Воскресенье, 2017-10-22, 13.13
Приветствую Вас Бродяга | RSS

Fata viam invenient. Глава 2.

Если придерживаться лжи, то она может стать правдой. Держи язык за зубами, и все будет нормально. — Тёмный дворецкий


Придя в себя, Беллатрикс обнаружила, что находится в каком-то парке. Она лежала на скамейке, и непроглядную темноту вокруг рассеивал только тусклый свет фонаря. Прохладный ветер дул в лицо, и, поёжившись, Белла вскочила на ноги и огляделась по сторонам. На парковой аллее никого, кроме неё, не было. И это определённо не были окрестности Малфой-мэнора, которые Белла сразу узнала бы. Она проверила свои карманы — деньги были на месте, волшебную палочку она продолжала сжимать в руке, как и во время сражения с духом. Вспомнив об этом, Беллатрикс не смогла сдержать дрожи. Так страшно ей не было, пожалуй, никогда. И как она только могла додуматься до этого? Средневековые гримуары, мистика, духи, из-за общения с которыми погибло столько талантливых магов! Она купилась на все эти штуки, как какая-нибудь глупая второкурсница из Хаффлпаффа.

— Ну, где же я? — прошептала Белла. — Что мне теперь делать?

В голове Беллы всплыли последние слова Амона. Он обещал исполнить её желание. Неужели это означало, что она оказалась в прошлом? При одной только мысли об этом на лбу выступил холодный пот. Одно дело, когда ты попадаешь в прошлое под защитой могущественного духа, управляешь им и можешь в любой момент вернуться назад, и совсем другое — не знать ни места, ни времени, не иметь покровителей и быть абсолютно беспомощной. Теперь до Беллы дошёл смысл наказания, назначенного ей духом — он бросил её, предоставив самой разбираться со своими проблемами.

— Вот же тварь! — громко воскликнула Белла и тут же испуганно прижала ладонь к губам — мало ли, кто мог прятаться в парковом сумраке.

«Что же мне теперь делать? — напряжённо думала она. — А вдруг я не в прошлом? Надо найти каких-нибудь людей. Но что я им скажу? Они примут меня за сумасшедшую, это точно. Мне нужно выбраться отсюда и дойти до селения, а там уже действовать по ситуации. В конце концов, палочка у меня есть».

Эти мысли придали ей уверенности. С волшебной палочкой в руке она точно не пропадёт. Заклинания, в том числе и такие полезные, как Империус, работали и в прошлом, и в будущем. Приободрившись, Беллатрикс пошла прочь из парка. Она сторонилась центральных аллей, выбирала тёмные, узкие тропинки, при этом держа наготове палочку, чтобы в любую секунду суметь защититься от внезапной напасти.

Выйдя из парка, Белла обнаружила, что он находится на окраине какой-то деревеньки. Несмотря на то, что была ночь, из некоторых домов доносился весёлый шум, а из окон лился яркий свет. Издалека слышался смех, мужские голоса. Очевидно, где-то в этом месте находилось ночной трактир. Белла подозрительно оглядела территорию. Она показалась ей смутно знакомой. Низкие дома, узкие улочки, выложенные кирпичом, большие, разрисованные вывески…

«Наверное, всё дело в том, что я никогда не была здесь ночью, — решила она. — Поэтому и не удаётся точно узнать, где я».

Беллатрикс подкралась к стене шумного заведения. В тот же миг его двери распахнулись, и на улицу вывалилась шумная компания. Белла мгновенно укрылась за кустами, густо растущими возле здания. Люди, похоже, были волшебниками. Их одежда несколько отличалась от той, что носили знакомые Беллы, но магглы точно никогда не одевались столь экстравагантно.

— Эй, Джозеф, предлагаю аппарировать в Лондон! — пьяно хохоча, заговорил один из этих парней. — Хогсмидовские кафе хороши для распития пива, но мы-то хотим продолжить вечер?

— Я за! — присоединился второй.

Тот, кого звали Джозефом, утвердительно кивнул головой.

— Цыпочки «Дырявого котла», ждите нас! — ухмыльнулся он, и вся троица, придерживая друг друга, зигзагами направилась к антиаппарационному барьеру.

У Беллы отлегло от сердца — она была в Хогсмиде. Это место она знала хорошо, и ей ничего не угрожало.

