Суббота, 2021-05-15, 10.49
Приветствую Вас Бродяга | RSS

Confutatis Maledictis, часть вторая.

***

Камера тёмная и сырая. Твоя тюремная форма полна вшей. Ты настолько похудела, что можешь обхватить себя за талию.
Ты обвиваешь руки вокруг коленей, отклоняясь назад и падаешь на свою кровать.
Оно приближается. Ты чувствуешь это. В комнатах становится всё холоднее. А из коридора доносятся крики, вопли и прочий шум. Но ты не будешь кричать. Ты крепко закусываешь губу, но кричать ты не будешь.

…ненормальный шёпот, безумный шёпот, шёпот — иногда я так тебя ненавижу — ты делаешь мне больно — всё равно, что метать бисер перед свиньями — ты выйдешь за меня замуж? — не оставляй меня — вернись, вернись, я так одинока, я ничто без тебя…

Твои пальцы вцепляются в волосы. Клок от них остаётся в кулаке.
Ты не спала три дня.

***

Он раскрывает тебе объятия.
— Моя дорогая.
В два больших шага ты преодолеваешь комнату, прижимаешься к его груди, а он обнимает тебя. Он очень близко.
— Я знала, что вы придёте за мной.
Ты вернулась домой.

***

Сириус смеётся над тобой.
Но на этот раз смех наигранный.
Ты носишься по Атриуму, бросая в него заклятие за заклятием, а он уклоняется за дрожащей в арке пеленой.

— Давай, кузина!

Ты что-то орёшь, какую-то полнейшую чепуху.

Вы сражаетесь, подходя к друг другу всё ближе и ближе, и внезапно вы снова близки как раньше, и он тянется вперёд и хватает тебя за кисть.

Вы оба опускаете палочки.

Он мягко смеётся.

— Теряешь хватку, – шепчет он.

Ты поднимаешь бровь.

— Лучшие друзья навеки. Помнишь, мой дорогой?

Он ухмыляется.

— И мы могли бы такими быть, если бы ты не продала себя этой ящерице.

— Предатель! – Ты плюёшь в его лицо.
Он громко смеётся и отпускает твою руку. Завтра у тебя будут синяки.

— Дорогая, милая Белла! Ты всегда была прекрасна в гневе, – он мучает тебя. В глазах у него отражаются вспышки заклятий.

— По крайней мере, у меня есть гордость, – с жаром говоришь ты.

— Гордость! Бегать, подобно щенку, за своим одержимым хозяином – вот что у тебя за гордость! – Он заходится смехом, но ты сейчас наслаждаешься собой. Ссоры с Сириусом всегда оказывали на тебя странный эффект, даже сейчас ты чувствуешь, как злость пульсирует где-то между ног.

Ты бросаешь в него заклятие, которое он немедленно отражает. Он снова смеётся, издеваясь над тобой. Он всегда, всегда издевается.
— Давай! Ты наверняка можешь лучше!
Нет, нет, нет! Больше он не будет мучать тебя. Ты должна показать ему, выиграть, стереть эту хитрую, мучающую тебя ухмылку, которую ты одновременно ненавидишь и обожаешь, и он должен узнать, насколько всё для тебя серьёзно, он должен…
Авада Кедавра!
Он улыбается, его тело грациозно откидывается назад и падает в тёмную, колеблющуюся пелену позади.
Нет, не это. Ты не это имела ввиду. Только не Сириус. Дорогой, любимый Сириус не может быть мёртвым. Он запутывает, он просто играет, снова мучая тебя…
Когда он так и не появляется снова, а мальчишка Поттер начинает орать, ты поворачиваешься и бежишь прочь. Ты убила его. Ты убила его улыбку, его смех и его жестокость.
Ты выиграла.
Ты бежишь и бежишь, безуспешно пытаясь игнорировать крики в своей голове.

***

Ты прямо сидишь в своём кресле, вцепившись в его ручки. Ты слышишь крики Пожирателей Смерти, доносящиеся из соседней комнаты.
Входит твой господин. Он выглядит мрачно. Пальцами небрежно держит палочку.
В течение следующего часа он говорит несколько фраз. Ты цепляешься за каждую из них как за дорогое сокровище, плавающее в море крови.

Я не хочу делать этого. Но я больше не могу проявлять к тебе благосклонность, ты знаешь это.
Это всё твоя вина. Ты не должна была упускать Пророчество.
Я делаю тебе больно для твоего же блага.

