Суббота, 2017-10-21, 16.56
Приветствую Вас Бродяга | RSS

Доброе сердце. Глава 13. Визжащая Хижина.

«Наконец долгожданный поход в Хогсмид. Сладкое Королевство. Ммм.… Надо составить список, что и сколько купить», - приблизительно так думали все Слизеринцы, сидящие в гостиной, кроме одного. Драко Малфой вторую неделю был сам не свой. После незапланированного похода в Хогсмид мальчик выглядел растертым в порошок. Какие бы усилия не прилагали Панси и другие ребята, чтобы заставить рассказать Драко, что случилось в Малфой-Мэноре, и от кого прилетал сокол, им так и не удалось узнать, что случилось. Слизеринцы постоянно шептались за спиной юного Малфоя и высказывали друг другу свои догадки. Написав свиток по чарам, Драко накинул на себя утеплённую чарами чёрную мантию и отправился гулять по-принципу «куда глаза глядят». Несмотря на холод, он уныло шёл по лужам к озеру, затем свернул в сторону запретного леса. Дождь лил как из ведра и на Драко не осталось сухой нитки, но это не волновало Малфоя. Идти обратно не хотелось, лес не интересовал мальчика, более того Драко вообще ничего не интересовало. Он устал от множества вопросов и от отсутствия ответов. Драко сел на корточки и закрыл руками глаза. Капли дождя скользили по лицу юноши, смывая размышления и вопросы. Прислонившись к дереву, юноша начал забываться и полностью расслабился, но внезапная боль заставила его вернуться в действительность - засаднило левую ладонь. Мальчик очнулся от своего безразличия и, не открывая глаз, стал прислушиваться к ощущениям. Да! Это отец! Он пишет послание! Драко заликовал. Парень вскочил и посмотрел на свою ладонь.

«Визжащая Хижина»

- Что это значит? Мне туда завтра придти? Там будет Константин? Да? Ведь ты, отец, в Азкабане! - ответа, разумеется, не было. Драко, как сумасшедший, бросился бежать в школу. Хоть какая-то веточка надежды получить ответы на свои вопросы. Он был счастлив.

Следующим утром Драко без труда избавился от компании своих друзей. Сказав, что не пойдет в Хогсмид – надо писать огромный свиток по трансфигурации и, фыркнув что-то про Макгонаггал и несправедливое наказание, Драко гордо покинул гостиную Слизерина. Посидев час в библиотеке юный Малфой, накинул на себя Мантию-Невидимку и побежал к Визжащей Хижине. Ветхое заколоченное досками двухэтажное здание, в которое страшно войти, не наложив на него чары от разрушения, неприветливо встретило Малфоя. Обойдя здание по периметру, и убедившись, что там никого нет, Драко решил, что Константин ещё не пришел и чтобы не привлекать к себе внимание нужно дождаться его в доме. Малфой заглянул в щель заколоченного окна: тусклая полуразрушенная комната с изломанными креслами и перевернутым вверх ногами столом показалась Драко достаточно удобным местом ожидания – из комнаты открывался хороший вид на дорогу. Отодрав одну из досок и разбив стекло, Драко пролез в окно и…попал в обжитую, стильно обставленную комнату, с двумя креслами, диваном, круглым столом и большим камином, в котором дружелюбно потрескивал огонь. Драко охнул от неожиданности, внутренность комнаты никак не тому, что он минуту назад видел в окне.

- Люциус, а ты не пробовал научить своего сына входить через дверь или для приличия стучаться?

- Я учил, - холодно произнес Люциус, пронзая насквозь серыми глазами растерявшегося Драко.

- Значит, он решил неожиданным появлением тебе сюрприз преподнести, - улыбнулся красивый темноволосый молодой человек, сидящий на диване в белоснежной рубашке расшитой серенными нитками, коричневых брюках и высоких черных сапогах, достающих ему до колена. - Крестный, обними своего сына, разве ты не рад его видеть? Вспомни, как ты за него с Нарциссой переживал, когда был в … ну, ты понял где, - решил не уточнять Константин.

- Очень рад, но теперь ему придется убрать за собой грязь, что он притащил в комнату, - смягчился Люциус, и взгляд его стал значительно мягче, он подошёл к сыну и обнял растерянного юношу.

Драко наверное, впервые в жизни почувствовал, что чувствуют другие дети, когда их с любовью обнимают родители. Конечно, Драко и до этого обнимали, но не так. Эти объятья были особенными – ведь мальчик уже пять месяцев не видел отца и очень переживал его отсутствие.

- Папа, прости, с наружи здание выглядит как нежилое, да и комната тоже. Я же сюда заглядывал, - произнес Драко, обнимая отца. - Мне тебя так не хватало, - на эти слова Драко никогда бы не решился, если бы не такое хорошее расположение духа Люциуса. То, что сказал Драко - чистая правда, ему было плохо без отца, а членам семейства Малфой подобает скрывать свои чувства, особенно при незнакомых людях.

- Ты хотел, чтобы мы палисадник с цветами разбили и к дому список жильцов прикрепили? - немного скептически, но по-доброму, спросил Люциус.

Драко улыбнулся. Когда объятия сына и отца распались Драко, с интересом стал рассматривать, как он уже догадался, крестника его отца - Константина.

