Суббота, 2017-12-16, 23.34
Приветствую Вас Бродяга | RSS

Жажда любви. Глава 4

И слёзы ей - вода, и кровь -
Вода. В крови, в слезах умылася.
Не мать, а мачеха - любовь,
Не ждите ни суда, ни милости.
(М. Цветаева).


Пустота угнетала. Конечно, Барти догадывался, что утром, пока он спит, Белла может уйти, не сказав ни слова. Но это было обидно.
Нет, он никогда не ревновал ее. О том, что Белла не ладит с супругом, было известно большинству Пожирателей Смерти, и было бы глупо предполагать, что эти отношения могут измениться к лучшему. А страдать из-за того, что она иногда остается с Повелителем? Да какое у него есть право ревновать к самому милорду?! Разве он может соперничать с самым великим темным волшебником всех времен и народов?..
Другое дело, что его собственные усилия, чтобы доставить радость любимой женщине, оставались незамеченными. Складывалось впечатление, что его роль в жизни Беллы сводилась лишь к тому, чтобы ждать ее, исполнять роль подружки и жилетки для слёз, молча слушать ее монологи о том, что милорд снова не обратил на нее внимание, а Руди пьет все больше и больше, что завербованные на континенте претенденты на Метку - тупицы и уроды... Слушать и поддакивать, готовить на скорую руку ужин, а если надо, то делиться лечебными зельями и напоминать о необходимости беречь себя. А потом уж и постель, если повезет.
За окном плескалось мутное, туманное сентябрьское утро; было пасмурно, солнце еле светило, где-то вдали слышалось карканье ворона. Невеселый денек, что уж тут говорить.
Привычная последовательность действий - привести себя в порядок, взбодрить сознание утренним кофе и сигаретой. Так было вчера, так есть сегодня, так будет завтра. И штабная работа, и рейды - все будет как всегда. И еще много, много лет Белла будет добиваться взаимности от милорда, и получать в ответ только холодность и презрение, и приходить среди ночи, уставшая и измученная не столько физически, сколько душевно. Грустно.
Чтобы отвлечься от этих мрачных мыслей, Барти принялся проверять рапорты волшебников, работающих на организацию, но не настолько посвященных в курс дела, чтобы присутствовать на собраниях Внутреннего Круга и представлять отчеты лично Темному Лорду. Монотонная работа немного успокаивала, заставляла не думать о том, что сейчас Беллатрикс, наверное, заглянет домой, а позже отправится на очередное задание, а вечером явится в Логово в надежде, что уже на сей раз милорд точно оценит по заслугам ее верность и усилия.
Дверь заскрипела, послышались чьи-то тяжелые шаги. Барти оглянулся, и увидел, что перед ним стоит Рудольфус Лестранж.
"Дементор побери, вот это удача - беседовать с мужчиной, жена которого не так давно побывала у тебя в постели. Ладно, про отношения Беллы с милордом он знает и смирился, а о том, что она приходит ко мне, ему известно?.. Если нет, можно ставить хоркрукс против рваной газеты, что я влип".
- Привет, Руди! Как жизнь? - парень все-таки решил сделать хорошую мину при плохой игре.
- А то ты не в курсе, как у меня может быть жизнь! - проворчал Лестранж. - Слушай, Барти, у тебя еще осталось антипохмельное?
- Осталось. Акцио зелье... Долоховское заведение? - сочувствующе спросил Барти, поняв, что угроза миновала, и Рудольфус не собирается выяснять отношения.
- Оно самое. А что, ты скажи мне, делать, когда дома со мной только домовые эльфы и считаются? - Лестранж с утра был явно не в духе. - Знаешь, я, конечно, уважаю милорда, ценю идею чистокровности и все такое, но мне уже надоело питаться объедками со стола повелителя, делать вид, что меня все устраивает и еще каждый день выслушивать от этой вертихвостки, какой я плохой муж и что бы я ни сделал, всё не так.
