Четверг, 2017-08-24, 02.16
Приветствую Вас Бродяга | RSS

Красавица и чудовище, глава 27


Глава 27. Неиспользованный шанс

Не майся, не мучься, ты не одинок. Я рядом с тобой – кучка пепла у ног. И пара обглоданных белых костей, невинная жертва любовных страстей. – Флёр, «Жертва»

После той ночи Рудольфус покинул Малфой-мэнор. Он переехал в лондонский особняк семьи Лестрейнджей, в котором уже несколько месяцев жил его брат. Теперь Пожиратели Смерти больше не должны были скрываться, и Рудольфус воспользовался возможностью снова открыто жить в Лондоне. Он не сказал Белле о своём решении, решив, что она будет пытаться уговорить его остаться, а он больше всего желал сменить обстановку, жить в доме, где не будет его жены и где никто не будет оглядываться ему вослед. Рабастан был рад принять брата в их общем доме, более того, он был счастлив, что Руди наконец-то осмелился порвать с Беллой. Рудольфус ни словом не обмолвился о том, что произошло между ним и Беллатрикс, позволяя Рабастану думать, что его брат образумился. На самом деле Рудольфус всё так же часто вспоминал о Белле, но одно дело – рисовать её образ в своих мыслях, и совсем другое – каждый день видеть её перед собой, изнывать от желания прикоснуться к ней, и не иметь на это ни малейшего права. Поэтому Рудольфус принял решение уйти от жены. Когда Беллатрикс узнала об этом, она не была шокирована. Ей и самой было бы тяжело видеть Руди рядом с собой, после всего того, что произошло. Белла не могла покинуть Малфой-мэнор, а вот у Рудольфуса такая возможность была, и Беллатрикс была безмерно благодарна ему за то, что он ей воспользовался.

Тёмный Лорд никак не отреагировал на это известие, он лишь пожал плечами и пробормотал, что если Лестрейнджу так удобнее, то он не возражает. Волдеморт был слишком занят поисками Даров Смерти и ловлей Поттера, чтобы заострять внимание на перепетиях в жизни его подчинённых. Случись это ещё пару месяцев назад, Лорду было бы сложно скрыть свою радость от добровольного ухода Рудольфуса, но теперь ему было не до того. Бузинная Палочка всё ещё не была у него в руках, да и постоянные провалы в поимке мальчишки злили Волдеморта. Он не понимал, как семнадцатилетний подросток умудряется выскользнуть из самых коварных и сложных ловушек. Тёмный Лорд настолько погрузился в свои планы, что даже на какое-то время оставил Беллатрикс. Он больше не звал её к себе, и Белла была вынуждена проводить ночи одна. Одиночество было невыносимым. Во всём особняке больше не было ни одного человека, с которым Белла могла бы поговорить. Первое время она с трудом сдерживала в себе порывы написать Рудольфусу письмо, или, ещё хуже, навестить его в Лондоне. Можно было прикрыться заботой о его здоровье, Белла на самом деле сомневалась, что Рабастан будет в состоянии оказать необходимую помощь, случись что с Рудольфусом. Но это было бы подло по отношению к Руди, это дало бы ему ложную надежду. Поэтому Белла запрещала себе идти на поводу у чувств. Она хотела поговорить с Волдемортом, спросить, можно ли ей развестить, но никак не могла найти подходящего момента. Она лишь урывками видела Лорда, и эти мимолётные встречи не располагали к откровенным разговорам. Белле, как всегда, оставалось только ждать.

