Четверг, 2017-12-14, 13.10
Приветствую Вас Бродяга | RSS

Красавица и чудовище, глава 24

Глава 24. Племянник. Часть вторая

Дорогие читатели, простите меня, Мерлина ради за то, что я омолодила Драко на целый месяц! Приятного чтения!

C'est le malaise du moment
L'epidemie qui s'etend
La fete est finie on descend
Les pensees qui glacent la raison
Paupieres baissees, visage gris
Surgissent les fantomes de notre lit
On ouvre le loquet de la grille
Du taudis qu'on appelle maison...
Protect me from what I want...*

Placebo

5 июля 1980 года
Драко с волнением оглядел комнату для занятий. Он пришёл туда задолго до того времени, когда должен был начаться урок с Беллатрикс, для того, чтобы сделать всё необходимое. Шестнадцатый день рождения наследника рода Малфоев проходило весьма необычно. Конечно, если бы на свободе был Люциус, если бы в их особняке не было Пожирателей Смерти и самого Волдеморта, то Драко пригласил бы своих школьных друзей, устроил грандиозный праздник, может быть, заперся бы в отдалённой комнате вместе с Панси и провёл бы с ней несколько приятных часов, но всё это было невозможно. Драко хотел устроить совершенно своеобразный праздник. Он с большим трудом упросил мать не говорить никому о том, что у него день рождения. Нарцисса недоумевала, но согласилась. Она понимала, что праздничный обед или ужин в компании дружков её мужа — это абсурд. Единственным человеком, которому вроде как полагалось знать о дне рождения, была Белла, но Нарциссе совершенно не хотелось говорить сестре об этом. Беллатрикс и так отняла у неё Драко. Они проводили вместе столько времени, что это казалось ужасным. Нарцисса пыталась выведать у сына, о чём он говорит с тёткой, что они делают, но он всегда отвечал кратко или просто отшучивался. Говорит с Беллой было вовсе бесполезно. Но Нарцисса не знала, что её сын собирается сделать на самом деле. Если бы ей было известно о его намерениях, то она бы предпочла организовать самую отвязную вечеринку, в которой участвовали бы все Пожиратели Смерти и их пособники.

