Суббота, 2021-05-15, 13.30
Приветствую Вас Бродяга | RSS

Дочь тьмы. Глава 7. Только вперед.

Пролетаю высоко по небу
Прошлого нет
Только вперёд
Делаем вид, что нас не было
Грусть и обида - это пройдёт...


Гарри открыл глаза, и его тут же ослепили золото и зелень. Что с ним случилось, он не понимал и знал только одно — он лежит вроде бы на листве и каких-то веточках. Стараясь набрать воздуха в словно слипшиеся легкие, он поморгал и сообразил, что глаза ему слепит свет солнца, пробивающийся сквозь нависший высоко над ним покров листвы. Потом что-то задергалось совсем рядом с его лицом. Гарри перевернулся, с трудом поднялся на четвереньки, изготовясь к схватке с каким-нибудь маленьким, но свирепым зверьком, но вместо него увидел ступню Рона.

Поначалу он решил, что это Запретный лес, и обрадовался (хоть и знал, как глупо и опасно приближаться к Хогвартсу), что сейчас можно будет прокрасться между деревьями к хижине Хагрида. Однако спустя секунду-другую Рон негромко застонал, и Гарри, подползая к нему, понял, что они вовсе не в Запретном лесу — деревья были моложе, расставлены попросторнее, да и земля выглядела здесь почище.

Едва Гарри увидел Рона, все прочие мысли словно вымело из его головы. Весь левый бок друга заливала кровь, лицо на фоне покрытой листвой земли казалось серовато-белым.
Действие Оборотного зелья заканчивалось — Рон походил на нечто среднее между ним и Кроткоттом, волосы его понемногу рыжели, но лицо лишалось и тех немногих красок, какие в нем еще оставались.

— Что случилось? — спросил Гарри, но ответа не получил. Рон был в обмороке. Гарри разорвал на друге рубашку, пропитанную кровью, и с ужасом увидел, что на предплечье Рона отсутствует немалый кусок плоти.

Гарри лихорадочно пытался вспомнить какое-нибудь заклинание или зелье, способное помочь Рону, но ничего не приходило на ум. А друг тем временем терял все больше крови.
Последний раз парень видел нечто подобное, когда запустил Сектумсемпрой в Малфоя. Тогда тоже было очень много крови, и если бы Снегг не подоспел вовремя, то хорек мог бы умереть.

Гарри достал волшебную палочку и попытался воспроизвести заклинание, которым Снегг вылечил тогда слизеринца. Но у него ничего не вышло. Рон продолжал истекать кровью.
«Если бы только здесь была Гермиона! — отчаянно подумал Гарри, — она бы точно знала, что делать!»

И тогда он вспомнил. Лицо Гермионы всплыло перед глазами.

— Держи, Гарри, это настойка растопырника с экстрактом бадьяна. Должно помочь.

Два года назад, когда Амбридж заставляла его писать строчки собственной кровью, настойка действительно здорово помогала.
Это был последний шанс. Гарри достал из-за пазухи маленькую бисерную сумочку Гермионы, которую он забрал у нее в день свадьбы. Парень сунул палочку вглубь сумочки и произнес:

— Акцио, бадьян!

Из сумочки вылетел коричневый пузырек. Гарри поймал его в воздухе и торопливо вернулся к Рону, веки которого приоткрылись, показав белизну глазных яблок.

Гарри откупорил пузырек и уронил на кровоточащую рану несколько капель зелья. Взвился зеленоватый дымок, а когда он рассеялся, Гарри увидел, что кровь из раны идти перестала. Да и сама рана выглядела теперь так, точно она заживала вот уже несколько дней — ее затянула свежая кожа.

— Ничего себе, — пробормотал Гарри.

Рон все еще не пришел в себя, поэтому Гарри решил пока подготовить палатку. Он воспользовался манящими чарами, и из сумочки появилась беспорядочная куча, состоящая из брезента, веревок и кольев. Гарри узнал ее — главным образом потому, что от нее попахивало кошками, — та самая, в которой они спали в ночь кубка мира по квиддичу.

Парень долго возился с палаткой, вбивая колышки и устанавливая шесты. Ему сильно не хватало Гермионы с ее знаниями. Она могла бы одним движением палочки поставить эту палатку, а Гарри провозился с ней четверть часа.

Парень вспомнил, что Гермиона говорила что-то о защитных заклинаниях, которые должны были оградить их от непрошенных гостей. Но в тот момент Гарри не придал этому значения, а теперь кусал локти, пытаясь вспомнить хоть одно. Но, конечно же, он ничего не помнил.