— Хогсмид, — задумчиво прошептала она. — Значит, Хогвартс совсем рядом. Узнать бы ещё, какое сейчас время…

Устроившись на земле поудобнее, Белла погрузилась в раздумья. Она могла бы попробовать снова вызвать Амона, но сомневалась, что сможет нарисовать магический круг правильно. Малейшая неточность могла повлечь за собой необратимые последствия, а больше испытывать судьбу Белле не хотелось. Был и другой путь — зайти в трактир и, стараясь не вызвать подозрений, узнать ответы на все интересующие её вопросы. В крайнем случае, можно было снять комнату на одну ночь. Беллатрикс метнула взгляд туда, где, по её мнению, должен был располагаться Хогвартс, но густые облака скрывали за собой башни замка.

— Хогвартс… Если я на самом деле оказалась в сороковых годах, то там сейчас учится Том. Милорд, — её голос окрасился нежностью. — Что же мне делать?

Чувства толкали её на авантюру. Она добилась того, чего хотела — попала в прошлое. Теперь она могла вмешаться в ход событий и узнать все тайны. Да, у Беллы больше не было защитника, она была одна, но её магические способности и сильный характер никто не отнимал. Выпрямившись, Беллатрикс взглянула на ярко освещённую улицу.

— Тебе нечего терять, — шепнула Белла сама себе.

Она подошла к кафе, ей в глаза бросилась вывеска с названием — «Кабанья голова». Хогсмид не был подвержен влиянию времени — здесь всё было так же, как и во время учёбы Беллы, только люди были одеты слегка старомодно. К счастью, волшебная мода менялась совсем не стремительно, и наряд Беллы не казался верхом кича. Набравшись храбрости, она толкнула дверь и вошла внутрь.

Никто не обратил на неё внимания. В углу зала сидела какая-то компания старых мужчин, и батарея бутылок интересовала их гораздо больше, чем новая посетительница. Бармен вытирал стаканы, с трудом сдерживая зевоту. На стене висели большие часы — они показывали половину первого. Стараясь выглядеть как можно более естественно, Беллатрикс подошла к стойке и обратилась к бармену:

— Доброй ночи, мистер…

— Лонгсборн.

— Мистер Лонгсборн, я бы хотела снять у вас комнату. На одну ночь, а дальше как получится, — Беллатрикс была удивлена, но бармен даже не спросил её имя. Он равнодушно отбросил полотенце, поставил стакан на стойку, вынул из ящика ключ и протянул его Белле.

— Одна ночь стоит пятнадцать сиклей. Платите и ступайте наверх, комната номер восемь свободна.

Белла отсыпала из кошелька нужное количество монет, взяла ключ и быстро отправилась на второй этаж. Её не покидало ощущение, что вот-вот раздадутся знакомые хлопки, в кафе появятся авроры и начнётся потасовка. Беззаботности магического общества сороковых годов можно было только подивиться. Белла вспомнила всеобщую паранойю времён Первой войны. Тогда невозможно было не то что снять номер в гостинице, магические артефакты покупали, только заручившись разрешением кого-нибудь из Министерства. «Неужели это мы их так изменили? — подумала Белла, вставляя ключ в замочную скважину. — Даже не верится, что когда-то люди были другими. Доверчивыми, наивными. Как странно будет жить в мире, где не надо каждую секунду ждать Авады в спину».

Комната, в которой Белле предстояло провести ночь, была маленькой и не слишком уютной. Но в ней хотя бы были умывальник и кровать. Наскоро ополоснув лицо холодной водой, Белла сбросила платье и нырнула под одеяло. Завтра ей предстояло разобраться с тем, как жить дальше, а для того, чтобы хорошо соображать, надо было выспаться. Уставшая, издёрганная и нервная, Беллатрикс уснула через несколько минут.

* * *

Когда Белла проснулась, в окно уже бил яркий свет. Пробормотав что-то неразборчивое, она натянула одеяло по самые уши и зарылась лицом в подушку. Голова болела, всё тело ныло после ночи, проведённой на неудобной кровати. Постепенно Белла начала вспоминать, где находится. События прошлой ночи возвращались к ней, а вместе с ними и множество проблем. Беллатрикс сбросила с себя одеяло и уселась поудобнее. Потом она трансфигурировала свечу, стоящую на столе, в расчёску, и принялась приводить себя в порядок. В голове роились самые разнообразные мысли.

«Что же мне теперь делать? Сегодня я должна определиться с тем, где буду жить и чем заниматься. Может быть, стоит обратиться в Хогвартс? Но как я объясню…» — Белла уже твёрдо решила, что останется в прошлом. Закончив утренний туалет, она пересчитала деньги — у неё оставалось 50 сиклей. Это была катастрофически маленькая сумма. Если в Хогсмиде на неё ещё можно было протянуть, то о том, чтобы сунуться в Косой переулок, и речи идти не могло.