***

Однажды вечером в тихом Малфой-мэноре послышался непривычно громкий шум. Беллатрикс спустилась вниз, недовольная вторжением, и уже была готова строго отчитать волшебников, устроивших так поздно столько шума, как внезапно застыла на месте. В холле стояли Ловцы, те самые, в чьи задачи входило отлавливать скрывавшихся в лесах и других безлюдных местах волшебников. Скабиор, оборотень Френрир и ещё один парень, чьего имени Белла не знала, держали троих молодых людей, подростков.
Лицо одного из пленных было раздуто и невозможно было разобрать черты, но двух других Беллатрикс узнала сразу – Рональд Уизли и грязнокровка Грейнджер. Эти физиономии она помнила ещё со времён битвы в Министерстве Магии. Кулаки Беллы непроизвольно сжались. Именно Уизли изуродовал Рудольфуса. Она уже знала, что он поплатится за своё преступление. Если Ловцы поймали Уизли и Грейнджер, значит, третьим должен был быть… Гарри Поттер! По спине Беллатрикс пробежала дрожь. Если это правда, и Поттер сам упал к ним в руки, то щедрости Волдеморта не будет предела. Упускать такой шанс было нельзя. Однако, пока Белла собиралась с мыслями и прикидывала, как бы поэффектнее появиться перед пленными, в холл вбежали Нарцисса и Люциус. Лица у обоих супругов были белее снега.
- Это Поттер? – резко спросил Люциус.
- Мы нашли их в лесу… - стал обьяснять Френрир.
- Не могу сказать точно, но эта девочка напоминает мне Грейнджер… - протянула Нарцисса.
- Мы должны позвать Драко, - колеблясь, предложил Люциус.
Беллатрикс была готова пустить Аваду в своих непутёвых родственников. «Как можно быть такими идиотами? – мысленно кипятилась она, оставаясь невидимой в темноте лестницы. – Сразу ясно, кто эти детки…»
- О чём вы спорите? – громко спросила она, выходя из своего укрытия. – С первого взгляда понятно, что это Поттер и его дружки. Разве можно забыть уродливое лицо этой грязнокровки, если видел его хоть секунду? – она протянула руку к Гермионе, а затем брезгливо отдёрнула её, словно боясь испачкаться. От цепкого взгляда Беллы не укрылось то, как покраснело от ярости лицо Рона.
- Конечно, это Поттер! – прошипела она, склоняясь над перекошенным лицом Гарри. – Разве этот шрам не достаточно говорящий? Я вызову Лорда! – объявила она, закатывая рукав.
- Не смей! – Люциус схватил её за руку. – Это мой дом, и я должен сообщить Лорду, что…
- Да он и слушать тебя не станет! – усмехнулась Беллатрикс. – Смирись с тем, что ты навсегда утратил своё влияние, Люциус и позволь мне…
- Слушайте, вообще-то, это мы их поймали! – вступил в разговор Грейбэк. – И нам полагается…
- Золото, - закончила за него Белла. – Ладно, - она вывернулась из рук Малфоя и подошла к Ловцам. – Держите… - и тут её взгляд остановился на мече Гриффиндора.
Последующие несколько минут прошли в диком хаосе. Ловцов выкинули из Малфой-мэнора, несмотря на все их протесты. Белла металась по холлу, суматошно пытаясь сообразить, как меч Гриффиндора, хранящийся в её сейфе, оказался в руках у Поттера. Нарцисса и Люциус, отчаявшись поймать нить её размышлений, напряжённо стояли в ожидании новых событий. Наконец, Белла замерла.
- Уведите их в подвал, всех, кроме… - её глаза нехорошо блеснули. – Кроме грязнокровки.
Несмотря на все вопли Уизли и сопротивление Нарциссы, кричавшей, что Белла не смеет отдавать приказы в чужом доме, указание Беллатрикс было выполнено. Оставшись с Гермионой в комнате один на один, Белла улыбнулась.
- Ну что, грязнокровка… вот мы и встретились. Поиграем? – пропела она, доставая волшебную палочку.

