Вторник, 2021-05-18, 08.34
Приветствую Вас Бродяга | RSS

Шанс для двоих. Глава 22 Ты Черный Маг - ты обречен, такая плата, таков закон

Он не просил, не просил помочь -
Он видел свет, он знал ответ.
Он не хотел, не хотел, но ночь
В его душе оставит след!
Чёрный Маг "Эпидемия"

Ты Черный Маг - ты обречен, такая плата, таков закон...

Драко тяжело опирался на трость. С этим Гермиона ничего сделать не могла, но в целом Драко давно так хорошо себя не чувствовал. А ещё волна злости, которая поднималась из глубины с каждым вздохом, придавала сил. Конечно же, Драко понимал, почему Вольдеморт вызвал его. Не было неожиданностью то, что Лорд знал о Гермионе и о том, что именно она лечила Драко.
А после вчерашнего вечере наверняка ему уже сообщили, что их связывают не только отношения Хозяина и рабыни. Вольдеморт наверняка потребует подтверждения верности идеям, идеалам и ему самому. Ну что ж, Драко готовился к этому и не задумывался о том, чем это закончится.
Он шёл по длинному, слегка освещённому факелами коридору к тому месту, где был Тронный зал. Вольдеморт любил огромные мрачные помещения с высокими потолками. Тогда каждый, кто стоит перед троном на коленях, кажется настолько ничтожным и жалким, насколько это вообще возможно.
Двери с металлическим лязгом окрылись, и парень оказался сам один напротив возвышения. Именно там, на чёрном обсидиановом троне сидело чудовище, правившее всей Магической Британией и мечтавшее захватить весь Мир. Драко сам себе улыбнулся и сделал шаг.
- А… Драко Малфой… - Вольдлеморт, видимо, пребывал в хорошем настроении. - Ты настолько оправился, что готов придти по моему первому зову. Что ж, похвально.
Драко сильно склонил голову, чтобы Вольдеморт не мог видеть ухмылку. О, да, Драко чувствовал себя достаточно хорошо, чтобы придти к Вольдеморту, поднять палочку и сказать два слова…
Когда он одевался и уходил, было утро. Гермиона спала, укрывшись одеялом. Она свернулась калачиком и сладко посапывала, почему-то сжимая в кулачке медальон. Она вся пропахла травами, и даже сейчас от неё исходил лёгкий аромат тепличных растений, Драко очень нравился этот горький тёрпкий запах…
Под покрывалом угадывались мягкие изгибы тела, желанного и, как оказалось, единожды, но доступного. Драко был готов выставить на торги свою душу, чтобы эта ночь повторилась хоть пару раз.
- Что скажешь мне?
- Вряд ли что-то новое, Тёмный Лорд, – ответил Драко. – Вы и так всё знаете.
- Не хами, мальчишка…
- Отнюдь, - не менее нагло продолжал Драко, – если наглость, конечно же, не равносильна правде.
- Итак, - Вольдеморт встал из кресла. – Пришло время. Ты исполнишь свой долг перед Чистой Кровью…
- Нет никакого долга. – Драко хмыкнул. – Я не должен ВАМ ничего, кроме Авада Кедавра.
- Так ты не желаешь занять своё место подле отца?
- У меня совсем другие желания, - Драко медленно развернулся, не поклонившись, вышел из зала, прошёл через коридор. В голове крутилась только одна мысль. Сегодня же вечером, не дожидаясь ничего, он заберёт Гермиону и покинет Англию. Франция совсем близко, там можно скрываться годами, как делают высшие руководители Сопротивления.
Ему было глубоко наплевать, что будет с отцом после всех его слов Вольдеморту. Он так и не перестал быть эгоистом, и не перестанет никогда. Его волновало только то, что он запланировал. Вернуться домой, взять Гермиону и покинуть Англию.
* * *
Драко рассеянно поприветствовал проходившего мимо личного врача Вольдеморта, который был частым гостем имения. Библиотека, теплицы, всё это высоко ценилось Вольдемортом. Так что Драко даже не задумался, что этот человек делал в имении.
То, что старый шарлатан даже не лечил его, вызывало у Драко только желание избить его, не более, но он так спешил быстро закончить все дела, забрать Гермиону и уйти. А ещё нужно было выпить лекарство, Гермиона будет сильно сердиться, если нарушить график.
