Среда, 2021-05-12, 23.28
Приветствую Вас Бродяга | RSS

Блюз английского дождя. Глава 4

Чёрно-белое


«Здравствуй, Руди.
Ты спрашиваешь меня, как рука. О руке я с некоторых пор и думать забыла – чёрт побери, моё состояние вообще представляет собой образец земного счастья по сравнению с тем бардаком, что творится в доме. А именно – в доме творится Долохов. О великий Салазар, я знала, что не понравилась Тёмному Лорду, но чтобы до такой степени!.. Мало того, что это чудовище приходит каждый день, мешая мне жить, так он ещё взялся за фамильный погреб! Он запрещает мне сидеть на подоконнике, Руди, на подоконнике! Ты же знаешь, я не просила у тебя ничего с тех пор, как мне исполнилось десять, но теперь я прошу тебя, как своего опекуна: приезжай и спусти с лестницы этого маньяка!
Ладно, если серьёзно. С рукой всё нормально – если можно называть нормальным то, что теперь на ней лишнее и не слишком красивое украшение. И не изводи меня моим здоровьем, я сама себя уже им извела. Всё в порядке. Честное слизеринское.
Расскажи, как ты там. Надеюсь, в Ирландии нет дождей и авроров. Хотя… если бы не было, тебя бы туда не послали. Так?
Заканчиваю. Чудовище Долохов передаёт тебе поклон.
Приезжай, слышишь?
Ненаглядная твоя племянница,
Джой».

Антонин сидит в кресле, закинув ногу на ногу, и играет с собой в шахматы. Холодные мраморные, ониксовые фигурки спокойны, хотя и взирают на шахматиста с лёгким опасением.
Чёрные сегодня ходят первыми…
- Итак, исходная формула сыворотки правды?
- Подите к чёрту, Долохов.
- Благодарю вас, мисс Корд.
Серебряные стрелки на ходиках показывают полпятого; первая четверть октября, душный запах мокрых листьев сквозь оконную раму. Дождь не прекращается шестой день, навевая на всех обитателей замка невыразимую меланхолию. Даже хвалёная британка Джой отворачивается от затуманенного окна и зажигает на столике в углу причудливо-узорчатую свечу, наполняющую комнату неуловимо-тонким ароматом шоколада.
- Рассказывают, учитель, что вы отравили свою жену, - Джой Корд откидывает с лица длинную тёмно-золотистую чёлку.
- А не рассказывают ли, что я сплавил свою мать в больницу святого Мунго? Зря, потому что это – правда.
Белому королю объявлен шах, и сейчас это заботит Антонина куда больше чистоты репутации.
Слизеринка облокачивается на высокую спинку вельветового кресла, созерцая бледное лицо своего наставника. Бархатные тени от длинных ресниц, брови – в задумчивости – в одну линию, чуть прикушен уголок губы.
Расскажите, Антонин, где проходит ваша граница между правдой и ложью? Где насмешка и где горечь? Расскажите, что имеет значение для вас, живущего вне принципов и морали? Ах, Антонин, какое, должно быть, сладострастное удовольствие – иметь ключик от вашего шкафа со скелетом, знать, наконец, что способно заставить вас истерично бить посуду… жаль, как жаль, что вы не сделаете мне этого маленького подарка!..
- Расскажите, Антонин, что такого загадочного скрывают от европейских магов в Дурмстранге? – она обходит кресло кругом и присаживается на край шахматного столика – с расчётом заслонить учителю свет.
Долохов усмехается, покачивая в руке белого коня.
- Запретное всегда волнует наше воображение более всего остального, не так ли?
- Естественно, - Джой невозмутимо пожимает плечами.
- А хотите вальс, мисс Корд? – внезапно предлагает он, поднимаясь.
- Вы уходите от темы?
- Что вы, напротив! – Антонин протягивает ей руку; едва заметная насмешка в длинных завораживающих глазах.
И с ощущением, что она засовывает голову в пасть льву, Джой опускает пальцы на его узкую ладонь.
Под аккомпанемент дождя, в прерывающемся свете шоколадной свечи учитель и ученица танцуют слизеринский декаданс по чёрно-белым клавишам рояля.
- Моя alma mater, юная леди, к вашему разочарованию, ничем криминальным не занимается. Драконов мы в теплицах не держим, запрещённым заклятиям не учим. Тёмные искусства как предмет, вот и всё.
Школа жизни, Дурмстранг. Круговая порука на занятиях, принцип «каждый сам за себя» - чуть преподаватель скроется из виду. Выживают либо волки, либо фискалы.
Долохов предпочёл волка. Каркаров – фискала. Удивительно, но эти «старые товарищи», отчаяние профессоров и подлиза с медовым голосом, вопреки всей своей вражде, вышли на один и тот же путь.
Судьба, чёрт побери, - Антонин чуть заметно искривляет губы.
А девочка действительно разочарована – вон, бровки нахмурила, губку обиженно выпятила. Забавно, да и только.
Какие странные черты лица – и неправильные на первый взгляд, а присмотреться хорошенько – что-то определённо есть… последняя в роду, Джой Рамина Корд. Ты совсем не похожа на Ксению, и это, пожалуй, самый страшный из твоих грехов.