«Ладно, — мысленно вздохнула Белла. — Для начала надо прожить это утро, а там видно будет». Она набросила на себя мантию, вышла из комнаты и спустилась на первый этаж. В отличие от вчерашней ночи, сегодня небольшое помещение было заполнено людьми. Это было хорошо, потому что Белла опасалась, что может привлечь к себе излишнее внимание; затеряться в толпе — вот, что ей сейчас больше всего было нужно. Заказав чашку чая, она выбрала столик в глубине зала, возле окна. Расположившись там, Белла стала украдкой наблюдать за посетителями. Это были обычные люди, они болтали, смеялись, и совершенно не обращали внимания на незнакомку. Беллатрикс даже почувствовала, что может немного расслабиться; похоже, Министерству Магии и аврорату действительно ничего не известно о её прибытии в прошлое. Сидящим в кафе не было никакого дела до Беллы, и это вводило её в странное смущение. Она привыкла к тому, что, где бы она ни появлялась, у людей в жилах стыла кровь. Её имя было известно каждому британскому волшебнику, её колдографии в «Ежеденевном Пророке» с надписью «особо опасна» видели все, даже маленькие дети, а тут… она всем была безразлична. Никто из присутствующих даже не догадывался о том, что ждёт их всех в не столь далёком будущем. Сейчас они веселились, были беззаботными и жизнерадостными. «Интересно, какое же сегодня число?» — подумала Белла. Оглядевшись по сторонам, она заметила, что на соседнем столике лежит газета. Призвав её к себе невербальным Акцио, Беллатрикс погрузилась в чтение. Первым делом она взглянула на дату — 31 августа 1943 года. По спине Беллы пробежали мурашки — Амон всё-таки перенёс её в нужное время. «Надеюсь, это сегодняшняя газета», — произнесла она про себя. Пролистав ее, Белла уловила основные события. В Европе шла война с Гриндевальдом, и некоторые политики недвусмысленно намекали на то, что сильнейший маг Британии должен сразиться с агрессором. Белла содрогнулась при мысли о том, что ей, скорее всего, придётся увидеть Дамблдора. Насколько она помнила школьный курс истории магии, Дамблдор отправился в Европу биться с Гриндевальдом только в 1945 году, а до этого он преподавал в Хогвартсе.

«Хогвартс… Хогвартс, я должна попасть туда. Но как?» — Белла задумчиво уставилась в окно. Теперь, когда небо не было затянуто облаками, вдали можно было разглядеть башни школы. Они выглядели точно так же, как и во времена учёбы самой Беллатрикс, да и в день смерти Дамблдора она не заметила никаких изменений. Белла вздохнула. У неё не было никакого плана, и это угнетало. Было невероятно глупо решиться отправиться в прошлое, не продумав заранее порядок своих действий и не предусмотрев возможные пути развития событий. Внезапно она услышала, как за одним из соседних столиков прозвучало словосочетание «директор Диппет». Это насторожило Беллу, и она стала прислушиваться к разговору.

— Он так и не нашёл нового преподавателя защиты от тёмных искусств, — говорил волшебник средних лет своему приятелю. — Мне интересно, о чём только Диппет думает? Как он планирует начать учебный год с неукомплектованным преподавательским составом?

— Да уж, — развёл руками его собеседник. — Ведь первое сентября уже завтра. Неужели никого?

— За всё лето тут была всего-то пара претендентов. Уж я-то знаю. И обоим отказали.

Дальше Беллатрикс уже не слушала. Она быстро допила свой чай, вышла из-за стола и отправилась к выходу. Её окликнул бармен:

— Эй, миссис, вам сохранить вашу комнату?

— Нет, спасибо, — покачала головой Белла. Она придумала замечательный, как ей казалось, план, и, если он сработает, следующую ночь она проведёт уже в Хогвартсе.


Через пятнадцать минут Беллатрикс стояла возле ворот. Не медля ни секунды, она позвонила в небольшой колокол. Ей открыли не сразу, и за это время Белла уже успела сильно перенервничать. Она опустила руку в карманы мантии и крепко схватила волшебную палочку. Наконец ворота замка приоткрылись, и оттуда выглянул сторож Хогвартса.

— Что надо? — невежливо спросил он.

