Суббота, 2021-05-15, 13.51
Приветствую Вас Бродяга | RSS

Девушка из высшего общества. Глава 5.1

Глава 5


А вот и я! Не ждали? :) Тем, кто не любит штампов, - честно скажу, от нескольких абзацев в начале главы меня саму скосорыливает. :) Ну уж извините, "не шмогла" я, как говорится. :)))



Беллатрикс проснулась, как ей показалось, от мгновенной боли, оживившей на миг Темную Метку. Ощущения были похожи на обычный призыв Волдеморта, и от немедленной аппарации Беллу удержало только одно – отсутствие яркого визуального образа места нахождения Темного Лорда, который неизменно возникал перед глазами одновременно с жжением на запястье.
- Люмос.
При неярком свете от волшебной палочки она пристально вгляделась в татуировку, прислушиваясь к своим ощущениям. Метка выглядела как обычно - не угольно-черный и рельефный рисунок на бледной коже, а слабые серые линии, очерчивающие череп с выползающей из оскаленного рта змеей.
Показалось?.. Погасив огонек на кончике палочки, Белла откинулась на подушки и закрыла глаза. Ну вот, ей уже снится, что он зовет ее… Это безумие! Безумие, во власти которого она находилась уже почти шесть лет, искренне недоумевая, как жила без него раньше. Безумие, имя которому было… Впрочем, теперь уже никто не называл его по имени. Враги за малым исключением боялись, а Пожирателям Смерти подобные крамольные мысли и в голову не приходили.
Темный Лорд стал для Беллатрикс наркотиком, выжить без которого ей не представлялось возможным. Быстро поняв, что Белла способна принять от него в наказание любую пытку, не издав при этом ни звука, он взял иную манеру наказывать ее – безразличием. Если случалось так, что девушка не справлялась с заданием, что, к слову, происходило крайне редко, то после Круциатуса для нее неизменно наступала пытка куда страшнее. Немилость Темного Лорда. Он не звал ее, не смотрел на нее, даже не упоминал о ней, и в такие моменты Беллатрикс чувствовала, что вот-вот сойдет с ума. И лишь по прошествии нескольких недель, а то и месяцев – в зависимости от тяжести ее провинности – Волдеморт звал ее к себе, и она с благодарностью целовала подол черной мантии, испытывая почти животное наслаждение от сознания того, что Темный Лорд простил, а значит, наступающая ночь будет не просто беспросветно темным временем суток.
Она любила эти ночи, наполненные жгучим удовольствием с терпким привкусом боли. Ей нравилось просыпаться с утра, еще ощущая его неуловимый запах, который бережно хранило ее тело, - запах трав, неизвестного ей дорогого одеколона и какой-то другой аромат. Наверное, запах силы. Она любила прикасаться к отметинам, оставленным его пальцами на ее белоснежной коже. Беллатрикс никогда не залечивала их, считая эти синяки следами страсти Темного Лорда и знаками его расположения. Сознавая свою полную зависимость от этого человека, Белла, тем не менее, не видела в этом ничего унизительного. Ведь любовь не унижает, а возвеличивает. Любовь… Как он презирал это слово, с каким отвращением произносил его. Беллатрикс до сих пор благодарила всех известных ей богов за то, что много лет назад она сумела сдержаться и не призналась ему в своих чувствах. Интересно, что бы он сделал, если бы она все-таки произнесла вслух эти три слова, которые казались ей столь же естественными, как восход солнца по утрам. Убил бы? Возможно, это бы того стоило. Когда она состарится, и не будет больше у нее ни смоляных кудрей, ни стройного молодого тела, ничего, что могло бы его в ней заинтересовать, она так и сделает. Просто придет и скажет «Я люблю вас, Милорд», и любое его решение примет, как благословение.
Белла провела рукой по телу, убеждаясь, что ее кожа все еще такая же гладкая и упругая, как раньше, погладила глубокий порез на бедре – память о предыдущей ночи. Сон почему-то не приходил. Его отпугивало ощущение какой-то смутной тревоги. Откуда-то снизу донеслись быстрые шаги и приглушенные тревожные голоса. Теперь она по-настоящему забеспокоилась. Набросив пеньюар на голое тело, Белла взяла волшебную палочку и вышла из спальни. На первом этаже мелькали блики желтого света. Она поспешно спустилась по темной лестнице и свернула в галерею как раз вовремя, чтобы увидеть в конце ее у входа в гостиную четырех человек. Это были ее муж, деверь, Мальсибер и Эйвери.
