Воскресенье, 2017-08-20, 05.12
Приветствую Вас Бродяга | RSS

Шанс для двоих. Глава 13 Мой нежный ангел хмурых дней

Мой нежный ангел хмурых дней,
Я образ твой соткал из грез,
Добавив чуточку тепла,
Добавив чуточку мечты
В твои слова,
В твои глаза...
http://www.gothic.su
Джинни проснулась от того, что по её спине кто-то будто ходит. А снилось ей перед этим, что она опять играет с красивым барсом-ирбисом. Девушка медленно открыла глаза, голова не болела, но была как будто пустая. А перед глазами был платиновый локон лежащего Люциуса.
- Доброе утро, милая, как ты себя чувствуешь?
- Как будто бы у меня голова стеклянная, – тихо сказала Джинни.
- Это из-за зелий, сегодня ты не будешь его больше пить, – Люциус положил руку на плечо жене. – Давай, вставай, у меня для тебя есть подарок… - Джинни улыбнулась, ощущение было то же самое, это Люциус только что трогал её «лапой». Мужчина стянул с девушки одеяло и помог встать.
Джинни медленно передвигалась по спальне, как сомнабула, пыталась понять, что ей делать. Она не понимала вообще, что происходит, но, тем не менее, успела посмотреть на напольные часы - почти 12 часов дня… Появилась Глория, которая принесла синее платье и всё, что нужно для переодевания.
- Доброе утро, моя леди… - Девушка оккупировала не некоторое время ванную, заперев на магический замок двери. Через пять минут, когда Джинни только приняла душ и даже не успела вытереться и высушить волосы, в двери постучал Люциус.
- Джинни, тебе там не плохо?
- Нет, хорошо… - Джинни выскользнула из серебряного душа, на ходу просушивая завившиеся кудрями волосы и обернув вокруг себя мягкое льняное полотенце с большой золотой буквой «М» в уголке.
Примерно через час Джинни зашла в кабинет Люциуса, сделала несколько шагов по мягкому ковру и застыла буквально на полушаге. Недалеко от стены, у окна, стояла Гермиона. Девушка стояла, гордо вздёрнув голову, «воронье гнездо» волос было сплетено в причёску, несложную, тем не менее, плотно удерживавшую их. Джинни с удовлетворением нашла на подруге то самое платье, которое прислала незадолго до этого. Тёмная материя сильно оттеняла бледность и измученность девушки, всего на год старше её самой.
Какой сильный контраст создавали два синих платья. Одно – простота и незаметность, какая-то тяжесть в цвете, без деталей, только длинная прямая юбка и лиф на пуговицах, а второе – тоже простое по крою, но ощутимо живое и богатое само по себе. Джинни выглядела блестяще.
Кудри рыжих волос лежали на плечах, а на голове, среди этого богатства, холодным блеском переливались жемчужные ниточки на заколках. Перевитое ожерелье, которое Джинни нашла, перебирая украшения, дополняло наряд.
- Это и есть мой сюрприз для тебя, дорогая. – Раздался голос Люциуса из-за стола. – Теперь ты будешь чувствовать себя увереннее. Твоя грязнокровка - считай, что у тебя теперь две прислуги. – Он наделил Гермиону тяжёлым взглядом, полным презрения
- Но… - Джинни сама не заметила, как подошла к Люциусу, и зашла за стол. – Но мама, она… ей нужна помощь, она же не справится… - Девушка разрывалась между желанием всегда держать верную помощницу и друга возле себя и быть уверенной, что пока с ней ничего не случится, и пониманием того, что Гермиона нужнее там, в Норе!
- Я знаю, дорогая, – спокойным голосом отозвался Малфой, внимательно разглядывая жену. – Поэтому отослал Розмерту взамен Грейнджер, какая разница, кто там? – Джинни замолчала на полуслове, глаза у девушки округлились:
- Но… она… ОН, – зашептала Джинни, оглядываясь на испугавшуюся Гермиону. Люциус смотрел на бедную девушку как на мебель, а то и хуже. Он откровенно презирал её.
