Суббота, 2017-12-16, 00.44
Приветствую Вас Бродяга | RSS

Fata viam invenient. Глава 4.

Ты движешься сквозь тени к свету дня.
Не знаешь и не ведаешь меня.
И все, что видишь, лишь обман и ложь
Но ты пока что это не поймешь.

Otto Dix — Was Du Suchst (Что ты ищешь)


Белла глубоко заблуждалась, думая, что с лёгкостью справится с учениками. После полудня, совершенно вымотанная занятиями с младшекурсниками, она заперла дверь кабинета, свалилась в кресло, уронила голову в ладони и долгое время сидела неподвижно. Всё тело гудело. Назойливые голоса маленьких волшебников, половине которых вообще нельзя было давать палочку в руки, в этом Белла уже успела убедиться, их глупые вопросы продолжали звучать в голове. «Профессор, чем оборотни отличаются от обычных волков, профессор, что надо делать, если на тебя напали пикси, профессор, профессор, профессор…» — на уроках Белла с трудом сдерживалась, чтобы не зажать уши руками и не заорать третье Непростительное. Но сделать что-то подобное означало тут же вылететь из Хогвартса, а этого нельзя было допустить. Поэтому, в силу своих возможностей, Беллатрикс поддерживала образ опытной преподавательницы. В первой половине дня у неё уже были первый курс Хаффлпаффа и Гриффиндора и четверокурсники Рейвенкло. Последние её даже немного заинтересовали, по крайней мере, они не задавали глупых вопросов и не раздражали так сильно, как гриффиндорцы. Но после обеда должны были прийти старшекурсники, в том числе и Том Риддл и от этого становилось не по себе. Когда до начала урока осталось пять минут, Беллатрикс наколдовала себе зеркальце, пригладила волосы, поправила мантию. Потом она выпила стакан воды, но это мало её успокоило. Часы тикали слишком быстро, хотя во время уроков Белле казалось, что стрелки вообще не двигаются. Ученики и не догадывались, что их профессор желает, чтобы лекция скорее закончилась, гораздо больше, чем они сами. Больше ждать было нельзя — Белла взмахнула палочкой и дверь кабинета открылась. Шумная толпа подростков быстро заполнила пространство. Том Риддл зашёл где-то в середине и уселся на последнюю парту крайнего левого ряда. Остальные слизеринцы заняли места слева, в то время как гриффиндорцы расположились справа.

— Все на месте? — громко спросила Беллатрикс.

Дежурные вскочили с места и доложили, что отсутствующих нет.

— Хорошо, — кивнула она. — Так, открывайте учебники, первая тема — повтор предыдущего материала. Что там у нас? Боггарты, режущие и оглушающие заклинания… понятно.

— Профессор, на первом уроке мы обычно занимаемся теорией, а не практикой, — подала голос какая-то гриффиндорка, заметившая, что Беллатрикс достаёт из футляра волшебную палочку.

— Вот как? — ледяным тоном произнесла Белла. — Если, не ошибаюсь, мисс…

— Райт.

— Мисс Райт, вы не заметили, что теперь у вас новый преподаватель? Если ваши прежние профессора предпочитали делать упор на теорию — прекрасно. Значит, у вас крепкие знания, и вам не придётся повторять материал перед практическими занятиями. — Белла подошла к Райт, положила ладони на её парту, чуть наклонилась вперёд и продолжила: — Надеюсь, что больше вы не будете прерывать меня, мисс, если, конечно, для вас важны баллы. Пять очков с Гриффиндора, — громко объявила она.

Правая половина класса недовольно загудела, в то время как слизеринцы заулыбались. Повернувшись спиной к классу, Белла самодовольно улыбнулась. В преподавательской жизни определённо были приятные моменты.

— Итак! — повернулась она. — Я хочу, чтобы вы разбились по парам. Боггартов мы сегодня повторять не будем — это слишком просто. Каким заклинанием можно победить боггарта, мисс Райт?

— Ридиккулус, профессор.

— Верно. Начнём с режущих заклятий. Кто-нибудь может назвать парочку?

— Да, профессор, — раздался голос с последней парты. — Лацеро — создаёт относительно глубокие рваные раны. Секо — простое режущее заклятие. Каеса — оставляет очень глубокие ровные порезы, как от хорошего ножа.

— Хорошо, мистер Риддл. Пять очков Слизерину, — ровно сказала Беллатрикс. Она была приятно удивлена знаниями Тома. Заклятие Лацеро в школе не проходили. — Может быть, назовёте и защитные заклинания?

— Конечно. Протего — элементарное защитное. Адаманте — создаёт щит. Но я предпочитаю заклинание Рефлекто — это гораздо более интересно.

