ней, о бывшей гриффиндорке, бесившей его столько лет. Он все еще не мог думать о ней, как о Лестрейндж, поэтому в мыслях так и называл ее Грейнджер.

Сегодня он видел ее с компанией слизеринцев, которой он раньше управлял. Значит, она все-таки вступила в клуб. Довольно быстро для девушки, чьи идеалы рушились на глазах. Хотя, может быть, это была месть? Только кому она мстила?
Сам он больше не был в клубе, а тем более, его лидером. Он понял, что ему бессмысленно приходить туда, когда услышал слова Крэбба с Гойлом и Паркинсон в поезде. Он не собирался унижаться, требуя голосования по его исключению. Не так уж и надо ему это! Парень понимал, что врет сам себе. Этот клуб был для него, как глоток воздуха, он чувствовал себя там, как рыба в воде. Нет, они не были его друзьями, они были его подчиненными. Малфой мог управлять этими людьми, имел среди них авторитет. И сейчас ему не хватало той власти, которой он наслаждался столько лет. Все-таки тяжело ощущать себя НИКЕМ. Он не мог быть с клубом, потому что они теперь не считали его достойным для этого. Он не мог быть с остальными, потому что раньше насмехался и издевался над ними, ведь у него была власть.

Драко чувствовал себя полным кретином. Как он мог не задумываться о будущем, вести себя так недальновидно? Сам ведь обвинял в этом гриффиндорцев. По сути, оказалось, что они ничем не отличаются. Вот и Грейнджер зря доверяла своим «друзьям». Если подумать, так они сейчас в одинаковом положении, только у нее теперь появился фан-клуб среди слизеринцев, а у него не было никого…

Драко уже не помнил, как заснул, когда понял, что видит сон. Он стоял перед дверью, за которой находилась площадка Астрономической башни, и не решался войти. С той стороны в дверь стучала девушка и звала его на помощь. Это была Гермиона.

— Драко, пожалуйста, помоги мне! Драко! Драко! — кричала она.

Малфой точно знал, что дверь была не заперта, но не решался открыть ее и оказаться на том месте, где он чуть было не убил Альбуса Дамблдора.

Гермиона перестала стучать, ее крики стали отдаляться. Видимо, девушку оттащили от двери.

— ДРАААКО! — закричала она в последний раз, и все смолкло.
Дверь распахнулась. На пороге стоял Темный Лорд. Он посмотрел на Малфоя с презрением и сказал:

— Ты опоздал, мальчик! Девчонка мертва! Она так звала тебя, думала, ты сможешь ее спасти. А ты и дверь-то открыть не смог. Слабак!

Волан-де-Морт расхохотался и направился вниз по лестнице.
Драко Малфой проснулся и сел на кровати. Первой его мыслью было то, что первый его сон о НЕЙ сбылся. А что, если….? Парень вскочил с кровати, накинул мантию и кинулся к Астрономической Башне.


***


К счастью, по пути Гермиона никого не встретила. Всю дорогу она кляла себя за то, что не догадалась взять карту Мародеров. Обычно это всегда делал Гарри, а ей даже в голову не пришло. Теперь она могла действовать на свой страх и риск.

Девушка поднялась по длинной винтовой лестнице и оказалась у двери в башню. Гермиона не спешила входить. Она прижалась к замочной скважине и прислушалась. Но оттуда не донеслось ни звука, кроме завывания ветра.

Гермиона осторожно приоткрыла дверь и скользнула внутрь. На Башне было темно и холодно. Ледяной ветер забирался под мантию, а причудливые тени на стенах пугали ее. Но Гермиона не была трусихой, по крайней мере, она так считала. Поэтому она наколдовала свет и огляделась. Башня была пуста. Кроме нее, на ней никого не было. Но это не сильно успокоило девушку, ведь они могли уже уйти.

Однако после долгой проверки и поиска хоть каких-то следов недавних посетителей Гермиона убедилась, что это действительно был сон. Этой ночью здесь действительно никого не было. Но почему же она никак не может в это поверить?

Оставался единственный способ проверки — прыгнуть с башни. Если это был сон, она снова окажется в слизеринской спальне, а если это было явью, то она либо разобьется в лепешку, либо ее удержит заклинание. Звучало довольно логично, но девушке все равно было страшно. Умирать почему-то не хотелось. Даже сейчас, когда в ее жизни не осталось ничего, ради чего стоит жить, а в будущем ожидали только страх, боль и предательство. Она чувствовала себя настолько живой, наслаждалась каждым вдохом и дуновением ветерка.

