Среда, 2021-05-12, 23.40
Приветствую Вас Бродяга | RSS

Дочь тьмы. Глава 4. Неожиданная правда.

Есть свет и тьма, есть тьма и свет,
Всегда сменять должны друг друга,
А я теперь ищу ответ,
Как холод ищет злая вьюга.

Вопрос звучит в моей душе,
Как жить среди ночного мрака?
Как в этом мире свет найти?
Ведь мне и днем темно однако.

Рональд Уизли сидел за столом на кухне дома номер двенадцать на площади Гриммо и уминал луковый суп, приготовленный Кикимером. Сначала он хотел подождать Гарри, но потом решил, что еще не известно когда он вернется, и принялся за обед.

Парень в который раз за этот день подумал о том, что прошло больше месяца с тех пор, как они с Гарри покинули «Нору». И сколько же всего произошло за это время! Во-первых, они узнали, что Р.А.Б. – это Регулус, старший брат Сириуса. Во-вторых, наладили отношения с Кикимером, благодаря чему теперь весь дом сиял чистотой, а на столе всегда был вкусный обед. В-третьих, друзья выяснили, где находится настоящий медальон. Для этого им пришлось расспросить Наземникуса Флетчера, и после нескольких угроз он рассказал им, что отдал его Долорес Амбридж в качестве взятки за незаконную торговлю.

Гарри и Рон старались не говорить о Гермионе, но все же они оба по ней очень скучали. Гарри пытался не показывать этого, но Рон все равно знал. Все же Гермиона была их подругой столько лет. Она всегда помогала им и поддерживала. И, по мнению Рона, они поступали неправильно. Он хоть и был согласен с Гарри в том, что безопаснее не брать девушку с собой, но считал, что они могли бы хотя бы написать ей письмо, в котором объяснили бы, как они за нее волнуются и почему не могут позволить ей пойти с ними.

Но у них не было совы, и Гарри говорил, что так она сможет найти их, да и ведь письма вскрывают. В общем, у друга были тысячи аргументов против того, чтобы хоть как-то связаться с Гермионой.

Из коридора послышался скрип открываемой двери. В этот же миг в вестибюль дома номер двенадцать вошел Гарри. Его приветствовал обычный хриплый шепот: «Северус Снегг?», прохвативший Гарри холодным ветерком и на мгновение свернувшийся рулетом язык.

— Я тебя не убивал, — произнес, он, едва язык развернулся, и задержал дыхание, увидев, как взрывается пыльный морок. Пройдя до середины ведущей в кухню лестницы — подальше от ушей миссис Блэк и от облака пыли, — он крикнул: — У меня есть новости, которые тебе не понравятся.

— Что случилось? — опасливо спросил Рон. Гарри вошел в комнату и бросил на стол газету.

На него смотрел большой портрет крючконосого, черноволосого мужчины, заголовок под фотографией сообщал: «СЕВЕРУС СНЕГГ УТВЕРЖДЕН В ДОЛЖНОСТИ ДИРЕКТОРА ХОГВАРТСА».

— Не может быть! — воскликнул Рон. Он схватил газету и начал вслух читать сопровождающую снимок статью:

— «Северус Снегг, долгое время преподававший зельеварение в школе чародейства и волшебства Хогвартс, поставлен сегодня во главе этого древнего учебного заведения. Это назначение стало частью некоторых изменений в штатном составе школы. После отставки прежнего преподавателя магловедения ее пост заняла Алекто Кэрроу, между тем как брат Алекто, Амикус, стал профессором защиты от Темных искусств.

— Другие преподаватели этого не потерпят. Макгонагалл, Флитвик, Стебль — все они знают правду, знают, как умер Дамблдор. Они не примут Снегга в директора. А кто такие Кэрроу?

— Пожиратели смерти, — ответил Гарри. — Там дальше есть их портреты. Они были на башне, когда Снегг убил Дамблдора, так что теперь все старые друзья в сборе. К тому же, — с горечью произнес он, опускаясь на стул, — не думаю, что прочим профессорам есть из чего выбирать, они могут только остаться в школе. Если за Снеггом стоит Министерство и Волан-де-Морт, им придется либо остаться и преподавать, либо провести несколько лет в Азкабане — да и то при условии, что им повезет. Думаю, они не уйдут и попытаются хоть как-то защитить учеников.

Кикимер с большой тарелкой в руках торопливо приблизился к столу и поставил ее перед Гарри.

— Спасибо, Кикимер, — сказал Гарри, переворачивая газету, чтобы не видеть лица Снегга. — Ну что ж, по крайней мере, теперь мы точно знаем, где найти Снегга.

