Четверг, 2021-05-13, 00.20
Приветствую Вас Бродяга | RSS

Шанс для двоих. Глава 14 Мой последний вздох

Ты смотришь на меня,
Желая меня.
Но я чувствую, что ты разрушаешь меня.
Ты спасаешь меня
И насилуешь меня...
Ты смотришь на меня...
Evanescence – Haunted Fallen (2003)

Джинни изловчилась и укусила Люциуса за руку, когда тот тянул её через весь кабинет куда-то. Он как всегда не считал нужным просвещать жену в том, что он делает. Девушка оказалась перед серебряным кубком, заполненным воспоминаниями Люциуса. Это был его думоотвод.
«У Люциуса есть думоотвод!», как-то заторможено подумала Джинни, невольно отпустив руку мужа, в которую она вцепилась остренькими ноготками.
- Смотри! – Люциус несильно подтолкнул Джинни к думоотводу. – Если найдёшь то, что хотела, можешь делать со мной, что тебе угодно. – Девушка склонилась над «жидкостью» и внезапно ощутила полёт вниз.
Живот сжался, желудок подскочил к горлу, а в глазах заблестели слёзы. Джинни оказалась стоящей в самом центре помещения, заполненного Упивающимися Смертью. Девушка ошарашенно оглядывалась, помня со слов давно умершего Гарри, что её-то не видят, но от этого легче не было.
- А вон – я, – Джинни оглянулась, рядом стоял Люциус. Девушка медленно повернулась, чтобы посмотреть, куда указывал ей муж.
Он сидел за столом, такой же, как и всегда, идеально одетый, гладко зачёсанный, но уже слегка пьяный, сидел Люциус меду двумя Упивающимися Смертью. Джинни видела их обоих в тот памятный день, у Вольдеморта.
- МакНейр и Розье. – Люциус посчитал нужным это сказать.
Вскоре Джинни услышала удар гонга и невольно вздрогнула, потом – повернулась на звук. Там, как раз у неё за спиной, была сцена, на которой теперь стоял какой-то колдун. Он держал в руках большой свиток и молоточек, чтобы бить по гонгу.
- Дамы и господа, прошу вашего внимания, мы начинаем торги. – Джинни повернулась к Люциусу. – Правила неизменны, побеждает тот, кто предлагает наибольшую сумму за предложенного на продажу раба. Все были вами по желанию осмотрены.
- Люциус, – прошептала Джинни, – что это?
- Ты хотела увидеть первое воспоминание про Глорию? Вот оно. – Люциус повёл рукой. – Ты же знаешь, что если бы у меня были воспоминания о том, что я якобы изнасиловал эту девочку, то ты увидела бы их, хочу я того или нет. Единожды отдав воспоминание в думоотвод, я уже ничего не скрою.
До конца Джинни смотреть не стала. Ей стало нехорошо, сразу же, как только они покинули воспоминания, и девушка застыла, как в ступоре.
- Ты просто купил мне горничную, да? – Джинни всхлипнула.
Люциус стоял над девушкой и некоторое время смотрел на неё, а девушка побледнела, как лист бумаги, и мелко дрожала. Пережитое сказывалось, выходил адреналин. Она медленно осела на пол.
- Джинневра, милая, – Люциус, подтянув штанину, опустился на колено и взял девушку за руку. – Ты что, приревновала меня к маленькой грязнокровке? Ну что ты? – Джинни открыла глаза так широко, как могла. – Вставай, давай, сейчас же.
Девушка послушно встала, и, потянув платье, поправила его. Люциус тоже поднялся и, взяв девушку за руку, потянул к дивану.
- Садись, дорогая… - Джинни опустилась на мягкие подушки. Люциус опустился рядом, закинул часть растрепавшихся волос на правое плечо. – Уже лучше?
* * *
Джинни провела Гермиону к Драко рано утром. Поскольку спала она в своей спальне, то Люциус просто ушёл, очень тихо, чтобы не мешать Джинни поспать подольше. Девушка проснулась почти сразу же, как только закрылась дверь за мужем. Гермиона встретила её в гардеробе.
Переодевшись в лёгкое красное платье, девушка шепнула: – Идём, Люциус сейчас наверняка занят работой, и ты успеешь осмотреть Драко.
- Не знаю, Джинни, в любом случае мне нужны будут книги, чтобы хоть что-то понять. – Рассказывала Гермиона девушке. – Я видела его состояние, это на самом деле ужасно.
Драко встретил девушек молчанием. Джинни не знала, что говорили они друг другу, Гермиона не посвятила подругу сразу. А потом было некогда, Люциус буквально выгнал Гермиону и Глорию, подгоняя проклятиями беззащитных ведьм. Но было понятно, что разговор между Драко и Гермионой был, и был он тяжёлым.
Сегодня Драко не отдавал странных приказаний и не кричал не своим голосом. Он просто молчал. Даже когда Гермиона несколько раз прикасалась к холодному влажному лбу, слушала медленное сердцебиение, он не сопротивлялся. В какой-то момент Джинни показалось, что Драко получает удовольствие, трётся о руку бледной щекой.
