Вторник, 2021-05-18, 08.36
Приветствую Вас Бродяга | RSS

Шанс для двоих. Глава 17 Ciaran's well

Ciaran's well

Холодной туманной ночью
Ты услышишь ее вздох
И пение
Сладостно - горьких колыбелен.

В течение многих лет
Она просила,
Чтобы святые скинули заклятье с леса
И позволили ей уйти.

Гермиона вошла в спальню Драко, держа в руках огромную корзину, полную всяких зелий, пустых флакончиков и даже свитков. Но вместо лежащего Драко обнаружила на кровати полнейшую пустоту. Драко в спальне не было, зато двери, ведущие на балкон, были открыты.
На самом деле, первая мысль, которая мелькнула у Гермионы, была - Драко решил прыгнуть с окна. Суицидальные замашки у парня были, и несколько раз он пытался реализовать их. И при этом он делал это тихо, что увеличивало шансы на смерть…
- Драко? Драко, где ты? – Гермиона бросила корзину на диванчик и выбежала на балкон.
Тот момент, когда она увидела бледное лицо Драко, его развевающиеся на лёгком ветерке абсолютно белые волосы, был для неё особенно болезненным и одновременно радостным. Парень просто стоял, опираясь на перила, и куда-то смотрел.
Машинально Гермиона посмотрела туда, куда смотрел Драко, и тут же приобрела ровный красный оттенок. Драко, а теперь и она сама стали свидетелями супружеских отношений Люциуса и Джинни. Гермиона только приложила руку ко рту, пытаясь сдержаться.
- Отец повёлся на мелкой Уизли, – фыркнул Драко, – они трахаются так часто и в таких неожиданных местах, что я начинаю подумывать о том, что малявка чем-то напоила отца.
- У Люциуса Малфоя просто нет стыда, – скривилась Гермиона, стараясь заставить себя отвернуться, но что-то не очень получалось. Ей очень было интересно, что происходило под деревом.
- Зато у него есть мужская сила, – Драко отвернулся от Гермионы, так, чтобы девушка сейчас не видела его лица.
- Я скоро вылечу твою ногу до того состояния, когда ты сам сможешь ходить, – уверила его Гермиона. – Тогда можешь найти себе подругу, даже жениться! – Не замечая, что делает, Гермиона взяла Драко за руку и погладила его, но парень вырвался, даже немного толкнул девушку.
- Дура! – Заорал Драко. – А ещё претендуешь на нелегального колдомедика! – Он сорвал голос. – Я НЕ МОГУ жениться! – Гермиона стояла как вкопанная. – Я НЕ МОГУ! – Гермиона, конечно же, понимала, ЧТО имел в виду Драко…
-Почему ты ни разу не говорил мне про это проклятье? – Гермиона опять смогла взять Драко за руку. Она считала, что тактильный контакт с Драко как-то поможет.
-А что мне сказать, грязнокровка? Что? Что Уизли и Поттер поймали меня, загнали в угол и пытали, пока я перестал осознавать мир вокруг себя? – Орал Драко, схватив Гермиону за руки и прижимая к себе. - Пока я не стал импотентом в 20 лет?
- Это сделал Рон? – Теперь у Гермионы губы стали белее, чем у Драко.
- Ну, данное заклинание произносил Поттер… - Драко отпустил Гермиону и отвернулся, – Но подробности дела не меняют, я просто не могу быть нормальным человеком. Теперь ты поняла, ЗАЧЕМ Люциус женился на Джинни? – Драко упёрся головой в сложенные руки. – Чтобы РОД не усох, как мой член… - Некоторое время он молчал, а Гермиона лихорадочно думала, как ей успокоить Драко. – Знаешь, мне кажется, мой дражайший папаша нашёл свою любовь жизни! Я его ТАКИМ не видел.
- Драко, то, что ты ранен, не мешает тебе любить, – сказала девушка, с ужасом наблюдая, как начинает трясти Драко. – Ну же, успокойся, мой хороший, всё пройдёт, я придумаю, как снять проклятье…
- Любить, говоришь? – Драко с трудом повернулся и на негнущихся ногах, сделал шаг на встречу Гермионе. – А ЧТО я могу дать любимой девушке? – Он невольно взмахнул руками, пытаясь устоять, но пошатнулся, и Гермиона подхватила его. – Кроме болезни…
- Любовь, участие, – Гермиона больше не могла держать его на весу, поэтому села, укладывая Драко на свои колени, – сочувствие, ласку… - Она чувствовала, как от его слез намокает ее платье. – Любовь и секс – разные вещи.
Тело на руках вздрогнуло и расслабилось, потом тонкая рука Драко обняла её за плечо. Гермиона закусила губу совсем как Джинни и погладила Драко по мягким волосам, даже немножко покачала.