— Я бы хотела видеть директора Диппета, — как можно более спокойно ответила Беллатрикс.

— Ещё чего! У директора и так хлопот хватает, чтобы я его беспокоил по каждому пустяку. Завтра первое сентября, и если только вы не…

— Послушайте! — перебила его Белла. — Я хочу поговорить с господином директором насчёт вакансии на должность профессора защиты от тёмных искусств.

— Ааа, — протянул сторож. — Тогда ладно. Заходите. Хотя странно это — вот уже месяц никто не приходил, а тут, в самый последний день…

Он продолжал что-то бурчать себе под нос, но Беллатрикс больше не слушала его. Ей удалось попасть в Хогвартс. Она вошла в замок, огляделась по сторонам. Её окружали знакомые стены, коридоры, в переплетении которых она так хорошо ориентировалась. Белла, как и все выпускники Хогвартса, любила свою школу. Сторож, заметив, как гостья разглядывает холл, истолковал её поведение по-своему.

— Да уж, Хогвартс — замок что надо, — с гордостью отметил он. — Если вас примут, увидите все его красоты. А сами вы, видать, нездешняя?

— Да, я… — на секунду Белла запнулась. — Я жила в Европе, а воспитывалась дома.

Это не вызвало подозрений. Всеобщая мода посылать детей в специализированные школы магии появилась только после окончания войны на континенте. Особой популярностью тогда стал пользоваться Хогвартс — всем родителям хотелось, чтобы их детей учил сам победитель Гриндевальда. Белла снова вспомнила о Дамблдоре, и мысль о том, что им, скорее всего, придётся вместе сосуществовать в этом замке на протяжении достаточно долгого времени, не принесла ей радости. Сторож вёл её знакомыми коридорами к кабинету директора. С ним у Беллы было связано немало неприятных воспоминаний. Много раз директор Альбус Дамблдор вызывал её саму, да и многих её друзей, для того, чтобы в который раз попытаться вбить в их головы, что они ничем не лучше гриффиндорцев маггловского происхождения. На губах Беллы заиграла торжествующая улыбка. «Пусть он тешит себя безумными идеями всеобщего равенства, — сказала она себе. — Я-то знаю, что его ждёт в будущем!»

— Проходите, миссис, — позвал её сторож.

Белла отогнала прочь воспоминания и смело шагнула на первую ступеньку лестницы, ведущей в кабинет директора Диппета. Дверь за ней глухо захлопнулась. Сердце Беллатрикс ёкнуло, но она не позволила страху овладеть ею. Не торопясь, она поднялась наверх.

Кабинет Диппета отличался от кабинета Дамблдора. Он был гораздо скромнее; в интерьере преобладали коричневые и чёрные цвета, не было ни ярких ковров, ни знаменитого феникса Фоукса. Белла поёжилась, вспомнив, как он постоянно пытался клюнуть её, когда она подходила слишком близко. Директор Диппет сидел за своим столом, склонившись над горой бумаг. Услышав шаги, он на секунду приподнял голову, кивнул Белле и произнёс:

— Вас привёл мистер Бейтс? Проходите, присаживайтесь.

«Наверное, Бейтс — это сторож, — решила Белла. — Поразительное легкомыслие. В замок входит, кто хочет». Она никак не могла перестать сравнивать это беззаботное время со своим, полным подозрений, слежки и конспирации.

— Я слышала, что у вас свободно место преподавателя защиты от тёмных искусств? — осторожно спросила она.

— Да, да, — Диппет отложил бумаги в сторону и беспомощно развёл руками. — Никто не хочет идти учить детей. А уж ЗОТИ… наш последний профессор проработал тут семьдесят лет, и со скандалом уволился в прошлом году. У нас тут… — внезапно он осёкся, поняв, что слишком много рассказывает незнакомке. — Впрочем, давайте поговорим о вас, миссис…

— Л…Лонгсборн, — Беллатрикс едва не проговорилась, назвав свою настоящую фамилию, но это было бы слишком опасно. Лестрейнджи были известным родом и жили в Англии с начала века. — Беллатрикс.

— Ах, какое интересное имя, — улыбнулся Диппет. — А откуда вы к нам прибыли?

— Из Европы. Моя семья, к сожалению, погибла из-за Гриндевальда, — вдохновенно начала сочинять Белла. — Я решила уехать, забыть обо всём… и вернулась в Англию. О том, что вы ищете преподавателя ЗОТИ, я узнала только вчера.