Но это было едва заметное, лёгкое движение, потайное касание. Гермиона же с видом специалиста осматривала, прикасаясь к телу парня палочкой Джинни. Серьезное выражение лица сменилось траурным.
- Драко, как ты себя сейчас чувствуешь? – В голосе слышалась даже забота. – Ты встать не можешь? Или просто не пытался? – Драко в какой-то момент даже сел на подушках. Но дальнейшему осмотру было не суждено случиться.
Джинни взвизгнула, отскочив от дверей, которые вели в коридор, они жалобно скрипнули и распахнулись. В комнату ворвался Люциус, метая серебряными глазами молнии. Гермиона попятилась, и, зацепившись за стул – упала на пол, выронив палочку Джинни.
Малфой, задевая Джинни полами чёрной мантии, буквально пробежал до кровати, на которой сидел Драко и силой пнул носком сапога Гермиону, так, что девушка отлетела ещё дальше от кровати. Драко протестующе закричал, пытаясь выпутаться из одеяла.
- Отец, не делай этого… - Одеяло сильно мешало, и Драко так и не смог выпутаться из него. – Папа… папа…
-Люциус, не смей бить… - закричала в тон Драко Джинни, пытаясь добежать до Гермионы, но Люциус с силой схватил жену за руку.
- Что ты делаешь? Джинневра, неужели ты не понимаешь, что эта грязнокровная дрянь на костях моего сына танцевать будет… - для лучшего понимания Люциус легка тряхнул Джинни. – Я пожалел тебя, я просто не сказал, КТО поразил моего сына всеми этими проклятиями… - Люциус не успел договорить, прямо у него за спиной протяжно закричал Драко.
Мужчина, оставив Джинни, одним движением обернулся и хотел было помочь Драко лечь, но его уже опередила Гермиона, которая очень умело укладывала парня, несмотря на то, что он сопротивлялся, цепляясь за руки, сжимая пальцы с огромной силой. С каждой волной боли он выворачивался, как угорь, и со всей силы сдавливал ладонь девушки. Можно было слышать в наступившей тишине, как скрежетали его зубы.
Люциус мог только удерживать ноги, которыми Драко вполне мог очень сильно ударить.
- Синее зелье, – хрипло сказал Люциус, повернувшись к Джинни. Девушка тут же взяла указанный флакон со стола и протянула Гермионе. Лекарство должна была давать она…
Но Гермиона не взяла его, она только как можно ласковее и участливее гладила по пожелтевшей щеке Драко, тихо, едва различимо нашептывая ему на ушко утешения и увещевания, что всё пройдёт. Вскоре голова парня перекочевала на грудь Гермионы, и его перестало трясти. Через несколько по-настоящему жутких минут Драко затих, впав в лёгкое забытье.
- Отойди от него, – с присвистом сказал Люциус, – что ты себе позволяешь…
- Люциус… - Джинни подошла сбоку и очень осторожно взяла мужа под руку. – Слышишь? Да… - Она чувствовала, как голова упирается в её бок, Люциус стоял на коленях перед спящим Драко. - Видел, как Гермиона справилась с приступом? Да? – Джинни тоже опустилась на колени. – Кто, как не она, может справиться с Драко?
Люциус молчал. Он смотрел на свои сложенные на белых простынях руки. Гермиона сейчас стояла у стола с зельями. Она выровнялась и теперь старалась не схватиться за пострадавший бок, сохраняя сдержанное выражение лица. Люциус продолжал молчать, обдумывая происходящее.
Внезапно он бросил на Гермиону полный ненависти, презрения и боли взгляд, какой-то немного затравленный, встал и подошёл к изголовью постели. Он наклонился у самой головы сына и тихо сказал:
- Хорошо, мой мальчик, пусть будет так, как ты хочешь, – он поправил разметавшиеся по подушке волосы парня. – Грейнджер, ты теперь будешь сиделкой моего сына.
- Лорд Малфой, – вдруг ледяным голосом сказала Гермиона, Джинни вздрогнула и невольно отпустила руку мужа. Люциус просто впритык, с презрением и свысока посмотрел на девушку, но та продолжила, – я считаю, что вашего сына неправильно лечат…
Люциус вспыхнул, как факел, нескрываемой агрессией.
- Значит, необразованная грязнокровная рабыня знает больше дипломированных колдомедиков?
- Его вообще не лечат, сэр… - Гермиона взяла одну из пробирок, – а это – совсем не нужно ему давать, оно вызывает привыкание.
- Может быть, ты, недоучка гриффиндорская, – Люциус сжал кулак, – расскажешь МНЕ, как лечить моего сына?
- Если у меня будет доступ к книгам… - Гермиона тщательно загоняла страх внутрь себя. Она видела, что Малфой был готов убить её даже при Джинни. – И я должна знать, кто, хоть предположительно, нанёс ему эти проклятья…
* * *