- Подождите! – ослабевшим от внезапно нахлынувших дурных предчувствий голосом крикнула она.
Они одновременно повернули к ней головы, их лица казались смертельно бледными в неверном свете волшебной палочки в руках у Рабастана.
- Что происходит? – нервно спросила девушка.
Повисла тягостная пауза. От Беллатрикс не ускользнуло то, как переглянулись между собой Эйвери и Мальсибер.
- Ничего, - наконец отозвался Родольфус. – Все в порядке. Ложись спать, Белла.
Но что-то в голосе мужа, чуть дрогнувшем, наполнило ее уверенностью, что он лжет. И от этого стало еще страшнее.
- Вы меня что, за дуру держите? – она зябко передернула плечами и быстро пошла по галерее им навстречу. – Я хочу немедленно узнать, что случилось.
- Темный Лорд погиб! – неожиданно выпалил Рабастан.
Ноги у Беллатрикс подкосились, и она упала на том самом месте, где ее застигли эти слова.
- Белла! Белла!
Она из всех сил сопротивлялась голосу, пытавшемуся вернуть ее из спасительной темноты. Очевидно, прошло не более пяти секунд, так как она лежала на ковре в темной галерее своего дома, а вокруг нее столпились какие-то люди, чьих имен она не помнила.
- Скажи мне, что он солгал! – Беллатрикс неожиданно распахнула глаза и вцепилась в мантию склонившегося над ней Родольфуса. – Да! Да! Он солгал! Он ненавидит меня, поэтому говорит мне такие ужасные вещи! Родольфус, не молчи, ради бога! Где Милорд?!
- Никто не знает, Белла, - тихо произнес Родольфус, отводя глаза от почерневших, безумных зрачков жены. – Говорят, что он мертв. Хвоста нигде нет.
Протяжный и дикий крик Беллатрикс прервал его на полуслове. Она с силой оттолкнула его и снова упала на пол, зажимая руками уши, в которых эхом отдавалось «он мертв, мертв, мертв».
Она чувствовала чужие руки на своих запястьях, кто-то пытался поднять ее с пола. Лицу вдруг стало тепло и мокро, и она поняла, что плачет.
- Белла, вставай! Успокойся!
- Оставь меня в покое! Не смей меня трогать! – пронзительно завизжала она. – Ты ничтожество! Я ненавижу тебя! О, как я тебя ненавижу! Вы все не стоите и его мизинца! Почему ты не мог умереть вместо него?!
Родольфус, казалось, предпочел не услышать жестоких слов жены и продолжил тщетные попытки поднять ее на ноги. Первым не выдержал Рабастан. В тот момент, когда пальцы Беллатрикс взметнулись вверх с явным намерением выцарапать мужу глаза, младший Лестрейндж выхватил палочку и от души угостил бьющуюся в истерике невестку оглушающим заклятием.
Когда Белла пришла в себя, она находилась в тихой и темной комнате. Рядом сидела бледная и усталая Алекто.
- Привет, - она попыталась улыбнуться, видя, что бывшая однокурсница пришла в себя. – Мужчины внизу. Решают, что делать. Ты не волнуйся, Белла. У нас ты в безопасности. Амикус удвоил защиту на поместье.
- Неважно, - устало отозвалась Белла, на удивление равнодушно воспринимая известие о том, что ее, словно куклу, забрали из дома и привезли к Кэрроу. Теперь уже ничто не имело значения. Алекто продолжала говорить, но Беллатрикс ее не слушала, безразлично и бездумно глядя в лепной белоснежный потолок.
- …сказал, что он мог уцелеть.
- Что?! – Белла так и подскочила на месте. – Какого черта ты мне сразу не сказала?!
Переход от полной апатии к бурному всплеску энергии был столь резок и внезапен, что Алекто впервые серьезно задумалась, могла ли Белла и вправду свихнуться на почве Темного Лорда или это все же сплетни, которые Амикус и прочие выдумали из зависти к молодой и амбициозной госпоже Лестрейндж. Звук захлопнувшейся двери оповестил о том, что Беллатрикс, вероятно, уже спешит вниз по лестнице, чтобы узнать последние новости о Милорде непосредственно от Мальсибера, прибывшего в поместье около часа назад. Алекто запоздало вспомнила, что Родольфус настойчиво просил не обнадеживать его жену раньше времени, на случай если выяснится, что уцелеть Темный Лорд все-таки не мог.
- Ну и семейка, - пробормотала Алекто, с ногами забираясь на кровать, где только что лежала сумасбродная Беллатрикс. Алекто сама не знала, хочет ли она возвращения Темного Лорда. Ей было очень страшно.