— Несправедливо отражать заклинания в противника, — возразила Райт. — Если на тебя нападают, ты должен защищаться, а не уподобляться врагу.

— Радуйся, что война пока не затронула Англию, посмотрела бы я на тебя, как бы ты сражалась с Гриндевальдом, используя жалкое Протего! — фыркнула девушка, сидевшая недалеко от Тома.

— Мисс Райт! — резко крикнула Беллатрикс. — Вы хотите, чтобы ваш факультет лишился ещё некоторого количества баллов? А вы, мисс… — обратилась она к слизеринке.

— Вальбурга Блэк.

Белла сглотнула. Так вот какой была её тётушка в школьные годы. Наверняка, среди остальных есть родители будущих Пожирателей Смерти. «Надо будет изучить журнал», — подумала она про себя.

— Так вот, мисс Блэк, не перебивайте посторонних, какие бы… странные мысли они не выражали. Вы сможете высказать, всё, что хотите, позже. Ещё три очка Слизерину за отличное знание теории, — объявила она и открыла журнал.

Слизеринцы заулыбались. Им стало понятно, что новый профессор на их стороне.

— Сейчас я разделю вас на пары. Итак… Блэк и Райт. Риддл — Лестрейндж. Розье — Прюэтт. Яксли — Мальсибер, — она внимательно наблюдала за перемещением учеников по классу, запоминая, кто откликается на знакомые ей с детства фамилии. Некоторых можно было узнать — черты лица были почти такими же, какими их знала Белла. Когда все были поделены, она продолжила.

— Один из вас будет нападать, а второй — защищаться. Задача второго — как можно успешнее отражать заклинания. Нападающий не должен стараться вложить в заклятие всю силу, как в настоящем бою.

— Но профессор! — раздался возмущённый голос гриффиндорца Прюэтта. — Разве можно практиковаться в тёмных заклятиях? Это ведь… незаконно!

— Вот как? — приподняла бровь Беллатрикс. — То есть, вы тоже думаете, что в жизни вам не пригодится ничего, кроме Протего?

— Ну… нет, — замялся он. — Но я совершенно точно знаю, что никто не ведёт уроки так как вы!

— Мистер Прюэтт, чем больше времени вы отнимаете у меня, тем дольше задержитесь на перемене, — строго сказала Белла. — Прошу, займите позиции.

Она уселась на своё место. Ученики нерешительно стали доставать палочки. Судя по выражениям их лиц, дуэли в школе не практиковались. Белла хмыкнула.

— Кстати, надеюсь, никто не забыл наложить на себя Кевларе Минимус? — осведомилась она. — Или вы думаете, что сможете без труда отразить любое заклинание? Надо же обезопасить себя хотя бы минимально.

— Не беспокойтесь, профессор, — подал голос Лестрейндж. — Мы об этом помним. — тут он переглянулся с Риддлом, Эйвери и Яксли.

— Хорошо. Приступайте, — кивнула Белла. Её будущий свёкор был худощавым парнем с тёмными волосами и бледной кожей. Белла помнила его совсем другим — полным, вечно румяным любителем приложиться к бутылке.


Практическое занятие началось. Заклинания летали туда-сюда, и мало кто попадал в противника. Через минут пятнадцать Белле всё это порядком надоело. Добрая половина с трудом справлялась с заданием и, как ни прискорбно было это признавать, далеко не все слизеринцы были на высоте. Но компания в левом углу класса, состоящая из будущих первых Пожирателей, сражалась достойно. За ними было интересно наблюдать. Несмотря на то, что защитный щит надёжно охранял школьников от серьёзных травм даже при применении самых серьёзных заклинаний, они дрались так, словно это было самое настоящее сражение. Лестрейндж явно копировал манеру Риддла — он стоял на одном месте и легко, даже несколько лениво, взмахивал палочкой, хотя время от времени срывался и начинал кружить вокруг противника. Розье был таким же, каким Беллатрикс помнила его сына — резкая, угловатая манера боя, выкрикивание заклинаний в последний момент — Ивэн унаследовал от отца всё. Том заметил, что на него смотрят. Он покосился на Беллатрикс и какое-то время смотрел на неё, продолжая сражаться. Внезапно Белла поняла, что он хочет сделать. Она тут же встала, перевела взгляд на гриффиндорцев и занялась установкой блока на своё сознание. Позволить Тому хотя бы секунду покопаться в её мыслях означало бы полный провал.