Драко зажёг свечи и сдунул с бокалов невидимые пылинки. Маленький столик был накрыт на двоих, комнату озарял мягкий свет нескольких свечей, бутылка шампанского и лёгкие закуски ожидали гостью. Драко не имел ни малейшего понятия, что нравится Беллатрикс, но надеялся, что она не отвергнет его скромное предложение отпраздновать вдвоём его шестнадцатилетие. Наконец, послышались лёгкие шаги. Драко пригладил волосы, одёрнул рубашку и присел на краешек стула, безуспешно пытаясь придать своему облику небрежность и спокойствие.
— Драко, я… — начала говорить Белла, но осеклась, увидев перед собой всё это великолепие. Несколько мгновений она разглядывала непривычную картину, а затем спросила:
— Что это значит?
В её голосе не слышалось раздражения или неудовольствия. Только непонимание и немного любопытства.
— Я подумал, — сглотнув, ответил Драко, — что мы можем посидеть вдвоём. Поговорить… — под насмешливым взглядом Беллы его голос становился всё неувереннее и тише.
— Ты решил пить шампанское и вести разговоры вместо того, чтобы учиться накладывать Круцио? — поинтересовалась Беллатрикс, тем не менее, усаживаясь за стол. — Какой-то особый повод?
— У меня сегодня день рождения, — упавшим голосом произнёс Драко.
Её брови на секунду взметнулись в удивлении. Об этом Белла ни разу не думала, хоть и знала, что её племянник родился в середине лета.
— И сколько же лет тебе исполнилось? — поинтересовалась она.
— Шестнадцать.
— Какой большой мальчик, — Белла покосилась на Драко. На её лицо падали отблески свечей, но всё равно было слишком темно, чтобы разобрать, что на самом деле говорят её глаза. — Совсем взрослый…
Она не закончила фразу, как будто хотела сказать что-то ещё. Драко боялся пошевелиться. Ему казалось невероятным, что Беллатрикс не рассмеялась ему в лицо, увидев все эти декорации.
— Почему ты не сказал раньше?
— О чём?
— О том, что у тебя сегодня день рождения. Я бы подарила тебе что-нибудь.
— О, нет, не надо, я имею в виду, что… — он запутался в словах и замолк, почувствовав на себе взгляд тётки. Ему казалось, что он выражает презрение, но на самом деле это была заинтересованность.
— Ну что же… — медленно произнесла она. — Думаю, в честь праздника мы можем и перенести занятие. В конце концов, в последнее время ты делаешь успехи, Драко. Ты заслужил награду.
Он впервые осмелился улыбнуться и бросить на Беллу короткий, обжигающий взгляд.
— Шампанского?
— Пожалуй.
Он откупорил бутылку, разлил по бокалам пьянящий напиток. Белла поднесла свой бокал к губам, но не пила. Ей было интересно, что этот издёрганный, странный, но такой притягательный парень сделает дальше. Драко был чрезвычайно интересным объектом для исследований, но в тот момент, когда он встал, подошёл к ней и протянул вперёд руку с бокалом, молча предлагая выпить на брудершафт, Белла поняла, что заигралась. Исследователь сам оказался вовлечённым в эксперимент. Но сбежать сейчас было бы глупо. Беллатрикс улыбнулась и обвила руку Драко своей. Они оба наблюдали друг за другом, пока пили шампанское.
— С днём рождения, — прошептала Беллатрикс, ставя бокал на стол.
