Четверг, 2021-05-13, 00.33
Приветствую Вас Бродяга | RSS

Шанс для двоих. Глава 18. Сражайся за меня и кончится война.

Выпусти меня и мучайся со мной,
Мы рано или поздно проиграем бой
Сражайся за меня и кончится война,
Только не сдавайся - бой не для меня.
Nightwish 10-й патриот

Джинни проснулась от того, что в глаза било солнце. Джинни сначала открыла, а потом – закрыла глаза, кто-то оставил разведёнными портьеры, и дневное солнце заглядывало в спальню. На часах был час дня. Джинни невольно усмехнулась. Ночью она ворочалась на кровати до 4 утра, зато проспала до часу дня.
«Удивительно, как это Гермиона не пришла и не разбудила меня?» Джинни откинула одеяло, слезла с кровати и пробежалась по тёплому ковру до ванной комнаты. Там обнаружилась Глория, которая разбирала бельё.
- Доброе утро, моя леди, - девушка улыбнулась, – вы хорошо выспались?
- Есть очень хочется, – Джинни сама себе улыбнулась. – А где Гермиона?
- Она не приходила, вообще. Даже на кухне не бывала, – Глория развела руками, – но вчера её видели идущей к молодому хозяину. Наверное, она ещё там….
- Если встретишь Гермиону, скажи ей, что я её ищу, – Джинни открыла один из шкафов и поискала глазами, что надеть. – Принеси завтрак… ленч… наверное, – девушка опять улыбнулась, – это ужасная привычка, так долго спать. И она появилась у меня здесь, после того, как стала жить в Малфой-Менор. – Глория кивнула. Камеристка совершенно не понимала, к чему Хозяйка это говорит, но, тем не менее, кивала.
Завтракала Джинни совсем одна, мюслями с соком. Где-то на середине трапезы, когда Джинни вяло перебирала ложкой содержимое тарелки, пришла Глория и принесла большой, с бархатной обложкой, окаймлённый золотом фотоальбом. С начала девушка даже не поняла, что это такое и зачем он ей, но тут же всплыло ночное чтение письма…
- Джинни! – К ней со стороны садов бежала Гермиона, на ходу надевая мантию. Джинни сидела на застеклённой террасе, а снаружи было очень холодно, даже для поздней английской осени. – О, Джинни, прости, я проспала…
- Я тоже, - пожала плечами девушка, – проснулась около часа. – Гермиона забежала через стеклянную дверь и села на предложенный стул. Джинни немного нахмурилась, потом склонила голову на бок и улыбнулась. - Что ТЫ вчера допоздна делала?
Гермиона смутилась, покраснела ещё сильнее, и румянец превратился в красные пятнышки. Она проснулась от лёгкого дуновения ветерка в шею. Это оказалось дыхание Драко, который так и спал, прижавшись к её боку. Она так испуганно дёрнулась, что и его разбудила.
- Доброе утречко, – сонно мяукнул Драко и перевернулся на живот.
- День…
- Какая же ты зануда, Грейнджер…
- А ночью была Гермиона.
Драко издал какой-то неясный звук и укрылся с головой. Тогда Гермиона сдёрнула с него одеяло и сказала:
- Прими лекарства, а потом можешь хоть до вечера лежать… - Гермиона старалась не смотреть на Драко, потому что ощущение ночи не проходило. Хотелось ещё и ещё… Именно поэтому она так активно стала искать Джинни.
- Гермиона? – Напомнила про себя Джинни. –Ты заснула опять?
- Ой, прости, задумалась. Я вся в исследованиях… - тут Гермона вспомнила, КТО наложил черномагически проклятья. Да, ей хотелось рассказать подруге, но, помня о том, что Джинни нельзя волноваться, Гермиона промолчала. Но лицо у неё стало очень серьёзным. – Как у тебя дела? Как ты сегодня себя чувствуешь?
- Меня не тошнило, но я всю ночь не спала, бедный Люциус тоже не спал вместе со мной…
- Переживёт, – отмахнулась Гермиона, – главное, что ты не спала, нужно приготовить тебе успокоительное зелье.