***

Ей было очень страшно. Она давно сумела привыкнуть к этому ощущению. Любой бы привык за тринадцать лет. Или уже четырнадцать?.. Но в эту ночь даже страх был каким-то другим. Когда-то она наивно считала, будто Азкабан – ничто, будто надо только верить в то, что ее освободят, и тогда она все переживет. Все оказалось не так просто.
Ветер завывал в многочисленных щелях древней тюрьмы и просачивался внутрь колючими сквозняками. Дементоры улетели, оставив на голове Беллы еще пару седых волос. С возрастом стало гораздо труднее сопротивляться им, а немногочисленные счастливые воспоминания потускнели настолько, что практически не могли согреть души заключенной № 3996.
- Я Беллатрикс Блэк, - просипела она, пытаясь пересилить гул ветра и собственный ужас. – Моему роду больше десяти столетий. Все это происходит не со мной.
Ничего не произошло, страх ничуть не отступил. Заученная с детства присказка не помогла. На самом деле, она давно уже не помогала, просто только сегодня Беллатрикс осознала это окончательно и бесповоротно. Никакая она больше не Беллатрикс Блэк. Они ее уничтожили. Беллатрикс Блэк умерла в тот момент, когда вышла за пределы зала судебных заседаний в Министерстве Магии и стала заключенной №3996.
Мерлин, как же так холодно… Она судорожно обхватила костлявыми пальцами плечи, прикрытые тонкой и грубой тканью тюремной формы, поверх которой Белла в безуспешных поисках тепла накинула свою ветхую шелковую мантию. Забившись в угол, она подтянула острые колени к подбородку и сжала зубы. Безропотно позволить им отстукивать мерную дробь казалось совсем уж жалким.
Несколько дней тому назад какой-то из тюремщиков сказал Беллатрикс, будто бы Рабастан, которого держали на другом уровне, спятил и считает теперь, что его заживо едят огненные улитки. Сначала Белла не поверила, но проклятые улитки плотно засели в ее воспаленном воображении. Тюремщики часто лгали ей, выдумывая иногда отвратительные вещи. Правду говорил только Бобо. Последней правдой, которую он принес заключенной № 3996, была весть о смерти Агнессы Уилкис. Хрупкая полукровка сумела протянуть в Азкабане всего два года. После этого Беллатрикс больше никогда не видела Бобо, говорили, что он попал в Мунго, но Белле это было совершенно безразлично. Тюремщики Азкабана очень часто заканчивали именно таким образом.
О Родольфусе ничего не было слышно уже около года. Мог ли он умереть?.. Отчего-то Белла была уверена, что ее супруг до сих пор жив. Иногда она даже думала, что славно было бы его увидеть. Напрасно она его так ненавидела, гораздо проще было подружиться, коль уж судьба свела их по одну сторону баррикад. Хотя теперь уже поздно жалеть. Поздно плакать, поздно пытаться что-то изменить. Теперь это уже никому не нужно. Кроме того, Родольфус, а точнее ее отношение к этому человеку, - пожалуй, единственное, что ей хотелось бы изменить в своей судьбе. Всякий раз, когда Беллатрикс прокручивала в уме свою недолгую жизнь, она понимала, что все в ней было так, как должно было быть.
Ветер внезапно ворвался в каменный мешок и окатил узницу мириадами ледяных соленых брызг. Белла вздрогнула и ниже наклонила голову, увенчанную копной спутанных волос.
- Я Беллатрикс Блэк, - прошептала она, уже ни на что не надеясь, просто по привычке. – Это происходит не со…

Форма входа



Календарь

«  Май 2021  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31

Мини-чат

200

Статистика