- Зная, кто наложил проклятье, с ним можно бороться…
- Свари мне яду… - всхлипнул Драко. – Дай выпить и посиди рядом, пока я умру.
Гермиона усмехнулась, склонилась над парнем и поцеловала в макушку.
* * *
Джинни приняла душ и теперь просто лежала на кушетке, слегка прикрывшись халатиком. Не смотря на то, что она испугалась того напора, которым её встретил Люциус, сейчас она испытывала приятное ощущение удовлетворенности. Даже появление какого-то мало знакомого ей лакея не расстроило Джинни.
- Леди Малфой, - он почтительно поклонился, – вас ждёт лорд Малфой, как можно быстрее. – Джинни в ответ довольно-таки резко встала, слегка одёрнув распустившийся халатик, и кивнула.
-Да, я сейчас буду. – Она надеялась, что ей достаточно будет пятнадцати минут, чтобы одеться заново, но, конечно же, опоздала на полчаса. Девушка пришла в кабинет Люциуса полностью одетой, причёсанной и немного подкрашенной. Только естественный румянец свидетельствовал о том, что было всего пару часов назад.
- Джинневра, - Люциус указал на кресло, приставленное рядом со столом, за которым сидел сам Люциус, – садись. – Джинни подошла и села за стол. Конечно же, она не раз бывала в кабинете Люцуса, но никогда не садилась за стол, никогда даже не заглядывала в бумаги, которые лежали на чёрной крышке. – У меня для тебя есть новость, суди о ней сама, – Джинне невольно сложила руки на животе, - твой отец сегодня ночью сбежал из Азкабана. – Дальше Джинни впервые, за всё время пребывания в Малфой-Менор увидела, как Люциус подмигнул ей.
Из-за книжной полки появилась огромная фигура в мантии Пожирателя Смерти, Сивый, как определила Джинни. Отвратительное само по себе существо, которое пугало запахом, видом и даже своим присутствием.
- Это опасно? – Дрожащим голосом спросила Джинни.
- Для вас лично? – Сивый хмыкнул. – Сомневаюсь, Малфой-Менор защищён лучше любого другого места.
- Сивый, ваше присутствие не имеет необходимости. Вы можете отправляться домой, – холодным тоном сказал Люциус. – Джинневра, - как только трансгрессировал Сивый, обратился к ней Люциус. – Не бойся. Только не бойся и не волнуйся. – Люциус даже улыбнулся, – всё будет хорошо…
- Ты сказал тогда, что ничего не будет хорошо, – шепнула Джинни, – Люциус, он на самом деле убежал?
- Да, на самом деле сбежал, моя дорогая, и уже на полпути во Францию, – Джинни всё не могла понять, о чём говорит этот человек, который стал её мужем и будет отцом её ещё неродившегося сына. – К слову, ты всё ещё помнишь своего брата, Билла? – Джинни вздрогнула так, как будто её ударили. - Я пригласил его завтра на обед.
- Люциус, - Джинни кивнула, – а кто ещё будет? – Голова закружилась, мир перевернулся с ног на голову…
- Любимая, – мир вернулся в своё естественное состояние, Люциус поддерживал её под локоть, – ты слышала, что я тебе говорил?
- Про Билла?
- Да, моя дорогая, будет только твоя семья и мы с тобой, и Драко.
- Люциус, это же ты выпустил моего отца? – Слова застряли на губах, Джинни не знала, прошептала она их или нет, Люциус накрыл её губы своими, а потом – просто перетянул к себе на колени.
- Ты читала расходно-доходные книги поместья? - Вдруг спросил Люциус, Джинни помотала головой. Её это не интересовало. Она с трудом справлялась с тем, куда тратить те суммы, которые давались ей «на булавки». Обычно они лежали мёртвым грузом в специальном шкафчике. – А я читаю такие вот книги всей Магической Британии… - Люциус указал на разложенные документы. – Я составляю бюджет и налоги…
- Тяжело?
- Очень…
Джинни положила голову на плечо мужа. Клонило в сон и очень хотелось солененького огурчика, такого, как мама готовила, особенно если полить его мёдом…
- Не спи…
- Хочется…
- А что ты будешь ночью делать?
- Не знаю… - сонно промурлыкала Джинни.
«Маленькая девочка… тебя ничего, кроме ребёночка, не волнует. Это хорошо, замечательно, ты будешь хорошей мамочкой,… но для того, чтобы ты смогла стать мамой, папа должен позаботиться о завтрашнем дне тебя и малыша.