- Вчера ночью пришло письмо - Начала рассказывать Джинни. – На французском языке, я многое понимала, но иногда переводил Люциус. Это была Флер! Она пишет, что я обидела её, не написав после свадьбы! Представляешь?
- Не очень, – Гермиона немного побледнела, – как она могла не понимать, что тут происходит?
- Вот именно… - Джинни указала на альбом. – Она просила переслать несколько фотографий со свадьбы, – девушка открыла тяжёлую крышку, – а я и не знала, что они есть… Видимо, Люциус передал альбом, чтобы я выбрала те, которые мне не жаль отослать.
Джинни отвернула тонкий пергаментный листик, и на неё посмотрела она сама, бледненькая, с запавшими глазами, оттого полностью растворившаяся на фоне белого платья и фаты. Только огненно-рыжие волосы выделялись яркой волной. Следом шла величественная фотография Люциуса в абсолютно чёрном костюме. А на третьем листе были две фотографии, слева – Джинни на фоне витражного окна, а вторая – та же Джинни, только идущая к Люциусу, придерживая длинную пышную юбку.
- Я даже не замечала, как меня фотографируют! – Прошептала Джинни. – Я почти не помню собственной свадьбы…
- Бывает, я думаю… - пожала плечами Гермиона, внимательно разглядывая общую фотографию. Люциус на ней крепко держал Джинни под локоть. А на следующей что-то говорил, от чего девушка пошла сильным румянцем. И ни на одной фотографии она не улыбалась.
Однако среди всех формальных и местами бездушных фотографий можно было найти настоящие произведения искусства. Джинни вынула из креплений одну из картинок. На ней она кормила с руки красивого белого павлина. Птица без всякого страха подошла к девушке и начала собирать угощение. Джинни не помнила и этого.
Неизвестный мастер фотографии снял её чуть склонившейся над букетом, под густой белой фатой. Это была одна из самых красивых фотографий в альбоме.
* * *
Возможно, впервые за несколько недель осени они обедали втроём: Люциус, Джинни и Драко. В какой-то момент Драко хотел усадить за стол и Гермиону, но потом подумал немного и понял, что из этого может выйти только скандал. А отрывать Гермиону от фолиантов – неблагодарное дело.
К тому же Драко ни разу не сказал ни одной гадости, до того, как ядовито откомментировал происходящее в Магической Британии. Несколько фраз говорили обо всём, что успел надумать парень, лёжа в постели.
- Отец, вот скажи мне, тебе ещё не надоело делать одно и то же? Все грязнокровки отловлены и загнаны в гетто, а в Магии ничего не изменилось, и по-моему, многое стало хуже. Вольдеморт сам не знает, чего хочет! Но мы-то должны понимать, что подобные трюки с кровосмешением выродят магов! Вот ты сам, отец, невесту себе искал так далеко, как смог, лишь бы она не была близкой родственницей!
Джинни тогда побледнела как смерть. Люциус постарался замять то, что говорил Драко, и принялся расспрашивать девушку о том, выбрала ли она фотографии, чтобы послать их Флер, и вообще начала ли писать ответ.
- Я пересмотрела все фотографии, – жалобным тоном сказала Джинни, – но те, которые мне нравятся, жаль отсылать, а те, которые мне не нравятся - не хочу. Я на них печальная.
- А хоть что-то написала? – Люциус предложил Джинни сок. – Может быть, мне помочь тебе с переводом?
- Я даже не знаю, что ей писать… Она бросила моего брата, когда… когда… уехала с детьми… - вздохнула Джинни. Драко ушёл сразу после того, как высказался, по направлению к библиотеке, так что Джинни могла спокойно говорить. – Я не умею вести великосветские беседы.
- Нет, дорогая, – вдруг улыбнулся Люциус.– А письмо ты напишешь под мою диктовку, у меня и французский лучше, чем у тебя, и опыта больше.
