Четверг, 2021-05-13, 00.12
Приветствую Вас Бродяга | RSS

ХС-2, Глава 25-26

Глава 25. Не услышанные слова

Дорогие читатели! Очень надеюсь, что вы все еще со мной и для вас нет значения на каком сайте я публикуюсь. Если кто еще не знает, что теперь этот фик можно прочитать только здесь.
И еще...спасибо всем вам за поддержку, даже не знаю, как бы я без вас!
__________________


«Кто бы мог допустить,
Что я снова буду слабой,
Свет так ярко светить,
А вода слишком громко капать»…
(Флер «Укол»)


Сухие дубовые листья поднялись в воздух и закружились в небольшом вихре, словно танцевали какой-то причудливый танец. Я меланхолично наблюдала за этим, надеясь, что однажды переживания оставят меня, и я смогу хоть некоторое время побыть свободной, как эти беззаботные листочки. Но вскоре от этих вихрей стала кружиться голова, и я поспешила отвести взгляд. Перед глазами тут же предстал огромный особняк из серого камня, который возвышался надо мной угрюмым истуканом. Он почему-то одновременно навевал на меня тоску и вселял некую абстрактную и призрачную надежду. Я сидела на облупленном бордюре старого фонтана и никак не могла успокоиться и собраться с мыслями. Они роились в голове, не давая забыться и заставляя чувствовать себя беспомощной жертвой обстоятельств. Состояние было странным: будто бы я только что проснулась в сильном похмелье и пыталась освободить свой разум, чтобы не причинять себе тем самым лишней боли. Вот только чем больше я старалась не думать, тем больше мыслей одолевало меня.
Мой взгляд переметнулся на заледеневшую воду на дне фонтана, потом на редкие голые деревья, росшие в этом парке, на лежавшие кое-где островки грязного снега. Странно, раньше я не замечала, что этот парк еще угрюмее бесконечных пустошей Лестрейндж-Холла; возможно, когда-то он бы и напугал меня. Однако теперь мне совершенно не было дела до обстановки. По идее я должна была быть счастливой – Рудольфус Мерлин знает где, и я могу все свое время проводить с Темным Лордом. Но мне по-прежнему было не по себе в его присутствии, и с каждым днем это ощущение лишь усиливалось. Я знала, что Темному Лорду было все известно о моих терзаниях, но, к моему удивлению, он ни разу не заговорил об этом. Вел себя так же, как всегда, был нежным и любящим – но это не могло разрушить стену между нами. Глядя на него, мне хотелось и быть рядом, и бежать подальше, и каждую минуту я разрывалась между этими желаниями. От последнего меня останавливало лишь то, что Том никогда бы не отпустил меня, да и я сама не смогла бы без него, как бы он меня ни пугал порой.
Не знаю, сколько прошло времени с того момента, как Рудольфус отправился на то неведомое мне задание. С тех пор он не писал, и о нем ничего не было слышно ни от Рабастана, ни от других Пожирателей Смерти. Я могла бы спросить об этом Темного Лорда, но я была уверена, что этот вопрос разозлит его, что было бы очень нежелательно. Поэтому приходилось просто ждать хоть какой-нибудь весточки от мужа и не находить себе места от волнения в те моменты, когда я оставалась одной.
Хотя я не обращала внимания на бегущие дни, сегодняшнюю дату я знала точно – тридцать первое декабря, последний день года и день рождения Тома. Не знаю, помнил ли он об этом, но я не могла забыть. Возможно, потому, что много лет назад в этот день я так старалась сделать Тома счастливым, или же от того, что он , несмотря на все недавние события, по-прежнему оставался для меня самым любимым человеком.
Я наблюдала, как замок Логова медленно окутывают непроглядные зимние сумерки, и он начинает сливаться с темным фоном природы. На небе не было ни одной тучи, но оно все равно казалось низким и темным: наверное, всему виной было время года. Зима в этот раз выдалась непохожей на все предыдущие: почти не было снега, хотя раньше к концу года все утопало в сугробах. Теперь же погода лишь изредка баловала нас жалкими снегопадами, и снег моментально таял.
