Воскресенье, 2017-10-22, 15.01
Приветствую Вас Бродяга | RSS

Право вето. Глава 1


Я медленно прихожу в себя, ожидая, когда в моей голове развеется сонный туман. Мир медленно обретает свои очертания. В мои глаза бьет солнечный свет – окно его комнаты выходит на восток. Слышится равномерное дыхание – я знаю, что он почти проснулся. Я чувствую тепло его тела рядом с собой. Мне невероятно хорошо и спокойно. Наверно, именно ради таких моментов я и терплю его ужасный характер.
Я пододвигаюсь к нему, обнимаю, положив голову на его плечо, и понимаю, что только что ошибалась. Его характер можно терпеть только ради таких.
***
- Белла, ты не сделаешь этого.
- Я приняла решение, Роди.
- Ты не понимаешь, на что идешь.
- Кажется, мы уже говорили об этом.
- Значит, ты просто опять меня не слушала. Белла, Темный Лорд слишком опасен. Он слишком сильный маг, и от него можно ожидать всего, что угодно. А еще – он жесток. И не прощает ошибок.
- Ошибок не будет.
- Ты слишком самоуверенна.
- Это ты меня недооцениваешь.
- Постой! Белла! Если ты к нему придешь, он заставит тебя убивать людей. А я ведь знаю – ты не убийца.
- Мы уже говорили об этом.
- И ты сказала, что не готова убивать. А он заставит.
- Он не сможет заставить меня сделать то, чего я не захочу. Роди, я уверена, что смогу контролировать ситуацию.
- Ты не знаешь его.
- В таком случае, у меня будет время узнать. Ты же сам говорил, что перед тем, как поставить человеку Метку, он лично учит его Темной магии. Если что, я всегда смогу отказаться.
- Все гораздо серьезнее, Белла.
- Послушай, Роди, так мы никогда ни о чем не договоримся. Я стану Пожирательницей, потому что мне нравятся идеи Волдеморта. И вообще - мне скучно.


***
- Белла, не буди меня, - требует он, когда я прикасаюсь губами к его шее. Я не обращаю внимания на его слова. Не стоит прислушиваться к тому, что он говорит с утра.
- Мне сон интересный снится, - поясняет он. Я улыбаюсь. В мире нет ничего очаровательнее просыпающегося Лорда.
- Если что, это был приказ, - уточняет он.
- Да, милорд, - вздыхаю я, отстраняясь. В тот раз, когда я попробовала проигнорировать то, что он обозначил как приказ, он обиделся и запустил в меня Круциатусом. Лорду – даже просыпающемуся – лучше не перечить.
Вот он лежит, отвернувшись от меня, и его черные волосы причудливо разметались по подушке. Глядя на него сейчас, так просто верить, что он – вовсе не величайший темный маг тысячелетия, что черты его лица вовсе не смазаны, а идеально красивы, что он, хотя и отличается странным, непредсказуемым характером, никогда не станет использовать Непростительные на той, с кем уже несколько лет делит постель.
Утро – очень странное для нас время. Он становится невероятно похож на какого-то другого себя, а мне нравится мечтать, что было бы, если бы он не стал Волдемортом.
Впрочем, я знаю, что в таком случае я никогда бы не поняла, как он мне нужен.
***
Ученичество меня разочаровало.
Возможно, это из-за того, что я наслушалась Родольфуса, но я ожидала от Темного Лорда чего-то… Не знаю, чего именно, но явно не равнодушия. Если бы Волдеморт преподавал в Хогвартсе, он, должно быть, был бы неплохим учителем – он терпелив, умеет объяснить причину ошибки и, несомненно, отлично разбирается в предмете. Под его руководством я делаю стремительные успехи, и он однажды сказал, что у меня природная склонность к Темной магии. Правда, применять проклятия к людям он мне пока не разрешает, утверждая, что сначала нужно отточить теорию. Нет, на самом деле, все отлично – но я вижу, что не представляю для него никакого интереса. Его безразличие болезненно царапает мое самолюбие. А еще - мне скучно.
Прошел уже месяц ученичества, и близится срок получения Метки, а Лорд выглядит так, будто занятия со мной - лишь непонятно зачем нужная обязанность. А еще мне очень хочется проверить свои знания не на мышах, а на настоящих магглах.
Поэтому сейчас я аппарирую и оказываюсь на совершенно маггловской улице в совершенно маггловском городке. Я уверена, что вокруг меня в радиусе десятка миль нет ни одного мага. Ночь безмятежна и невесома, и так сложно поверить, что я здесь затем, зачем пришла. Я иду к ближайшему дому. У меня нет никакого настроения тратить время, выбирая, какое именно маггловское семейство станет сегодня моей целью.
Калитка отворяется почти беззвучно, и я вхожу в маггловский сад. Я стараюсь не осматриваться. Мне кажется, я где-то слышала, что чем меньше знаешь о своей жертве, тем проще ее убить. Я не собираюсь никого убивать, но рекомендации учитываю.
Шепчу Отпирающее заклинание и вхожу в дом. Он полон ночных шорохов, и я еле сдерживаю дрожь каждый раз, когда до меня доносится очередной звук. Меня наполняет тревожное волнение. Что будет, если сейчас сюда ворвутся авроры? Я только сейчас замечаю, что не озаботилась закрыть лицо. Даже если я успею аппарировать, они могут узнать меня. Я понимаю, конечно, что никакие авроры не придут, но с каждой секундой все больше и больше впадаю в панику.
Дом не очень большой, и мне с первого же раза удается войти в спальню. Я вглядываюсь в темноту и прислушиваюсь к мерному дыханию супружеской четы, даже не догадывающейся о моем присутствии. Я не знаю, как я собралась делать это. Ночь шелестит ветром и завораживает тьмой. Я не знаю, не знаю, не знаю, не знаю, не знаю не знаю, не знаю…
Я не могу.
Я аппарирую, нисколько не заботясь о том, что меня могут услышать.