Люциус лежал на диване и молчал. Он просто лежал. Не успел он хоть как-то оправдаться перед женой по поводу оказавшейся беременной горничной, так теперь оправдываться за то, что ударил любимую грязнокровку Джинневры. А ведь оправдываться хотелось самому.
Мысль о том, что Джинни, маленькая рыженькая кошечка, ревновала его к пятнадцатилетней девчонке – абсурдна, смешна и вполне реальна. Девушка ревновала его, и это чувство доставляло удовольствие… Потому, что Джинни ревновала.
Но сейчас он сам должен был мириться с мыслью, что ему не почудилось, и Драко предпочитал общество Грейнджер, более того, он любил эту девку, несмотря ни на что. Даже зная, что она предпочла ЕМУ, ДРАКО МАЛФОЮ, грязного оборванца Уизли! Люциус так и не сказал, КТО проклял Драко, обе девушки тяжело пережили бы такую правду. И для Люциуса было бы наслаждением, видеть, как Грейнджер будет мучиться из-за поступка Рона Уизли…
Но как будет переживать это Джинни. Пусть она стала Малфой, но Рон Уизли был её братом. «Пусть лучше думает, что я убил его из жестокости, чем знает, каким был на самом деле её брат. Я просто не могу ей ТАКОЕ сказать». Он слышал тихие шаги. Джинни. Конечно же, ведь он лежал на диване в фиолетовой комнате… Двери тихо открылись, и девушка вошла, зажгла несколько свечей палочкой.
- И где ты была? – За окнами становилось темно, Люциус даже хотел идти искать жену.
- Я была у Драко. Вместе с Гермионой.
- Весь оставшийся день?
- Мы… мы говорили о возможном списке проклятий, – пояснила Джинни, – перенесли часть книг из библиотеки и…
- Джинневра, - Люциус всё-таки встал с подушек, – пусть это будет правилом, но… не говори при мне о Грейнджер, пусть она будет там, ты будешь с ней общаться, мне это не важно, но не говори при мне о НЕЙ.
- Хорошо, – быстро согласилась Джинни. – Я просто хотела, чтобы ты знал, что она не навредит, я заставила её поклясться…
- Ты – удивительный человек, – Джинни села на диванчик, а Люциус положил голову на колени жене, – сначала ревнуешь меня к маленькой грязнокровке, которую я купил за 50 галеонов, потом – защищаешь другую…
- Глория беременна, скорее всего, - Джинни закусила губу – и даже не знает, от кого…
- Придётся продать её, она не сможет прислуживать тебе.
- И не думай, - Джинни немного толкнула Люциуса. – Я… Я к ней привыкла… А… а для уверенности пусть Гермиона сварит зелье, которое показывает, беременна ли Глория. – Джинни тут же забыла о недавнем запрете говорить о Гермионе. – Тогда мы будем знать… - Люциус закрыл глаза и не стал акцентировать внимание на том, что Джинни только что нарушила его указания. Если Драко не кричит по ночам – это уже хорошо…
- Давай поужинаем? – Предложил Малфой. Из-за всего происходившего они не обедали, о еде даже думать не хотелось. Теперь голод напоминал о себе тихим бурчанием в животе, недостойным аристократа.
- Я не знаю, как они называются, но мне очень хочется именно этих булочек, – стала рассказывать Джинни, – одни из тёмной муки, с орешками и такие солёненькие, а другие – присыпанные сверху сахарной пудрой и пахнут корицей…
- Хорошо, дорогая, – Люциус был доволен тем, что Джинни не злилась на него, и даже приласкала. Сегодняшнее поведение могло многое испортить, и Люциус понял для себя, что как-либо трогать Грейнджер нельзя, но тем не менее…
* * *
Джинни проснулась рано, даже Люциус ещё лежал рядом. Сначала Джинни не могла понять, что не так, и только спустя несколько секунд осознала, что её тошнит. Горечь тугим комком поднималась по пищеводу. Она с трудом нашла силы, чтобы встать. Дорога до ванной комнаты была необычно длинной.
В какой-то момент, когда она уже склонилась над чашей туалета, пара сильных рук удержала её от простого падения на пол. Она обессилела, как будто и не отдыхала ночью. После всего её трясло мелкой дрожью, и она отчаянно держалась за рубашку мужа.
- Нужно вызвать врача, Джинневра, с тобой что-то происходит…
- Нет… - шепнула девушка и закашлялась. – Я справлюсь, это из-за того, что происходит тут постоянно.
Люциус не стал отрицать слов жены, а просто сказал:
- Спроси у своей грязнокровки, уж она точно скажет, что нужен врач. – Люциус помог Джинни добраться до умывальника, и, наблюдая, как девушка несколько раз плеснула себе в лицо холодной водой и попыталась хоть как-то охладится, протирая шею, заподозрил: «Она беременна… Тогда вписываются истерики, странности в кулинарных пристрастиях…» Но жене говорить ничего не стал.

Форма входа



Календарь

«  Май 2021  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31

Мини-чат

200

Статистика