Суббота, 2017-12-16, 23.39
Приветствую Вас Бродяга | RSS

Несколько воспоминаний. Глава 11

Глава 11.
Разгадка тайны?

Так хочется остановиться,
Сказать своим светлым порывам - хватит.
Легко заблудиться
В мире хитрых стратегий и тактик.
Душа трепещет и плачет
От того, что творится в уме.
Но я твержу, что всё будет иначе -
А, кто бы твердил это мне?!
(Флёр, "Кто-то")

Ничего. Абсолютно ничего нового. А может быть, ничего нового и не было? Сколько бы я ни прилагал усилий, я не мог найти ответ на свой вопрос. Неужели никому из темных магов не удавалось создать больше одного крестража?
Сам решить эту задачу я не мог, и это меня угнетало - ведь я привык ни на кого в этой жизни не рассчитывать. Но если моих знаний было недостаточно - к кому следовало обратиться за помощью?
Вопрос был слишком серьезен, чтобы заговорить о нем на Защите от Темных Сил. Да и вряд ли профессор Веселодум смогла бы рассказать что-либо о черной магии. Она была добрая старушка, немного не в себе - в общем, не тот человек, с которым можно пообщаться на скользкие темы. Дамблдор мог знать многое... я всегда подозревал, что он не такой хороший и пушистый, каким пытается казаться. И я был более чем уверен, что с ним можно было бы сторговаться насчет всего - и насчет черной магии, и насчет разрешения жить в Хогвартсе круглый год. Но цена всех этих благ... Я не из тех, кто добивается цели подобным путем.
Профессор Слагхорн. А что, это идея. Обдумав все, что я знал о нем, я пришел к выводу, что он идеально подходит для такого разговора. Во-первых, Темные Искусства он знает очень глубоко, в Зале Наград я видел и его имя в списке наиболее отличившихся в ЗОТС. Во-вторых, он никогда не отказывается поговорить о редких интересных заклятиях, и если правильно повести разговор, может выдать огромное количество ценной информации. И самое главное - его доброта, его привязанность ко мне как к родному.
Конечно, мне было немного стыдно использовать в своих целях человека, любящего меня, будто сына. Некстати вспомнилось, сколько боли было в его глазах, когда он рассказывал о своей погибшей семье. Жалко подставлять человека... Но если я не добьюсь ответа на свои вопросы, страхи и кошмары будут мучить меня изо дня в день... Жалко человека. Но с другой стороны, разве кто в этой жизни когда-либо жалел меня?
Я должен победить в себе все добрые чувства. Должен забыть, что когда-то был ребенком, нуждающимся в тепле и участии. Я - Лорд Волдеморт...

И вечером, в обычное время, я пошел на собрание "Слизнеклуба". Все было как всегда... Уют кабинета, чай, сладости, разговоры о всяких мелочах. Много народу. В основном из моего факультета, но присутствовали и несколько гриффиндорцев - сыновья и дочери известных авроров, Мелани Лавгуд из Рейвенкло - у нее не было знаменитых или влиятельных родственников, но сама по себе она была очень талантлива, так же как и другая девочка, ее подруга, Джейн Лайон. И - я был очень удивлен - в этот раз на вечеринке присутствовала толстушка Миртл из Хаффлпаффа. Ее фамилию я даже не помнил, так как все вокруг звали это убогое создание Плаксой Миртл. Но чуть позже выяснилось, что отец Миртл недавно получил значительное повышение на службе.
- Здравствуй, Том, - сказала Миртл и улыбнулась как-то глупо, и уставилась на меня влюбленным взглядом. Неужели Белла была права насчет того, что Плакса от меня без ума. А впрочем, если так, ничего плохого. Может быть, я смогу использовать ее в своих целях?
У меня в голове вертелся один план, для осуществления которого мне могла бы понадобиться вот такая марионетка... Но пока я предпочел сосредоточиться на главном.
Спокойно, ничем не выдавая своих чувств и размышлений, я ждал конца вечеринки. Когда требовалось, поддерживал легкомысленную болтовню. И вот, наконец, все начали расходиться.
- А чего же ждете вы, Том? - спросил профессор Слагхорн. - Ведь час уже поздний...
- Я хотел кое-что спросить у вас, профессор.
- Спрашивайте, Том. Не стесняйтесь. Вы же знаете, я вам доверяю.
И я начал деланно-равнодушно, как будто предмет разговора мало интересовал меня:
- На днях я заглянул в библиотеку, в Запретную Секцию. И прочел там об одном редком заклятии. Кажется, называется оно крестраж.
Профессор немного побледнел.
- Не знаю, что вы читали, Том, но это очень темная материя. Очень опасная.
- Я просто немного не понял термин. Вы же объясните мне? Чисто теоретически. В научных интересах.
Он начал рассказывать мне все то, что я уже читал в книгах. Я притворялся невинным дитям, ничего не знающим о таких вещах. И, когда Слагхорн закончил объяснение, я все тем же притворно-равнодушным тоном спросил:
- А как вы думаете, профессор, душу можно расколоть на несколько частей? Например, на семь, если семь - самое сильное магическое число?
- О Мерлин! Том, как вы могли о таком подумать? Убийство одного человека - уже страшно. Расколоть душу на семь частей... - похоже, старичок испугался не на шутку. - Но вы же это чисто теоретически, правда?
- Конечно, профессор. Только в научных интересах.
- Никому не говорите о нашем разговоре, Том. Директор Диппет этого не одобрит.
- Директор Диппет никогда не узнает, профессор.

Я попрощался с профессором Слагхорном и ушел в свою спальню. Итак, мои предположения оказались правдой: никто не знает, можно ли расколоть душу на несколько частей, потому что никто никогда не пробовал такое совершить. Что же, значит, я буду первым.
От этой мысли по спине пробежал легкий холодок. Нет, все-таки стоит рискнуть. Найти случай и создать хотя бы еще один крестраж.
В дверь кто-то постучал. Я даже не пошевелился. Сейчас мне не хотелось никого видеть.
Еще раз. Я молчал.
Зачем мне сейчас кто-либо вообще? Ведь я решаю свою судьбу, и я должен сделать это сам.
Вскоре шум затих.
Даже если это ко мне приходила Белла, что с того... Всё равно. Всё равно...

Форма входа



Календарь

«  Декабрь 2017  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031

Мини-чат

200

Статистика