Как-то она говорила, что через пару лет диеты можно будет постепенно перейти к обычной пище и даже пить вино. И он будет это делать на южном берегу Франции вместе с Гермионой.
Комната встретила его пустотой, Гермиона убрала постель и куда-то ушла. Но это не важно. Он очень быстро найдёт её. Сейчас нужно выпить лекарство и собирать нужные вещи. Бутылочка ждала его на столике, как обычно, только стояла немного левее, чем обычно, в самом центре, рядом со стаканом воды.
Драко взял её, откупорил и опрокинул в рот. Зелье оказалось каким-то не таким, как обычно, несколько капель упали на белую сорочку, Драко запил его водой, и пошёл к шкафу. Нужно было собрать несколько вещей в дорогу. Почему-то закружилась голова, Драко свернул мантию и бросил её в чемодан, сделал несколько шагов к кровати…
* * *
- Ваш сын умер, – Люциус не мог поверить в то, что он слышал. Как бы не хотелось, но это не мог быть сон. Его сын умер в своей комнате, в своей кровати, так и не услышав от отца самых главных слов…
Он даже не заметил, насколько быстро прибежал в комнату, не почувствовал, как столкнулся с чем-то, ударившись бедром. Просто перед ним, на белых простынях лежал абсолютно белый Драко. И на его губах играла лёгкая усмешка, и было такое впечатление, что сейчас он откроет глаза и скажет: «развёл я тебя, папа». Но он не откроет глаза, и не скажет очередную гадость… Потому, что Драко умер.
Его светлые волосы разметались по подушке, а на ресницах – метался солнечный зайчик. Он был одет в белую рубашку, немного небрежно не завязанную. На ней было несколько капель чего-то зелёного, но Люциусу было всё равно.
Он осторожно приподнял успевшую похолодеть голову сына, прижался лбом к его лбу. Было ощущение того, что он просто не мог справиться с жизнью. Если раньше всё можно было исправить, то теперь – всё стало неисправимо…
- Почему, почему ты умер? – Вдруг спросил Люциус. – С тобой же всё было хорошо, ты же выздоравливал. Что случилось? Где была твоя любимая грязнокровка? - Люциус положил голову Драко на подушки, медленно сложил его руки на груди и поцеловал верхнее запястье. Теперь у него не было сына…
* * *
Джинни опять проспала до полудня, а потом ещё и лежала в постели до часу дня. Только когда желание поесть пересилило отчаянье и усталость, девушка встала с постели, надела халат. За окнами было пасмурно, иногда падал снежок. Деревья в саду сбросили листву и теперь чернели голыми стволами. Это угнетало.
Джинни перебралась в кресло и взяла одну из книг, которые заказала себе, чтобы хоть как-то скоротать время. Девушка даже позавтракала, несмотря на то, что не очень хотела есть. Каждый раз, когда не хотелось вставать, и что бы то ни было делать, – она вспоминала о том, что беременна.
- Миледи, к вам пришла Гермиона, – Глория, очень чувствительная к событиям вокруг, прекрасно понимала размолвку между подругами.
- Пусти, – кивнула Джинни, закрывая книгу.
Гермиона вошла медленно, немного смущаясь. Джинни вставать не стала, встретив подругу немного холодным, пристальным взглядом. Но тем не менее она кивнула:
- Добрый день.
- Добрый день, я… я должна поговорить с тобой, – начала Гермиона, – я понимаю… понимаю, что ты испытала, когда узнала о том, что сделал Люциус. Но… я не виновата. Знала бы ты, что я при этом испытала…
- Гермиона, не говори глупостей,– фыркнула Джинни, – я, наверное, лучше тебя знаю, КАК иногда любит заниматься сексом Люциус. Но он никогда не делал так без согласия. Признайся честно, Гермиона, ты ведь хотела этого, да?
- Что ты… это был самый страшный момент в моей жизни. Я… я всё время думала о тебе…
