Суббота, 2017-10-21, 16.47
Приветствую Вас Бродяга | RSS

Шанс для двоих. Пост скриптум.

Пост скриптум.
На закате дня Джинневра Малфой возвратилась в имение, закончив все дела, запланированные на этот день. Солнце обагрило чуть синеватые тучи вдали, завтра будет ветрено. А сейчас – полный штиль, даже листик не дрогнет на подстриженных деревцах у самого замка. Можно сказать – душно.
Джинневра быстро проделала путь от кареты до главных дверей, которые послушно растворились перед хозяйкой. Казалось, что много лет прошло с тех пор, как маленькая девочка, Джинни Уизли, первый раз ступила на чёрный мрамор холла Малфой-Менор, а на самом деле – всего три года прошло. И какой же чужой тогда казалась девушка на фоне этой благородной роскоши, какой непривычной, сильно контрастирующей. А теперь - буквально сливаясь чёрной мантией с полом, она быстро взбежала по лестнице.
Ей даже показалось, что звук её каблучков – в такт сердцу. Ещё несколько коридоров – и двери детской. Джинневра открыла двери, но там – пусто. Она закрыла их, и побежала вверх, в кабинет, даже не поприветствовав «рыцаря». Но и в зелёном кабинете – пусто, даже не было следов пребывания самых дорогих и близких ей людей.
- Где дети? – Спросила Джинневра без каких-либо предисловий у одного из слуг. Её паника и испуг были знакомы каждому, кто живёт в имении. Леди Малфой больше всего боялась потерять кого-то из своего семейства. Она боялась вновь посмотреть в лицо Смерти.
- В саду, у озера, моя леди, – поклонился лакей, – они провели там весь день.
Джинневра шумно выдохнула т. Мало кто знает, что самый страшный из всех снов, которые когда-либо видела эта молодая женщина – умирает вся её семья. С того дня это стало персональной фобией. Ощущение наскакивало внезапно и отпускало сразу, как только Джинневра видела их…
Женщина спусилась в спальню, сменила дорогую мантию и платье на домашнюю одежду и не так быстро пошла в сторону озера. Когда-то давно она прибежала туда в слезах и в поисках убежища. Именно там она нашла его в духовном плане, а теперь дуб и озеро стали любимым местом морального отдыха.
Удобная обувь, и вот Джинневра быстро взобралась на пригорок и медленно сошла к знакомой поляне. Озеро было спокойно, как зеркало, только пара лебедей в самой середине глади плыли, словно пара белых облаков. Густая трава немного путалась под ногами, а дуб шелестел листвой…
На ковре, который был расстелен прямо под густыми ветвями дуба, подложив ладошки под щечки, лежали близнецы, жара разморила даже беспокойных детей. А их сон охранял огромный ирбис, который дёргал ухом, пытаясь согнать назойливую муху. Когда к ковру подошла Джинневра и опустилась на колени рядом с детьми, гигант поднял голову.
Джинневра улыбнулась и погладила светлые волосики одного из своих любимых сорванцов.
- Ты не поверишь, они оба – анимаги… - голос получился немного мурлычущий. - Я сегодня это видел… - вместо ирбиса на ковре лежал Люциус Малфой, одетый в домашний халат.
- Они же ещё совсем маленькие… - улыбнулась девушка, – даже для стихийной магии.
- Сначала это сделал Каллистус, а потом, спустя несколько секунд, и Лаурентия. Возможно, это было из-за испуга…
- Мерлин, Люциус, что ты делал с детьми, что они так испугались? – Немного притворно рассердилась леди Малфой.
- Ничего, понимаешь, кошки всегда падают на четыре лапы, – пояснил Малфой, – это – рефлекс. Просто малыш падал, вот и всё.
Джинни погладила вторую светленькую головку, ну что сказать Люциусу? «Просто малыш падал».
- Оба – светленькие, твои дети… - Люциус усмехнулся, ещё бы – не его. Люциус иногда путалася в том, кто перед ней, дочь или сын. А Джинни всегда знала, что у сына глаза более голубые, а волосы – с едва заметным золотым отливом, а у дочери - серые глаза и платиновые волосы.
- Где ты была?
- Навещала Гермиону.
- Он она уехала совсем недавно, - удивился Люциус немного наигранно, – и возможно очень скоро вернётся.
- Но я всё равно скучаю по ней, её не хватает в Имении, - Джинни перебралась через детей и легла рядом с мужем, – она обещала приехать к Рождеству.
- Если тебя это обрадует… - Люциусу было всё равно, есть ли Гермоина в Имении. Для мага расстояния не имели никакого значения.
Джинни только немного усмехнулась, заглядывая мужу в глаза. Она больше не ревновала к Гермионе никогда. Да и к другим девушкам и женщинам тоже. Что такое эти девушки против неё?
- Я буду очень рада, - улыбнулась леди Малфой.
Внезапно потемнело, ветви дуба нагнул сильный порыв ветра. Лаурентия или Каллистус, кто-то из них тихонько захныкал, лёгкая одёжка не защищала от вдруг начавшейся непогоды. А вскоре и второй малыш начал плакать. Где-то далеко послышался раскат грома. Люциус уже встал и поднял с ковра ближайшего к себе ребёнка.
- Забирай Лаурентию, – Джинни подхватила малышку и следом за мужем трансгрессировала.
Стоило только покинуть поляну, как начался дождь, перешедший к вечеру в ураган. Крупные капли холодного дождя хлестали в окна спальни, а огонь в камине тихо потрескивал, приятно согревая. И как редки были такие вечера, когда можно было просто посидеть и, выпив по бокалу вина обсудить, насколько стали теперь неправдивы прогнозы погоды от Трелони.

Форма входа



Календарь

«  Октябрь 2017  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031

Мини-чат

200

Статистика