Как ни странно, но большое семейство – удобно и выгодно, особенно, когда нужно быть уверенным в добросовестности выполнения заданий. Не всё можно купить за деньги, особенно любовь и преданность.
Иногда меня поражает гриффиндорский идеализм, тот же Артур Уизли, когда «сбегал из тюрьмы», даже сопротивляться решился. Пришлось оглушить. Но малышке лучше об этом не знать. Пусть поспит. Пока ещё можно, она будет жить тут, со мной, но в какой-то момент придётся перевести её в другое место. Куда – ещё нужно хорошенько подумать, а уж тем более - с кем ее там оставить.
Грейнджер, хоть и грязнокровка, может управиться, но её нельзя отнимать у Драко. А с двумя и она не справится. Джинневра бывает невыносима, в особенности сейчас. Однако об этом рано ещё и думать…»
* * *
Гермиона потушила все свечи, кроме одной, маленькой, которая была воткнута в маленький подсвечник. Это был ночничок, оставленный на всякий случай. Сама же Гермиона перебралась в дальний угол кровати, опустив голову Драко на подушки. Драко заставил Гермиону сидеть в его постели, пока не подействовал успокоительный чай, и он не заснул.
Теперь, выбравшись из подушек, она смогла предаться разбору собственных проблем. И мысль о том, что «святой Рон» совершил на самом деле неприглядный поступок, прокляв самым что ни на есть Черномагическим проклятьем человека, отошла на задний план. Ибо перед глазами стояла одна-единственная сцена, сцена, героями которой были Люциус Малфой и маленькая Джинни.
И ощущение было до боли знакомым, так же было тогда, когда рядом был Рон. Тягучий, тёплый, тугой комок в самом низу живота. Это было возбуждение, чисто женское, требовательное, давно неудовлетворенное.
Краска смущения залила белое лицо. Гермиона оглянулась на лежащего на боку Драко. В её жизни было всего несколько ночей, проведённых с Роном, и десятки молчаливых, позорных, по мнению Гермионы, мгновений, когда желание перекатывало через край.
Лицо Драко было спокойным, расслабленным и, казалось, он немного улыбался. Он был похож на себя в Школе, до того, как началась Война и до того, как… До того, как… Иногда, когда Гермиона могла видеть и не быть замеченной, Драко казался ей красивым.
«Наверное, Драко был бы непревзойденным любовником, ласковым и нежным, в отличие от своего отца, тот не жалел Джинни. Медленно, ласково и нежно расстёгивал бы крючочки на платье, наверное, нетерпеливо стягивал бы его, предаваясь минутному порыву, переполненному желанием.
А когда не останется одежды, он будет долго разглядывать слегка одетое тело. У меня никогда не было красивого белья, но можно представить себе, что у меня красивое, мягкое и нежное бельё. Пусть он будет растягивать удовольствие и стягивать бельё медленно, изучая моё тело… Он будет покрывать каждый сантиметр тела поцелуями, чтобы мне было хорошо, а не только ему…
Рон никогда на самом деле не заботился обо мне, а очень хотелось однажды, хоть на несколько минут, почувствовать себя принцессой. Он бы ласкал меня, нежно освобождая тело от ненужной одежды…»
Руки сами выполняли нехитрые желания женщины, платье было снято, тонкие бретели спали на плечи, а пальчики перебирали самые кончики возбуждённых сосков. Вторая рука осторожно перебралась под мягкую ткань трусиков и привычно добралась до главной точечки возбуждения.
Гермиона вздрогнула всем телом, и невольно подалась вперёд, закрыв горящие огнём глаза. Опытными привычными движениями она ласкала себя. Так было всегда, даже когда она была женой Рона Уизли. Рон спал уже, когда Гермиона заканчивала начатое им. Сначала было как-то дико, а потом…
- М… – застонала она и вдруг почувствовала чужие руки на своих. Резко она открыла глаза, непроизвольно взглянув вниз. И на самом деле, белые, холодные тонкие руки, перебирали между тканью подъюбника и бёдрами девушки, периодически прикасаясь к набухшим губкам.
- Покажи мне… - сорвалось с бескровных губ. Драко положил Гермиону себе на колени, что бы лучше видеть округлые бёдра. Неизвестно откуда появилась подушка под ее попой, а Драко слегка сместился в сторону. Большой палец прошёлся по влажной промежности, а указательный лёгко проскользнул во влагалище, вызывая взрыв удовлетворения.