Он занялся супом.

— У дома так и торчит целая компания Пожирателей смерти, — между двумя ложками сообщил он Рону. — Нынче их больше обычного. Похоже, они надеются, что мы выйдем из дома со школьными чемоданами и побежим на «Хогвартс-экспресс».
Рон взглянул на часы:

— Я о нем целый день вспоминал. Поезд ушел почти шесть часов назад. Мы могли бы сейчас ехать в нем, да вот не едем. Странное ощущение, правда?

Перед мысленным взором Гарри возник алый паровоз, тянущий среди поблескивающих полей и холмов переливчатую алую гусеницу вагонов, в одном из которых сидит он с Роном. Гарри не сомневался, что Джинни, Невилл и Полумна сидят сейчас бок о бок, быть может, разговаривая о том, как им лучше ставить палки в колеса новому режиму Снегга.

— Интересно, где сейчас Гермиона. — После долгой паузы сказал Гарри. То, что друг заговорил о ней, удивило Рона.

— Не знаю. Может быть она поехала к своим родителям в Австралию.

— Надеюсь. Я просто подумал….Нет не важно.

— Что подумал?

— Говорю же, не важно. Проехали.
Они замолчали. Слышался лишь стук ложек и шелест страниц – Рон дочитывал статью про Снегга.

— Ну, Гарри, что еще сегодня произошло? — Наконец спросил он.

— Да ничего, — ответил Гарри. — Семь часов проторчал у
входа в Министерство. Ее так и не видел. Зато видел твоего папу, Рон. Выглядит хорошо.

Рон благодарно кивнул. Они решили, что пытаться заговорить с мистером Уизли, когда тот входит в Министерство или выходит оттуда, слишком опасно, поскольку его постоянно окружали другие чиновники. Однако и мельком увидеть его — это уже было утешением, хоть и выглядел он очень усталым и встревоженным.

— Папа всегда говорил, что большинство министерских чиновников, чтобы добираться до работы, используют Сеть летучего пороха, — сказал Рон. — Поэтому мы Амбридж и не видим, она считает себя слишком важной персоной и пешком никогда не ходит.

Рон открыл рот, чтобы еще что-то спросить, но Гарри опередил его.

— Думаю, надо идти туда завтра, — сказал друг.

— Завтра? — переспросил Рон.— Ты серьезно, Гарри?

— Серьезно, — ответил он. — Мы уже месяц как толчемся у входа в Министерство, подготовиться лучше нам все равно не удастся. А чем дольше мы будем откладывать вылазку, тем дальше может уйти медальон. Не исключено, что Амбридж его уже выбросила, он же не открывается.

— Все самое важное мы знаем, — продолжал Гарри. — Знаем о запрете трансгрессии в Министерство и из него. Знаем, что теперь только самым важным чинам разрешено устанавливать связь их домов с Министерством по Сети летучего пороха, — Рон слышал, как на это жаловались двое невыразимцев. И примерно знаем, где находится кабинет Амбридж. Кроме того, нам известно, что при входе используются какие-то странные монеты, жетоны, я не знаю, что они собой представляют, однако видел, как та колдунья занимала их у подруги…
— Так у нас же нет ни одного…

— Если все пойдет по плану, будут, — спокойно ответил Гарри.

— Не знаю, Гарри, не знаю… столько всего может пойти наперекосяк, мы до того полагаемся на случай…

— Так оно все и останется, даже если мы потратим на подготовку еще три месяца, — сказал Гарри. — Пора действовать.

Гарри ясно видел по лицу Рона, что он испуган, он и сам ни в чем не был уверен и все же не сомневался — настало время привести их план в действие.

Предыдущие четыре недели они провели, облачаясь по очереди в мантию--невидимку и патрулируя парадный вход Министерства, который Рону — благодаря мистеру Уизли — был известен сызмальства. Они сопровождали шедших на работу сотрудников Министерства, подслушивали их разговоры и выяснили, кто из них приходит всегда в одно и то же время, да еще и в одиночку. Иногда им удавалось спереть из чьего-нибудь кейса номер «Ежедневного пророка». И постепенно они составили примерные карты здания Министерства и заметки, стопка которых лежала сейчас перед ними на столе.

— Вот почему ты заговорил о Гермионе. — Догадался Рон. — Если мы пойдем на дело завтра, и не все пройдет гладко, то мы уже не сможем с ней никак связаться.

— Да, но я все равно не думаю, что мы должны….

