Суббота, 2021-05-15, 13.45
Приветствую Вас Бродяга | RSS

Блюз английского дождя. Глава 27

Миндальное, лимонное


По коридорам гуляет почти весенний сквозняк, и чистое бирюзовое небо молчит о наступившей сегодня зиме. Парк торжественен и недвижим – и конечно, никакого намёка на снег, лишь сверкающий крохотными радугами иней покрывает сухие опавшие листья.
Джой Корд, потянувшись, соскальзывает с кровати и выглядывает в комнату – так и есть, Долохов исчез, как и обещал; виолончели тоже нет на месте – видимо, сказалась старая привычка не оставлять следов.
И не успевает к ней придти мысль о следах, как на столе обнаруживается серебристо блестящее в лучах солнца опровержение.
Слизеринка удивляется – он никогда не снимает свой медальон на ночь…
А потом понимает, в чём дело, и улыбается – польщено, но слегка затравленно. Как говорится, бойтесь желаний своих, ибо они…

Супруги Лестрейндж почти никогда не приходят к ней вдвоём – вот разве что только на день рождения. Вместе им словно тесно в этом доме – каждый считает, что имеет на Джой исключительное право, и удивляется, когда другой это право оспаривает. Собственничество – это черта, которая присуща всем слизеринцам без исключения. Даже самым неправильным.
- Джой, книги не нюхают, - авторитетно заявляет Беллатрикс. – В идеале их читают.
Она возится со своими любимыми ингредиентами – кофе и ромом. Только сегодня всё наоборот – ром наливается в бокал, а края бокала, натёртые лимоном, сверху посыпаются кофе. Ещё – амаретто, ещё – кубики льда.
- Не шокируй ребёнка, Белла, - добродушно усмехается Родольфус, - если ей хочется их нюхать, пусть нюхает.
- Вы что, поиздеваться надо мной сюда пришли? – машинально ворчит девчонка, не отрываясь от мечтательного созерцания фолиантов. Руди добросовестно нашёл все двенадцать наименований; Джой надеялась от силы на семь, поэтому сейчас пребывает в слегка невменяемом состоянии.
- По-моему, день рождения для того и создан, чтобы все знакомые могли с упоением предаться воспоминаниям о том, каким милым был именинник в детстве, во всех подробностях живописать собравшимся случаи, которые именинник старательно пытался забыть, и вообще довести его до белого каления. Так что радуйся, мы ещё не худший вариант.
Белла знает, что говорит. На её собственном дне рождении стабильно собираются все родственники. Шутки шутками, но Руди с каждым разом всё серьёзней опасается, что жена не выдержит подобного внимания и одарит кого-нибудь Непростительным.
Джой тоже не нравится, что её единственную подругу так откровенно провоцируют на убийство.
Ведь она действительно моя единственная подруга, да будет вам известно, Ричард, Людовик. Непонятно, чем я ей приглянулась тогда, на первом курсе. Она была такой взрослой, такой красивой, такой бесшабашной и резкой… Пожалуй, лишь такие, как она, могут общаться с малолетками без риска быть высмеянными.
Сейчас уже не разобрать, но мне кажется, именно под её покровительством я научилась высмеивать всех и вся. Не знаю, хорошо это или плохо – судя по тому, что учителю это нравится – плохо; но данность есть данность.
Я всегда знала, что страстность натуры не доведёт Беллу до добра; её не вытащить, не спасти. Ей можно лишь – завидовать?..
Беллатрикс залпом опустошает бокал; локон, выбившийся из причёски, чёрной змеёй спускается по обнажённой шее.
Запах миндаля заполоняет дом.
- В рамках доведения до белого каления не могу не поинтересоваться… - Родольфус незаметно подкармливает собак. Им не положено давать ничего со стола, но они так смотрят… - Только не забудь, что я обладаю дипломатической неприкосновенностью.
- Ну что? – девчонка следует примеру подруги и отставляет бокал. На её щеках проступают розовые пятна.
- Всё-таки как насчёт выйти замуж?
Джой хлопает русыми ресницами.
- Ты созрел для двоежёнства?
- Да я-то здесь причём? – вздыхает Руди, тряхнув головой; в его длинные рыжие волосы солнце вплетает золотистые нити.
Растяпа, растяпа Эдмон, не помолвил дочку, да и я хорош – дотянул до её совершеннолетия, всё боялся указывать и ограничивать свободу. А теперь вот смотри на эту её абсурдную связь с Долоховым и сходи с ума от беспокойства, а слова поперёк не скажи – воспримет в штыки. И правильно сделает – не кто-нибудь, а я, Родольфус Лестрейндж, втянул её во всё это. Фраза, с которой я борюсь столько лет и столько лет терплю поражение – «всему свойственно изменяться, человеку – в первую очередь». Словно бессмертный, с бессилием наблюдающий за тем, как стареют его родные, я вынужден наблюдать за тем, как изменяются – всегда в худшую сторону – близкие мне люди, а сам – остаюсь неизменным.
- Руди, что с лицом? – интересуется Джой Корд.
- Убери из взгляда обреченность, - добавляет Белла.
И обе смеются.

Последняя из длинной череды сегодняшних сов – рыжая, с чёрными мальтийскими крестами на груди; слизеринка подсознательно ждала эту сову целый день.
Вот это и называется – собака на сене, - берёт тон Шерлока кто-то из спаниелей.