- Прекрати… - задрожали губы. Гермиона открыла глаза опять и встретилась с холодными глазами Драко. Парень сидел на кровати, напротив неё, между ногами и поглощал глазами…
- Я всё ещё хочу… Но не могу… - Его губы, бисер пота на лбу, – но я могу… - Он положил обе руки на бёдра Гермионы и холодными губами поцеловал у самого лобка, вдыхая запах возбуждения. – Тебе когда-нибудь так делали? – Он острым влажным языком скользнул по коротко остриженным волоскам на лобке, развёл в стороны губки и очень нагло лизнул. – У?
- Ты… ты… - Девушка попыталась скинуть Драко, но не смогла, она просто не хотела на самом деле. А Драко, не дожидаясь ответа, посасывал возбужденный бугорок, судорожно выдыхая в коротенькие волоски. Гермиона вдруг выгнулась стрункой, подаваясь вперёд, и быстро затараторила: - Да, да, да… это…
Драко отстранился и отвернулся. Гермиона несколько секунд лежала, а потом очень быстро села и обняла Драко за плечи.
- Я такого ещё никогда, слышишь, никогда не чувствовала, - неловко, смущаясь от пережитого, Гермиона поцеловала Драко в скулу. – Ты – дамский угодник…
- Я не всегда был импотентом... – Драко положил голову на плечо Гермионы. – У меня было много опыта. Только теперь он никому не нужен. Понимаешь, женщине нужен член… - Гермиона стала перебирать пальцами по лицу парня, справедливо думая, что это приятно. – Вот так-то.
- Мне никогда не было так хорошо, – вдруг от всей души призналась Гермиона, – когда я занималась любовью с Роном – это было иначе…
- Уизли – придурок конченый, он не мог даже сам проклясть меня, не то, что удовлетворить женщину, – Гермиона поняла, что зря напомнила про Рона. – Знаешь, знаешь, за что они меня прокляли? – Драко вырвался из ее рук. - Я сказал этому сопляку, что ОН не стоит ТЕБЯ.
- Драко, зная то, КАК ты говоришь, могу подумать, что ты наговорил Рону много гадостей, – Гермиона надела найденную в постели майку. – Да?
- Я сказал ему правду… Впервые в жизни сказал правду. – В этот момент Драко лёг на постели и вытянулся во весь рост. Гермиона кивнула. Незачем сейчас продолжать разговор, Драко проснулся посреди ночи, даже после чая, заснёт ли после возбуждения, которое нет возможности выместить?
Она очень осторожно наклонилась, поцеловала Драко в щёку и укрыла его одеялом. Парень закрыл глаза, и Гермиона с неподдельным сочувствием думала о том, что он сейчас испытывал.
- Останься, я не буду мешать спать, честно, – тихо сказалаДрако. Гермиона, подумав, что дальше уже некуда, надела трусики и легла рядом, забравшись под одеяло. Драко обнял её ледяными руками, пристроил голову у плеча.
«Мерлин! Неужели Джинни была права? Интересно, а Люциус Малфой об этом знает?»
* * *
Джинни тоже не спала. Люциус оказался прав. Поспав немного вечером, она совершенно не хотела спать ночью. Сам Люциус спать хотел, но оставлять Джинни одну в спальне – нет. Он боялся, что с ней что-то случится, пока он будет просто СПАТЬ.
- Прости, – прошептала Джинни, Люциус пошевелил левой бровью и ответил:
- Ничего, дорогая, я тоже разбужу тебя, когда у меня будет бессонница, и мы будем играть в покер. – Он открыл оба глаза и сел в постели. Джинни скривила мордашку и стала похожа на недовольного котёнка. – Ты похожа на котёнка…
- Люциус… - Джинни как можно более сурово посмотрела на мужа, тот только рассмеялся. Но замолчал и прислушался. Они находились в фиолетовой комнате, и в окно кто-то быстро стучал. - Что это? – Испуганно прошептала Джинни, тут же забравшись за спину мужу. – Это ОН?
Джинни постоянно мерещился Вольдеморт. Люциус, в принципе, понимал, откуда такие страхи, и самое для него неприятное – понимал, что не может ничем защитить от этого жену.
Мужчина взмахнул палочкой, открывая окно, в которое барабанила сова. Птица влетела в комнату и села на подставленную руку. На лапке у неё было привязано письмо. Люциус снял его и отпустил птицу. Повертев свиток ароматного пергамента, он опять усмехнулся.
- Это тебе письмо, оно пахнет женскими духами, - Джинни робко взяла пергамент и, недовольно поглядывая на мужа, открыла. - Обычно такие письма – любовные, надушенные духами!