— Конечно, ты не думаешь! Пусть она считает нас предателями, которые после стольких лет дружбы бросили ее одну! — взорвался Рон. — Давай! Тебе ведь на всех наплевать, верно?

И он ушел, хлопнув дверью. Из коридора послышался топот взбегающего по лестнице друга и крики матушки Сириуса. Гарри остался один.

Рон взбежал по ступенькам на второй этаж и вошел в одну из комнат. Парень сделал несколько глубоких вдохов и выдохов, успокаиваясь. Какая разница, что там говорит Гарри! У него есть план. Он напишет Гермионе письмо и отправит его завтра, из Министерства Магии. Он решил это уже давно, и ему должно быть наплевать на слова Гарри.

Рон повернулся и стремительно пошел вниз, мириться с другом.

***

Беллатриса сидела в семейной библиотеке Малфоев и читала книгу. Она потратила целый час на то, чтобы найти ее и теперь жадно вчитывалась в каждую строку.

Женщина долго думала над словами Темного Лорда, прокручивая их в голове: «Теперь ты знаешь правду, Белла. Подумай, хочешь ли ты увидеть свою дочь. Она могла бы нам очень помочь, и только ты сможешь объяснить ей, что она приняла неправильную сторону в этой войне. Я не хочу на тебя давить, но у тебя не так много времени за раздумья. Надеюсь, ты примешь правильное решение»

Белла всегда безоговорочно верила каждому слову своего господина, но только не на этот раз. Она должна была проверить, действительно ли Гермиона Грейнджер та, кем считает ее Темный Лорд. И Белла пошла в библиотеку. Еще со школы, пожирательница искала ответы на любые свои вопросы в библиотеке. Она могла часами засиживаться за книгами. Вот и сейчас она отправилась туда, где ее ждали ее верные друзья.

Белла перелистнула страницу. Она искала ритуал, который поможет ей проверить является ли подруга Поттера ее дочерью. На самом деле ей была неприятна мысль о том, что эта Грейнджер могла оказаться ее ребенком. Белла всегда считала ее грязнокровкой, не стоящей и грязи под ее ботинками. Женщина и представить себе не могла, что ее дочка учиться на гриффиндоре и дружит с врагом ее Повелителя. Поэтому ей было очень сложно поверить в то, что сказал ей Темный Лорд.

При помощи заклинания Белла уменьшила книгу и положила ее карман мантии. Теперь она знала, что ей делать дальше. Пожирательница покинула библиотеку и поднялась по лестнице на третий этаж. Подойдя к тяжелым дубовым дверям, она постучала и, получив разрешение войти, скользнула в комнату.

Темный Лорд сидел в глубоком кресле, лицом к камину. Беллатриса осторожно приблизилась к нему.

— Мой Лорд, — произнесла она, — я приняла решение. Я готова встретиться с моей дочерью. Но как это осуществить?

— Я доволен тобой, Белла. Ты приняла правильное решение. — Сказал Волан-де-Морт. — Нам следует лишь немного подождать, и она сама придет к нам в руки.

***

За окнами ярко- алого Хогвартс-экспресса уже давно стемнело. Ученики начали переодеваться в мантии, а Гермиона все сидела и любовалась лугами и холмами, поблескивающими в тусклом свете луны. Девушка старалась запомнить каждую черточку пейзажа за окном, ведь она, возможно, последний раз ехала этим маршрутом, последний раз возвращалась в замок, ставший ей таким родным за последние шесть лет.

Поезд начал замедлять свой ход и спустя несколько минут остановился. Во всех вагонах захлопали двери, коридоры наполнились голосами толкающихся студентов, криками сов и мяуканьем кошек. Все спешили поскорее покинуть поезд и занять лучшие кареты.

Гермиона не торопилась. Она знала, что поезд поедет обратно в Лондон не раньше чем через полчаса. Гриффиндорка завязала покрепче шнурки на кроссовках, собрала волосы в высокий конский хвост, надела черную кожаную куртку и такие же перчатки и взяла свою сумку. Девушка решила не надевать мантию из страха запутаться в ней, когда будет выпрыгивать из поезда.

Гермиона наложила на себя маскирующие чары, аккуратно приоткрыла дверь вагона и выглянула на платформу. Основная часть студентов уже покинула вокзал, но некоторые еще ждали своих друзей и выбирали кареты. Девушка заметила, что все стараются держаться поближе друг к другу и передвигаются небольшими группами.