- Я уже верю тебе… – саркастично скривив губки, протянула Джинни. – Когда рядом Люциус, вряд ли ты думала обо мне, просто глупой маленькой подруге.
- Джинни, что ты вообще такое говоришь? Ты сама себя слышала? – Гермиона сжала руки. – Неужели ты думаешь, что я этого хотела? Я не соблазняла его!
Джинни замолчала, так и не ответив. Люциус был на такое способен, и он наверняка мог это сделать, да что там, он это сделал. Но это не уменьшает вины Гермионы…
- Мерлин… прости меня, прости меня… Я не хотела, слышишь, не хотела, чтобы всё так случилось… Я сказала, что он – подонок, что он всегда с тобой груб, он ударил меня, а потом… потом я проговорилась и… я на самом деле это видела, но не специально, понимаешь, я видела, как вы занимались сексом у того дерева…
- Ты спровоцировала его, – как выплюнула, сказала Джинни. – Ты же знаешь, он вспыльчивый и очень эмоциональный человек, и воспользовалась этим.
- Но… но не для того, чтобы соблазнить… я… мы… поругались из-за Драко.
- Ах да… Драко.
-Джинни, это – правда! Что мне сделать, что бы ты поверила? Клянусь, – слёзы градом покатились по щекам, – Мерлин, прости меня… Я всё испортила, всё, что могла… Драко, ты, твой муж, твой ребёнок… Я не хотела…
- Я верю тебе. Понимаешь, я не хочу думать об этом постоянно. Я верю тебе потому, что ты – моя подруга, ты всегда ею была. - Джинни встала и кивнула. - Садись, расскажи мне, что будет дальше со мной, я имею в виду беременность.
* * *
- Молодой Хозяин… - в комнату вбежал один из лакеев, сквиб, – Молодой Хозяин умер…
- Что?! – Гермиона, как во сне, медленно встала. – Не может быть…
- Гермиона, что происходит? – Джинни тоже вскочила. «Мерлин… бедный Люциус, он не переживёт этого».
- Не может того быть… не может… - Гермиона опрокинула стул и побежала к двери. Джинни побежала следом, подобрав юбку платья. Девушка едва успевала бежать за Гермионой, а в голове вертелось только одно «Люциус умрёт следом, сложно вообще представить, что он сейчас чувствует… Что же делать? А Гермиона… если она на самом деле была привязана к Драко?»
Люциус стоял на коленях рядом с постелью, на которой лежал Драко. Гермиона сначала застыла в дверях, а потом упала на колени. Джини протиснулась мимо девушки и уже медленнее прошла к Люциусу, осторожно опустилась рядом и взяла под локоть.
- Всё закончилось… ничего не изменишь… - девушка чувствовала, что сейчас сядет и заплачет. На Люциуса, стоящего на коленях, в один день постаревшего на несколько лет, было страшно смотреть.
- Он УМЕР, – прошептал побелевшими губами Люциус, – понимаешь, он умер…
- Ему там легче… лучше, чем здесь, - пыталась говорить Джинни. Эти слова были такими простыми, но других она не знала. Она вообще не знала, что говорить.
- Почему он умер? – Продолжил говорить мужчина, ища какую-то опору в Джинни. – Разве это возможно? Он никогда не жаловался на сердце.
- Никто не знает, от чего умрёт, - девушка потянула Люциуса вверх – идём, тебе нужно полежать. Гермиона сама справится…
-Нет… Нет, я должен сам.
- Что, Люциус, что ты должен сам? – Джинни собрала в кулак всю волю. – Тебе вообще лучше этого не видеть.
Она чуть ли не насильно потянула мужа из комнаты. Гермиона к тому времени встала и ходила по периметру помещения, пристально что-то разглядывая. На её лице было какое-то непонятное выражение, то ли безумное, то ли всё понимающее. Девушка как раз подошла к небольшому чемодану, в который были аккуратно сложены три рубашки, сверху лежала мантия.
Джинни отчётливо слышала, что Гермиона что-то бубнит себе под нос, но что она говорит, не могла понять. Сейчас важно было просто довести Люциуса, который висел на её плече, до кабинета. Что делать дальше, девушка не знала, и собиралась решать проблемы по мере их поступления.