Вдруг Рон открыл глаза и застонал.


***


Рон открыл глаза. Все было нечетким. Перед глазами расплывалось что-то зеленое. Деревья. Это лес! У него получилось! Когда Рон понял, что Гарри не может оторваться от Яксли, он подумал о том, чтобы перенаправить их в другое место, и «Лес Дин» первым пришел ему в голову.

Вдруг Рон ощутил резкую боль в предплечьи и застонал. Через секунду рядом с ним появился Гарри.

— Ты как? — взволнованно спросил он.

— Паршиво. — Прохрипел Рон и сморщился, ощупывая покалеченную руку. — Что случилось с моей рукой?

— Расщепило. — Ответил Гарри и осторожно спросил, — Рон, а ты случайно не знаешь, где мы?

— Знаю, — просиял Рон, — мы в лесу Дин.

— А что мы тут делаем? — осторожно поинтересовался Гарри. Он не знал, что произошло после того, как Яксли отцепился от него на крыльце дома 12.

Рон коротко рассказал другу о том, как он догадался, что Яксли схватил Гарри за руку, а потому почувствовал, что вот-вот потеряет сознание и подумал об этом месте.

— Это первое, что пришло мне в голову, — закончил Рон.

— Выходит, на площадь Гриммо мы уже не можем вернуться? — растроено сказал Гарри. Фраза прозвучала полу-вопросом полу-утвердением.

— Выходит, что так. — Согласился Рон. — Но я думаю нам нужно двигаться.

— Двигаться? Да ты вообще-то ранен! — воскликнул Гарри. — Нет, мы останемся здесь. Я уже приготовил палатку.
Гарри помог Рону добраться до палатки, и они устроились в глубоких старых креслах.

— Ну, так что, ты добыл его? — спросил Рон. На самом деле он был уверен, что Гарри смог заполучить медальон, но надо было с чего-то начать разговор. Рону не терпелось рассказать, как ловко он обманул охранников и отправил письмо Гермионе. Вообще, чтобы отправить сову, нужно было точно знать адрес получателя, но если ты второй заместитель министра и отправляешь официальное письмо, то можно обойтись только именем.

— Да, вот он. — Гарри снял с шеи цепочку с крестражем и протянул Рону.

Медальон был размером с куриное яйцо. Витиеватое, выложенное зелеными «С» тускло посверкивало в рассеянном свете, пробивавшемся сквозь брезентовую крышу палатки.
Рон попытался открыть его пальцами, потом произнес заклинание. Ничего не получилось. Он возвратил медальон Гарри.

— Ну, один крестраж у нас есть. Это уже хорошо. Гарри, я должен тебе кое-что рассказать. — Сказал Рон.

— Может быть завтра, а? Я так устал.

Парень рассудил, что лучше рассказать о письме, когда друг будет в лучшем настроении, и согласился. Гарри отправился ко входу в палатку – дежурить. А Рон, только сейчас понявший, как сильно устал, провалился в сон.


***

Едва Драко и Гермиона вошли в замок, им навстречу кинулась Пэнси Паркинсон. Она мило улыбнулась Гермионе и вручила ей расписание. Пэнси предложила проводить девушку на ее первый урок, но Гермиона отказалась. На самом деле, она хотела, чтобы это сделал Драко. Только подумав об этом, Гермиона вздрогнула. Что? Она хотела, чтобы Малфой провожал ее на уроки? А не заигралась ли она в слизеринку?

Тем временем, Пэнси снова накинулась на Малфоя, обвиняя его в безолаберности, безответственности, эгоистичности и так далее. Гермиона поспешила удалиться. Она прошла несколько коридоров и вошла в туалет для девочек. Только там она развернула листок и посмотрела на свое расписание. Из ее груди вырвался стон. Уроков с гриффиндором было не просто много, а очень много! Каждый день ей придется встречаться со своими бывшими однокурсниками! Это же просто ужасно!

Вдруг Гермиона услышала голоса за дверью. Она успела скользнуть в ближайшую кабинку и запереть за собой дверь, когда дверь открылась. Девушка прижалась к узкой щели между дверями и увидела, как в туалет вошли Лаванда Браун и Парвати Патил. Обе выглядели взволнованными.

Девушки подошли к зеркалам. Гермиона больше не могла их видеть, но прекрасно слышала.

— Ты пойдешь? — спросила Лаванда.

— Я не знаю, — растеряно ответила Парвати, — родители просили нас не ввязываться во все это. Они еще в прошлом году хотели забрать нас из школы, но теперь у них нет такой возможности.