Когда Джинни оказалась сидящей в кресле Люциуса за его столом, мужчина расхаживал со стороны в сторону и диктовал:
« Здравствуй, моя дорогая Флер,
Очень рада тому, что ты мне написала и прошу прощения, что не писала так долго. Я на самом деле не знала твоего адреса, да и водоворот событий закружил с огромной силой. Некогда было даже подумать о письме.
Посылаю тебе две фотографии, остальные мне очень важны, и подарить их не могу. Подробнее о свадьбе я расскажу тебе при личной встрече. Очень надеюсь, что ты посетишь меня, вместе с племянницами, на Ривьере этим летом.
С любовью, Джинвра»
- Люциус, - Джини положила перо, – личная встреча? Ты хочешь, чтобы я пригласила Флер в Малфой-Менор?
- Нет, конечно, дорогая, я думаю, ты сама погостишь у неё. – Люциус подошёл к ней и наклонился к самому ушку. – Я думаю, что летом ты уедешь во Францию, и возвращаться не будешь, любимая, пока тут всё не наладится. – Джинни вздрогнула и схватила Люциуса за руку.
- Я тебе мешаю? Да? – Слёзы уже выступили на её глазах. – Прости… я не хотела тебе мешать… Я не буду, я буду тихо сидеть в своей комнате, пока родится ребёночек, а потом с…
- Джинни, - Люциус выпрямился, – ты совсем мне не мешаешь, но… но сейчас происходит такое, что тебе лучше быть в безопасности, в особенности теперь. – Джинни хлопнула ресницами. – Не забывай, что ты теперь не одна, – и звучало это так трогательно и ласково, что Джинни маленьким котёнком потёрлась о руку Люциуса.
- Я думала, что я тебе больше не нужна, - прошептала девушка, вызывая улыбку у мужчины…
- Глупенькая…
* * *
- Грейнджер, что ты там ищешь? – Драко второй раз обходил по кругу выставленные на столе приборы, заставляя их работать. Гермиона сидела на полу, между двумя стопками огромных фолиантов. Девушка что-то очень активно искала и не реагировала на Драко. – Эй, ты не в хогвартской библиотеке! Это мои книги!
- Это – твоё здоровье, лучше найди мне словарь Арийских рун, – отозвалась наконец Гермиона, – у кого твои предки украли ЭТУ книгу? Я даже боюсь предполагать…
- Её папа купил - года три тому…
- Понятно… словарь, Драко, - Гермиона что-то переписывала, потом мяла бумагу и переписывала заново, распустила тугую причёску.
Как ни печально, но единственное, что было необратимым – это мужское бессилие, всё остальное – даже не проклятие, просто болезнь, магловская и излечимая. Гермиона не зря была дочерью врачей. А возможности магии позволяли очень хорошо лечить обычный посттравматический синдром.
Только вот вернуть силу она не могла. Парень навсегда останется таким. Она нашла, какое проклятье использовали Рон и Гарри. Безумно жестокое, болезненное, пыточное. Изобретённое давным-давно, ещё в 15 веке, для того, чтобы мстить насильникам, но потом приобрело иное назначение - искоренение рода. Ибо если наслать на всех мужчин в роду такое проклятье, то рано или поздно весь род вымрет. INFIRMUS – называлось оно.
Но не бывает так, чтобы не нашлось метода исправить положение вещей. Конечно же, Гермиона нашла информацию о том, что нужно делать в таком случае. Но, к сожалению, находка могла только огорчить. Зелье, которое могло вернуть мужскую силу, работало только одну ночь. Даже если сварить его ещё раз и выпить, то результата не будет. Логика проста - одной ночи хватит, чтобы зачать дитя.
Гермиона решила, что сварит это зелье и подарит его Драко. Мысль эта была лишена всяких намерений обогатиться, девушка просто хотела хоть как-то помочь Драко. Хотя в какие-то моменты Гермионе казалось, что это – жестокая шутка, ведь это зелье всё равно не позволит Драко зачать. По другой причине, но это так. Согласно найденному в книгах, для такого эффекта была необходима семенная жидкость наславшего проклятье. Этого не достать…