«Может быть, все еще обойдется, — успокаивала себя Гермиона, медленно подходя к краю площадки, — может быть, я выживу. Тем более, у меня есть волшебная палочка».
Девушка перелезла через ограждение и теперь стояла на самом краю. Один шаг, и она упадет вниз. И вот, когда Гермиона уже приготовилась его сделать, она услышала за спиной знакомый голос:

— Грейнджер! Ты что, с ума сошла? Какого черта ты делаешь?

***


Главной задачей для Драко было как можно быстрее добраться до Астрономической башни. Парень не думал ни о том, что может встретить Филча или преподавателей, ни о том, что в его сне он встретился с Волан-де-Мортом. Портреты удивленно смотрели на него, когда он пробегал мимо.

Наконец он оказался у заветной двери, не задумываясь, распахнул ее и увидел Гермиону. Девушка стояла за каменным ограждением и явно собиралась прыгать. Вот она расправила плечи и подалась вперед.

— Грейнджер! Ты что, с ума сошла? Какого черта ты делаешь? — заорал Малфой, совладав с голосом.

Девушка обернулась и удивленно посмотрела на парня. Потом обреченно вздохнула и сказала:

— А сам-то что здесь делаешь?

— Тебя от самоубийства спасаю! — воскликнул он.

— Самоубийства? — засмеялась Гермиона. — Я не собираюсь умирать, я хочу просто прыгнуть. Мне нужно кое-что проверить.

Драко оторопел. Что за бред? Она что, совсем сумасшедшая? Кое-что проверить? В конце концов, он пришел к мысли, что она действительно потихоньку сходит с ума. Конечно, при таких-то потрясениях. Поэтому он медленно подошел к ней и взял ее за руку.

— Иди сюда. — Сказал он со всей мягкостью, на которую был способен. Сейчас было важно заставить ее вернуться на безопасную площадку, а что он будет думать о себе потом, не имело значения.

Гермиона доверчиво сжала его руку, и Малфой помог ей перебраться через каменную ограду. Драко наколдовал небольшой диванчик и, усадив на него Гермиону, сел рядом.

— А теперь давай по порядку. Как ты тут оказалась и что ты собиралась проверить?

Гермиона долго молчала. И когда Драко решил, что она уже не ответит, сказала:

— Все нормально. Просто я схожу с ума. Это объясняется тем, что в последнее время у меня слишком много потрясений. Если будет дальше так продолжаться, я потеряю магические способности, а потом меня следует отправить в больницу Св. Мунго. Для всеобщей безопасности.

Девушка сказала все это так, словно говорила не о себе, а читала страницу из учебника.

Раньше Драко Малфой думал, что не умеет в жизни две вещи: успокаивать плачущих женщин и убивать. Но теперь, когда он увидел абсолютно спокойную Гермиону, рассуждающую о своем психически расстроенном состоянии, он понял: он не умеет обращаться с сумасшедшими. Хотя, это только она думает, что сошла с ума. Сам Малфой считал, что девушка просто устала и многое пережила. Разве он не был таким же в прошлом году, когда боялся за свою жизнь и в то же время не мог починить шкаф или убить директора? Конечно, был. Он даже подумывал о том, чтобы самому спрыгнуть с Астрономической башни, а не дожидаться наказания Темного Лорда. Но здесь было другое. Гермиона беспокоилась не за себя. Она альтруистка. Готова на все ради других, в то время как они отворачиваются от нее.

Они продолжали молча сидеть. Драко не знал, что ответить на это. Гермиона, по-видимому, ждала ответа.


***


Только сейчас, сидя рядом с Малфоем, Гермиона поняла, какой была дурой. Спрыгнуть с башни, чтобы проверить, приснился ли ей сон! Как только могло ей в голову такое прийти? С ума сошла, не иначе! А тут еще Малфой со своими дурацкими вопросами! Да какая ему вообще разница! Гермиона начинала злиться. Вот и отлично! Скажу ему, что схожу с ума. И посмотрим, что он на это ответит.

Сказала. Молчит. Малфой не знает, что сказать! Ха!