Джой зла, Джой не любит, когда с ней обращаются, как с ребёнком; в неё это заложил Руди, даже в десять разговаривавший с ней на равных.
- А почему вы идёте за Тёмным Лордом, Долохов? – в лоб спрашивает она. – Только не говорите, что верите в его дело – не поверю. Что тогда? Страх? – едко; золотые чертята в карих глазах.
- В это вы, при вашей проницательности, тоже не должны верить, мисс Корд, - спокойно возвращает шпильку Антонин. – Я с Лордом, потому что вижу в нём силу.
- И если… вы сбежите, как крыса с корабля? Как же Лорд вам доверяет? – девчонка приподнимает брови.
- Как наставник, я посоветовал бы вам держать язычок за зубами, - он уверенно крутит партнёршу вокруг себя, возвращает её обратно, властно притянув за талию к себе. – Если Тёмный Лорд верит в себя, то должен быть уверен и во мне. Так что можете за меня не беспокоиться. Побеспокойтесь лучше о себе – это вы, а отнюдь не несчастный Антонин Долохов, находитесь в так называемой группе риска. Вы максималистичны, вы склонны к слабостям вроде филантропии, вы идеализируете всё, кроме того, что можно было бы идеализировать. Вы, - он прячет усмешку в уголках губ, - вы неправильная слизеринка. К тому же, вы влюблены в того, кто в юности так же был «неправильным слизеринцем», да так, признаться, и не перестал им быть…
- Довольно! – Джой резко останавливается, побледневшая, задыхающаяся. – Перестаньте!
Она пробует вырваться, но Долохов обладает поистине стальными объятьями.
- Я не закончил. Извольте слушать до конца. Поскольку несчастье быть вашим наставником выпало мне, я вовсе не желаю портить из-за вас своё положение в Ордене Вальпургиевых Рыцарей. Поэтому, мисс Корд, я настоятельно рекомендую вам быть хорошей девочкой и засунуть свои излияния поэтической натуры куда подальше, - тихо, вежливо, обжигая кожу дыханием, совсем близко. – Урок понятен?
- Да, учитель, - сквозь зубы выдыхает Джой, в эти секунды всем своим «неправильно-слизеринским» сердцем клянясь: я найду брешь в вашей защите, Антонин. И не ждите тогда пощады.
- Вот и умничка, - усмехается Долохов, выпуская, наконец, ученицу.
Через пять минут меж антагонистами восстановлен лицемерный мир; учитель возвращается к незаконченной партии в шахматы, ученица – к своим сонетам.
Но оба они, да и старый спаниель, настороженно наблюдавший всю сцену с вальсом, знают, что в доме в этого момента объявлена настоящая холодная война.
«И всё же – чем-то похожа».
Антонин Долохов машинально перебирает цепочку с серебряным медальоном.
За окном – первая четверть октября.

Форма входа



Календарь

«  Май 2021  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31

Мини-чат

200

Статистика