— Мы должны участвовать в этом! — воскликнула Лаванда. — Или ты хочешь поступить, как Гермиона? Просто взять и перебежать на другую сторону, да?

— Конечно, нет! Я бы никогда так не поступила!

— Ладно, — смягчилась подруга, — а Падма будет?

— Я не уверена. Она всегда была правильной и осторожной.

— Да уж, до тебя ей далеко! — засмеялась Лаванда.

Парвати тоже захихикала. И они вместе покинули помещение.

Гермиона прислонилась к стенке кабинки. Она сделала глубокий вдох, досчитала до пяти и выдохнула. Ей хотелось заплакать, но она взяла себя в руки. Девушка вышла из кабинки и подошла к зеркалу, возле которого только что стояли ее бывшие однокурсницы.

«Так вот значит, как они все считают! — думала Гермиона. — Оказывается, я предательница и трусиха. Как они могли так обо мне подумать? Ведь мы жили в одной комнате столько лет, общались, дружили… Мы были на одном факультете. Разве это не гриффиндорская дружба считается самой крепкой? Теперь я понимаю, что это не так. А Джинни? Мы были как сестры! Я приезжала в «Нору» каждые каникулы, мы вместе смеялись на мальчишками, помогали миссис Уизли, волновались за наших близких, поддерживали Гарри…А что теперь? Неужели все они даже не задумались над случившемся, не захотели понять? Кому после этого она может верить. Только себе»

По замку разнесся звон колокола. Гермиона должна была идти на свой первый урок. Девушка закинула сумку на плечо и неспеша направилась на Историю Магии.


***

Прозвенел колокол и слизеринцы, отпихнув с дороги когтевранцев, первыми вошли в класс. Драко Малфой прошел через весь ряд и сел за последнюю парту. Парень кинул сумку на соседний стул, тем самым показывая, что не нуждается в чьем-либо обществе.

Настроение было хуже некуда. Сначала Пэнси со своим нытьем, потом этот разговор с Грейн… Лестрейндж, потом снова Пэнси. И зачем только он сказал этой гриффиндорке, что считает ее умной и ответственной и всегда так думал? Что на него нашло? То, что девчонка оказалась не грязнокровкой, еще не означает, что она перестала быть занудной гриффиндорской заучкой. А еще могут проявиться качества Беллатрисы, ведь яблочко от яблоньки… В общем, Драко решил, что больше не позволит себе говорить, не думая о последствиях.

Ученики обоих факультетов заняли свои места и ждали появления профессора Бинса. Наконец, пыльный призрак влетел в класс и, повиснув в воздухе у доски, начал бубнить лекцию. Малфою всегда казалось, что учитель даже не замечает студентов. Он всегда смотрел отсутсвующим взглядом на своих учеников, а когда к нему обращались, сильно удивлялся.

Драко обвел взглядом аудиторию, пытаясь найти Гермиону. Некоторые ученики уже мирно спали на партах, другие лениво водили перьями по пергаменту. Но Гермионы среди них не было. Ее вообще не было в классе.

«Черт! Где она шляется?!» — подумал Малфой.

Парень нацарапал на листке бумаги : «Где Гермиона?», и попросил Уорингтона передать Блез. Девушка быстро написала ответ и кинула бумажку Драко.

«Не знаю, я думала, она с тобой» — было написано аккуратным почерком.

Малфой поднял глаза. Блез обеспокоено смотрела на него. Драко покачал головой. Девушка сделала большие глаза. Слизеринец пожал плечами.

Малфой уже собирался отпроситься и пойти искать Гермиону, но тут в дверь робко постучали и она вошла в кабинет.

— Извините за опоздание, — пролепетала бывшая гриффиндорка. — можно войти?

Профессор не заметил опоздавшую студентку и продолжал бубнить. Гермиона оглянулась вокруг. Свободное место было только рядом с Малфоем. Туда она и отправилась.

Драко нехотя убрал сумку и прошипел ей в ухо :

— Где ты была?

— Неважно. — Прошептала она в ответ. Девушка вынула перо и пергамент и начала строчить, записывая каждое слово Бинса.

— Вообще-то важно. Мы волновались. — Гермиона удивленно взглянула слизеринца и снова вернулась к конспекту. Черт, ну что еще дернуло сказать «мы»? Обещал же думать перед тем как болтать лишнее.

— И ты тоже? — наконец сказала девушка, не поднимая глаз. Слава Мерлину, я могу все исправить!

— Я имел в виду Блез и Паркинсон. — Сказал Драко, добавив немного сарказма в голос. Так-то лучше.