Гермиона узнала в одной из таких групп членов Отряда Дамблдора. Там были Невилл, Джинни, Полумна и Симус. Они напряженно что-то обсуждали, то и дело, оглядываясь по сторонам. В конце конов Джинни, что-то сказала, и все закивали с мрачным выражением на лицах. Они все вместе пошли в сторону карет и заняли одну из них. С тяжелым сердцем Гермиона оторвала взгляд от своих друзей. Сейчас она не должна была думать о них.

На платформе все еще оставалось несколько студентов, но кроме них девушка увидела людей в капюшонах, стоящих напротив каждого вагона. Пожиратели смерти. Этого следовало ожидать.

Наконец, на платформе не осталось ни одного ученика. Но стражи продолжали стоять на своих местах. Раздался предупреждающий гудок поезда, и он тронулся. Паровоз проезжал мимо Пожирателей смерти, набирая скорость. Гермиону охватила паника. С одной стороны, она не могла выпрыгнуть прямо сейчас, потому что тогда ее сразу поймают. С другой, если поезд слишком сильно разгонится, то она уже не сможет приземлиться без вреда для здоровья.
Пока девушка старалась придумать, что же ей делать, поезд пронесся мимо последнего дозорного и выехал со станции. К этому времени он набрал скорость до 60 км/ч. «Нужно прыгать сейчас, иначе потом будет поздно» - поняла Гермиона. И она прыгнула.

Девушка почти не почувствовала сам полет. Раз, и вот под ногами уже твердая земля. На долю секунды Гермионе показалось, что все в порядке, но тут она потеряла равновесие и кубарем покатилась куда-то вниз. Гриффиндорка почувствовала сильный удар, и из нее выбило дух.

Гермиона думала, что прошла целая вечность, прежде чем она смогла восстановить дыхание. Девушка сообразила, что все еще изо всех сил сжимает в руке сумочку и разжала пальцы. Оглядевшись, гриффиндорка поняла, что скатилась с небольшого обрыва и врезалась в дерево. Гермиона попыталась сесть, но резкая боль обожгла лодыжку. Перелом? От этой мысли девушка резко села, перед глазами заплясали искры, но она не обратила на это внимания. После быстрого осмотра Гермиона выяснила, что это всего лишь вывих.

– Эпискеи. – Уверено произнесла она, указав волшебной палочкой на ногу. Послышался хруст, и через секунду девушка уже была в порядке.

Гермиона поднялась на ноги и направилась в сторону Хогвартса. Хорошо, пусть у нее и возникли некоторые проблемы, но, в общем, все шло по плану. Гриффиндорка была очень собой довольна. Считай, пол дела сделано. Теперь осталось только попасть в замок.

***

Драко и Блез одними из первых покинули поезд и поспешили занять карету. Больше никто не пожелал присоединиться к ним, поэтому Блез захлопнула дверцу, и повозка тронулась. Драко посмотрел на огромных черных лошадей, впряженных в карету. Фестралы. Теперь и он мог их видеть.

– Блез, – Драко повернулся к девушке, сидящей рядом с ним, – ты можешь видеть фестралов?

– Да. – Еле слышно ответила слизеринка.

– При тебе кто-то умирал? – Это было сюрпризом для Малфоя.

– Я видела, как одного магла сбила машина. – Спокойно ответила девушка и добавила, опережая следующий вопрос. – Мне было 9.

– Прости, это, наверное... – Драко не мог подобрать слово. Ужасно? Тяжело? Страшно.

– Ничего. – Блез слабо улыбнулась.

Они надолго замолчали. Девушка смотрела в окно, а Драко украдкой наблюдал за ней.

Блез была очень красивая. Длинные черные волосы сверкали бриллиантовым блеском. Большие голубые глаза в обрамлении густых ресниц смотрели пронзительным взглядом.

Аристократично бледная кожа была очень гладкой и нежной. Идеальную фигуру подчеркивала облегающая одежда, которую она носила. В общем, Блез Забини была мечтой всех парней. Но многие из них замечали только ее внешность, Драко же больше всего нравился ее характер. Блез почти так же, как и он умела скрывать свои эмоции на людях, но наедине со своими друзьями она была доброй, милой и веселой. Она всегда находила слова поддержки и вовремя приходила на помощь. Слизеринка не была такой как другие девчонки. Она не закатывала истерики и умела хранить секреты. Для Драко Блез была маленьким солнышком, которое всегда согревало его, когда ему было плохо.

Однако Малфой никогда не рассматривал ее, как девушку. Блез была для него подругой детства, практически сестрой. И он просто представить себе не мог, как все было бы, если бы они встречались.

– Почему ты на меня так смотришь? – услышал парень голос Блез.

Оказывается, что он уже несколько минут пялится на нее, не отрываясь.