А сейчас даже стих ветер, видимо, успев наиграться с опавшей листвой, и я осталась посреди парка в полной тишине. Через некоторое время в нескольких узких окнах замка зажегся свет, озарив тусклыми лучами тот фонтан, на котором я все еще сидела.
Видимо, я провела здесь много времени, так как когда я аппарировала из Лестрейндж-Холла, на дворе было еще светло. Я должна была встретиться с Томом, но почему-то не решалась войти в дом и подняться на второй этаж, к его кабинету. С каждым разом мне было все тяжелее и тяжелее идти к Темному Лорду, но я пересиливала себя, зная, что в его обществе мне удастся хоть немного успокоиться и отвлечься. Но сейчас я медлила дольше обычного. Молча смотрела на темные окна его кабинета, зная, что он находится там и, наверное, смотрит на огонь, как всегда любил это делать.
Я поежилась, хотя совершенно не замерзла, и встала с холодного камня. Все-таки нужно было идти, иначе Том может хватиться меня, и тогда будет еще хуже…
- Надоело сидеть в холодном парке, Белла? - позади меня из темноты послышался голос.
Я вздрогнула от неожиданности и обернулась. В нескольких шагах от меня, за фонтаном, стоял Темный Лорд и с усмешкой смотрел на меня. На миг мне показалось, что его лицо выражает волнение, впрочем, скорее всего, это была игра света. Я замерла, не смея пошевелиться, а Темный Лорд тем временем подошел ко мне и взял за руки. Его ладони были прохладными, и от этого по моему телу прошла дрожь. Том заглянул мне в глаза, и я попыталась выдавить из себя улыбку, но ничего не получилось. Мне никогда не удавалось скрыть своих истинных чувств от Тома. Он читал меня, как открытую книгу, и это было неизменно.
- Я… я просто гуляла, - прошептала я глядя куда-то в сторону. – Устала сидеть в помещении, и…
Темный Лорд усмехнулся еще шире, и было ясно, что он не поверил мне.
- Гуляла, хотя знала, что я жду тебя? – тихо спросил он.
Я ничего не ответила, лишь только задрожала еще сильнее. Том сильнее сжал мои руки, и я вынуждена была повернуться к нему. На его лице не было ни гнева, ни злости, только все та же улыбка.
- Мне… - начала я. – Мне просто хотелось побыть одной, недолго, я уже собиралась к тебе…
Том по-прежнему улыбался и пристально рассматривал меня. Я старалась не смотреть в его глаза, уверенная, что стоит мне встретиться с ним взглядом, как я полностью попаду в его власть, а сейчас мне почему-то вовсе не хотелось забываться. Я запуталась в своих желаниях, не зная, чего хочу больше – остаться с Томом или уйти, куда глаза глядят. Тем временем, он бережно прижал меня к себе, запустив пальцы в растрепанные волосы. Я тяжело вздохнула и закрыла глаза. В его объятьях было спокойнее, но нервная дрожь никак не желала проходить. Тогда Том немного отстранил меня от себя и легко поцеловал в лоб.
- Ты изменилась, Белла, - прошептал он, словно только сейчас сделал этот вывод.
- Почему ты так думаешь? – спросила я, с тревогой глядя в его лицо.
- Я ведь вижу, как ты себя ведешь последние полтора месяца, - произнес он. – Избегаешь меня, молчишь… Тебе не кажется, что нам лучше просто поговорить?
Впервые за вечер я посмотрела в его глаза, после чего медленно высвободилась из объятий и села на край фонтана.
- Не нужно, Том… Я не хочу, - устало прошептала я. – Давай оставим все, как есть, пожалуйста…
Повисла напряженная тишина, которую нарушал лишь скрип веток старого дерева. Я не решалась поднять на Тома взгляд, а он, казалось, о чем-то задумался.
- Как есть? – наконец произнес он. – Тогда я не понимаю тебя, Белла.
Он говорил спокойно, но не равнодушно. Я знала, что ему небезразлично все то, что происходит со мной, хотя он этого почти никогда не показывал.
- Зато я тебя хорошо понимаю! – вырвалось у меня, и я резко подняла голову и встретилась с ним глазами.
На лице Тома промелькнуло недоумение.