Но проблемы сыпались каскадом, и она просто не успевала их решать. Оставив Люциуса в кабинете, она спустилась раздавать указания прислуге, ведь кто-то должен был это делать. Несмотря на то, что в её семье было много погибших, они никогда не были похоронены достойно, просто было известно, что они мертвы.
Справедливо рассуждая, Джинни не стала планировать общественную церемонию. Драко похоронят завтра, тихо, «в семейном кругу», рядом с матерью. Но, тем не менее, нужно было заготовить достаточное количество цветов, гроб. Джинни даже не знала, что ещё нужно для подобного.
После собственного признания в своей неспособности управиться, какая-то служанка сказала Джинни, что была в имении, когда хоронили Нарциссу Малфой. Именно с её помощью девушка справилась с происходящим. Только когда все слуги были заняты и выполняли указания, девушка села на стул и просто заплакала. Она плакала не потому, что умер Драко, хотя нет и поэтому – тоже, она просто плакала, потому что чувствовала, что нет сил справиться со всем происходящим.
Имение казалось ей огромным и совершенно неуправляемым. Она была просто маленькой деревенской девушкой, которая не представляла, как быть аристократкой. Более того, оказалось, что она наивно полагала, что сможет ужиться с Люциусом… Случившееся за последнее время вырывалось горючими слезами. Не истериками, как было прежде, а просто чистыми, прозрачными слезами.
* * *
Зал была лишь слегка украшен тёмно-красными цветами и чёрными лентами. Даже солнце, впервые за несколько дней, вышло из-за туч и теперь стремилось заглянуть в высокие окна. Портьеры были не опущены, а наоборот, Гермиона открыла их все, предавая солнцу и круглые букеты, перевязанные чёрными лентами, и толстые круглые свечи в высоких подсвечниках и гроб красного дерева, в котором под белым покрывалом лежал парень, который так не хотел умирать…
В какие-то моменты Гермионе казалось, что она должна была бы плакать, и да, конечно, она хотела плакать, но просто не могла. Слёзы пролились внутрь неё самой, просто не вышли из глаз, а стекали вниз, по душе, по сердцу. Она просидела всю ночь у постели, в которой уложили Драко, на полу.
Сейчас же она просто стояла у гроба и смотрела в никуда. Джинни, открыв обе створки дверей, впустила сквозняк и заставила дёрнуться огоньки свечей. В следующий момент она застыла, испуганная сценой, которая предстала перед ней. Гермиона была в чёрном платье, которое ей принесла Джинни, волосы она заплела в косу и перевязала чёрной лентой, так, чтобы коса была сложена вдвое.
Джинни принесла ей чёрную вуаль.
- Люциус приказал дать тебе это, – она протянула материю, – он желает, чтобы ты присутствовала на церемонии.
- Хорошо, – Гермиона взяла материю, – Джинни… его убили.
- Я понимаю, что ты хотела бы, чтобы так было, - Джинни просто не знала, что делать. Сейчас она явственно ощущала, как любила Гермиона Драко. Но это не значило, что Люциус равнодушен к ней. – Драко не мог, слышишь, не мог выздороветь… Даже Люциус это понимал.
- Нет, Джинни, нет! - Гермиона схватила подругу за руку и зашептала на ухо. – Нет… ты не понимаешь, он собирал вещи. Понимаешь, он куда-то собирался уходить… и внезапно умер.
- Так бывает. Ты же слышала, что сказал колдомедик, то был сердечный приступ…
- Такой же, как у Нарциссы удар?
- Гермиона…
- У Драко на рубашке были капли зелёного цвета, а зелье, которым я его поила – бесцветное!
- Откуда ты знаешь, что он нигде ничего зелёного не ел!
- Он… он всегда соблюдал правила. Он знал, как это важно.
- Не знаю, Гермиона… - Джинни прислушалась к чему-то. – Надень вуаль, на похоронной церемонии, всё равно будут чужие. – Гермиона послушно надела покрывало, которое доходило почти до талии. Джинни обвязала вокруг её головы чёрную ленту…

Форма входа



Календарь

«  Май 2021  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31

Мини-чат

200

Статистика