Следующие полчаса Беллатрикс расхаживала среди учеников, щедро раздавая замечания и советы. Близко подходить к компании Тома она опасалась, да и работы ей хватало. Большинство молодых волшебников сражалось не очень успешно. К своему неудовольствию, Белла отметила, что уже успевшая не понравится ей Райт гораздо сильнее в дуэли, чем её соперница Вальбурга. Протего в исполнении гриффиндорки было довольно сильным. В целом этот урок, по сравнению с предыдущими, был не таким скучным. По-крайней мере, в воздухе появилось хоть некое подобие той атмосферы боя, в которой Беллатрикс чувствовала себя совершенно естественно.

Когда с практической частью занятия было покончено и ученики снова расселись по партам, Белла вновь открыла журнал и поставила всем зачёты.

— Профессор, у нас часто будут такие уроки? — заинтересованно спросил Мальсибер.

— Время от времени, — ответила Белла. — Не каждый день, конечно, но достаточно часто, чтобы вы наловчились в искусстве дуэли.

— Простите, профессор, — снова заговорила неутомимая Райт. — Но наш предмет называется Защита от тёмных искусств, а не дуэль. Мы должны учиться защищаться, а не нападать. Я слышала, что подобный подход к обучению практикуется в других школах волшебства, например, в Дурмстранге, но наш преподавательский состав не одобряет этого…

— Мисс Райт, — Белла подавила желания превратить девчонку в жабу. — Если вам что-то не нравится в моём методе преподавания, то, будьте добры, изложите свои претензии в письменном виде. Я рассмотрю ваши предложения и отвечу вам в ближайшее время.

Лестрейндж восхищённо присвистнул и даже Риддл посмотрел на Беллу с уважением.

— Урок окончен, — Белла захлопнула журнал в тот же миг, когда прозвенел звонок.

Подождав, пока большинство учеников вышло из кабинета, Том направился к Белле, которая приводила в порядок учительский стол.

— Профессор Лонгсборн, — вежливо кивнул он.

— Том, — ответил она. — Ты что то хочешь спросить?

— Не совсем, — он улыбнулся и Белла впервые в жизни увидела, как выглядит Тёмный Лорд, когда улыбается. — Мне очень понравился этот урок. У нас на самом деле никогда раньше подобного не было.

— Мне нужно было посмотреть, каков ваш общий уровень владения магией. Лучшая проверка — это практика.

— Совершенно с вами согласен, — взгляд Тома скользил по лицу Беллатрикс. Она почувствовала, что парень пытается ненавязчиво проникнуть в её сознание и укрепила блок.

— Что нибудь ещё? — осведомилась она, продолжая смотреть на Тома.

Он ответил не сразу. Ощутив блок, он понял, что новый профессор не так-то прост. Во-первых, она понимает, что такое легилименция, во-вторых — владеет техникой блока. Наконец, прервав попытки преодолеть ментальный контакт, он отступил на шаг и произнёс

— Нет, профессор. Это всё, что я хотел сказать.

— Тогда до свидания, Том, — Белла смертельно устала, а разговор с Риддлом и вовсе вытянул из неё последние силы.

— До свидания, профессор, — он кивнул на прощание и отправился к выходу. Возле двери он задержался и оглянулся. Белла продолжала смотреть на него. Том в последний раз окинул её взглядом, словно запоминая и закрыл за собой дверь. Наконец-то Беллатрикс могла спокойно выдохнуть. Взмахом палочки она заперла кабинет и медленно, на ватных ногах, пошла в свою комнату, вход в которую располагался за одной из портьер.


— Не может быть, что я это сделала, — прошептала она, наливая в стакан воды. Первый урок с Томом Риддлом прошёл неплохо. По-крайней мере, было непохоже, что он с первого взгляда догадался, что профессор Лонгсборн вовсе не та, за кого себя выдаёт. Что же до чувств Беллы, то она была в полном смятении. Шестнадцатилетний Том был не то что не похож на Лорда Волдеморта — это определённо был совершенно другой человек. В их внешности не было ничего похожего. Даже характер, о котором Белла уже имела маленькое, но представление, был другим. Да, Том показал себя умным, хитрым и даже жестоким — это подтверждала его манера драться — но она не почувствовала коварства и холодности, присущей Лорду. «Как же он изменился, почему?» — задавала она себе вопрос. Было ещё кое что, о чём Беллатрикс старалась не думать. Том Риддл не вызвал в ней никаких романтических чувств, хотя именно этого она и боялась больше всего перед началом урока. Несмотря на красивую внешность мальчика, ничего не всколыхнулось в душе Беллы, как это всегда бывало, когда она смотрела на змееподобного Тёмного Лорда.


* * *


После обеда к Беллатрикс подошёл Дамблдор. Она напряглась, опасаясь, что тот начнёт задавать неприятные вопросы.

— Профессор Лонгсборн, — обратился он к ней. — Я бы хотел поговорить с вами.