- Розмерта тут не играет никакой роли, моя дорогая, - Люциус продолжал глазами раздевать жену, противно усмехнувшись, – Розмерта теперь будет в Норе, и точка. – Резко ответил Люциус Джинни. Девушка дёрнулась как от пощёчины. Слова были сказаны жестким, холодным тоном. Гермиона вздрогнула, Джинни подошла к ней ближе. Ей хотелось защищать подругу.
- Идём… - Она очень нежно взяла тонкую ладонь подруги. – Расскажешь мне, как дела дома, как мама…
- Джинневра, - тихо позвал Люциус, – проводи мисс Грейнжер к себе, в фиолетовую комнату, теперь она – младшая камеристка, определи её обязанности, – Джинни мгновенно повернулась к мужу и злобно посмотрела. – Я проверю…– Джинни поджала губы, а Люциус чуть-чуть усмехнулся.
- Спасибо, – Джинни заломила руки и потянула за собой удивлённую Гермиону.
Люциус проводил обеих девушек взглядом. Джинни была так занята фактом появления грязнокровки, что, похоже, была готова простить Люциуса. Девочка просто иногда не понимала его - для мужчины казалось достаточным принять решение и воплотить его, но Джинни требовала пояснений.
Хотя вот сегодня Джинни поняла всё с полуслова, с лишними расспросами не лезла.
«Что она скажет сейчас своей грязнокровке? Сейчас она наверняка во всех подробностях расскажет про то, как я бывал с ней излишне жесток. Скорее всего расскажет, как я обошёлся с ней и с её письмом, а потом – про стол… Или не расскажет. Вернее, как она это преподаст? Она расскажет, что я просто не поясняю ей часто свои действия, или что я просто беру то, что мне нужно. Что она обо мне сейчас говорит?» Мысли ураганом пролетели в голове, и Люциус встал, вышел из кабинета, и, пользуясь тем, что Джинни и не подозревала, что в её комнату существует тайный проход, зашёл в комнату жены.
Парочка сидела у окна, конечно же, в креслах, и пили чай. На пуфике сидела Глория и разглядывала преданными глазами хозяйку. Девушки на самом деле разговаривали, но в основном звучали рассказы Гермионы.
- Молли очень плохо спит, – рассказывала Гермиона, – ей постоянно снится, что Артур жив и он вот-вот вернётся домой. Однажды я ходила в деревню, я теперь вместо тебя это делаю, не страшно, что нужно носить ошейник, – Джинни в этот момент очень забавно обнимала себя за личико, – знаешь мне теперь чуть ли не вдвое больше дают за травы, чем раньше. Наверное, знают, кому я принадлежу.
- Что там случилось?
- Ой… - Гермиона отмахнулась, - она ходила по дому, и нашла старые часы… там все… ну не все, конечно, были, но я нашла на циферблате всех ныне живущих и Артура. Я думаю, часы сломаны, но Молли уверена, что нет… - Гермиона облокотилась о столик. – Мне кажется, что она сходит с ума…
- Нужно заказывать и успокоительное. – Джинни боролась сама с собой, хотелось сейчас сказать, что Артур Уизли спрятан где-то Люциусом, и в то же время она поняла одно прописное правило жизни с Люциусом - он никогда не делает что-то просто так. Значит, нельзя говорить! - Как там братья?
- Билл. Мерлин, я так хотела написать тебе письмо, но… Джинни, я боялась, что оно не дойдёт, а ещё хуже – я этим наврежу тебе! Билл…
Джинни встревожено наклонилась вперёд, ожидая самых страшных новостей.
- Билл получил повышение, представляешь, он теперь зарабатывает больше, мы начали есть мясо, представляешь, мы едим мясо, недавно я готовила хаггис*, а вчера – пирог с печёнкой… - рассказывала Гермиона.
- Это же просто замечательно… Расскажи, мне как ты сюда попала? – Джинни улыбнулась. - Очень испугалась?
- Если честно, то увидеть Люциуса Малфоя после всего случившегося было настоящим шоком. Я очень испугалась. А он по-собственнически ходил по комнате, разглядывая то, как мы живём, а потом сказал Молли:
- Я привёз вам замену, у вас будет другая служанка, Грейнджер я заберу, она нужнее Джинневре. – Он завёл в дом ту женщину, Розмерту, она ведь раньше была владелицей бара… - Она имеет опыт ухаживания за больными.
Гермиона, дрожа всем телом, оглянулась по сторонам. Люциус вдруг подумал, что грязнокровка может догадываться, что он слушает. Но, тем не менее, девушка просто боялась, как когда-то Джинни.
- И?
- И вот я здесь…. Малфой взял меня за руку, и я оказалась здесь, – Джинни подняла глаза на подругу и сказала:
- Я теперь тоже Малфой. Он не напугал тебя?
- Немного.
- Он не всегда понятен, – сказала вдруг Джинни, – поначалу кажется, что он излишне жесток. А потом оказывается, что у него были свои идеи на этот счёт. – Джинни закусила губу. – Гермиона, мы должны сегодня сходить к Драко…Я знаю, как попасть к нему в спальню…
- Зачем на самом деле меня сюда привели? – Напрямик задала вопрос Гермиона. – ЗАЧЕМ я должна идти к Драко в спальню?
- Ты не о том подумала, – поспешно ответила Джинни, – Драко на самом деле крайне болен. Это была моя мысль, что тебе нужно осмотреть его, – Джинни развела руками. – Понимаешь, его кто-то очень сильно проклял, и даже Хорёк не заслужил таких мучений. Мне приходилось видеть приступы, это ужасно. Ты всегда была очень сильной в
Колдомедицине…
- Джинни, о чём ты думала, когда предполагала подобное? – Зашептала Гермиона. – Я… я не смогу лечить человека, которого… которого ненавижу…
- Я тоже думала, что не смогу пожалеть, но в какой-то момент поняла, что если утрачу гриффиндорские принципы, то сравняюсь со слизеринцами, – сказала Джинни, – однажды испытала всё это и поняла, что немного сочувствия не навредит. Ему БОЛЬНО, ему одиноко, и он знает, он понимает, что умирает, медленно и верно. – Джинни перекинулась через стол и, наклонившись к самому уху девушки, прошептала, - когда ему хуже всего, он едва слышно зовёт тебя. А однажды от боли и лекарств у него были галлюцинации, и он принял меня за тебя…
- Что ты несёшь, Джинни…
- Я говорю то, что тебе предстоит увидеть, Гермиона, – глухо сказала Джинни. – Я просто прошу тебя, посмотри на него, а потом – сама решай, как поступать. Знаешь, ведь его тоже кто-то любит…
* * *
Джинни и Гермиона едва слышно крались по лестнице, которая вела в спальню Драко. Двери оказались заперты, но простая Аллохомора отперла замок, и две девушки оказались в полутёмной комнате. Свет никогда не попадал на лежащего в постели парня. Сейчас он просто лежал, скрестив руки на груди.
- Уизли? О… прости, забыл опять, ты теперь тоже Малфой… - недовольным, но вполне бодреньким тоном сообщил Драко, слегка подняв голову над подушками. – А это у нас кто? – Он вдруг тяжело упал на подушки. – Мерлина тебе в трусики, грязнокровка?!
- Драко, не сквернословь, я тебя прошу, – Джинни подошла ближе к кровати и села на стул. – Как ты?
- Будет гораздо лучше, если эта дрянь уберётся, – Драко начал кашлять, – пусть выйдет вон, а ты проветришь комнату!
- Хорошо, – Джинни повернулась к Гермионе и сказала, - выйди, пожалуйста. Девушка с каменным лицом вышла, Джинни открыла окно.
- Нет, закрой окно, – сказал Малфой, – ты выйди, а грязнокровка будет читать мне книгу.
- Драко, тебе нужно определиться, что будет не то что завтра, а через несколько минут, – сказала Джинни.
- Завтра может и не быть, Уизли…
- Вот именно, завтра может и не быть, и всё останется только галлюцинациями, бредовым сном и мольбой во время приступа. – Джинни закрыла окно, открыла дверь и позвала Гермиону, а сама вышла. Что там происходило, она не знала. Она просто пошла к себе в комнату. В надежде, что Люциус не решит пойти не вовремя проведать сына.
* * *