- Что ты…
- Не делай вид, что ничего не знаешь! – воскликнула я, не дав ему договорить. – Ты пытаешься удержать меня любой ценой, совершенно не замечая, что в этом нет никакой необходимости! Ты знаешь, что я не исчезну, даже если очень захочу, и все равно убираешь тех людей, кто мне дорог! Думаешь, я не понимаю, что ты взял меня в ту пещеру, только чтобы я смогла увидеть смерть Регулуса? А теперь ты отправил Руди Мерлин знает куда, лишь бы он не находился рядом со мной! Ты не доверяешь мне, Том, я это вижу, и не будь сейчас войны, ты бы запер меня в комнате и не давал лишний раз шагу ступить. Ты знаешь, что я буду делать все, что ты захочешь, и мне это будет только в удовольствие, но ты все равно каждый раз будешь подозревать меня не весть в чем и сомневаться в моей преданности!
Я выпалила все это на одном дыхании, совершенно не думая, что говорю. Эмоции уже давно закипали во мне, прежде мне удавалось себя сдержать, теперь же я не выдержала. Все, что я чувствовала, вырвалось наружу и обрушилось на Тома, и меня не заботило, что это может его разозлить и что его гнев мог обернуться для меня весьма плачевно. Но, к моему удивлению, он и бровью не повел, оставаясь абсолютно спокойным, как и несколько минут назад. А потом снова усмехнулся.
Я не сводила с него глаз, совершенно сбитая с толку его реакцией, а он подошел ко мне и сел рядом.
- Скажи, Белла, а разве я могу тебе доверять? Разве ты когда-то не доказала, что тебе нельзя верить? – произнес он.
Он говорил спокойно, рассудительно, так, словно объяснял маленькому ребенку какую-то простую истину. Я краем глаза смотрела на него, стараясь не встречаться с ним взглядом. Он был невозмутим и прекрасен, и от этого почему-то стало страшно. Возможно, от того, что я могу потерять его, или же он может совершить какой-то ужасный поступок по отношению к моим близким. Я вдруг подумала: что будет, если я потеряю его или если он решится на какой-нибудь ужасный поступок по отношению к моим близким?
- А разве на протяжении последних лет я не пыталась доказать тебе обратное? – прошептала я, принявшись рассматривать грязный снег, залегший под деревьями.
- Доверие вернуть всегда сложно, - произнес Темный Лорд. – А в некоторых случаях это невозможно. Я привык никому не доверять и вряд ли смогу это изменить. Но я-то знаю, что причина твоего поведения кроется не только в моем доверии или недоверии.
Я повернулась к Тому и теперь в упор смотрела в его лицо. Гнев, боль и тоска – это все, что я чувствовала на данный момент и не могла в себе подавить. Хотя стоило ли пытаться? Том сомневается в моей к нему любви, разве этого недостаточно для того, чтобы всколыхнуть мою старую обиду?
- Да, ты прав, не только в этом! – четко произнесла я.
Внезапно для самой себя я вскочила на ноги, из глаз брызнули слезы, сквозь пелену которых я размыто видела спокойное лицо Темного Лорда. Теперь слова лились из меня потоком, остановить который я была не в силах.
- Я просто не понимаю, что с тобой произошло! – выпалила я. – Куда пропал мой Том? Что ты с ним сделал? Я ведь знаю, что прежде ты никогда бы не поступил так, как тогда в пещере – со мной и с моим кузеном! Ты просто хочешь что-то мне доказать, но скажу, что у тебя ничего не получится, потому что я совершенно не вижу смысла во всех этих поступках! Том, что же с тобой происходит? Почему ты не хочешь хоть минуту побыть человеком? Я ведь знаю, что в глубине души ты такой, каким был раньше…
Слезы заструились по щекам, к горлу подступили рыдания, и мой голос оборвался всхлипом. Я отвернулась, чтобы он не видел моего лица, хотя все и так было ясно – Том прекрасно знал, что я чувствую, вот только вряд ли понимал. Я ощутила на своих плечах легкое прикосновение его рук, но не пошевелилась.
- Я попытался бы, Белла, но у меня нет души, - тихо сказал он, почти касаясь губами моего уха.