— О, приношу свои соболезнования, — вздохнул Диппет. — Эта война ужасна. Так, вы говорите, у вас есть опыт преподавания? Вы можете предоставить рекомендации?

«Мерлин, да что ты прицепился к рекомендациям? У тебя завтра начинается учебный год, а ты ещё раздумываешь!» — мысленно возмутилась Белла.

— Как вы знаете, среди знатных семей на континенте не принято посылать детей в школы, там предпочитают давать домашнее образование. Я обучала защите от тёмных искусств и заклинаниям на дому. Это были семьи Розье, Бёрк… — Белла внимательно следила за выражением лица Диппета. «Не верит, — зло подумала она. — Что же, сам виноват».

Не ожидая ответной реплики директора, Белла выхватила палочку и воскликнула:

— Империо!

Диппет не ожидал ничего подобного. Заклятие легко достигло своей цели. Беллатрикс улыбнулась и отдала приказ.

— Напишите приказ о моём назначении на должность преподавателя защиты от тёмных искусств.

Диппет послушно взял бумагу, перо и стал писать. Когда приказ был готов, Белла быстро окинула его взглядом и осталась довольна.

— Теперь ставьте печать. Отлично. Видите, господин директор, как вам повезло. Вы уже и не надеялись, что получите нового преподавателя, а тут я. И уж поверьте — в тёмных искусствах я профессионал, — Белла поудобнее уселась в кресле и вновь взмахнула палочкой:

— Обливиэйт.

Несколько секунд Диппет хлопал глазами, не понимая, что происходит, и кто сидит перед ним. Белла ласково улыбнулась и мягко произнесла:

— Так кто же познакомит меня с распорядком дня и расположением комнат?

— А? Да-да, сейчас, — в состоянии полного шока директор созерцал лежащий на его столе пергамент. Диппету казалось, что его внезапно вырвали из глубокого сна. Он, оказывается, нашёл нового преподавателя, но почему-то ничего об этом не помнил. «Надо меньше работать, — решил он. — Иначе можно и в Мунго загреметь. Преподавателей без рекомендаций я не нанимаю, так что всё в порядке». И, дав себе обещание уйти в отпуск следующим же летом, Армандо Диппет пожал Беллатрикс руку, поздравляя с новой должностью.

— Пойдёмте, я познакомлю вас с коллективом, покажу ваши апартаменты…

— Благодарю, но не могли бы мы отложить это знакомство до завтра? Путешествие сюда было очень утомительным, и сейчас мне больше всего хочется выспаться, — Белла на самом деле чувствовала себя ужасно уставшей и сомневалась, что сможет выдержать встречу с коллегами, тем более — с Дамблдором.

— Эээ… ну хорошо. Если вы настаиваете. Тогда я просто проведу вас в ваши комнаты, — несколько растерянно согласился Диппет.


Беллатрикс шла коридорами, которыми обычно пользовались только учителя. Она и подумать не могла, что в Хогвартсе существует ещё одна потайная паутина коридоров, дверей и кабинетов. Невольно удивляясь тому, сколько загадок таит в себе замок, Белла старалась запомнить расположение потайных ходов. Кто знает, что ждёт её в этом учебном году, и такие знания окажутся полезными?

Диппет повернул направо, и Беллатрикс последовала за ним. Они оказались в просторной галерее, в конце которой стоял какой-то человек. Даже издалека можно было разглядеть лиловую мантию и излишне длинную, даже для волшебника, бороду. «Дамблдор!» — мысленно воскликнула Белла. Она и не ожидала, что первое испытание настанет так быстро. Будет нелегко выдержать общение с этим человеком, ведь один вид Дамблдора приводил Беллу в бешенство. Однако показать сейчас свою неприязнь значило обречь на провал всё задуманное. Вовремя вспомнив, что Дамблдор был хорошим легилиментом, Белла поставила блок на своё сознание. Тем временем Диппет приветственно замахал рукой.

— Это один из лучших наших преподавателей. Вы, наверное, слышали об Альбусе Дамблдоре?

Беллатрикс выдавила из себя натянутую улыбку.

— Надеюсь, вы найдёте общий язык. Он невероятно талантливый маг. Альбус! — обратился директор к Дамблдору. — Ты не поверишь, как нам повезло! Не придётся откладывать дату начала курса ЗОТИ.

— Как приятно это слышать, — Дамблдор внимательно взглянул на Беллатрикс, и она была готова поклясться, что он пытается проникнуть в её разум. — Было бы ужасно, если бы ученики остались без столь важного предмета.