"Ты думаешь, я от нее много ласки видел?" - подумал Барти. - "Боггарта с два. Разве что после полбутылки огневиски, вот тогда. Для Беллы только милорд существует, а остальные - что пыль под ногами, не намного значимы, чем все эти магглы и грязнокровки".
Но отвечать Рудольфусу он не торопился.
- И представь себе, сегодня нам вместе на рейд идти. Ты, я, она и Паркинсоны. Мне уже сегодня утром повелитель сказал. А мне бы сто лет ее не видеть.
- Впятером идем, значит. К кому же?
- Роберт Макгоннагал с семейкой. Аврору повезло, что его сестра в Хогвартсе торчит, детишек учит, до нее мы не доберемся. Но со всеми остальными его родственничками мы неплохо побеседуем...
- Придется, - согласился Барти. - Эти упрямые, как звери, их на нашу сторону не переманить.
- Да, тяжелый случай. В общем, после обеда мы все собираемся на старом месте и аппарируем в Эдинбург.
...Их было пятеро против шести соратников Дамблдора. Впрочем, такое неравенство сил не было опасным, так как старший Макгоннагал еще не совсем выздоровел после предыдущей схватки с отрядом Пожирателей. К тому же на стороне слуг Темного Лорда была внезапность - никто из светлых волшебников не думал, что защитные чары так быстро дадут сбой. И вот уже боевые и непростительные заклятия летели направо и налево. Белла сражалась с женой аврора, и обе женщины метались по гостиной старого дома, как две разъяренные пантеры.
Барти и Рудольфус довольно быстро расправились со своими противниками, и теперь стояли, прислонившись к стене и наблюдая за Беллатрикс и супругами Паркинсон, чтобы в случае необходимости прийти на помощь.
Самой жестокой, конечно, была дуэль между Беллой и Мартой Макгоннагал. Соперницы будто обезумели от ненависти, и даже казалось, что под ними вот-вот загорится пол.
- Протего! - крикнул Барти, создавая щит, чтобы закрыть Беллатрикс от летящих в нее красноватых искр.
Однако эту помощь Белла восприняла как оскорбление.
- Идиот! - завопила она. - Не мешай мне, я сама прикончу эту предательницу крови!
Однако стоило ей развернуться к боевому товарищу, как почти поверженный противник Паркинсона метнул в нее режущим заклятием, и попал бы в нее, если бы Рудольфус не успел броситься на летящий луч и закрыть жену своим телом.
На его плече начало расплываться красноватое пятно. Но Белла не проявила к мужу ни малейшего сочувствия. Прежде всего, она разрушила созданный Барти щит и швырнула в Марту смертельное заклятие.
Свистящий звук, зеленая вспышка - и вот уже миссис Макгоннагал упала, как брошенная со шкафа статуэтка.
- Ребята, убираем всех, кто еще остался, и уходим! - хрипло приказала Беллатрикс. - Барти, поможешь моему мужу добраться до дома. Прикажи эльфам, пусть позаботятся.
- Белла... - прошептал Рудольфус, цепляясь за край ее мантии. - Белла, а ты?..
Она ничего не ответила.
Новые вспышки Авады - это Бенджамин и Амариллис Паркинсон прикончили своих противников. Всё было кончено.
Пожиратели вышли из коттеджа. Рудольфус еле шел, хватаясь за товарищей. Белла даже не смотрела в его сторону. Торжествующе вскинув палочку, она закричала:
- Морсмордре!
В небе взвилась Черная Метка.
* * *
- И не думал я, что так люблю эту... эту... эту мерзавку... - хрипел Лестранж, когда домовой эльф промывал и бинтовал его рану. - И ведь ты подумай, она же даже в мою сторону не глянула, блядь...
Барти молчал. Почему-то ему было мучительно стыдно перед другом и перед самим собой. А ведь через пару часов предстояло собрание. Кто и как доложит милорду о сегодняшней вылазке, и что за этим последует?
Его не покидало предчувствие, что рано или поздно вся эта любовная история закончится чем-то страшным.

Форма входа



Календарь

«  Декабрь 2017  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031

Мини-чат

200

Статистика