- Эй, ты невыносима! – Фыркнул, скривив рожицу Драко.
* * *
Джинни успокоилась после приступа ревности и тихо сидела на диванчике у Люциуса в кабинете. Чай ароматно дымился в фарфоровой чашечке, на коленях лежал каталог самых модных мантий месяца.
Между тем Джинни не могла понять, что делала Люциус с письмом и фотографиями, которые она собиралась отослать Флер. Мужчина что-то колдовал, потом полюбовался результатом, запечатал конверт.
- Я сам отошлю?
- Хорошо.
- Ты себе мантию выбираешь?
- Просто так, листаю… у меня столько одежды, что я никогда её не сношу, - Джинни внимательно разглядывала рисунки. – Наверное, мне нужно позаботиться об одежде для беременных…
- Кисонька, это ты сама.
- Конечно же, дорогой, - Джинни улыбнулась из-за журнала.
Люциус отослала сову с письмом во Францию, потом занялся своими делами. Джинни, хоть и была заинтересована тем, что там делает муж, не лезла с расспросами. А сам мужчина не знал, стоит ли заставлять Джинни вникать в политику и экономику. Вот и не пытался как-то привлечь девушку.
Дело шло к вечеру, и скоро должны были прибыть гости. Люциус ухмыльнулся. Билл Уизли оказался очень разумным и рассудительным человеком, но от Люциуса вряд ли могло даже после бутылки виски укрыться то, что Билл – сопротивленец, и не просто боевик, а один из полевых командиров.
Хотя молодой человек очень хорошо держался. Люциус оценил все качества этого человека. Что бы донести план действий до Билла, потребовалось пятнадцать минут в «застрявшем» лифте и нерушимая клятва. Парень тут же обезопасил себя и даже сделал вид, что совсем не понимает, что и куда повезёт.
А везти он должен огромный массив информации, которую Люциус находит ценной для Правительства в Изгнании. Адресат – Артур Уизли. Письмо Флер было шифровкой, где указывалось, что Артур на месте. В ответе, который надиктовал Люциус было зашифровано предупреждение о приезде курьера.
Но послать Билла Уизли Люциус не мог. Зато своего личного секретаря, Перси Уизли, он часто посылал в заграничные командировки. Сам же Перси останется на время в Малфой-Менор, в безразмерных подвалах.
Джинни подняла голову от своих каталогов, посмотрела на часы у стены и сказала:
-Я пойду, переоденусь… - Люциус кивнул.
- Я зайду за тобой, – сказал он, – через полчаса.
Сопротивление серьёзно влияло на жизнь в Магической Британии. Люциус очень хорошо знал, как опасно было бы, например, ему просто прогуляться по Косому переулку. Он всегда ездил в карете, в сопровождении ещё одной, с охраной. Как Джинни, уже будучи его невестой, просто ходила в магазины одна – поражало.
Они, сопротивленцы, замечательно пользовались магловскими методами, взрывая и сжигая.
* * *
Ужин стал для Джинни моментом истины. Когда они спустились с Люциусом под руку, она испугалась, что это расстроит Молли. Но женщина, казалось, даже не посчитала это необычным. Братья Фред и Джордж сидели молча, и их обычно улыбающиеся лица были слишком серьезны.
Перси с опаской смотрел на Джинни, которая глазами метала через стол молнии. Разговоры вертелись вокруг всяких глупостей, и Молли очень умело поддерживала разговор «ни о чём». Только когда перешли в малую гостиную, женщина тихо спросила Джинни:
- Что происходит? – Но Джинни сама не знала. Люциус пригласил всех братьев в бильярдную. Драко, сославшись на усталость, убрался даже до того, как подали кофе.
- Я не знаю… - ответила Джинни, и в это момент раздался какой-то шум. Потом несколько хлопков. – Но, кажется, я догадываюсь, что кого-то только что оглушили…
- Это…это правда, что Артур жив?