Когда он уходит, ты бъёшься головой о стену с такой силой, что сдираешь кожу на лбу.
Глупая маленькая девочка. Не разочаровывай снова.

***

— Цисси!
Она не отрывает глаз от книги.
— Цисси!
Тишина.
— Цис-си!
Она вздёргивает голову вверх.
— Беллатрикс, ты не можешь помолчать? Сейчас я не могу заниматься тобой.

***

Дорогая Белла.

Я знаю, что ты не хочешь меня видеть. Я понимаю. Но я хочу увидеть тебя, Белла. Каждый день я хочу увидеть тебя.

Понимаю, что ты не принимаешь моего брака. Но ты бы сделала это, если бы повстречала моего мужа. Он чудесный. Он сердечный и весёлый. И он любит меня. На самом деле любит.

Возможно, ты слышала, что у меня есть дочь. Она красавица, Белла. Самая красивая женщина в мире, даже когда странно меняет внешность (она метаморфмаг, и это одновременно причина и для гордости, и для раздражения). Ты бы полюбила её, если бы узнала. Все её любят. Она даже немного напоминает тебя. Я вижу тебя в ней, когда она злится.

Сейчас идёт война, я знаю. И я знаю, что мы по разные стороны. Если бы ты только поняла правду и покинула своего господина, мы могли бы снова стать семьёй. Он не человек, Белла. И я уверена, что он не может любить тебя. Судя по тому, что я слышала, он вообще не может никого любить. Я понимаю, это тяжело слышать, но кто-то должен сказать тебе.

Я слышала о Сириусе. Я не понимаю, Белла. Вы были так близки. Ты любила его. Я любила его. Я знаю, ты, наверное, действовала по приказу, но мне трудно понять и принять то, что ты сделала. Я скучаю по нему. Он был и моим любимым кузеном.

Но я могу простить тебя. Я знаю, что ты сама не своя. Ты чудесна, когда рядом с тобой нет твоего господина. Я умоляю тебя: оставь его и снова стань моей любимой сестрой.

Я не посылаю обратного адреса, потому что, говоря откровенно, я не доверяю тебе. Но если ты решишь покинуть его, тогда я найду тебя, обещаю. Я хочу увидеть тебя. Я даже скучаю по твоему характеру.

Твоя сестра,

Андромеда.

Ты скомкиваешь письмо в маленький шарик и бросаешь его в огонь.

***

— Драко?
Он издаёт странный звук и чуть не роняет свою палочку. Ты мягко смеёшься.
— Всё нормально, – успокаиваешь ты его. – Он не зол. Он знал, что ты не сможешь выполнить задание, ещё когда давал тебе его. Тем не менее, он отдал приказ. Всё это имеет значение только для него самого.
Твой племянник кивает, на его лице ясно написано облегчение.
— Ты не смог бы сделать это, ведь так? – шепчешь ты. – Ты уже нацелил палочку, а он был безоружен, но ты всё равно не смог заставить себя убить взрослого волшебника. Тебе придётся преодолеть все эти моральные софизмы, если хочешь с честью нести имя своей семьи.
Он кашляет, чтобы прочистить горло:
— Мама говорит… мама говорит, что я должен найти собственный путь.
— Что? Как она нашла? – смеёшься ты. – Твоя мать никогда не выбирала свою жизнь, иначе она не была бы сейчас той, кем является. Выбор – он для других людей, Драко. Не для нас.
Он не отвечает. Просто печально смотрит в пол. Ты протягиваешь руку и проводишь пальцем по его белоснежной как снег щеке.
— Маленький избалованный принц моей сестры, – усмехаешься ты. – Несомненно, ты думал, что жизнь Пожирателей Смерти – это игрушки. Ты медленно учишься, не так ли?
На его раскрасневшемся лице написано унижение. Это зацепляет тебя больше, чем должно. Под рёбра вонзается короткий острый нож. Жалость. Или что-то другое…
Твой палец продолжает путешествие вниз по его щеке, к подбородку. Он тяжело дышит. Ты видишь, как от щекотливого положения дёргается адамово яблоко, как быстро вздымается и опускается грудь. Молодой и одновременно нет.
Ты поднимаешь глаза, чтобы увидеть его лицо, и замечаешь, какой он бледный. Бледный от стыда или от паники, ты не можешь определить точно. И спрашивать не будешь.
Нет. Страх. Его расширенные зрачки и вспотевшая кожа – это одно, но его бесцветные щёки совершенно точно говорят об этом. За множество лет ты стала знатоком по распознаванию страха. Да, видит Бог, пару вещей о страхе ты знаешь.
Твоя рука безвольно падает. Слишком близко. Слишком молодой.
Он стремительно выдыхает. Ты узнаёшь этот жест. Вздох облегчения. И ты смеёшься, когда отворачиваешься от него.
— О да, Драко, ты научишься.