Замереть бы - бессмертной бабочкой в янтаре:
Так же прозрачно и так же навеки юно…
Быть запредельной и близкой, немного сонной,
Нескончаемым счастьем в ладони твоей гореть.

- Амадео?
- Угу.
Золотой императорский август, Мерлин мой, яблоки падают вперемешку со звёздами, в знойно-спелое лето вплетается сладкая гнильца приближающейся осени.
- Ты меня любишь?
- Угу.
Пожелтевшие страницы учебника, загибающиеся края пергамента; то ли Трансфигурация, то ли каллиграфия – старинно и безукоризненно выходят из-под пера буквы, и это хочется положить на музыку, удержать, спрятать под сердцем.
- Очень-очень?
- Угу.
Настроение – пузырьки в шампанском, шипящие и щекочущие, поднимающиеся вверх, будоражащие, ликующие. Она подкрадывается к нему сзади и обвивает руками его плечи, уткнувшись носом в седую макушку.
- Ты у меня такой красноречивый, я просто растаяла.
- М?.. – Амадео, очнувшись, недоуменно сводит брови. – О чём мы говорим?..
Джой смеётся.

Разлететься бы – искрами, брызгами, в пыль.
Воздухом стать, поселиться в твоих лёгких,
Осень накинуть на плечи пестреющей охрой,
Быть как любовь: на три четверти чистая быль.

- Ты мне мешаешь, - с неудовольствием замечает префект Рэйвенкло, пытаясь отобрать у слизеринки свои очки.
- Я тебя спасаю, – весело возражает Джой. – А то будешь столько заниматься - через два года окончательно поседеешь и умрёшь от старости.
- Ты опять? – он возводит глаза к потолку. – Я же говорил, у меня это с рождения… ну вот что?..
Девчонка, точно требующая внимания кошка, нахально устраивается у него на коленях.
Август, месяц лимонных леденцов и осыпающихся чайных роз, беспутный и пьяный. Такие, как Амадео, в августе должны впадать в спячку: эти серо-синие лавандовые глаза никогда не сверкали безумием.
- Решительно невозможно работать.
- Ты сам предложил мне приехать, так что не жалуйся, dio mio.
Лорд Веллингтон из тактичности не напоминает, что перед этим она два часа рыдала у него на плече, захлёбываясь и повторяя, что её дядя женится, и она остаётся одна, совсем одна, а ей невыносимо быть одной. Тогда он бы и не такое предложил, лишь бы это несносное создание перестало лить слёзы.
- Ладно. Посиди спокойно несколько минут. Я допишу и буду готов исполнять твои капризы в пределах разумного.
Джой великодушно кивает. Она не одна, у неё есть ходячее олицетворение надёжности, за открытым окном золотится последний месяц лета, и поэтому можно даже не расстраиваться, что стихи выходят такими нескладными.


В письме, которое слизеринка разворачивает сейчас – та же каллиграфия.

«Джой Рамина, ты превращаешь меня в сумасшедшего. Уже вижу твою довольную улыбку, возникшую при чтении этих слов. Как-то ты объясняла, что «правильные мальчики в безумии невероятно трогательны», и я думал бы, что эта фраза – плод твоего стремления во всём выглядеть оригинальной, если бы не видел, как льстит тебе, когда я срываюсь. Женское самолюбие подчас бывает самой абсурдной вещью на Земле…
Пусть, улыбайся. Хотя мне никогда не понять, какое удовольствие ты находишь в том, что я не могу работать, потому что сосредоточиться на чём-либо, кроме мыслей о тебе, уже не представляется возможным. Не подумай дурного, я далёк от того, чтобы обвинять тебя в моей нетрудоспособности: мои эмоции – моя вина. Просто мне показалось, что будет справедливо, если ты будешь знать о положении вещей.
Признаться честно, я думал, что не прощу тебя никогда. Ты знала, что значишь для меня, ты всегда чувствуешь такие вещи. Ты знала также, насколько старомодно серьёзен я в вопросе отношений: то, что у многих называется юношеским максимализмом и со временем безболезненно проходит, у меня лежит в основе характера и не сдвинется с места, даже когда мне будет сорок. Словом, ты должна была понимать, что являешься для меня единственной. Ты всё это знала, и всё равно сделала то, что сделала.
Но - ведь это отвратительное слабоволие – жить, баюкая свою уязвлённую гордость, словно любимое детище. Поэтому, частично восстановив былую объективность, я стал искать причину: не может же быть, чтобы её не было, или чтобы она была мелкой и ничтожной. Это было бы тебя недостойно.
Я нашёл её, когда поговорил с этим человеком. Вот это действительно на тебя похоже – отгородиться, чтобы оградить. На сто процентов твоя глупость.
Теперь я знаю о твоих драконах всё, что возможно было узнать с моей стороны. С моей стороны результат неутешителен, и, как бы мне не претила мысль о том, чтобы подвергать тебя опасности, прибегнув к твоей помощи, я вынужден это сделать.
Нам надо встретиться. Отрицательный ответ не принимается. Принимаются конструктивные предложения.
С Днём Рождения»

Форма входа



Календарь

«  Май 2021  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31

Мини-чат

200

Статистика