— А-а-а— протянула Гермиона. В ее голосе послышалось разочарование? Так ей и надо! Сначала пропадает неизвестно куда, а теперь еще рассказывать не хочет. — Тогда им я и расскажу.

Девушка отодвинулась от него подальше и вернулась к своим записям. Малфой понял, что разговор окончен.


***

Наконец, урок закончился. Бинс задал написать 20 дюймов о войнах с гоблинами к следующему уроку, который был послезавтра. Гермиона была рада, что сможет себя чем-то занять. Домашнее задание всегда отвлекало ее от мыслей о проблемах. Поэтому она всегда так много времени проводит в библиотеке, погружается в книги, учит наизусть кучу определений.

Девушка быстро собрала свои вещи и надела темные очки Блез. Она сомневалась, что сможет выдержать взгляды, которые на нее бросало большинство учеников Хогвартса.

Следущим уроком была Трансфигурация с гриффиндором. Гермиона боялась этого урока. Но она должна была пойти. К счастью, гриффиндорцы решили полностью ее игнорировать, что было ей на руку. Лучше пусть будет так, чем они будут все время напоминать ей о том, кто ее мать.

Профессор МакГонагапл отнеслась к девушке с сочувствием, так же как и Флитвик, Стебль, Вектор и другие.

В начале урока МакГонагалл говорила о том, как важен этот год для всех нас и что нам в любом случае придется сдавать ЖАБА. Она особенно выдела то, что кто бы нас не обучал, мы все равно должны выполнять все требования учителей. «Для нашей же безопасности» — договорила про себя Гермиона.

После этого они занимались повторением пройденного в прошлом году. Девушка старательно выполняла все задания и заработала для Слизерина 10 баллов.

***

Травология с пуффендуем и Заклинания с когтевраном прошли спокойно. Гермиона все еще чувствовала неприязнь однокурсников с других факультетов, но открыто никто не высказывался. Девушка старалась держаться поближе к Блез.

Гермиона старательно отметала любые мысли, не связанные с учебой. Она вспоминала формулы заклинаний, повторяла древние руны и прокручивала в голове тексты книг, которые она прочла за летние каникулы.

Но Гермиона понимала, что рано или позно ей придется задуматься о своем положении, принять решение о ее дальнейшем поведении и двигаться вперед.

Едва прозвенел звонок с последнего урока, девушка схватила свои вещи и вылетела из класса. Она отправилась туда, где ее никто не мог найти, туда, где она сможет все обдумать и никто ей не помешает.



***

Гермиона стояла на площадке Северной башни. Пронизывающий ветер трепал ее волосы, забирался под мантию, сковывая холодом и заставляя дрожать. Но девушка продолжала стоять неподвижно. Гермиона смотрела на заходящее солнце и ей казалось, что она всмете с ним исчезнет сейчас за горизонтом. Только завтра наступит новый день, солнышко снова взойдет и будет ярко светить, то прячась, то снова появляясь из-за неприветливых осенних туч, и согревать всех вокруг, в то время как она, Гермиона Грейнджер, уже никогда не будет прежней. После всего случившегося за эти два дня девушка приняла несколько решений, которые в корне изменили ее будущее. Она долго думала о всей этой ситуации, стоя на холодной продуваемой башне и вот к чему она пришла:

Во-первых, она станет такой, какой ее считают друзья, БЫВШИЕ друзья —настоящей слизеринкой: холодной, неприсутпной, самостоятельной и эгоистичной. А что, звучит не так уж плохо. Теперь она должна думать только о себе, о том, как ей выжить в этой реальности. У нее просто нет выбора, ей придется забыть свое прошлое. Да и почему она должна волноваться об этих предателях, которые не просто не поддержали ее в трудный момент, но еще и отвернулись от нее? Она не будет о них беспокоиться. Да, ей будет сложно забыть свое прошлое, но она заставит себя сделать это.

Во-вторых, она войдет в доверие к слизеринцам, будет хорошей подругой для них. Здесь легче, ведь ее статус уже делает ее авторитетной и интересной.

В-третьих, она станет хорошей дочерью для Беллы и послушной слугой для Темного Лорда. Малфой прав, сейчас не время для бунтов, и послушание сейчас будет мудрее. К тому же, так она сможет избежать многих бед.

И, наконец, в-четвертых, она не выдаст Гарри и Рона. Это, пожалуй, самая сложная задача, но все таки о НИХ она не может просто так забыть. Рон доказал, что она все еще важна ему, а Гарри…Гарри – надежда всего магического мира и если он не уничтожит крестражи, то этого уже никто не сделает.
Малфой не прав, от Волан-де-Морта МОЖНО скрыть информацию. И она знала как. Девушка резко повернулась и направилась в кабинет директора.