Я медленно повернулась к Тому, посмотрела на него. И почему он так спокоен?
- Не говори так, - прошептала я. – Так не может быть…
- Может, Беллс, магия способна и на такое, - ответил он.
Он немного разжал пальцы на моих плечах, но не отпустил.
- Но… А как же любовь, Том? – осторожно произнесла я. – Ведь она сильнее любой магии, она может победить все, что угодно!..
Том тихонько рассмеялся, и с каждым звуком его смеха мне становилось все больнее. Мы словно говорили с ним на разных языках, и так, наверное, и было на протяжении последних нескольких лет.
- Не говори глупостей, Белла, - сказал он. – Любовь придумали люди, а магия была всегда. Любовь делает нас слабыми, заставляет унижаться, подчинять свою жизнь чему-то нереальному, неосязаемому. Любовь превращает нас в ничтожества.
Том замолчал, а я еще долгое время пыталась осмыслить услышанное. Что он такое говорит? Как он может отрицать существование любви после всего, что между нами было? После каждой ночи, после каждого прикосновения, каждого слова, которые прежде казались мне глупыми, а теперь были нужны, как воздух? Неужели он был со мной лишь ради развлечения, а все то, что сказал в ту ночь, когда мы помирились, было ложью?
Я больше не могла сдерживаться и заплакала сильнее. Том хотел было обнять меня, но я отступила назад. Неужели он обманывал меня?
- Только так странно, когда я вижу тебя… - прошептал он. – Мне не хочется верить в…
Я не слушала его, глядя куда-то в пространство, желая поскорее исчезнуть отсюда.
- Значит, - сказала я дрожащим голосом. – Я, по-твоему, ничтожество? Значит, я унижаюсь, потому что люблю тебя? А ведь я-то верила, надеялась, и…
- Беллс, послушай… - начал Том, снова собираясь меня обнять, но я опять сделала шаг назад.
- Не имеет смысла… - прохрипела я, с трудом сдерживаясь, чтобы не разрыдаться в голос.
- Ты…
- Простите, Милорд, мне нужно домой, - произнесла я, отворачиваясь от Тома.
Он кинулся за мной, но я была проворнее – отскочила назад и поспешила аппарировать, нарисовав в мыслях Лестрейндж-Холл. Кажется, Темный Лорд звал меня, приказывая остаться и выслушать его, но мне было плевать. Пусть потом наказывает меня, пусть пытает – лишь бы не слышать его разговоров об отсутствии любви. Прежде его поступки и взгляды говорили совсем о другом, почему же теперь он повел себя так? Что хотел этим доказать?
Но если он не любил меня, то почему тогда ревновал до такой степени? Почему ненавидел Рудольфуса только за то, что он был моим мужем? Что же с ним происходило?



Глава 26. Чьих-то рук тепло

«Спрячь свой обман улица слез,
Я люблю и ненавижу тебя».
(Ария «Улица Роз»)


Я изо всех сил сжала в руке бокал, послышался негромкий хруст, и ладонь пронзила острая боль. Медленно разжав пальцы, я выпустила испорченную посуду на пол, где она звонко разбилась вдребезги. Какое-то время я изучала взглядом хрустальные осколки у своих ног, после чего посмотрела на ладонь, по которой струилась кровь, и с удивлением обнаружила, что боль исчезла. Возможно, я просто ее не чувствовала из-за алкоголя, блуждающего по крови, а, может быть, мне в данный момент просто не было дела ни до чего. Разве что было жалко бокал – он был из венецианского хрусталя, подарок Руди на одну из годовщин нашей свадьбы. Хотя, в серванте, должно быть, осталось еще несколько таких бокалов, и я уже хотела было подняться и взять еще один, но эту мысль тут же пришлось отбросить – я была слишком пьяна и едва ли могла устоять на ногах. Вместо этого я потянулась к полупустой бутылке огневиски, которая стояла на журнальном столике. Пить из горла было даже удобнее, чем из бокала: напиток меньше проливался мне на платье, да и не было надобности постоянно доливать. Я пила залпом, и, к моему удивлению, огневиски не обжигало мне горло, как раньше, а на вкус казалось сладким, почти как чай с сахаром. Только вот эффект от него был совершенно другим: все больше кружилась голова, и создавалось впечатление, будто я нахожусь в полете. Тело погружалось в приятное расслабление, а настроение поднималось. Теперь я начинала понимать, почему Рудольфус так пристрастился к этому напитку: ведь с ним жизнь казалась такой легкой, все становилось ни по чем.