***

Неизвестно, сколько прошло времени, пять минут или несколько часов. Для Беллы всё слилось в единый миг, полный криков и запаха крови, так резко бившего в ноздри, что он сводил с ума. Убеждения Гермионы, что это вовсе не меч Гриффиндора, только раззадоривали Беллу. Она хотела выяснить, до какой степени эта жалкая девчонка сможет сопротивляться, поэтому применяла к ней всё более и более жестокие заклинания. Наконец ей пришла в голову идея вызвать из подвалов Малфой-мэнора пленника, который мог точно сказать, является ли этот меч подделкой или подлинником. Привели гоблина и он, к удивлению Беллы, настаивал на том же, на чём и Гермиона.
- Ладно, - пробормотала она, отбрасывая со лба налипшие на него пряди волос. – Теперь всё понятно.
- Что ты намерена делать? – напряжённо произнесла Нарцисса, стоящая в углу комнаты вместе со своей семьёй.
- Позвать Тёмного Лорда, естественно! – усмехнулась Белла. – Да… - её взгляд упал на валяющуюся на полу Гермиону. – От грязнокровки мы можем избавиться. Милорду она не нужна, так что выкиньте её за пределы Малфой-мэнора, пусть оборотни сожрут её.
И тут случилось невообразимое. Из-за угла выскочили пленники, которые должны были находиться в подвале. Завязалась нешуточная схватка. Белла мгновенно поняла, что должна делать. Одним прыжком она оказалась возле Гермионы, схватила её, поставила на ноги и приставила к её шее свой маленький, карманный кинжал.
- Ни шагу больше! – крикнула она. – Иначе ваша подружка умрёт!
Это подействовало. Уизли и Поттер (а в том, что это Поттер, Беллатрикс больше не сомневалась) застыли на месте.
- Бросьте палочки! Драко, подними их! Отойдите! – командовала Белла, всецело наслаждаясь ситуацией, которая была полностью в его власти.
И тут раздался тоненький скрип. Он доносился откуда-то сверху, и, когда Белла подняла глаза наверх, она увидела, что прямо на неё стремительно падает люстра. Выхода не было – Беллатрикс оттолкнула от себя Гермиону и подалась назад. Люстра рухнула на пол с оглушительным грохотом, подняв вверх кучу осколков и пыли. Ситуация изменилась кардинально – пленники снова были вооружены палочками, Грейнджер держалась за руку своего рыжего дружка, а на плече у Гарри Поттера сидел… Добби.
Белла поняла, что у неё осталась всего одна секунда, может быть даже меньше. Она со всей силы метнула кинжал во врагов, будучи совершенно безразличной к тому, в кого именно он попадёт, пусть даже в самого Поттера. «Только не упади, только не упади!» - мысленно кричала Белла вслед кинжалу. Словно зачарованная, она глядела на то, как медленно начинает закручиваться воздух вокруг пленников, собирающихся аппарировать, как они откидываются всё дальше и дальше к стене, как её кинжал начинает терять скорость и постепенно снижается… «Лети!» - в голове Беллатрикс всё разрывалось от напряжения, и поэтому, когда толпа пленников с лёгким хлопком исчезла из комнаты, а вместе с ним в неизвестность унёсся и её старинный кинжал гоблинской работы, Белла не смогла сдержать страшного, безумного смеха. Она сползла вниз по стене, продолжая хохотать. Люциус, Нарцисса и Драко с опасением глядели на неё. Комната была наполнена запахом крови, лужа, оставшаяся на полу после пыток Гермионы, ярким пятном алела на светлом мраморном полу. Разбитая люстра, осколки которой валялись повсюду довершала странную картину.
- Белла… - Нарцисса сделала шаг вперёд, но Люциус остановил её.
- Не надо, Цисса. Твоя сестра – это не наша забота. Пойдём.
Они медленно направились к двери, продолжая наблюдать за бьющейся в истерике Беллой. Драко оставался на месте, словно парализованный. Он наконец-то увидел истинное лицо своей тётки, и оно показалось ему самым страшным, что он когда-либо видел на свете.
- Драко! – шепнула Нарцисса. – Пошли!
Они вывели его чуть-ли не под руки. Белла осталась одна. Она пришла в себя через несколько минут. Оглядев комнату, поняв, что её оставили в полном одиночестве, на неё снова нашёл приступ хохота. Покачиваясь, Белла прошлась вдоль стен, не обращая внимания ни на кровь, ни на осколки. Внезапно она остановилась. В голову пришла восхитительная идея – повторить их с Грейбэком прошлогодние безумства. Белла знала, что Френрир ошивается где-то поблизости, ожидая, что ему выкинут грязнокровку. Что же, Белла могла предложить ему и кое-что получше. Целую деревню грязнокровок, например.