Гермиона и сама не знала, почему так злится. Потому что он помешал ей завершить задуманное? Потому что в тайне она надеялась, что умрет, и все закончится? Или, может быть, потому что он выставил ее дурой и сумасшедшей? Наверное, всё вместе.

«Хватит! — строго сказала себе девушка. — Малфой не виноват, что ты идиотка!»

— Я не хочу ничего объяснять, Малфой. — В голосе послышалась усталость.

— Но…

— Никаких «Но»!

Они снова замолчали. Вдруг девушка вспомнила, что должна поговорить с ним по поводу клуба.

— Малфой, — неуверенно начала она. Гермиона все еще не знала, правильно ли поступила, проголосовав за то, чтобы Драко остался, — этот клуб…в общем, мы проголосовали и…это по поводу тебя…

Гермиона замолчала. Малфой смотрел на нее так, что если бы можно было убить взглядом, она бы уже летела с Астрономической башни.


***


Чертов клуб! И чертова Грейнджер! Зачем они голосовали? Разве он не ушел сам, чтобы избежать этого унизительного голосования? И как она не понимает, что он не хочет этого слышать. Ему наплевать, что они его выгнали. Не надо ничего говорить!

Однако девушка явно собиралась продолжить. А Драко не мог ей запретить говорить. Но то, что она сказала, ввело его в шоковое состояние. Такого он точно не ожидал.

***

— Ты должен прийти завтра на собрание. Большинство проголосовало за то, чтобы ты остался. — Быстро выпалила она и с надеждой посмотрела на Малфоя.

На лице парня отразилось сильное удивление и…облегчение? Радость? Значит, она не зря это сделала, и он на самом деле хочет вернуться в клуб. Как гора с плеч. Ведь она так боялась его реакции. Все хорошо. Девушка с облегчением выдохнула.

— Этого не может быть. Они же меня все ненавидят! — тихо сказал Драко. Он никак не мог поверить, что сможет перестать быть изгоем.

Гермиона положила руку на плечо парня. Драко вздрогнул, но не отодвинулся.

— Это не так, — мягко сказала она. — Они не ненавидят тебя. Просто не понимают.

Малфой поднял голову и посмотрел ей прямо в глаза. Гермионе казалось, что его проницательный взгляд проникает ей в душу.

— А ты понимаешь? — прошептал он.

Гермиона тонула в его глубоких серых глазах. Это было странное чувство. Голова кружилась, как будто она пила огневиски. Усилием воли девушка заставила себе отвернуться.

— Я и себя-то не понимаю. — Ушла она от ответа.

Глубокий вдох. Медленный выдох. Вот так. Теперь она в порядке. Гермиона встала с дивана и подошла к краю башни. Девушка спиной почувствовала, что Малфой тоже поднялся.
«Все еще боится, что я могу спрыгнуть» — подумала она.
— Ты можешь сказать, кто как проголосовал? — услышала она голос прямо над ухом.

— Да, конечно. Булдстроут, Паркинсон и Забини голосовали за то, чтобы ты остался. Нотт против. Наверняка боится, что ты вернешься и снова станешь лидером. Что было бы очень кстати. Нотту власть вообще давать нельзя. Ты намного лучше как руководитель.

Ей показалось, или Малфой на самом деле улыбнулся? Наверное, показалось. Какая ему разница, что она думает? Впрочем, не важно.

— Селвин голосовала против. — Продолжила Гермиона. — По-моему, она вообще слишком верна традициям своей семьи. И делит все на черное и белое, не задумываясь о том, что есть и другие тона. Пьюси голосовал за. Но, насколько я поняла, ему было наплевать. Просто он хотел, чтобы у меня был решающий голос. Я…ну, я уже сказала, что не хочу, чтобы мной руководил Нотт. Остались еще Крэбб с Гойлом. Они были против. Еще бы! Наверняка им не нравилось, что ты превращал их весь прошлый год в девчонок-малолеток.

— Откуда ты знаешь? — удивился Малфой.

— Вообще-то, на Гриффиндоре учатся не такие уж дебилы, как ты думаешь. Мы вполне способны сложить два и два. — Таким тоном она обычно объясняла что-нибудь очевидное Гарри и Рону. Им это никогда не нравилось, но Гермиона была их подругой, и они терпели это. Малфой не был ее другом.

— Вообще-то, — передразнил он Гермиону, — я никогда не считал ВСЕХ гриффиндорцев дебилами. Но это было не так уж и очевидно. Даже Снегг не догадался!