– Нет, ничего…Я…

От необходимости отвечать его избавило прибытие в Хогвартс. Слизеринец помог Блез вынуть чемодан из кареты, и они направились к воротам школы. Если в прошлом году на входе стоял Филч с детектором лжи и несколько мракоборцев, то в этом по всему периметру замка были дементоры, а у ворот стояли Пожиратели смерти.

– Ваши имена и сертификаты о чистоте крови, – холодно произнес один из них.

– Драко Малфой и Блез Забини. – произнес Малфой и протянул документы.

– Малфой? – хохотнул другой страж. – Ну-ну.

Драко вырвал документы из рук первого пожирателя и стремительно направился по дороге к высоким дубовым дверям Хогвартса. Дойдя до них, парень обернулся. По дорожке шла одинокая фигурка. Драко стало стыдно, что он оставил ее одну. Он спустился по ступеням и быстро подошел к ней.

– Извини, что оставил тебя. – Сказал он, забирая у девушки чемодан.

– Все в порядке. Я тебя понимаю. – Ответила слизеринка, улыбаясь самой доброй своей улыбкой. В этом была вся Блез.

***

Гермиона брела вдоль темной, пустынной дороги, следуя за свежими следами от колес. Она старалась держаться в тени деревьев, чтобы ее никто не увидел. Она знала, что ее Маскирующие чары не настолько сильны, чтобы скрывать ее вечно. Раньше девушка всегда проезжала здесь в карете, и сейчас в первый раз заметила, как далеко до школы от станции в Хогсмиде.

Наконец девушка с облегчением увидела высокие каменные столбы по обе стороны ворот с фигурами крылатых вепрей наверху. К ее удивлению возле входа была толпа людей. Это были студенты. Обычно к этому времени уже заканчивалось распределение, поэтому Гермиона не ожидала здесь никого увидеть. «Что же происходит?» - подумала она. На этот вопрос ответил громкий крик откуда-то из начала очереди: «Доставайте ваши сертификаты о чистоте крови, полукровки проклятые! Ну почему с вами столько проблем? Сразу видно, что вы в сто раз тупее ваших чистокровных сверстников! До тех сразу все доперло!».

Гермиона в ужасе от услышанного оглядела толпу и поняла, что там были только полукровки. Выходит, они шли после чистокровных волшебников? Это же несправедливо! Все студенты держали в руках папки с документами. Раньше такого никогда не было. Кареты всегда подвозили учеников к парадным дверям Хогвартса и никаких документов от студентов не требовали.

Гриффиндорка аккуратно подошла поближе к «регистрационному пункту» и прислушалась.

– Имя! Документы! – рявкнул один из охранников на веснусчатую третьекурсницу.

– Бригитта Лавли. – Ответила она дрожащим голосом и протянула папку.

Пожиратель смерти (Гермиона была уверена в том, что он был слугой Волан-де-Морта на 100 %) начал придирчиво вчитываться в большой лист бумаги. Девушка заметила, что на нем было несколько печатей и подписей. Потом он швырнул бумаги девочке, и она поспешила пройти на территорию замка.

Гермиона не решилась последовать за ней прямо на виду у всей толпы (хоть на ней и были скрывающие чары, но не стоило злоупотреблять этим, потому что ее все равно могли поймать). Вместо этого гриффиндорка повернула направо и пошла вдоль забора. Один из потайных ходов находился километром дальше от входа. Несколько толстых деревьев скрывали небольшую дыру в ограде. Пройдя сквозь этот ход нарушитель оказывался на опушке Запретного леса, откуда он мог выйти, зная дорогу. К счастью, на карте Мародеров было все доходчиво нарисовано и Гермиона, никогда не пользовавшаяся этим проходом, надеялась не потеряться.

Наконец, девушка увидела вдалеке деревья и прибавила ходу. Но ее ждало разочарование. Гермиона почувствовала холод и знакомое ощущение, когда, кажется, будто у тебя никогда не будет радости. Как раз, где начинался лес, парили в воздухе трое дементоров, а за ними маячили еще несколько пожирателей смерти. Гермиона стремительно развернулась и со всех ног кинулась бежать. Остановилась она только, оказавшись на главной дороге, ведущей к воротам Хогвартса.

Гермиона нервно оглянулась, но ее никто не преследовал. Она перевела дух и трансгрессировала. Девушка опасалась сделать это сразу, т.к. не знала, есть ли кто-нибудь возле ворот школы. А потом она испугалась дементоров и даже не подумала об этом. Теперь же гриффиндорка трансгрессировала на пустынную местность, где стояла «Воющая хижина».
Точнее, она думала, что там никого нет. На самом деле вход также караулили Пожиратели смерти. Гермионе повезло, что они были настолько заняты своей беседой, что не услышали хлопка трансгрессии.