— Конечно, — кивнула она. — О чём именно?

— О вашем методе преподавания Защиты от тёмных искусств. Мне сообщили, что вы провели весьма нестандартный урок, не совсем в традициях нашей школы.

— Вот как? — надменно вскинула голову Беллатрикс. — И что же вас не устроило?

— Видите ли, профессор, — Дамблдор говорил с напускным спокойствием, но Белла видела, что он едва сдерживает злость. — Вы устроили практическое занятие, во время которого ученикам предлагалось использовать боевые заклинания. Обычно роль нападающего во время таких мероприятий исполняет учитель. У нас не принято учить детей технике нападения.

— Хорошо, — помолчав какое-то время сказала Белла. — Я учту ваши замечания, профессор Дамблдор. Если вы хотите, чтобы ученики зубрили теорию, я буду преподавать им названия заклинаний. Хотя странно слышать подобные мысли от вас — ведь разве не вас называют самым вероятным кандидатом на роль противника Гриндевальда? Или вы собираетесь победить его с помощью Протего? Кому, как ни вам, знать о важности практики…

— Я боюсь, вы путаете школу с реальной жизнью, — перебил её Дамблдор. — Мы не считаем, что ученики должны в совершенстве владеть всеми аспектами магии после окончания школы. Кто захочет, пойдёт учиться на аврора и обучится этому там. Школа же — совершенно другой институт.

— Я поняла, — Белла кипела от ярости. Не для того она решилась вернуться в прошлое, чтобы выслушивать нудные нотации от своего главного врага. — В дальнейшем уроки ЗОТИ будут проходить по-другому.

— Надеюсь на это, — голубые глаза Дамблдора продолжали сверлить лицо Беллы и она порадовалась тому, что на всякий случай установила ментальный блок перед разговором. — Ведь вы преподаётё защиту от тёмных искусств, а не сами тёмные искусства, не так ли? Это Хогвартс, а не…

— А не Дурмстранг, — закончила за него Белла. — Хорошо, профессор, мне всё ясно, а теперь я хотела бы пойти и подготовится к следующему уроку, если больше вы ничего не хотите сказать мне.

Дамблдор сделал великодушный жест рукой. Белла вышла в холл и в приступе тупой ненависти ударила кулаком по стене.

— Что-то случилось, профессор? — послышался за спиной знакомый голос.

— Нет, ничего, — Белла быстро одёрнула мантию и придала себе вид, подобающий преподавателю. — Просто не очень приятный разговор.

— С профессором Дамблдором? Я видел, что вы говорили, — пояснил Том, заметя удивление на лице Беллы.

— Боюсь, это не совсем ваше дело, мистер Риддл, — холодно ответила она. — Вы всегда так бесцеремонно разговариваете с учителями?

Том не ответил. На первый взгляд ему казалось, что подступиться к Беллатрикс будет легче. Он не ожидал столь неприветливой реакции. Решив сгладить ситуацию, Том развёл руками и произнёс:

— Извините, я хотел как лучше. Мне показалось, что вы расстроены и мне захотелось помочь.

— Не стоит делать это в будущем, — ответила Белла. — Я способна справится с трудностями сама, не прибегая к помощи студентов.

Она намеренно была излишне резка, чтобы пресечь малейшие сближение с Томом — Белла боялась, что он сможет захватить её целиком, применит какие-нибудь неизвестные ей заклинания и она не сможет противостоять ему. Беллатрикс продолжала испытывать страх при виде Тома Риддла — несмотря ни на что, она не могла привыкнуть к тому, что этот парень ещё не тот великий маг, которого она знала под именем Лорда Волдеморта. Более того, Беллу пугало это странное различие между двумя ипостасями одного человека. Если бы Том-школьник был больше похож на Лорда, ей было бы психологически легче.

— Простите, — лицо Тома стало бесстрастным. Он кивнул в знак прощания, резко повернулся и скрылся за поворотом. Он мысленно ругал себя за то, что так навязчиво приставал к новому преподавателю. Тому понравилась Белла, он чувствовал, что она может быть ему полезна — профессор Лонгсборн определённо была самым толковым профессором ЗОТИ из всех, кого Том знал. Он решил втереться к ней в доверие, но сделать это оказалось не так легко. Присев на подоконник, Том задумался. Он не собирался отступать, но пока что в голову не приходила ни одна идея, как можно расположить к себе Беллатрикс. Мысленно Том называл её по имени. Внезапно он вспомнил, что познакомил его с ней профессор Слагхорн. Том улыбнулся. Теперь ему было от чего оттолкнуться — со своим деканом он уже давно был на короткой ноге.

Форма входа



Календарь

«  Декабрь 2017  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031

Мини-чат

200

Статистика