***

Нарцисса усаживает тебя возле огня.
— Я слышала новости об Андромеде.
Ты недоверчиво улыбаешься.
— Она опять тебе написала? Эта женщина не знает, когда остановиться…
— Нет, – она качает головой. – Нет. Но я слышала, как Тёмный Лорд говорил Люциусу, что Андромеда… что её муж мёртв, – шепчет она. – Наши убили мужа нашей сестры. А он был любовью всей её жизни.
Ты пожимаешь плечами.
— Что ты имеешь в виду? – спрашивает она.
— Он был всего лишь грязнокровкой, – спокойно отвечаешь ты.
Она поднимает брови и смотрит мимо тебя.
— Ты невероятна.
— Цисси…
— Не называй меня так, – холодно говорит она. — Меня зовут Нарцисса. Я оставила Цисси позади в день моей свадьбы. И тебя я тоже должна была оставить.
— А это ещё что значит?
Она вихрем носится вокруг тебя. Ярость Нарциссы – редкое явление, и когда оно наступает, оно пугает.
— Это значит, что я больше тебя не знаю! – шипит она, а её глаза сверкают. – Ты убила нашего кузена, Белла! Тебе наплевать на меня и на мою семью. Посмотри, что ты сделала с моим сыном! Я не хотела для него такой жизни…
— Вини в этом своего идиота мужа, а не меня!
— Мой муж не идиот! Это ты травила Драко весь этот год! – кричит она. – Ты пыталась помочь Тёмному Лорду превратить его в убийцу! Люциус больше не хочет вести такой образ жизни. И Драко тут же последовал бы следом, если бы ты оставила его одного хотя бы на пять минут. Ты втравила нас во всё это, а сейчас ты сидишь здесь, в моём доме, и отказываешься оставить нас в покое!
— Я твоя сестра!
Андромеда была наша сестра! Посмотри, с какой готовностью мы предали её.
— Она была предательницей крови. Какой у нас был выбор?
— О, да, что решает эта кровь? – восклицает она, всплёскивая руками. – Разве кому-нибудь есть до этого дело?
Она бросается в кресло.
Ты глядишь на неё, тяжело дыша.
— Ты не это имела в виду, – шепчешь ты.
Она отворачивается и не говорит ничего.

***

Ты бежишь по старому дому в ночной рубашке, которая слишком велика для тебя.

– Мама? – кричишь ты. – Мама!
Шёпот, шёпот. Сумасшедший шёпот.

Смех Андромеды. Ты вбегаешь в её комнату. Пусто. Её кровать завалена грязью и мусором.

Ты поворачиваешься. Нарцисса сидит в кресле, спиной к тебе. Ты протягиваешь руки и хватаешь её за плечи. Холод. Фарфор. Кукла человеческих размеров.

Ты бежишь в сад.

— Белла?

Сириус.

Он улыбается. У него течёт кровь. Ты проводишь пальцем по ране, потом подносишь палец ко рту и пробуешь кровь на вкус.

Он смеётся.

— Всё твоих рук дело, дорогая.

Ты просыпаешься, дрожа. Скидываешь с себя простыни и встаёшь. Андромеда. Она поймёт. Она обнимет тебя и остановит это безумие.

Вспомнив, ты останавливаешься у двери.

Бесформенной кучей ты валишься на пол.

***

Время пришло.

Тёмный Лорд приказал вам драться. Мальчишка Поттер наконец-то объявился в Хогвартсе. Сегодня ночью всё закончится.

Как только ты приезжаешь, он затаскивает тебя в альков, прочь от любопытных глаз.

— Сегодня ночью мы победим, Белла.

— Я знаю, господин.

— Победа будет нашей.

— Я уверена в этом.

Он улыбается и снова становится тем молодым, привлекательным мужчиной, которого ты встретила в саду своих родителей. В его улыбке тысяча обещаний.

Он наклоняется и касается рукой твоей щеки.

— Сегодня вечером ты придёшь ко мне в комнаты.