***
Увлеченная своими мыслями, я даже не замечаю момент, когда ему надоедает просыпаться.
- Сегодня я буду убеждать Петтигрю стать Пожирателем, - делится он своими планами. По утрам с ним часто такое бывает, хотя вообще-то он скрытный.
- Зачем? Вы говорили, что и так узнали от него все, что было необходимо, - замечаю я. Не то чтобы мне так важно об этом знать. Я не люблю вмешиваться в дела Лорда. Но так уж получается, что я всегда немало знаю об основных его предприятиях. Он никогда не скрывал от меня причин своих поступков, и я всегда знаю намного больше остальных Пожирателей. Но когда я впервые спросила, зачем ему понадобилось лично убивать Поттеров, он отвечать отказался. И сейчас мне ужасно интересно все, касающееся этого.
- Да. Но он признался только из-за угроз, так что, можно сказать, я заставил его. А мне нужна идеальная победа с идеальным предательством.
И в этом весь Лорд.
- А как вы хотите навести его на эту мысль? – улыбаюсь я.
- Пока что не знаю, - отвечает он. В такие моменты я никогда не знаю, действительно ли он с трудом удерживается от ироничной ухмылки, или мне просто кажется.
***
- А теперь расскажи мне, что и почему ты делала вчерашней ночью, - приказывает Волдеморт. Он, как обычно, бесстрастен и равнодушен, но мне все равно слышится насмешка в его голосе.
- Откуда вы узнали? – вырывается у меня прежде, чем я успеваю хоть о чем-то подумать. Я и не предполагала, что мой поступок станет кому-нибудь известен.
- Я знаю о тебе все, - отвечает он, и на этот раз мне мерещится снисходительность.
От этого я чувствую себя еще более униженной.
- Тогда вы знаете, что и почему я делала, и ваш вопрос не имеет смысла, - сообщаю я.
- Логично, - кивает он. – Но все-таки я хотел бы услышать это от тебя.
- Пока что я не Пожирательница, и вы не имеете права мне приказывать. И потом иметь не будете, - огрызаюсь я.
- Беллатрикс, разве тебя не предупреждали, что я сильнейший маг современности?
- Империус примените? – презрительно фыркаю. Сопротивляться Империусу я научилась еще на прошлой неделе.
- Зачем же? Есть много других способов заставить человека сделать то, что мне хочется. Один я даже могу показать.
- Я жду.
Я пытаюсь казаться сильной и независимой, хотя внутри меня поднимается волна беспокойства. По-моему, я действительно была слишком неосторожна.
- Не сейчас. Твое занятие уже пять минут как закончено, а у меня есть еще немало нужных и интересных дел, - он смотрит на меня долгим испытующим взглядом, а потом разворачивается и выходит из комнаты.
С этого дня я начинаю понимать, что пришла к нему не зря.