Девушка поняла, что и здесь она не сможет пройти. Гермиону охватил страх. Вдруг они перекрыли все тайные проходы? Но она старалась не унывать. Еще осталось пять ходов. Хоть одним из них она сможет воспользоваться.

Но Гермиону охватила настоящая паника, когда она проверила еще три прохода. Возле каждого из них ее ждали дементоры и Пожиратели смерти, и не было никакой возможности их обойти.

Гермиона направилась к предпоследнему доступному ходу, который находил за баром «Три метлы». Девушка без всякой надежды завернула за угол и… там никого не оказалось! Гриффиндорка готова была взлететь до небес. Никогда она еще так не радовалась возможности нарушить около сотни школьных правил. Девушка отодвинула доски и нырнула в образовавшуюся дыру. Она зацепилась за ветхую веревочную лестницу и кое-как задвинула проход досками. Она осторожно спустилась вниз и оказалась в длинном земляном коридоре.

Гермиона аккуратно двинулась вперед, стараясь не задевать грязные стены. Коридор был настолько узок, что по нему с трудом мог пройти один человек. Гарри, Рон и Гермиона однажды пользовались им, когда задержались в Хогсмиде и опаздывали в замок. Тогда они весело болтали, и им показалось, что они шли всего несколько минут. Теперь же, продвигаясь в одиночестве, Гермионе он казался бесконечным.

Девушка никогда не думала, что она страдает клаустрофобией, но сейчас она почти физически чувствовала, как стены давят на нее. Ей стало трудно дышать, а в голову пришла ужасная мысль: «Что если сейчас потолок обвалится, и она навсегда останется здесь?». Гермиона побежала. Она неслась со скоростью звука и даже не заметила, как подземный ход пошел в гору. Девушка со всей силы врезалась в стену и вылетела в коридор Хогвартса. Невидимая дверь тотчас вернулась на место и слилась со стеной.

Гермиона лежала на каменном полу, пытаясь отдышаться, когда услышала голос прямо над своей головой: «Что это ты тут делаешь, деточка?». Злобная радость так и сквозила из каждого слова. Девушка резко села и все поплыло перед глазами. Когда он все-таки смогла сфокусировать зрение, то увидела перед собой худое вытянутое лицо Пожирателя смерти.

– Поднимайся! – скомандовал он. Гермиона осторожно встала. Нет, она не последовала приказу, просто хотела находиться лицом к лицу со своим врагом.

– Как тебя зовут и что ты тут делаешь? – грубо спросил он.

– Не ваше дело. – Гермиона не думала, что наглость поможет ей, но что-то дернуло ее сказать именно это.

За спиной допрашивавшего ее пожирателя смерти, появился еще один. Когда он приблизился настолько, что она смогла разглядеть его лицо, девушка узнала высокого блондина. Он был в замке в ту ночь, когда погиб Дамблдор.

– Ты должен был позвать меня, если поймаешь девчонку, Мальсибер! – заорал блондин.

Мысли Гермионы понеслись в галоп. Выходит, они знали, что я приду? Они ждали меня?

– Роули, я просто хотел выяснить ее имя и зачем она сюда явилась. – С нотками оправдания в голосе залепетал Мальсибер.

– Мы знаем ее имя! А что она тут делает это не важно! У нас есть четкий приказ!

Опасения гриффиндорки подтвердились. Они действительно ждали ее.

– Ты пойдешь с нами. – Обратился к ней Роули и схватил ее чуть выше локтя. Девушка попыталась вырваться, но Пожиратель сильно сжал ее руку.

– Никуда я не пойду! – Закричала она. – Отпустите меня.

– Импе…

– НЕТ!

Из палочки Мальсибера вырвался красный луч, но Роули отразил его.

– Никаких непростительных заклятий! Или Снегг не ясно выразился?

Снегг запретил использовать на ней непростительные заклинания? Что же все-таки происходит? Роули, не выпуская ее руки, повернулся в Гермионе.

– Мы просто отведем тебя в кабинет директора, – сказал он. – Тебе не причинят вреда.

Любопытство оказалось выше чувства сохранения, и Гермиона согласилась. Они втроем шли по пустым коридорам и лестницам, и их шаги эхом отдавались от стен. Портреты выдающихся волшебников с интересом провожали их взглядами. В конце концов, они очутились в коридоре восьмого этажа, где у стены стояла одинокая горгулья.