***

Беллатрикс вернулась в Малфой-мэнор лишь спустя несколько часов. У неё кружилась голова, а перед глазами всё ещё мелькали недавние события – магглы, метающиеся между ней и Грейбэком, не понимающие, что происходит, и в чём они провинились. Белла утолила жажду крови, и даже воспоминания о том, что она в очередной раз упустила Поттера, не казались такими уж ужасными. Белла устала и больше всего ей хотелось упасть в свою постель, укрыться с головой одеялом, и проспать часов десять. Однако ей было уготовано совсем другое. В холле Беллатрикс столкнулась с Нарциссой, которая как раз выходила из кабинета Люциуса. Сёстры смерили друг друга оценивающими взглядами.
- Наверное, не имеет смысла спрашивать, где ты была? – Нарцисса первой нарушила звенящую тишину.
Белла горделиво вскинула голову. Её юбка была испачкана грязью, в кулаке она продолжала сжимать волшебную палочку – было очевидно, что несколько минут назад она побывала в бурном сражении.
- Ты превратилась в кровожадное чудовище, Белла, - вздохнула Нарцисса. – Почему ты так легко поддалась этому разлагающему влиянию чёрной магии?
- Ты говоришь ерунду, - отрезала Белла. – Тебе просто страшно за себя и за своего драгоценного муженька. Но можешь не волноваться, - она приблизилась к сестре и наклонила голову поближе. – В память о наших прежних нежных отношениях, я вас не трону.
Нарцисса в ужасе отшатнулась от Беллатрикс.
- Ты окончательно потеряла рассудок. Если бы только видела себя со стороны, когда пытала эту несчастную школьницу…
- Несчастную? – ввизгнула Белла. – Она грязнокровка, Цисси! Или это для тебя ничего не значит? С каких пор вы, Малфои, перестали быть щепетильны в вопросах крови, а?
- Ты очень точно сказала. Малфои, - Нарцисса снова обрела спокойствие. Безэмоциональным голосом она продолжила:
- Хоть мы с тобой и родные сёстры, в нас нет ничего общего. Цисси Блэк, обожествлявшей свою старшую сестру, больше нет. Есть Нарцисса Малфой, и она тебе чужая. Знаешь, Белла, ты так и осталась сумасшедшей Блэк, хоть и вышла за несчастного Лестрейнджа. А я после замужества превратилась в Нарциссу Малфой, не только по фамилии, но и по крови. Жаль, что ты не можешь понять этого.
Белла молча внимала сестре, безуспешно пытаясь понять ход её мыслей. Ясно было только то, что теперь Белла осталась одна. Андромеда покинула её уже очень давно, а теперь и младшая сестра заявила о том, что уходит. Но Беллатрикс было не привыкать к одиночеству. Она лишь усмехнулась в ответ.
- Увидишь, что ты сделала неправильный выбор, Нарцисса. Когда Тёмный Лорд победит…
- Я не буду обсуждать с тобой Тёмного Лорда, Белла. Ты не в состоянии смотреть на вещи здраво. Твоя одержимость затмевает тебе глаза.
- Не смей! – Беллатрикс метнулась к Нарциссе и схватила её за плечо. – Не смей говорить об этом! Это тебя не касается!
- Мне жаль тебя, Белла, - холодной рукой Нарцисса стащила с себя ладонь Беллатрикс. – Ты просто его очередная несчастная жертва, но то, что ты творишь…
- Прекрати! – зашипела Белла. Сёстры почти сцепились в схватке, как внезапно послышался знакомый властный голос:
- Что здесь происходит?
- Милорд, - почти одновременно произнесли обе женщины, склоняясь в почтительном реверансе.
- Я жду разъяснений, - Волдеморт подошёл ближе, не спуская с них подозрительного взгляда. – Что у вас твориться? Почему в гостиной такой бардак? Я не могу отлучиться ни на один час, чтобы у вас не произошло недоразумений? – его голос изменялся от мягкого и тихого к громогласному. – Что здесь было, чёрт вас всех подери?!
- Милорд, - пискнула Нарцисса. – Белла позволила сбежать Поттеру, хотя он был у нас в руках!
У Беллатрикс потемнело в глазах. Такого предательства она не ожидала даже от Нарциссы. По лбу заструился холодный пот, руки задрожали, а колени подкашивались. Если Волдеморт поверит в рассказ о недавних событиях, поданный таким образом, то Белла могла попрощаться с жизнью.
- Вот как? – голос Волдеморта был полон загадочных интонаций. – Как… необычно. Оставь нас, - резко приказал он Нарциссе, и та поспешила убраться как можно скорее.
- Иди за мной, - приказал он Белле, даже не смотря на неё.