***
На сегодня не запланировано никаких рейдов. И вчера их тоже не было. И всю неделю. Похоже, внимание Лорда целиком сконцентрировалось на деле Поттеров.
Сейчас он, должно быть, как раз убеждает Петтигрю принять Метку. А я, только что вернувшаяся в Лестрейндж-Холл, в скуке брожу по комнатам и пытаюсь представить, как это происходит. Впрочем, ничего не получается. Я совершенно не умею манипулировать людьми. А он способен контролировать поступки так, что это даже незаметно. По крайней мере, тогда, когда я только становилась Пожирательницей, я совершенно не заметила, что он целенаправленно привязывал меня к себе.
***
- Беллатрикс, ты готова принять Метку?
Его вопрос застает меня врасплох. Я даже не сразу нахожусь с ответом.
- Конечно. - Надеюсь, моя растерянность не очень видна. – Я не меняю своих решений.
- Я думал, что ты, возможно, передумаешь после инцидента с магглами.
- Я… Я не боюсь! – восклицаю я. Как он смеет меня обвинять в трусости? – В тот раз я просто передумала, потому что мне показалось, что мои действия могут оказаться неправильными и поставить под угрозу наше дело, и…
Волдеморт жестом приказывает мне остановиться. У меня в голове нет ни одной идеи насчет того, что можно было бы сказать дальше, и поэтому я слушаюсь.
Только поэтому!
- Как хочешь, Беллатрикс, - в его глазах появляется тень усмешки, и под этим взглядом я снова чувствую себя последней грязнокровкой. - Но я имел в виду вовсе не это. Когда я спросил тебя о мотивах, ты выразила весьма мало желания подчиняться мне. Сейчас я еще могу быть к тебе снисходителен, но когда ты станешь одной из Пожирателей…
Не думаю, что он сможет сделать со мной что-нибудь особенно страшное. Не будет же он применять Непростительные к собственным сторонникам, а предавать его я не собираюсь.
- Ничего, я справлюсь, - фыркаю я. Меня раздражает его отношение, и мне, на самом-то деле, не очень хочется становиться его союзницей, но не могу же я отступить. К тому же, кто-то ведь должен решать проблему грязнокровок.
- Учти, я мог бы сделать тебя абсолютно бесправной, мог бы заставить тебя исполнять любой мой приказ, - медленно, словно в задумчивости, говорит он. – Но это будет не так интересно. Я дам тебе право вето – право отменить любое мое приказание или решение. Только один раз, конечно. Зато любое.
Он смотрит мне в глаза, и я ясно вижу торжество в его взгляде. Здесь однозначно есть какой-то подвох. Жаль, но я не могу сразу сообразить, какой именно.
- Зачем вам это?
Ну, а что я еще могу сделать? Я совершенно не могу думать, когда он так на меня смотрит.
- Ты забавная, - сообщает мне он.
Замечательно. Я – Беллатрикс Лестрейндж! – забавная. Зря он научил меня Круциатусу. Если сегодня он скажет еще что-нибудь такое…
- Так ты согласна приять Метку? – возвращается он к первоначальной теме.
- Я же сказала, да! – мне не удается сдержать злость.
- Закатывай рукав.
Я подчиняюсь, сверля Волдеморта самым возмущенным взглядом, на какой только способна.
Его палочка прикасается к моей коже, и я чувствую резкое неприятное жжение. Ничего особенного, но оно раздражает меня еще больше. Неужели так сложно сделать процедуру принятия Метки безболезненной?
- Сегодня вечером собрание, Беллатрикс, - говорит он, когда на моем предплечье окончательно вырисовывается контур черепа с выползающей изо рта змеей. – Время и место узнаешь с помощью Метки. А сейчас можешь идти.
И я с радостью следую его совету. Не прощаясь, разумеется. Все равно сегодня еще встретимся.