Драко не ответил. Он положил ладонь на затылок Беллы и, легонько заставляя её податься вперёд, медленно коснулся её губ. Это был острожный, почти невинный поцелуй. Беллатрикс не отвечала ему, но и не отталкивала. Тогда Драко попробовал проникнуть глубже. Он обвёл языком контур её губ, и Белла наконец-то приоткрыла рот, позволяя целовать сильнее. Его руки скользнули по её спине и остановились на талии. Беллатрикс тоже обняла его, сдаваясь нахлынувшим на неё желаниям. Впервые после освобождения из Азкабана она почувствовала себя кому-то нужной, желанной… Но внезапно, почувствовав пальцы Драко на застёжке своего платья, Белла опомнилась. Она мягко, но уверенно отстранилась от племянника.
— Ну-ну, нельзя же просить все подарки сразу! — шутливо произнесла она, садясь обратно на своё место.
Драко скользнул по ней хищным взглядом, от чего по спине Беллы пробежали мурашки. Всё это было так чертовски неправильно, но что-то не давало Беллатрикс встать и уйти.
— Ещё шампанского? — предложил он.
Белла кивнула.
Бутылка опустела быстро. Болтая о каких-то пустяках, Белла и Драко незаметно придвигались всё ближе и ближе друг к другу. Его руки по-хозяйски лежали на её талии, её голова опустилась на его плечо. Шампанское играло в крови, заставляя голос разума замолкнуть.
— Белла… — прошептал Драко, склоняясь, чтобы поцеловать её.
На этот раз не было никакой неловкости и осторожности. Он вжимал её в спинку стула, страстно кусая губы, терзая язык, вкладывая в этот поцелуй весь свой юношеский пыл. Беллатрикс отвечала ему. Ей надоело чувствовать себя отвергнутой, брошенной. Если Драко хочет её — что же, он её получит. К тому же, это была бы очаровательная месть Малфоям. Месть, о которой они, может быть, никогда не узнают… Беллатрикс потянулась к пуговицам рубашки Драко и стала быстро расстёгивать их.
— Белла-а-а… — простонал Драко.
Но внезапно всё кончилось. Беллатрикс отскочила от Драко с диким воплем.
— Что случилось?
— Милорд! — Белла закатала рукав платья и, словно загипнотизированная, уставилась на Метку, которая ярко горела и извивалась на её коже.
Драко побледнел. Всё возбуждение как ветром сдуло. Он посмотрел на Беллу. Его взгляд был полон мольбы, но ведьма не обращала на него никакого внимания. Она была полностью сосредоточена на своём повелителе. Кулаки Драко непроизвольно сжались, когда он увидел, с какой любовью и нежностью его тётка смотрит на знак Волдеморта.
Впервые с самого освобождения Волдеморт призывал к себе одну лишь Беллу. Это вселило в женщину надежду. Она мгновенно забыла про Драко. Какой ещё Драко? Зачем ей был нужен этот юнец, если она снова нужна Тёмному Лорду? Белла пулей вылетела из комнаты, на ходу поправляя платье. Драко остался один. Он задул свечи и остался в кромешной темноте. Злость захлёстывала его, он сжимал и разжимал кулаки, тяжело дышал, но ничего не помогало. Драко мог бы пойти к Нарциссе и мать утешила бы его, она обняла и поцеловала бы его в лоб, как в детстве, но парень не мог сдвинуться с места. Это разочарование он должен был пережить в одиночестве.