Он был высок, и худ, лет двадцати трех - двадцати пяти. Красивое, заостренное лицо, обрамляли зачесанные назад, немного вьющиеся темные волосы средней длины. Карие глаза миндалевидной формы, излучали холодное спокойствие. Необычно длинные пальцы грациозно владели волшебной палочкой, накрывая на стол и готовя чаепитие. Кожа Константина была светла, на скулах и щеках немного угадывался летний загар. Молодой человек приманил из большого шкафа, стоящего напротив камина, чайные чашки, а из кухни по воздуху приплыл торт.

- Думаю этого достаточно, чтобы ты не проголодался, - улыбнулся Константин.

- Простите, вы крестник моего отца, если я правильно понял? - попытался, как можно вежливее спросить Драко. Он никак не мог поверить, что перед ним стоял сын того, чьё имя нельзя называть. Неужели это он был тем влиятельным человеком, который должен противостоять Волдеморту, защищая семейство Малфой. Этот молодой человек, который не на много старше самого Драко, имел своих людей и не боялся гнева Темного Лорда?

- Люциус, ты нас не представил, - улыбнулся Константин.

- Разве вы не догадались, кто есть кто? - устало улыбнулся Люциус, бывший заключенный никак не мог оправиться после Азкабана. - Вот те раз, а я думал вы догадливые. Это мой сын Драко, - указал рукой на Драко Малфой-старший, - а это сын нашего Господина, и мой крестник, Константин.

- Очень приятно, - замямлил Драко. Мальчику показалось, что в его голове взорвалась хлопушка, только вместо конфетти появились новые вопросы. Самый первый вопрос, который занял всё внимание Драко - как корректно спросить о матери молодого человека.

Сын Волдеморта почувствовал это. Константин подозрительно, чуть сощурившись, будто всматривается в соринку в глазах мальчика, посмотрел на Драко. Пол ушел у юного Малфоя из-под ног, казалось, он куда-то падает, а потом он увидел, как сидит на кровати в Слизеринских спальнях и спрашивает самого себя: «Кто мать сына Волдеморта?»

Видение Драко закончилось так же неожиданно, как началось.

- Беллатриса Блек, вернее уже Лейстрейндж, - небрежно бросил Константин.

Драко недоуменно посмотрел на молодого человека.

- Простите… что?

- Мать. Беллатриса Лейстрейндж - моя мать.

Драко от удивления открыл рот.

- Но как ты, то есть, я хотел сказать как Вы...

- Оклюменция, - оборвал Драко Константин. - Мне в полной мере передался дар моего отца. Мы всегда чувствуем, что нам кто-то что-то недоговаривает. И всегда, или почти всегда, можем сами взять ту информацию, что нам не хотят говорить, - ухмыльнулся сын Волдеморта.

От неизвестно откуда взявшегося страха по спине Драко пробежал холодок. Он даже не сумел переварить той информации, что досталась ему лакомым кусочком. Константин чарами приманил с кухни ещё несколько видов пирожных и печенья, и они втроем сели пить чай.

- Что пишут про нас в «Пророке»? – поинтересовался Константин, отрезая для Драко огромный кусок шоколадного торта, украшенного сделанными из карамели розами.

- Ничего. В утреннем выпуске про побег из Азкабана не написали, - отломив лепесток карамельной розы, ответил Драко.

- Странно, - задумчиво произнес Константин, приманивая газету «Таймс». – Значит, Министерство скрывает нашу причастность к происшествию – нам же лучше!

Драко никогда не видел таких странных газет, все фотографии были «мертвыми» - они не двигались. Заголовок главной страницы гласил: «Пассажиры рейса 8810 Хельсинки-Лондон стали очевидцами невероятного!». На фотографии под заголовком было изображено огромное грозовое облако в форме дракона, из пасти которого вырывалось три разряда молний. «Пассажиры и команда рейса 8810, отклонившегося от курса на три градуса из-за погодных условий стали свидетелями невероятного явления. По словам очевидцев, небо внезапно потемнело и в нескольких десятках милей от них, по левому борту образовалось странное облако, принявшее форму дракона. Из пасти дракона били разряды молний. Явление продолжалось пять минут и снято очевидцами на видео и фотокамеры. Подробности читайте на странице 3.»

- Это магловская газета? – брезгливо сморщился Драко.

- Да. А это я, - указал на точку в центре пасти дракона, Константин. – Я их заметил, когда улетал от мракоборцев. Министерство магии не успели «обработать» всех маглов видевших магию, и теперь всё не волшебное население гадает, что это было. Хорошо, что твоего отца на метле не сфотографировали, - улыбнулся сын Волдеморта.

- Не могу поверить, - сделав глоток крепкого чёрного чая со вкусом корицы, вздохнул Драко, - маглы не могли вас видеть! На Азкабан нанесены антимагловские чары!

- Были нанесены, - с наигранной смущенностью опустил глаза Константин.

Допив чай, и наговорившись с Люциусом, Драко вернулся в Хогвартс невероятно счастливым. Его отец на свободе, он первым познакомился с сыном того, кого нельзя называть и у него есть компромат на Министерство Магии! Жаль, что про это нельзя рассказать его однокурсникам.

Форма входа



Календарь

«  Октябрь 2017  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031

Мини-чат

200

Статистика