Она повиновалась, хотя ноги почти не слушались её. Тёмный Лорд вёл Беллу куда-то далеко. Они миновали весь первый этаж, и внезапно Беллатрикс поняла, куда они направляются – в подвалы. От такого умозаключения её прошиб холодный пот. Из подвалов Малфой-мэнора мало кто возвращался…
Они всё шли и шли, и Белла поняла, что не сможет выбраться из этого сплетения коридоров самостоятельно. Наконец, Волдеморт остановился. Он повернулся к Беллатрикс и медленно, почти что нараспев, спросил:
- Это правда?
- Нет! – воскликнула Белла. – То есть… не совсем. Поттер действительно был здесь, его схватили Ловцы, но дело в том, что…
- Поттер был здесь, и ты не додумалась позвать меня сразу же? – взревел Волдеморт. – Ты потеряла последние мозги?
- Милорд, я умоляю вас, выслушайте! – Белла упала перед ним на колени и схватила край его мантии. – У него был меч Гриффиндора, тот самый, который Снейп по вашему приказу прислал в Гринготтс, в мой сейф. Я должна была проверить, я понимаю, что виновата, но я…
- Заткнись! – он с размаху ударил её по лицу. – Ты ни на что не способна! Ни на что!
Он схватил волшебную палочку и воскликнул: «Легиллименс!» Белла закричала от боли, до того неожиданным и стремительным было проникновение в её сознание. Сопротивляться было бесполезно. Волдеморт бесцеремонно расшвыривал воспоминания Беллы, и внезапно ко всем её страхам добавился ещё один – а что, если он увидит ту ночь, когда они с Рудольфусом… но Лорда интересовали только события этого дня. Он быстро нашёл искомое и теперь просматривал свежие и яркие воспоминания. Белла чувствовала, как с каждой секундой его ярость становится всё сильнее и бесконтрольнее. Казалось, что её голова разрывается, ещё секунда – и сердце не выдержит такого напряжения. Однако, когда больше терпеть уже не было сил, Волдеморт прекратил ментальный контакт. Но счастье было недолгим – уже через секунду он схватил её за голову и со всей силы ударил об стену.
- Ты идиотка! – проорал он ей в ухо. – Вздумала покомандовать? Какая разница, что вы не могли решить, Поттер это или нет? Если ты была точно уверена, что это его дружки, то надо было звать меня! Они в любом случае сообщили бы важную информацию. Снейп принёс бы Веритасерум. Тем более, - тут он поднял Беллу и, глядя ей прямо в глаза, прошипел:
- Что это был Поттер.
Он снова ударил её по лицу, да так, что кровь хлынула из носа мощным потоком. Белла закашлялась, и Лорд швырнул её на пол.
- Круцио! – безжалостно произнёс он.
Белла так долго не испытывала на себе действие пыточного проклятия, что казалось, что оно причиняет гораздо большую боль, чем на самом деле. Захлёбываясь собственными слезами и кровью, Белла пыталась что-то сказать, умолять о пощаде, но всё сливалось в единый стон. Волдеморт не опускал палочку очень долго. Он мог бы замучать Беллу до смерти, но в последний момент что-то заставило его прекратить пытку.
- Милорд, простите меня, умоляю! – Беллатрикс казалось, что она кричит, но на самом деле из её горла выходили лишь еле слышные хрипы.
- Ты бесполезна. Ни на что не годная идиотка! – злость снова вскипела в Лорде, и он пнул Беллу ногой по животу. Она дёрнулась и застыла, и лишь слабое, прерывистое дыхание свидетельствовало о том, что она всё ещё жива.
Волдеморт с презрением оглядел лежащее перед ним тело. Ещё пятнадцать минут назад Белла выглядела красивой женщиной, а теперь она представляла из себя весьма жалкое зрелище.
Со стороны могло показаться, что малейшее продолжение наказания мгновенно убъёт её, но Лорд знал возможности своей самой преданной соратницы, он изучил её вдоль и поперёк, поэтому уже занёс палочку, чтобы снова произнести заклинание, как вдруг в его голове промелькнула мысль.
«Меч Гриффиндора. Зачем Поттеру меч Гриффиндора?» - и тут уже у Волдеморта потемнело в глазах. Он понял, за чем охотится мальчишка. На Беллу вновь обрушился град ударов и разнообразных пыточных проклятий.
- Ты поверила этому лживому гоблину и поганой грязнокровке, что меч – фальшивка? Такие вещи невозможно подделать, Белла! Ты даже не знаешь, что значит для меня этот меч! Ты… ты… - он занёс над ней палочку, в любую секунду с его языка могло сорваться смертельное заклятие.
Белла с трудом подползла к Лорду, припала губами к краю его мантии и прошептала:
- Я не заслуживаю вашего прощения. Убейте меня, если хотите, только поскорее…
Тёмный Лорд ещё несколько секунд созерцал Беллу, валяющуюся в его ногах, а затем всё-таки убрал палочку.
- Ты надоела мне. Вы все мне надоели, идиоты! – выругался он, движением ноги отшвыривая от себя Беллатрикс.
Она снова ударилась об стену и осталась неподвижно лежать на полу. Волдеморт резко развернулся и, взмахнув полами мантии, бросился прочь из подвалов. Его путь лежал к пещере, в которой он не был уже несколько десятков лет – туда, где он спрятал один из своих Хоркруксов. Если его страшная догадка была верна, то медальона он там не найдёт, так же как не найдёт и кольца в доме своей матери… Волдеморт знал, что Гарри Поттер уничтожил его дневник клыком Василиска, однако не придавал этому значения, думая, что тогда мальчишка руководствовался случайной интуицией, но вот меч Гриффиндора – это было слишком серьёзно. Волдеморт аппарировал прочь из Малфой-мэнора, и ни малейшая мысль о Белле, лежащей без сознания на каменном полу подвалов особняка, не беспокоила его, хотя вечерами, если подвалы были пусты или пленники, содержащиеся в них, становились не нужны, эта часть дома становилась пристанищем для…