— Милорд, — Белла почтительно склонилась в реверансе перед Тёмным Лордом. — Вы звали меня?
Он усмехнулся. Хоть по дороге Беллатрикс успела застегнуть платье и поправить причёску, скрыть разрумянившиеся щёки и блеск в глазах она не могла. Волдеморт мог бы предположить, что это из-за того, что он позвал её к себе, но он знал настоящую причину. От него не укрылись странные отношения, завязавшиеся между Беллатрикс и её племянником. Какое-то непонятное чувство поселилось внутри Тёмного Лорда. Если бы он не презирал всё, что было связано с любовью, то он назвал бы его ревностью, но ревность была несовместима с его представлениями о жизни. Чувство собственности? Да, возможно. Волдеморт знал, что Белла влюблена в него, когда-то и он думал, что… но такие мысли маг, воскресший из мёртвых, отгонял прочь. Теперь эта любовь раздражала его, но делиться ей с кем-то ещё, тем более с отпрыском Малфоев, Волдеморт не собирался.
— Где ты была? — холодно спросил он.
— Я… — Белла не поднимала на него глаз. — Мы с Драко занимались.
— Вот как? — в голосе Волдеморта слышалась издевательская усмешка. — И чем же?
— М-магией, — последовал робкий ответ.
— Неужели?
Беллатрикс ощутила, как по её венам растекается страх. Ладони стали липкими от пота, сердце колотилось как безумное. Она не осмеливалась взглянуть на Лорда, ей казалось, что хватит одной секунды, чтобы он понял, что она собиралась сделать. Теперь Белла проклинала свою слабость. Как она могла поддаться неумелым попыткам Драко соблазнить её? Этот дерзкий юнец заслужил Круцио и он его получит, в этом Белла не сомневалась. Не от неё, так от Лорда…

Волдеморт видел, как тряслась от страха его лучшая последовательница и ярость в его сердце постепенно сменялась презрением. Какой смысл было наказывать её? Разве от этого Белла перестала бы неподобающе думать о нём? Разве очередное Круцио сделало бы эту сумасшедшую Блэк послушной? Она никогда не была такой. Лорд вспомнил, как много лет назад Белла заявила ему о том, что любит его. Как он взбесился тогда… теперь он стал гораздо спокойнее. Волдеморт скользнул по коленопреклонённой Беллатрикс безразличным взглядом. Он ничего не чувствовал к ней. Ему не пришлось убеждать себя в этом, как раньше. Белла была Пожирателем Смерти, сильной ведьмой, яркой женщиной, но не более. «Тогда почему я не могу дать ей свободу? — мысленно задал себе вопрос Тёмный Лорд. — Какое мне дело, в чьей постели она окажется, Драко, Рудольфуса, Снейпа или ещё кого… что заставило меня позвать её?» Он не находил ответа и это раздражало.
— Встань, Белла, — приказал он.
Она повиновалась.
— Ступай, — Лорд махнул рукой в сторону двери. — Делай, что хочешь.
«Я только что отпустил её? — подумал он. — Неужели она воспользуется разрешением и…» — внезапно у него перехватило дыхание. Слишком чётко перед глазами нарисовалась картина, в которой Беллу обнимал какой-то посторонний мужчина.
— Я не поняла… — пролепетала Белла. — В каком смысле?
— Пошла вон! — взорвался Лорд. — Что тебе неясно? Иди, куда хочешь, делай, что хочешь!
Он сам себе противоречил.
— Как прикажете, Милорд, — в глазах Беллы блеснули слёзы, и она стремительно повернулась и бросилась прочь из комнаты. Оказавшись в своей комнате, Беллатрикс обессилено упала на кровать и разрыдалась. Она не понимала, что ей делать. Дав Белле полную свободу действий, Волдеморт лишь ещё сильнее привязал её к себе.