– Принц-полукровка, – сказал Роули.

Горгулья отпрыгнула в сторону, стена за ней разошлась, и показалась движущаяся винтовая лестница. Они плавно поднялись по ней к двери с медным молотком, которая вела в кабинет директора. Мальсибер постучал, из-за двери послышалось холодное «Входите» и они вошли внутрь.

До этого Гермиона только один раз была в кабинете директора. Тогда он показался ей очень уютным и теплым. Сейчас же, как только она вошла, ее окутало холодом. Кабинет выглядел мрачным и темным. Стены были задрапированы черно-зеленым бархатом, на книгах лежал слой пыли. Серебряные приборы, которые обычно пыхтели на маленьком столике, были убраны в шкаф. Но самым неприятным был, конечно, хозяин самого кабинета – Северус Снейп. За долгие три месяца Гермиона подзабыла, как выглядит ненавистное лицо. Длинный острый нос, черные сальные волосы и неприятная ухмылка – этот человек убил Дамблдора. Девушка невольно скользнула взглядом по портрету бывшего директора школы волшебства, но он оказался пуст.

– Мы поймали девчонку! – с гордостью в голосе сообщил Роули.

– Я сообщу о ваших заслугах Темному Лорду. А теперь можете идти. – Холодно ответил Снегг.

Пожиратели кивнули и удалились. Гермиона осталась наедине с профессором.

– Присаживайтесь, мисс… – Снегг замялся.

– Грейнджер, если вы забыли. – С вызовом произнесла гриффиндорка. Она осталась стоять.

– Мне не изменила память, – спокойно ответил директор. – И все же сядьте, Гермиона.

Девушка не могла поверить. Раньше за эти слова он мог снять очков 50 с факультета, да еще наказать на целый месяц. А сейчас он не просто не сделал ни того, ни другого, да еще назвал ее по имени. Гермиона села и начала следить за бывшим профессором зельеварения.

Снегг взял листок бумаги и начал быстро строчить своим размашистым почерком. Наконец, он закончил писать, запечатал письмо и подошел к камину. Снегг взял летучий порошок, посыпал им письмо и кинул в камин. Гермиона знала, что чтобы таким образом передавать сообщения, камин должен быть специально связан с другим конкретным камином.

– Может быть, вы все-таки объясните мне, что происходит? – самым язвительным тоном, на какой она была способна, сказала Гермиона.

– Конечно, скоро вы все узнаете, – сказал Снегг. Девушкам заметила, что он выглядел очень усталым и каким-то растроенным. – Нам нужно только дождаться еще кое-кого.
Кстати, рад вас снова видеть.

Последнюю фразу он сказал с горечью в голосе, но Гермиона до того была изумлена, что не заметила этого.

– Вы ЧТО?

– Рад вас видеть. – С нетерпением повторил Снегг и добавил. – Надеюсь, что и вы тоже, потому что в скором времени мы будем часто встречаться.

– Вы надеетесь, что я тоже рада вас видеть? Нет, у вас точно что-то с памятью! – воскликнула Гермиона и вскочила с кресла. – Вы помните ЧТО Вы сделали? Вы убили Дамблдора! Он вам верил, а Вы..Вы..

Ее тираду прервал треск в камине. Девушка обернулась и увидела, как из зеленого пламени выходит Беллатриса Лестрейндж.

***

Белла быстро спустилась в гостиную. Темный Лорд вызвал ее несколько минут назад, и вот она уже была здесь.

— Вы вызывали меня, Мой Лорд. — Это было полу-утверждением, полувопросом.

В ответ он протянул ей листок бумаги. Она начала читать:

« Мой Лорд,
Мальсибер и Роули только что привели ко мне девушку, о которой мы с вами говорили, и я спешу сообщить вам об этом. У меня мало времени, т.к. скоро начнется распределительная церемония, и я надеюсь, что вы отправите Беллатрису ко мне сразу же, как прочтете это. Заранее благодарю вас.
Ваш покорный слуга,
Северус Снегг.»

— Можешь отправляться прямо сейчас. — Сказал Темный Лорд, заметивший, что Белла уже закончила читать. — Мне не хотелось бы зря тратить драгоценное время Северуса.

До этого Беллатриса была совершенно спокойна, думая о предстоящей встрече с дочерью, но сейчас она почему-то разволновалась. Не давая себе на раздумья ни секунды, Пожирательница схватила летучий порошок и шагнула в огонь.

Перед глазами завертелись комнаты других домов, и спустя несколько секунд Белла оказалась в кабинете директора Хогвартса. Она вышла из камина, стряхивая с мантии пепел. Белла увидела интересную картину прямо перед собой.