Вспомнив о Руди, я сделала еще один большой глоток, чтобы отогнать задумчивость и не отдаваться мыслям. К сожалению, мне это не удалось: в сознании тут же нарисовалось улыбающееся лицо мужа, и мне вдруг безумно захотелось его увидеть. Сколько его уже не было дома? Месяц? Два?
Я посмотрела в окно, где пейзаж был окрашен в цвета уходящего дня. Снега уже не было, лишь только кое-где в ямах и по обочинам дорог стояла мутная талая вода. Уже наступила весна, и два месяца я провела в полузабытьи, делая все по инерции.
После того, как я ушла от Темного Лорда, я очень переменилась, стала грубее, жестче и, кроме того, стала довольно часто выпивать. Это однозначно были изменения не в лучшую сторону, но что я могла поделать? Мне хотелось забыться, не хотелось жить, не хотелось видеть Тома. Он же наоборот искал встречи со мной. Конечно, он не показывал этого, но на каждом собрании я ощущала на себе его взгляды, порой он как бы невзначай дотрагивался до моей руки или талии, словно пытаясь обнять, но я всегда старалась уйти, чтобы не отдаться во власть своих чувств. Обида на Тома была еще сильна, но теперь, когда я почти все вечера проводила дома в одиночестве, у меня появилось время обдумать его слова. Я ведь знала, что он изменился, и почти сразу приняла это, так что же меня остановило на этот раз? Страх перед ним? Или боязнь, что он сам уйдет от меня? И вообще, как я могла сомневаться в чувствах Тома, если он до этого столько раз доказывал их мне? А когда я аппарировала прочь из парка, он пытался сказать мне еще что-то…
Иногда по вечерам я чувствовала, как горит на запястье Черная Метка, и знала, что Том все еще надеется, что я отброшу сомнения и приду к нему. Разве это не было свидетельством того, что я все еще нужна ему? Но я почему-то не шла. То я оказывалась слишком пьяна, то просто настроение было плохим.
В один прекрасный вечер после какого-то пустякового задания я отправилась вместе с Долоховым, Яксли, Эйвери и двумя Керроу праздновать его успешное выполнение в какой-то бар в Лютном переулке. Там все и началось – мы выпили, мне стало легче на душе, и я почувствовала себя необычайно свободной. Конечно, будь я трезвой, все, что меня окружало, казалось бы омерзительным, но теперь мне было плевать. И даже на то, что Алекто отправилась с Долоховым на второй этаж явно не играть в шахматы; и на то, что повсюду сновали продажные женщины; и даже на то, что Яксли стал распускать руки, – здесь у нас дело не зашло дальше одного Конфундуса. Тем самым я ясно дала понять, что меня лучше не трогать.
На следующий день мне, конечно же, было нехорошо, я не могла даже встать с кровати из-за жуткой головной боли. Меня выручили Рабастан и Нарцисса, которые так кстати пришли меня проведать. Что касается сестры, то у нее к тому времени уже был заметен круглый живот, и она выглядела необычайно довольной. Цисси была окружена гораздо большим вниманием, чем любая другая беременная женщина, ведь ей старались угодить два предполагаемых отца ребенка.
Сестра несколько раз скандалила из-за моего поведения в последнее время, но я не собиралась меняться. На душе было слишком тяжело, и я должна была хоть как-то забыться. Я не слушала ни Нарциссу, ни Рабастана, ни остальных. Один раз со мной захотел поговорить сам Темный Лорд, но я быстро собралась и ушла еще до того, как он успел приказать мне остаться. Конечно, логичнее было бы вернуться к нему, начать жить, как прежде, но что-то меня держало.