***
Я сижу в парке Лестрейндж-Холла и смотрю вверх.
Небо бесконечно голубое, и, хотя этой осенью особенно часто идут дожди, я не могу заметить ни одного облачка. Солнце светит непривычно ярко для конца октября, и те немногие золотистые листья, которые еще остались на деревьях, больше всего похожи на его лучи, каким-то новым способом трансфигурированные в материю. Воздух свеж, но не холоден, именно такой, как нужно. Мир полон покоя и чуть-чуть совершенен. И я, как его составляющая, тоже. Про моего Лорда даже говорить не стоит.
Когда я вспоминаю о нем, на моем лице появляется какая-то странная улыбка, и я словно растворяюсь в своем счастье. Удивительно, но я все еще не понимаю, почему он так нужен мне. Он ни разу не показал, что я важна для него, он холодно называет меня «Беллатрикс», он даже не скрывает того, что ему нравится ставить меня в тяжелые положения и наблюдать за моей реакцией. Он снисходит до разговора со мной, только если хочет поиздеваться или по утрам (но по утрам он вообще не очень на себя похож), и когда-то он просто заставил меня быть с ним. Было бы гораздо логичней и правильней ненавидеть его. Никому другому я не простила бы такого отношения, никому другому я не позволила бы манипулировать собой. Но для милорда я готова на все. И мне даже не кажется это унижением. Мне слишком хорошо с ним, а если бы он в свое время не сделал всего того, что он сделал, я никогда бы не поняла, что он для меня значит.
***
Выяснилось, что сразу же после собрания я вместе с Лордом буду участвовать в рейде, организованном - если верить его словам - специально по такому случаю. Родольфус шепотом успел сообщить мне, что это будет неким посвящением в Пожиратели, что с аврорами сражаться не придется, и что от меня, скорее всего, потребуется только применить Круциатус к парочке магглов. Но мне все равно кажется, что так просто Лорд меня в покое не оставит. Насколько я понимаю, это совершенно не в его стиле.
Довольно скучное, особенно по контрасту с моими ожиданиями, собрание тянется до невозможности медленно. Когда оно, наконец, заканчивается, я почти с радостью принимаю необходимость идти на рейд.
Все расходятся. Родольфус желает мне удачи, спешно дает какие-то советы, но под взглядом Волдеморта спешит присоединиться к выходящим из зала. Не проходит и пары минут, как мы с Лордом остаемся наедине.
Я должна была давно привыкнуть к нему, да и на занятиях никогда не испытывала волнения, но сейчас во мне снова пробуждаются, усыпленные монотонными отчетами Пожирателей, опасения. Почему-то мне становится крайне неуютно и больше всего на свете хочется оказаться как можно дальше от него.
Он словно чувствует мое состояние и, как водится, делает все наоборот.
Я вздрагиваю, когда он берет меня за руку. Из-за холода его кожи и наших переплетенных в слишком интимном жесте пальцев я даже почти не замечаю, как мы аппарируем.
Как только возникает возможность, я сразу же отшатываюсь от Волдеморта. Мне не нужно оглядываться по сторонам, я и так знаю, где мы находимся. Я смотрю на него и чувствую, как внутри закипает смесь из гнева и обиды.
- Зачем мы здесь? – спрашиваю я, изо всех сил пытаясь сохранять спокойствие. – Неужели в Англии не существует других маггловских семей?
Это та же улица, на которой я была недавно. Это тот же дом. И даже сгустившийся вечер как две капли воды похож на ту ночь.
Если раньше у меня были какие-то сомнения, что он целенаправленно унижает меня, то теперь они исчезают окончательно.
- Я подумал, что ты захочешь исправить свою ошибку, - бесстрастно произносит он, словно не замечая наверняка очевидных признаков моих эмоций. – Разве не так, Беллатрикс?
Я не собираюсь отвечать ему.
Калитка отворяется почти беззвучно, и мы входим в маггловский сад. Я стараюсь не осматриваться. Не потому, что боюсь что-то узнать о своих будущих жертвах, а потому, что не хочу, чтобы он заметил мой интерес.
Волдеморт лично произносит Отпирающее заклинание и, придерживая дверь, пропускает меня вперед. Сделал бы это кто-нибудь другой – не заметила бы, но в любом жесте Лорда мне чудится насмешка. А может, и не чудится.
- Люмос!
Он зажигает свет, едва переступив порог. Он вовсе не старается скрыться, подкрасться незаметно, он даже не намерен говорить тихо, чтобы не разбудить хозяев раньше времени. Должно быть, это абсолютно нормально, но в полной противоположности моего собственного недавнего поведения мне видится еще одно издевательство.
Сон магглов оказывается чутким – когда мы начинаем подниматься по лестнице, навстречу нам выходит молодой мужчина, разбуженный нашим появлением. Увидев нас, он становится испуганным и удивленным. Мне было бы интересно послушать, что он сказал бы нам, но Темный Лорд небрежным взмахом палочки парализует его.
- Вперед, Беллатрикс. – Он делает шаг назад.
Я спокойна. Спокойна. Спокойна. Моя рука не дрожит.
- Круцио!
Судя по всему, Лорд успевает в последний момент снять Перфиктус Тоталус. Маггл падает на ступени, его пронзительный крик заставляет меня вздрогнуть. Больше всего хочется прекратить действие заклинания, чтобы не слышать больше этих звуков, но я не могу позволить себе еще раз показать слабость перед Волдемортом. Ни за что. Но когда из спальни выбегает полуодетая маггла, я, отвлекшись, теряю концентрацию и останавливаю Круциатус.
- Неплохо для первого раза, Беллатрикс, - небрежно хвалит меня Лорд. – Теперь – она.
Я подчиняюсь. Потому что знаю – это правильно.