Джинни услышала звук падающего тела, и, конечно же, пошла на него. На полу гардеробной лежала серой бесформенной кучей Глория. Девочка потеряла сознание. Девушка приподняла голову горничной и положила себе на колени.
- Дорогая, очнись. Ну же… что случилось? – Девочка слабо зашевелилась, потом сделала над собой какое-то усилие и открыла глаза.
- Моя добрая леди… это вы, – девочка поцеловала холодными губами руку Джинни, та помогла ей встать. Только после этого появилась запыхавшаяся Гермиона. Она, видимо, заблудилась в переходах.
- Что случилось? – Тут же выпалила она, приглаживая распустившуюся причёску. – Ну?
- Глории стало плохо, - кивнула Джинни в сторону горничной, склонившей голову до груди. – Она упала в обморок! – Джинни вдруг вспомнила о том, что остались её лекарства. – Нужно, чтобы она пила мои лекарства, которые от нервов…
- Начнём с того, что нужно выяснить из-за чего Глории стало плохо, – поучительным тоном, таким знакомым и привычным, сказала Гермиона, – у тебя есть жар? – Девочка повертела головой. – Может быть, у тебя болит живот? Или голова? – Девочка пожала плечами.
- Глория? –Девушка в этот момент побледнела вся и опять собиралась упасть в обморок. – Глория, у тебя есть друг? – Спрашивала Гермиона, пытаясь помочь девушке сесть.
- Нет… Но… но… - по щекам девочки уже катились слёзы, – моя добрая леди… - жизнерадостная, весёлая, всегда щебетавшая перед Джинни, подбадривавшая в самые страшные моменты девочка выглядела как будто после нескольких дней пыток, – мы прятались, я и мама… нашли…
- Вы прятались в магловских районах? – Спросила Гермиона, и, получив кивок, продолжила, хотя знала, что услышит. – И вас нашли, да?
- Маму и меня… всех… Маму продали сразу же, я не знаю, где она… А меня отдали каким-то людям, перепродали потом, я даже не знаю, моя леди… Просто… а потом было… Их было много, очень много. А нас, рабынь, – всего несколько…
-Успокойся, больше не нужно рассказывать, – глухо сказала Джинни.
- А потом Хозяин купил меня, он выбрал меня среди всех и сказал, что хочет купить меня, потому, что я ему приглянулась ещё раньше… - Девочка испуганно поглядела на хозяйку, а Джинни вспыхнула неудержимой злостью. Она сама не могла объяснить себе, что происходит.
«Этот подонок изнасиловал девочку! Так вот, значит, какие у них «забавы», и чего это вдруг они ему надоели?», шипело разъяренной кошкой сознание. Джинни бросила в комнате Гермиону и Глорию и вырвалась в коридор, к кабинету Люциуса…
- Как ты мог? – Ворвалась она в кабинет. – Ей же всего 15 лет! – Люциус спокойно поднял голову. Зная свою жену она предпочёл бы, чтобы их разделял стол… - Как ты мог… - слёзы душили девушку, и она не могла выдать ничего вразумительного, но, глядя на спокойное и немного наглое лицо мужа, злилась ещё больше. Вдруг она что есть силы швырнула в мужа вазочку, попавшуюся под руки. – Ты изнасиловал ребёнка! – Люциус откровенно удивился такой заявке. Он даже представить себе не мог, откуда у Джинни такие мысли.
«Привезти сюда грязнокровку – сама глупая идея, которая пришла мне в голову»
В него уже летела ещё одна китайская вазочка.

* Хаггис (англ. Haggis) — национальное шотландское блюдо из бараньих потрохов (сердца, печени и легких), порубленных с луком, толокном, салом, приправами и солью и сваренных в бараньем желудке. Внешне блюдо похоже на фаршированные животные кишки или домашнюю колбасу. Хаггис подают с гарниром «нипс и таттис» (в переводе с шотландского — брюква и картофель), измельченного до состояния пюре. Это блюдо считалось едой бедняков, так как его готовили из предназначенных на выброс овечьих потрохов.

Форма входа



Календарь

«  Август 2017  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031

Мини-чат

200

Статистика