Кап-кап. Кап-кап. Белла приоткрыла глаза от того, что на её лоб с потолка капала холодная вода. Несмотря на то, что вода была грязная и обладала странным привкусом плесени и мха, Белла стала жадно глотать её. Её мучала невыносимая жажда, к тому же во рту был кошмарный вкус крови. Беллатрикс попыталась повернуться на бок, но тут её пронзила невообразимая боль. Двигаться было невозможно. Белла не могла припомнить, чтобы Лорд когда-нибудь наказывал её настолько сильно. Да что скрывать, он её чуть не убил. При мысли о смерти Белла не смогла сдержать грустной улыбки. Нет, Лорд не был таким милосердным, чтобы подарить ей вечный покой. Он оставил её в живых, и ей ещё предстоит доползти до своей спальни, а потом ещё унижаться перед Нарциссой, прося позвать целителя… «Нет! Нарцисса предала меня. – пронеслось в голове у Беллы. – Сволочь… Если бы не она, я смогла бы всё объяснить Милорду…» Белла снова попыталась повернуться. Превозмогая кошмарную боль, она оперлась на руки и проползла пару сантиметров. Такими темпами она могла бы оказаться у выхода через пару недель. Белла уронила голову на руки и заплакала, на этот раз не от боли, а от отчаяния. Она не имела ни малейшего представления о том, где сейчас находится. Никто из Пожирателей никогда не ходил дальше первого поворота, только Люциусу, возможно, был известен точный план этих подземных лабиринтов.
Но надеяться на то, что Малфой, будучи обеспокоенным отсутствием за ужином любимой свояченицы, отправится на её поиски, было просто смешно. Беллатрикс могла лишь ждать, пока Лорд снова не придёт сюда и не заберёт её. Она кое-как устроилась около стенки и закрыла глаза, пытаясь не обращать внимание на ноющую боль во всём теле. Впав в забытье, Беллатрикс даже не сразу поняла, что в подземелье раздаются какие-то звуки.