***
Весь день я провожу в Лестрейндж-Холле.
Заняться нечем – с Родольфусом мы уже около года перекидываемся только ничего не значащими фразами, все заслуживающие внимания книги библиотеки давным-давно прочитаны. Раньше в таком случае я обязательно отправилась бы к Нарциссе, но у нее недавно родился Драко, и мне вовсе не хочется с ним возиться. Материнский инстинкт у меня отсутствует совершенно.
В конце концов, я нахожу какую-то книгу об основах Темной магии. Разумеется, ничего интересного там нет, но чуть ли не каждое слово пробуждает во мне целый вихрь воспоминаний. Я словно бы возвращаюсь в свою юность, когда я только-только вступила ряды Пожирателей. Когда я была избалованной и инфантильной. Когда я считала, что мир существует только для меня. Когда совершенно не понимала, кто такой Лорд.
В конце концов, чтение увлекает меня настолько, что я даже не сразу замечаю, как он входит в библиотеку.
Неприятная привычка считать дома Пожирателей своими появилась у него уже достаточно давно. Я не возражаю, но в первые годы я ужасно переживала, когда не могла почувствовать себя хоть сколько-то защищенной даже в Лестрейндж-Холле.
- Милорд, - улыбаюсь я, откладывая книгу и поднимая взгляд на него.
- Пойдем со мной, - приказывает он.
По его глазам нельзя прочитать ничего, и я чувствую тревогу. Кто знает, что пришло ему в голову на этот раз? Конечно, сейчас его занимает в основном дело Поттеров. Да и ничего ужасного по отношению ко мне он не предпринимал уже несколько лет, с того знаменательного дня, когда я осознала, что могу принять от него все, что угодно. Но неизвестность все равно пугает меня.
- Зачем? – осторожно спрашиваю я, поднимаясь с кресла.
- Увидишь, - его голос звучит как-то слишком сухо.
- Как прошел ваш разговор с Петтигрю? – интересуюсь я в надежде узнать его настроение.
- Как нельзя лучше. Поттеров я убью уже сегодня.
Я склоняю голову, не зная, что на это сказать. Я понимаю, что это очень важно для моего Лорда, но не желать же удачи – это может быть неправильно понято. Был такой случай. Года три назад, кажется. Разумеется, ничего плохого он мне не сделал, только высмеял, а потом игнорировал несколько дней. Но для меня и это оказалось страшным наказанием.
Я подхожу к нему, и он берет меня за руку. Мне нравится аппарировать в неизвестность вместе с ним – в такие моменты я чувствую наше единение даже больше, чем во время физической близости.
Ради этого даже стоило в свое время долго и неинтересно убирать антиаппарационный барьер вокруг особняка.

Форма входа



Календарь

«  Октябрь 2017  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031

Мини-чат

200

Статистика