- Он каким-то образом смог сбежать! – Тихо рассказывала Джинни. – И я впервые видела, как Люциус мне подмигивал!
В этот момент двери открылись, и вошёл Фред (или Джордж) и широко улыбнулся:
- Мама, мы можем отправляться домой.
Джинни встрепенулась и попыталась встать, но пара сильных рук, прижала её к спинке кресла. Джинни не заметила, как вошёл Люциус, и теперь удерживал её, мужчина посмотрел на неё сверху вниз. Джинни напряглась всем телом, попытавшись вырваться, но Люциус опять удержал её.
- До свиданья, дорогая - Молли как-то странно смотрела на дочь, но, тем не менее, широко улыбнулась. Когда трое гостей отправились через камин домой, поочерёдно попрощавшись с Джинни, девушка вырвалась из рук мужа и сердито на него посмотрела.
- Что это значит? А где Билл? – Джинни уже приготовилась кинуться на мужа с «выпущенными коготками», но Люциус поднял вверх руки, и, улыбнувшись, сказал:
- Он дома у Перси, не волнуйся ты так, тебе нельзя, – Джинни руки опустила и удивлённо посмотрела на мужа. – В место Перси.
-К…как? – Джинни попятилась немного. – А Перси?
- А Перси… у него продолжительный выходной… по болезни, – улыбнулся Люциус. – Ты не против, если он побудет у нас в подвале? Где-то на неделю. Клянусь, ты не услышишь и звука, а уж тем более – запаха.
- Это очень нужно? – вдруг спросила Джинни, понимая, что Люциус всё равно не расскажет ей все как есть.
- Да, – Джинни обошла диванчик и немного неловко обняла мужа, чуть выше талии. Люциус пригладил пушистые волосы жены и вдруг сильно посерьёзнел. Джинни вряд ли оценит то, как решает накопившиеся проблемы Люциус. Именно поэтому девушке не следует вникать в это.
Джинни всё ещё не отпускала Люциуса, ища какой-то защищённости, мужчина погладил её о спине, потом – спустился пониже, проверяя, как отреагирует жена. Многое может измениться, когда женщина беременна. Но Джинни подалась вперёд и явно была не против продолжить вечер наедине.
Но…
- Хозяин… - пискнул эльф у ноги Люциуса, – к вам Грейбек, сэр.
- Не могу поверить, что его принесло ночью… - Тихо сказал Люциус, потом немного нервно взглянул на Джинни, которая отстранилась, услышав об Упивающемся Смертью. К тому же он сказал очень откровенно, не выбирая фраз…
- Что-то произошло? – Тихо спросила Джинни. – Да?
- Скорее всего, – кивнул Люциус и протянул руку, – идём…
Грейбек ждал Люциуса в кабинете, Джинни явно стала для него неожиданностью. Оборотень хмыкнул, церемонно поклонился Люциусу и сказал:
- Новости, плохие новости, - Люциус сел за стол, Джинни опустилась в кресло, чуть подальше от Упивающегося. – Розье сегодня убили.
- Что? – Удивился Люциус. - Кто? Когда? Как?
- Как обычно, – буркнул оборотень, – отскребали ложками…
- Следите за языком, – отчеканил Люциус, – вы в обществе леди.
- А что Я могу изменить в ТОМ, - Грейбек фыркнул, обозначая смех, – что случилось. А Розье Армия Сопротивления на кусочки разорвала, маглы ЭТО называют «взрывчаткой». – Джинни сжала ладошки в кулачки. Она несколько раз слышала тихие разговоры по вечерам. Билл, Джордж, Фред… Джинни не вникала в эти разговоры, но слова «взрывчатка» и «разорвать на кусочки» она слышала.
- Итак? До завтра ЭТА новость не могла подождать? – Осведомился Люциус.
- Завтра – похоронная церемония, семья Розье просит вас почтить память погибшего, – Грейбек раскланялся, пожал протянутую руку Люциуса и подошёл к Джинни, – миссис Малфой, – он взял ладошку девушки и поцеловал её. Джинни выдернула руку до того, как оборотень закончил поцелуй.

Форма входа



Календарь

«  Май 2021  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31

Мини-чат

200

Статистика