- Милорд! – позвала она, но ответа не последовало. Белла прислушалась. Звук был очень далёким и неясным, но всё равно не был похож на человеческие шаги. Сердце заколотилось сильнее. Целиком обратившись в слух, Белла пыталась слиться со стеной. Ей снова стало страшно. Неизвестность была ещё более пугающей, чем перспектива самых ужасных пыток. Снова раздался этот странный звук, только теперь он был гораздо ближе. Это напоминало… напоминало какое-то скольжение. Как будто что-то тяжёлое ползло по каменным плитам. И тут Белла поняла. Она совсем забыла об ещё одной обитательнице Малфой-мэноре, о безраздельной хозяйке подземелий – о Нагини. Беллу объял первобытный ужас. Это было слишком страшно даже для неё. Неужели Лорд решил покончить с окончательно разочаровавшей его Пожирательницей таким образом? Нет, это было просто невозможно представить. Беллатрикс поползла назад, встать на ноги у неё не получалось, от этого ужасно кружилась голова, а в глазах темнело. Понимая, что загоняет себя в ещё большую ловушку, уходя в лабиринт всё дальше и дальше, Белла ничего не могла с собой поделать. Страх гнал её прочь. Шелест всё приближался и теперь можно было услышать ещё и шипенье. О да, это действительно была Нагини. Сколько раз Белла видела, как змея поедала пленников прямо во время общих собраний Пожирателей. Она понимала, что Волдеморт поступает так для того, чтобы держать подчинённых в страхе, но представить, что и её постигнет такая участь… Белла видела, как Нагини предпочитает расправляться со своими жертвами, и знала, что Авада Кедавра по сравнению с этим – благо и особая честь. Внезапно в промежутке между колоннами мелькнула знакомая зеленовато-серая чешуя. Белла не смогла сдержать крика ужаса. Она зажала себе рот ладонью, но было поздно. Нагини повернула на звук. Белла вновь двинулась назад, а змея поползла вперёд. Вдруг Белла почувствовала за собой стену. Она огляделась и с ужасом констатировала, что это тупик. Её палочка осталась валяться где-то далеко. Белла выронила её, а потом Лорд, вероятно, отшвырнул её куда-то в угол. Безоружная, избитая, обессиленная Белла не смогла бы ни секунды противостоять змее. Забившись в угол, она в отчаянии ожидала своего конца. Быть сожранной огромной змеёй в подвалах, предназначенных для пленников – нет, Белле даже в страшном сне не могло присниться, что именно так закончится её жизнь. Нагини вползла в коридор, в котором пряталась Беллатрикс. Какое-то время змея просто смотрела на свою жертву и Белле показалось, что она понимает, кто именно перед ней. Разве между ней и Нагини не существовало своеобразного напряжения, борьбы за Лорда? И теперь в этой борьбе, похоже, наметился победитель.