«Bonjour,
La mien a entendu mа cher, que tu t'es marie. On beaucoup regrette, que je n'aie pas les possibilies de visiter sur cette ceremonie et de toute la mem te etliciter … Ton mari - il y avait un fiancе le plus enviable non seulement la Bretagne Magique, mais encore tout Le Monde!
Le pеre dit, que tu es entree, il est аcheux au moins, nous l'amie! »
- Люциус, кто это? – Джинни показала письмо, но тот пожал плечами.
«…Je ne peux pas comprendre, pourquoi tu ainsi que n'as pas ecrit mеme, les cartes n'a pas envoye. Je peux copier cela seulement pour la nervositе avant un tel evenement, et l'emploi l'ambassadeur. Peut еtre, tu ne connais pas а quelle adresse, je vis ? Maintenant nous pouvons rеgler la correspondance.
Aprиs toi s'ennuient beaucoup les deux niиces et ma frangine. Se sont ecartees absolument а moi ne serait-ce que quelques photos du mariage, ce doit etre ravissant. Je lisais dans les journaux, que c'etait la ceremonie mкme luxieuse pour la saison. Eh bien, que tu tellement, n'as mкme pas partagе un tel еvеnement heureux!
Adieu …
Tienne, Fler
P.S.
Mes meilleurs voeux а ton mari …*»
- Бывшая сокурсница? – Откинувшись на подушки, спросил Люциус.
- Нет, Флер Делакур… ну, – Джинни пожала плечами, – она жена Била, но живёт во Франции… - Джинни снова пожала плечами. – Но это не она, она не могла написать ТАКОЕ. Понимаешь… Тогда, когда я выходила за тебя замуж… понимаешь, она должна была…
- Дай-ка письмо, – Люциус забрал листик пергамента. Он прочитал его ещё раз, хмыкнул, свернул в трубочку и потушил свечку. – Завтра напишешь ответ, и фотографии отошлёшь, сама выберешь какие, только не испорти весь свадебный альбом.



*«Здравствуй,
моя дорогая, я услышала, что ты вышла замуж. Очень жаль, что я не имела возможности побывать на этой церемонии и от всей души поздравить тебя… Твой муж был самым завидным женихом не только Магической Британии, но и всего Мира!
Отец говорит, что ты поступила, по крайней мере, обидно, мы же подруги!
Не могу понять, почему ты так и не написала, даже открытки не прислала. Могу списать это только на нервозность перед таким событием и занятость после. Может быть, ты не знаешь по какому адресу я живу? Теперь же мы можем наладить переписку.
По тебе очень скучают обе племянницы и моя сестрёнка. Обязательно отошли мне хоть несколько фотографий со свадьбы, это должно быть восхитительно. Я читала в газетах, что это была сама роскошная церемония за сезон. Ну что же ты так, даже не поделилась таким счастливым событием!
Прощай…
Твоя Флер
P.S.
Мои лучшие пожелания твоему мужу.



Форма входа



Календарь

«  Май 2021  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31

Мини-чат

200

Статистика