Тихий приказ.

Ты улыбаешься.

— После победы.

Он целует тебя, крепко, настойчиво прижимая к себе. Ты отдаёшься этому восхитительному чувству – сцеплению ртов и языков, которое раньше для тебя ничего не значило.

Кроме того раза с Сириусом…

Он отступает и улыбается.

— И битва будет выиграна, Белла.

***

Вокруг тебя кипит битва. Куда бы ты ни повернулась, везде крики, кровь и боль.

Ты питаешься этим. Война – твоя пища и твоё питьё. Ты живёшь ради войны. Ты дышишь войной. Она близка и дорога тебе как какой-нибудь бог-хранитель.

Ты крадёшься по коридору и натыкаешься на плачущую женщину.

Она бесконтрольно рыдает, ухватившись за труп мужчины с седеющими волосами, в котором ты узнаёшь Ремуса Люпина. Её же волосы быстро меняют цвет из ярко-розового в мышино-серый.

Она поворачивается на звук твоих шагов. Ты впервые видишь её. Видишь на самом деле, в плоти и крови.

Она похожа на Андромеду. Слишком похожа. Те же глаза, то же лицо. Она похожа на Блэков.

А сейчас она похожа на Андромеду в тот день, когда ты видела её в последний раз. Лицо блестит от слёз, но на нём написана гордость.
— Тётя Беллатрикс, – тихо говорит она.
— Нимфадора.
Она кивает, а потом переводит взгляд на мужа.
— Сделайте это, – шепчет она. – Пожалуйста.
Ты почти что благодарна ей за то, что она облегчила всё это. Наконец-то не убийство. Акт милосердия.
— Авада Кедавра.
Она резко падает вперёд, голова повёрнута в сторону.
Ты медленно приближаешься, смотря на племянницу, которую ты никогда не знала, будучи абсолютно уверена в том, что только что окончательно разбила сердце своей сестры.
Ты быстро поворачиваешься и убегаешь прочь из школы, в лес, чтобы рассказать своему господину о том, что сделала.

***

Сейчас или никогда.
Мальчишка Поттер жив. Ты проносишься по школе, убивая и проклиная всех на своём пути. Ты хочешь найти Нарциссу. Ты должна знать, почему она солгала. Почему она выбрала помощь поттеровскому отродью, а не твоему господину.
Наконец ты обнаруживаешь её в центре холла, вместе с мужем зовущей своего сына. Ты яростно хватаешь её за руку.
— Почему, Цисси? – кричишь ты. – Как ты могла сделать это…
— С твоим господином? – кричит она тебе, вырывая руку. – Или с тобой?
Ты даёшь ей пощёчину. Схватившись за щеку, она пошатывается от шока.
— Ты теперь с ними? – шипишь ты. – Ты собираешься меня покинуть, как Энди, как Сириус?
Она качает головой, ей жаль тебя.

— Уходи, Белла. Я покончила с тобой.

Она отворачивается от тебя, и Люциус берёт её за руку. Одну секунду он смотрит на тебя, а потом уводит жену прочь, на поиски сына.

Они не нужны тебе. У тебя есть твой господин. Пока ты нужна ему, ты больше ни в ком не нуждаешься.

***

Ты снова сражаешься. Другие бы устали, но ты держишься. Кровь и крики наполняют холл. Ты упиваешься этим. В этом ты хороша.

Три глупые школьницы дерутся с тобой. Одна – лохматая идиотка из той ночи, когда ты чуть не поймала Поттера. Вторая – маленькая рыжая. И третья – блондинка.
Ты думаешь о своих сёстрах. Красивая Нарцисса. Гордая Андромеда. Неистовая Беллатрикс. Объёдинённые против всего мира.

Где они теперь?

Ты бросаешь смертельное заклятие, которое пролетает в дюйме от головы рыжей.
— Не мою дочь, ты, сука!
Ты поворачиваешься. Какая-то старая карга несётся на тебя, словно бык, её палочка нацелена вперёд.
Ты вскидываешь голову и смеёшься. Это будет легко. Никто не может коснуться тебя. Никто не может даже мечтать об этом.
Ты усмехаешься, глядя на своего господина и одновременно отражая ее первое заклятие. Он улыбается в ответ, и в его улыбке тысяча обещаний.
Ты – Беллатрикс Блэк. Ты ничего не боишься.

fin

Форма входа



Календарь

«  Май 2021  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31

Мини-чат

200

Статистика