***

Весь следующий день Белла провела в своей спальне. Сказавшись больной, она всё время провела, завернувшись в одеяло и уткнувшись носом в подушку. Беллатрикс догадывалась, что там, за дверью её комнаты, сходит с ума Драко. Парень действительно шатался по коридору всё утро, мучительно размышляя над тем, стоит ли ему постучать в заветную дверь или нет. Его терзало разочарование и ревность, ревность к Тёмному Лорду, при одной мысли об этом у Драко холодели руки и подкашивались ноги. Но всё таки он решил, что лучше не заходить в комнату к тётке. В конце концов, ему было неизвестно, что произошло вчера ночью, когда Беллу вызвал Волдеморт. Возможно, ей действительно было плохо.
Белла страдала. Страдала душевно. Она особенно остро почувствовала своё одиночество. Рудольфус, единственный по-настоящему близкий ей человек, был в Азкабане, Нарцисса только формально именовалась сестрой, Драко Беллатрикс предпочла бы больше никогда не видеть. «Андромеда предала нас, — грустно размышляла Белла, перебирая в уме всех своих родственников. — Сириус мёртв, чёртов мерзавец… не к кому, не к кому пойти!» Поток грустных мыслей прервал домовой эльф явившийся, чтобы сообщить, что подан ужин. Белла провела в рыданиях и воспоминаниях весь день.
— Скажи, что я не спущусь сегодня к столу, — огрызнулась она. — Принеси еду сюда.
Но через несколько минут домовик вернулся и сказал, что Тёмный Лорд настоятельно просит её присутствовать за ужином.
— Ладно, — пробормотала она. — Сейчас спущусь.
Когда Белла вышла в столовую, она увидела, что комната полна. За столом сидело гораздо больше людей, чем проживало на данный момент в Малфой-мэноре. С большим неудольствием Беллатрикс отметила присутствие Снейпа, сидевшего по левую руку от Волдеморта. Впрочем Снейп тоже вместо дружеского кивка лишь надменно поджал губы. Белла проследовала к своему месту, села и метнула на Волдеморта отрывистый взгляд. Лорд перехватил его и какое-то время они молча смотрели друг на друга, не задумываясь о том, что никто из Пожирателей Смерти не осмелиться приняться за еду, пока их хозяин не приступил к трапезе. Наконец, Волдеморт отвёл глаза. Он взял в руки вилку и ужин начался.
Беллатрикс гадала, зачем её присутствие так понадобилось Тёмному Лорду. Вроде бы, всё протекало, как обычно, разве что гостей было больше, чем в другие дни. Драко, сидевший напротив, не отрывал взгляда от тарелки. Юный Малфой был ещё более бледным, чем обычно. Нарцисса неотступно следила за сыном. Она не знала о том, что произошло или могло произойти прошлой ночью, но материнское чутьё подсказывало, что с Драко происходит что-то странное.
— Сегодня здесь присутствует весь Ближний круг, — торжественно заговорил Волдеморт по окончанию ужина. — Это не случайность. Я намеренно вызвал вас всех, потому что сегодня должно произойти важное событие.
Беллатрикс напряглась. Она ловила каждое слово Милорда, и была готовой в любую минуту сорваться с места и исполнить его приказание. Но это не понадобилось.
— Драко, — обратился Лорд к тщетно пытающемуся держаться непринуждённо парню. — Я думаю, что ты стал достаточно компетентен в тёмной магии после занятий со своей тётей.
Драко вздрогнул. Впервые за весь вечер он бросил короткий взгляд на Беллу. Она отвела глаза в сторону.
— Да, Милорд, — кивнул он.
— Значит, сегодня ты будешь удостоен великой чести, Драко. Дай мне свою руку.
Белла закрыла глаза. Она поняла, что последует дальше. Лорд решил дать Драко Чёрную Метку. Что же, было странно, почему он не сделал это до сих пор. В памяти возник образ прошлого. Юная Белла, только что вернувшаяся с первой акции, молодой и красивый Том Риддл и страшная боль, которая, тем не менее, была прекрасной. Беллатрикс погрузилась в свои воспоминания. Она открыла глаза только, когда перестала слышать тяжёлое дыхание Драко, прилагавшего нечеловеческие усилия для того, чтобы не закричать от боли, которая раздирала его. Белла окинула взглядом собравшихся — Драко потрясённо взирал на только что приобретённую отметину, Нарцисса вцепилась ногтями в край стола, её лицо было искажено отчаянием. Снейп был невозмутим. Остальные тоже не проявляли особых эмоций. Но у Лорда был припасён ещё один сюрприз.
— Сейчас ты получишь первое боевое задание, Драко, — произнёс он.
А вот это было уже интересно. Белла приготовилась слушать.
— Ты должен будешь убить Альбуса Дамблдора, — раздался отчётливый приказ.
В гробовой тишине раздался чей-то сдавленный стон. Это была Нарцисса Малфой.
Беллатрикс была очень удивлена. Убить Дамблдора? Поручить это зелёному мальчишке, который и Круцио то с трудом может исполнить? Неужели Волдеморт на самом деле полагает, что это возможно?
Глаза Драко не выражали ровным счётом ничего. Услышанное было до такой степени ужасно, что он ещё не осознал его до конца. Лишь спустя несколько секунд он взглянул на Тёмного Лорда, словно переспрашивая: «Убить Дамблдора? Я?»
— Ты, конечно, можешь отказаться, Драко, — медленно произнёс Волдеморт. — Но мне это очень не понравится. Очень.
— Нет, — еле слышно сказал Драко. — Я согласен. Я сделаю это.
— У тебя есть целый год на приведение моего приказа в исполнение. Можешь делать, что хочешь, но к июню следующего года Дамблдор должен быть мёртв. Иначе пеняй на себя.
— Да, Милорд, — Драко низко склонил голову.