Северус Снегг сидел в директорском кресле, а напротив него стояла молодая девушка в магловской одежде. Непослушные волосы были запачканы какой-то грязью, а лицо раскраснелось. Кажется, девочка что-то горячо говорила прямо перед ее приходом. Услышав треск в камине, она обернулась и теперь расширившимися глазами и приоткрытом ртом смотрела прямо на нее. Белла заметила, что ее глаза были точно такого же цвета, что и у нее самой.

Гермиона смотрела то на Снегга, то на нее. Наконец, она совладала с голосом.

— Что ж, это многое объясняет.

Белла не ожидала этого. Что объясняет? Она поняла, что… Нет, этого не может быть. О чем же подумала эта девочка, увидев ее?

— Но я ничего не скажу вам. — Продолжила она. — Так что можете меня сразу убить, чтобы не тратить время.
Белла открыла рот, чтобы объяснить, что она пришла не для того, чтобы пытаться узнать что-то, но Снегг опередил ее.

— Вы нас не правильно поняли, Гермиона.

— Перестаньте делать вид, будто не знаете мою фамилию, профессор. — Прошипела она в ответ. — С какой стати вы вдруг начали называть меня по имени?

— Это ты не знаешь свою фамилию. — Вмешалась в разговор Белла. — Я пришла сюда, чтобы…— Она не могла сказать этого вслух. Просто не могла. Белла кинула отчаянный взгляд на Снегга. Но тот продолжал молчать. — Северус, я не могу. — Обратилась она к нему.

— По-твоему Я должен ей рассказать? — воскликнул он. — Это твои проблемы Белла, ты с ними и разбирайся. А я, пожалуй, пойду исполнять обязанности директора.

— Нет. — Хором сказали они с Гермионой и с удивлением посмотрели друг на друга.

— Вы обещали объяснить мне, что происходит, когда мы дождемся, — девушка окинула взглядом Беллу, — кое-кого.
Снегг повернулся на каблуках и подошел к шкафу. Отодвинув несколько серебряных приборов, он достал Омут Памяти и поставил его на стол.

— Если ты не можешь рассказать, то ты должна показать. — Сказал он Белле.

Она кивнула и направила волшебную палочку к виску. Длинная серебряная стуйка вытянулась из ее головы, и она опустила ее в каменную чашу.

Гермиона знала, что это небезопасно опускаться в Омут Памяти при двух убийцах, но ей ничего не оставалось, и она нырнула в воспоминания Беллы.

Пока девушка смотрела воспоминания пожирательницы, Белла достала из кармана книгу, увеличила ее, нашла нужную страницу и положила перед Снеггом. Тот только вопросительно приподнял бровь.

— Я должна проверить. — Пояснила она.

В книге был написан рецепт зелья, в которое если добавить кровь двух людей, можно определить их родство.

— Ты предлагаешь мне начать готовить зелье прямо сейчас? — С сарказмом просил он.

— Конечно нет. — Белла вынула пузырек с зельем и отдала его Снеггу. — Проверь, правильно ли я все сделала.

К тому времени, как Гермиона вынырнула из Омута памяти, они уже перелили зелье в котел и разогрели на медленном огне, как того и требовала инструкция.

Девушка смотрела теперь на Беллу со смесью страха и недоверия. Она то открывала, то закрывала рот, пытаясь совладать с голосом. Когда ей это наконец-то удалось она сказала:

— Вы что, действительно поверили ему? Да это же безумие! Он просто хочет узнать о Гарри. Если бы его подругой была Полумна Лавгуд, он бы и ее записал вам в дочери. Разве вы не понимаете?

Снегг молча протянул ей книгу, которую дала ему Белла, и указал на котел.

— Это не сложно проверить.

— Ну, давайте проверим. — Гермиона была полностью уверена в отрицательном результате. Поэтому она подошла к Белле и выдернула у нее серебряный кинжал, которым та собиралась порезать руку. Девушка уверенно полоснула им по руке, и красная кровь потекла в котел. Она отдала кинжал Белле и залечила порез. В это время Пожирательница проделала то же самое. Темно-синяя жидкость поглотила кровь их обеих. Все трое с нетерпением вглядывались в зелье, которое постепенно окрашивалось в ярко-алый цвет.

Слова Темного Лорда были правдой. Гермиона Грейнджер действительно была дочерью Беллатрисы Лестрейндж.

Форма входа



Календарь

«  Май 2021  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31

Мини-чат

200

Статистика