***


Северус Снегг сидел в кабинете директора, в его кабинете. Раньше он бы многое отдал, чтобы занять это место, но теперь ему казалось, что жизнь насмехается над ним. Разве он хотел быть директором школы, которой заправляет Темный Лорд. Нет. Разве он хотел убивать Дамблдора,? Конечно, нет. Разве он хотел быть двойным агентом, постоянно находиться в страхе, скрывать свои мысли и оберегать Поттера? Нет, нет и еще раз нет.

На самом деле, когда он много лет назад шел к Дамблдору за помощью, он мечтал о том, чтобы Лили осталась жива, чтобы она узнала, кто именно спас ее, ее мужа и сына, и простила его. Он готов был терпеть невыносимого Джеймса Поттера ради того, чтобы быть рядом с любимой.

Но все пошло не так. Лили погибла, и выжил этот мальчик, великий Гарри Поттер, вылитый отец. Как же он его ненавидел.
Почему в его жизни все идет не так, как надо?

Все проблемы навалились разом. Он должен был защитить школу от Кэрроу, при этом не подставив себя. Должен был думать о Поттере и пытаться выяснить, где он шляется. И самое ужасное, что при всем этом все вокруг считают его предателем, убийцей Дамблдора.

А тут еще эта Грейнджер. Он до сих пор не мог поверить, что эта гриффиндорская заучка оказалась дочерью Беллатрисы. А ведь и правда, есть схожие черты. И как он мог их раньше не замечать? Да, он должен признать, что девочке сейчас нелегко. Все ее идеалы разрушены, а реакция друзей оставляет желать лучшего. Всегда говорил, что гриффиндорцам верить нельзя.

Его мысли прервал стук в дверь. Не дожидаясь ответа она распахнулась и в комнату вошла запыхавшаяся Гермиона Лестрейндж.

— Вообще-то вам следовало дождаться ответа, мисс Лестрейндж, — сказал профессор Снегг, — но вашим воспитанием заниматься не мне. Я поговорю об этом с Беллатрисой.

Гермиона побледнела, услышав имя матери, но промолчала. Вся ее решимость испарилась. Она стояла и не знала, что сказать.

— Мисс Лестрейндж, может вы присядите и расскажите, зачем пришли. — предложил Снегг.

Гермиона села, сделала глубокий вдох и начала говорить:

— Профессор Снегг, я хочу сказать….Профессор Дамблдор вам верил и…

— Не вам читать вам нотации! — взревел директор. Как же ему это надоело. Каждый встречный говорил ему : «Дамблдор верил вам, а вы его убили». А теперь еще эта малявка собирается читать ему лекцию! Он был в бешенстве.

— Подожите, профессор, дослушайте! — воскликнула Гермиона.

— Не хочу больше ничего слышать! Покиньте мой кабинет! — Северус понимал, что это, возможно, выглядит по-детски, но ничего не мог с собой поделать. Он слишком устал, чтобы выслушивать оскорбления от подружки Поттера.

— …Я могу верить вам! — закричала Гермиона, перекрикивая директора. На ее глазах выступили слезы.

Воцарилось гробовое молчание. Северус Снегг пытался осмыслить слова студентки. Такого поворота событий он не ожидал.

— Что вы сказали? — спросил Снегг слегка охрипшим голосом.

— Я сказала, что раз профессор Дамблдор доверял вам, то и я могу сделать то же самое. — Теперь голос Гермионы звучал ровно и уверенно.

— Но ведь Дамблдора это не привело ни к чему хорошему, — произнес директор, — я убил его, мисс Лестрейндж.

Профессор не мог понять Гермиону. И этими словами он пытался проверить, поняла ли девушка, что сказала. Но Гермиона спокойно ответила:

— Вы поступили так, как считали нужным, профессор. И никто не в праве вас судить. Вы смогли спасти Драко. Он не стал убийцей. А профессор Дамблдор…Он все равно скоро бы умер. Гарри рассказывал в каком он был состоянии, когда они вернулись, и его рука…это, наверное, очень сильное заклятие, а они так просто не проходят.

После долгого молчания профессор Снегг сказал:
— Мне понравилась ваша речь, Гермиона. Так значит вы считаете, что мне можно доберять? — девушка утвердительно кивнула. — И что дальше? Вы пришли мне сообщить об этом?

— Нет…то есть не только для этого. У меня к вам одна просьба.

— Какая же?

— Научите меня оклюменции.

Форма входа



Календарь

«  Май 2021  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31

Мини-чат

200

Статистика