***

Белла уже собиралась отправиться в ванную, когда дверь в её комнату внезапно распахнулась и ворвался Драко. Он казался сумасшедшим — волосы всклочены, воротник рубашки расстёгнут, пуговицы оторваны, глаза блестят. Он подлетел к Беллатрикс, рухнул перед ней на колени, схватил край её платья и заговорил:
— Белла! Белла, пожалуйста, помоги мне! Я умоляю, Белла!
— Что? — она дёрнула юбку, но Драко накрепко вцепился в неё. — Как ты себя ведёшь?
— Пожалуйста! — его сотрясали глухие рыдания. — Помоги мне! Я не смогу… не смогу убить Дамблдора! Белла, пожалуйста…
— Что ты от меня хочешь? — Беллатрикс с трудом могла поверить в то, что вчерашний элегантный, решительный и страстный молодой человек и теперешний, валяющийся в её ногах, растрёпанный и зарёванный мальчишка — одно и то же лицо.
— Поговори с ним! — простонал Драко. — Он ведь тебя послушает. Пожалуйста! Я ведь не смогу это сделать, я не убийца! У меня ничего не получится, я не хочу убивать директора! Белла… помоги мне!
— Даже не собираюсь! — возмущённо воскликнула Белла. — Лорд оказал тебе великую честь и ты не смеешь отказываться!
Драко растерялся и Беллатрикс воспользовалась моментом, чтобы наконец вырвать подол платья из его рук.
— Ты жалкий сопляк! Если ты не выполнишь задания, даже не думай, что Тёмный Лорд пощадит твою семью, — зло прошипела Белла. — Пора взрослеть, Драко!
— Я не хочу становиться убийцей! — в отчаянии простонал Драко.
У Беллатрикс перехватило дыхание. Она метнулась к племяннику, схватила его за плечи и подтянула к себе. Почти соприкасаясь с его лицом, она заговорила хриплым от злости голосом:
— Убийцей? Милый Драко, а знаешь ли ты, скольких человек убил твой драгоценный папочка? Рассказать? Поверь, я знаю о Люциусе столько интересного… Убийцей! Ха! Да все твои родственники — отпетые головорезы, если на то пошло. Мы убиваем не просто так — мы очищаем мир! Или ты предатель крови, Драко?
Он испуганно замотал головой. Такая Белла пугала его. Драко боялся, что тётка исполнит свою угрозу и расскажет о тайнах Люциуса, а их Драко знать не хотел.
— Мама никого не убивала, — прошептал он, но в ответ на это Беллатрикс лишь расхохоталась.
— Твоя мать — ничтожество! Она не способна ни на одно самостоятельное решение. Нарцисса никогда не жила своей жизнью, вначале за неё решала мать, затем — муж. Если хочешь равняться на неё, то имей в виду, что уважения ты не получишь. Ни от меня, ни от кого-либо другого.
— Не смей… не смей оскорблять мою маму! — Драко попытался вывернуться из цепких рук Беллы, но безуспешно.
— Я была ненамного старше тебя, когда присоединилась к Тёмному Лорду, — беспощадно продолжала говорить Белла. — И я ничего не боялась. В то время я уже была взрослой, сильной ведьмой. А ты, Драко — маменькин сынок, не способный ни на что!
— Неправда! — подростковые гормоны в организме Драко бушевали вовсю. Он был взрослым, и он мог бы доказать ей это вчера, если бы не…
Все эти мысли так чётко отразились на его лице, что Беллатрикс, даже не используя легиллименцию, смогла прочесть их. Её черты исказило презрение и она разжала пальцы.
— О нет, Драко, — произнесла она. — Ты глубоко заблуждаешься. Ты не интересуешь меня — тем более, теперь.
Он отшатнулся. С его глаз как будто спала пелена. Как он мог убедить себя в том, что влюблён в эту странную, полубезумную женщину? Как мог поверить в симпатию с её стороны? Всё было ложью, всё! Драко почувствовал, как к горлу подступает комок.
— Ты чудовищна, — прошептал он.
Ответом ему послужила презрительная усмешка. Драко повернулся и выбежал из комнаты, громко хлопнув дверью. Беллатрикс устало опустилась на кровать. Разговор с племянником попортил ей немало нервов, но был и несомненный плюс — она избавилась от этого наваждения. Теперь Драко был для Беллы всего-лишь сыном её сестры — никчёмным и слабым. А такой человек не мог иметь на Беллатрикс никакого влияния. Она закрыла глаза и прогнала от себя все глупые мысли. Близился сентябрь — и вместе с ним новый этап войны. Войны, которую Белла всем сердцем желала выиграть.

* — "Это тягостное мгновение…
Распространяющаяся эпидемия…
Праздник закончился…
Мысли, парализовавшие разум…
Опущенные веки, серое лицо…
Внезапно появляются призраки в нашей постели…
Открывается задвижка решетки
Этой конуры, которая называется домом…

Защити меня от моих желаний" — Placebo

Форма входа



Календарь

«  Декабрь 2017  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031

Мини-чат

200

Статистика