Вернувшись в Малфой-мэнор, обозлённый и нервный, Волдеморт не сразу вспомнил о Беллатрикс. За время своего короткого путешествия он понял, что Трио знает о Хоркруксах, более того, они уже уничтожили несколько из них. Эта новость была настолько шокирующей, что затмевала всё остальное. Ворвавшись в свой кабинет, Лорд залпом осушил несколько стаканов Огневиски, а затем произнёс несколько слов на Парселтанге, призывая к себе Нагини. Пока рядом с ним его самый последний, самый любимый Хоркрукс, он не должен волноваться, к змее Поттеру не подобраться. И тут, не почувствовав под ладонью знакомой, холодной кожи, Тёмный Лорд вспомнил.
Беллатрикс не оказалось на том месте, где он её оставил, только её палочка валялась в дальнем углу. Волдеморт чертыхнулся и отправился вглубь подземелий. Он чувствовал, что Нагини где-то рядом. Идти по её следу было легко, он ощущал её запах, он слышал и видел её.
Коридоры переплетались, они становились всё темнее, а запах сырости был всё резче,а Волдеморт продолжал идти. Он убыстрял шаг и уже практически бежал. Сердце билось как ненормальное, а в голове пульсировала только одна мысль: «Успеть!» Лорд не строил иллюзий по отношению к Нагини – если она найдёт Беллу, то убьёт её мгновенно.

Нагини, извиваясь, поползла вперёд. Белла вжалась в стену, закрывая лицо руками. «Вот и всё», - подумала она. Змея сделала первый бросок, Белла закричала и чудом сумела уклониться, перекатившись на бок, отчего всё её тело свело судорогой боли. Больше двигаться она не могла. Нагини отползла чуть-чуть назад и уже приготовилась сделать последний, решающий бросок, как голос хозяина остановил её.
- Не делай этого, - прошипел Лорд на Парселтанге.
Нагини недовольно зашипела, но покорилась. Свернувшись в клубок, она наблюдала за тем, как Волдеморт быстро подходит к Белле, как склоняется над ней и осторожно отрывает её руки от лица.
- Ты в порядке? – этот вопрос был чрезвычайно не к месту.
- Милорд… вы здесь? – пробормотала Белла. Она перевела взгляд на Нагини и застыла от ужаса.
- Не бойся, она тебя не тронет, - успокоил её Лорд. – Я не хотел этого… ты сама во всём виновата. Если бы не твои сегодняшние свистопляски, то мне не пришлось бы оставлять тебя в этом подвале.
- О, Милорд, я думала, вы оставили меня ей… Это было ужасно… Лучше убейте меня сразу, только не это… - бессвязно бормотала Белла, покрывая поцелуями благодарности лицо и шею Лорда.
- Этого не случится, - пообещал он. – Поверь, это вышло случайно.
- Простите меня, я умоляю вас…
- Хорошо, - неожиданно вырвалось у Волдеморта. «Да что со мной? – возмутился он. – Она упустила Поттера, позволила ему ускользнуть вместе с мечом, а я прощаю её? Чёрт возьми, да, прощаю». Мысль о том, что приди он на минуту позже, и от Беллы осталась бы лишь пара костей, приводила в ужас даже бесстрастного Тёмного Лорда.
- Пойдём, - тихо сказал он. – Я помогу тебе.
Он осторожно поднял её на руки и пошёл прочь из подземелий. Они миновали первый этаж и лестницу, не встретив никого. Белла обвила руками шею Лорда и уткнулась носом ему в плечо. Любая боль отступала, когда она чувствовала его заботу. Волдеморт остановился возле большого зеркала на втором этаже. Да, странное зрелище они являли. Но, тем не менее, оно ему нравилось. Покорная Белла, абсолютно счастливая от того, что он спас ей жизнь, и он, испытывающий непонятную радость от того, что она осталась жива, хоть и является для него тяжёлой ношей, в прямом и переносном смысле. Отогнав глупые мысли, лорд Волдеморт двинулся дальше, не заметив тоненькой щёлки приоткрытой двери. Нарцисса, услышав шаги в коридоре, решила выглянуть, но вовремя заметила, что это Лорд. Она молча проводила взглядом странную пару. Даже в темноте коридора было видно, в каком ужасающем состоянии находится Беллатрикс. Нарцисса была уверена, что Волдеморт пытал её на протяжении нескольких часов, а теперь на руках несёт к себе. Более того, Нарцисса совершенно точно знала, что её сестре всё это нравится, и другой жизни она для себя не желает.
- Ненормальные! – заключила миссис Малфой, тихо закрывая дверь своей спальни.

Форма входа



Календарь

«  Август 2017  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031

Мини-чат

200

Статистика