— Я полностью согласна с вами, — ангельским голосом пропела Белла. — Защита от тёмных искусств должна преподаваться на самом высоком уровне. Тем более теперь, когда происходит такое… — она поджала губы и отвела взгляд.

— Профессор Лонгсборн из Европы, — сообщил Дамблдору Диппет. — Как это ужасно — на себе испытать все ужасы войны.

— О, я вам сочувствую, — произнёс Дамблдор, и Беллатрикс кивнула, хотя чувствовала — профессор трансфигурации не купился на её ложь.

— Что же, увидимся завтра. Надеюсь, вам понравится у нас. Ученики Хогвартса весьма доброжелательны к новым преподавателям, — сказал Дамблдор. — И среди них есть весьма выдающиеся молодые волшебники.

«Я даже знаю одного из них», — подумала Белла.

— До свидания, — улыбнулась она.

Диппет повёл её дальше. Белла чувствовала, что Дамблдор смотрит ей вслед. Не выдержав, она оглянулась. Предчувствие не обмануло её — Дамблдор действительно не спускал с Беллатрикс пристального взгляда. На этот раз Белла не улыбнулась в ответ. «Он будет проверять меня, — подумала она. — Я должна быть очень осторожной. Чем меньше буду рассказывать о прошлом, тем меньше вероятность того, что он сможет уличить меня во лжи».

— Ну, вот и ваши апартаменты, — указал ей Диппет. — Придумайте пароль и располагайтесь. Завтра в пять часов у нас праздничный ужин, так что часам к четырём приходите в Большой Зал. Если у вас возникнут какие-то вопросы, смело пользуйтесь камином. Что ещё… сейчас отдам распоряжение, чтобы вам дали домовика.

— Огромное спасибо. Я очень рада, что вы доверили мне должность преподавателя, — вежливо произнесла Белла, которой уже до смерти надоело общество директора.

— Ну, тогда до завтра, — кивнул Диппет.

— До свидания.

Подождав, пока директор удалится, Белла задумалась над паролем. Поразмыслив немного, она решила, что лучше всего для этого подойдёт «Tojours pur» — родовой девиз её семейства.

Комнаты, предоставленные Беллатрикс, казались достаточно просторными, хотя в интерьере и преобладали темные цвета. В одном из углов гостиной стоял большой стол, по-видимому, предназначавшийся для того, чтобы профессор проверял за ним домашние работы учеников. Белла даже представить себе не могла, как ей справиться с преподаванием. Если бы ей надо было учить только старшекурсников Слизерина, всё было бы ещё не так плохо, но ведь на её плечах будет весь Хогвартс, от первого до последнего курса. Беллу передёрнуло от одной только мысли о том, что ей придётся учить магии магглорождённых. Но выхода не было — если она позволит себе дискриминацию учеников, то долго тут не задержится, в этом Белла была уверена. Дамблдор наверняка будет следить за подозрительным новым профессором.

«Ладно, — подумала Белла. — У меня ещё целый день, а завтра я что-нибудь придумаю. Познакомлюсь с остальными преподавателями, увижу Милорда… нет, Тома Риддла», — поправила она себя. Опустившись в глубокое кресло, Белла закрыла глаза и попыталась представить себе, как будет выглядеть будущий Лорд Волдеморт. Она рисовала в своём воображении знакомые черты, и за этим занятием вскоре уснула.


Тем временем в библиотеке Хогвартса профессора трансфигурации и зельеварения, Альбус Дамблдор и Горацио Слагхорн, обсуждали последние события.

— Я, конечно, не ставлю под сомнение мнение директора Диппета, — говорил Дамблдор. — Но как можно принять на работу человека буквально с улицы?

— Ты же говорил, что она из Европы, — пожал плечами Слагхорн. — Так что в этом нет ничего удивительного.

— Всё равно, — упрямо повторил Дамблдор. — Это весьма подозрительно. Я даже не исключаю, что она — шпион Гриндевальда.

— Альбус! — рассмеялся Слагхорн. — Ты параноик, прости за откровенность! Извини, — он встал и протянул приятелю руку. — Мне пора. Надо проверить готовность зелий.

Дамблдор кивнул и погрузился в свои размышления. Слагхорн вышел из библиотеки и зашагал по направлению к подземельям. Ему, в отличие от Альбуса, очень нравилось, что в Хогвартсе появился новый преподаватель.

Форма входа



Календарь

«  Октябрь 2017  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031

Мини-чат

200

Статистика