— Это ты так считаешь. Снегг знает намного больше, чем всем нам кажется.

Он оставил ее реплику без внимания. Вместо ответа он спросил:

— До чего еще додумались ваши гениальные гриффиндорские умы? Что еще вы знали обо всем этом?

Девушка тяжело вздохнула. У нее в голове шла внутренняя борьба. Рассказать или нет? С одной стороны, она ему ничего не должна, с другой, ей было жаль его, и Блез попросила помочь. Гермиона понятия не имела, как это сделать. Но она точно знала, что если она расскажет ему правду, то это создаст доверие между ними. Точнее, это Малфой станет ей доверять. Гермиона не была уверена, что она сама сможет хоть кому-то сейчас верить. К тому же, ей очень хотелось выговориться. Больше никому она не могла рассказать об этом, никто уже не станет ее слушать.

— Многое. Мы поняли многое. Кроме самого главного. — Девушка повернулась лицом к Драко и посмотрела ему в глаза. В них отражалась заинтересованность, смешанная с болью. Ему тоже было тяжело вспоминать события прошлого года.

— Мы знали, что ты что-то делаешь в Выручай-комнате. Знали, как ты используешь Крэбба с Гойлом. И про ожерелье с медовухой тоже догадывались. — Слова лились несдерживаемым потоком. Гермиона почувствовала себя свободной. Наконец-то она сможет выговориться. — Гарри слышал твой разговор со Снеггом, когда тот предлагал тебе помощь, но ты не согласился. И в тот день, когда погиб Дамблдор, Гарри как-то узнал, что ты закончил свое дело. Он сказал об этом директору, но тот пропустил это мимо ушей. Тогда Гарри попросил нас следить за Снеггом и Выручай-комнатой. Но мы сглупили и…ты и сам знаешь. Гарри видел, как Снегг убил Дамблдора. Он был там. Директор обездвижил его за секунду до того, как ты вошел.

Гермиона закончила, и воцарилось молчание. Девушка отвернулась от Малфоя и посмотрела на Запретный лес. Издалека он казался длинной темной полосой. Начинало светать, и верхушки деревьев слабо освещались еще не появившимся из-за горизонта солнцем. Небо над ним было серо-голубого цвета с оттенками бежевого и розового. В воздухе стоял аромат дождя. Гермиона всегда любила рассвет. Ведь он означал начало нового дня, еще ничем не омраченного.

— А я-то думал, никто ни о чем даже не догадывался. — Горько произнес Малфой спустя несколько бесконечных минут.

— А Поттер не так прост, как кажется.

— Да...наверное…Только слишком геройствует. Гарри думает, что все плохое, что происходит — это из-за него.

— Всегда говорил, что Поттер зазнается!

Гермиона усмехнулась. Оба понимали, что у Гарри никогда не было звездной болезни. Или Малфой действительно так думал? Девушка не знала. Она ничего не знала о парне, с которым сейчас разговаривала. Пусть Гермиона была в курсе того, что он делал, но какой у него характер и о чем он думает, девушка не могла разгадать.

«Помоги ему». Легко сказать. Как можно помочь человеку, который не хочет этой помощи? Да, сейчас он нормально с ней общается, но вывести его на откровенный разговор у нее не получится. Девушка это знала. Неожиданно она поняла, что все это время говорила она, а Малфой только слушал. Хотя, может быть, то, что я рассказала, как-то поможет ему? На это была слабая надежда. Но Гермиона была гриффиндоркой и всегда верила в то, что все будет хорошо. Глупо, бессмысленно, безрассудно… Но, что есть, то есть.
Молчание затянулось. Ни парень, ни девушка не знали, что сказать. Наконец Гермиона произнесла:

— Уже почти рассвело. Нужно возвращаться.

Девушка направилась к двери, но рука Малфоя остановила ее. Гермиона вопросительно посмотрела на слизеринца.

— Мы пойдем. Но только сначала ты пообещаешь мне, что больше не будешь пытаться спрыгнуть с башни или сделать что-нибудь настолько же опасное, — сказал Драко.

Гермиона хотела начать спорить, но передумала. Девушка лишь устало вздохнула и ответила:

— Я обещаю.

Форма входа



Календарь

«  Октябрь 2017  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031

Мини-чат

200

Статистика