Я тряхнула головой, стараясь отогнать от себя все воспоминания, но от этого движения немедленно почувствовала только большее головокружение. Я была слишком пьяна, чтобы хоть как-то управлять своим сознанием, поэтому приходилось просто сидеть на месте и предаваться размышлениям. Правда, сейчас, в таком состоянии, они даже казались мне приятными. Я сделала еще глоток и откинулась на спинку дивана, рассматривая затуманенным взглядом парк, в котором уже окончательно стемнело. Было бы неплохо позвать домового эльфа, чтобы он развел огонь в камине и зажег свечи, но мне не хотелось даже поднимать голову. Тело казалось необычайно тяжелым, я чувствовала непреодолимую усталость, сейчас было бы неплохо поспать…
И вдруг я услышала какие-то звуки в холле. Наверное, опять кто-то пришел читать мне нотации о том, что нельзя пить огневиски и что я должна быть примерной девочкой. Что ж, ради того, чтобы задать ему трепку, я не поленюсь даже встать и наложить на него какое-нибудь заклятье. Пока я поднималась с дивана, пустая бутылка с грохотом упала на пол и закатилась под кресло. Хватаясь за стены и мебель и попутно удивляясь, что вообще могу держаться на ногах, я нетвердой походкой направилась в сторону прихожей, где кто-то продолжал копошиться.
- Кого принесло сюда, хвосторожья задница? – крикнула я. Язык заплетался, но кое-как говорить я все еще могла.
- Белла? – послышалось из темноты. – Это ты, что ли? Что с тобой?
Этот голос был мне знаком, если даже не сказать очень знаком. Поначалу мне показалось, что он мне лишь почудился, но когда в темноте я смогла разглядеть своего мужа, то чуть не закричала от радости. Я хотела подбежать к нему, но ноги плохо слушались меня, и если бы Руди не бросился ко мне и не подхватил, то я точно бы упала. Он осторожно поставил меня на ноги, не убирая рук с моей талии. От его прикосновений по телу прошла легкая дрожь, я довольно улыбнулась.
- Наконец-то ты вернулся, Руди, я так скучала, - прошептала я, обнимая его за шею.
Он казался слегка обескураженным, но все равно обнял меня в ответ. Какое-то время мы просто стояли так посреди коридора, после чего Рудольфус медленно отстранился и посмотрел на меня.
- Ты пьяна, Белла? – строго спросил он.
Я лишь улыбнулась.
- Совсем немножко, - сказала я, глядя ему в глаза.
- Белла… Ты ведь… - начал Руди.
Но я не дала, прижав пальцы к его губам.
- Ну не нужно сейчас нотаций, Руди, пожалуйста, - прошептала я. – Я просто очень скучала по тебе, мне захотелось немного отвлечься…
- Отвлечься? – хмыкнул Рудольфус, но, судя по тону, он уже немного смягчился. – Да ты едва на ногах стоишь!
- Так мне необязательно стоять, - усмехнулась я.
Несколько мгновений мы с Руди просто молча стояли и сверлили друг друга взглядами, после чего одновременно потянулись друг к другу с поцелуем. Я сразу же обхватила руками его шею, он же быстро прижал меня спиной к стене. Сквозь поцелуй я рассмеялась, а Руди стал целовать мою шею, ключицу, стягивать с плеч платье. Я порадовалась, что сегодня, вернувшись домой после собрания в Логове, успела снять корсет, иначе Руди помучился бы с ним. Когда ему, наконец, удалось обнажить меня, он набросился с поцелуями на мои груди, сжимая их в руках, облизывая набухшие соски. Я откинула голову назад, упершись затылком в стенку, и тихонько застонала. Алкоголь в моей крови еще сильнее разжигал страсть, и я едва держалась на ногах, чувствуя, как предательски подгибаются колени.
А Рудольфус тем временем боролся с застежками на моем платье, но вскоре не выдержал и просто-напросто разорвал его. Он опустился с поцелуями еще ниже, касаясь языком живота, запуская пальцы под кружевную ткань трусиков. Мне показалось, что у меня внизу все запылало огнем, так я хотела его. Руди не спеша стянул с меня белье, оставив только в легких чулках, а затем так же медленно поднялся. Я услышала звук расстегиваемого ремня и, словно опомнившись, подняла руки, чтобы снять с мужа мантию.
Рудольфус усмехнулся и легко поцеловал меня в шею, после чего вновь припал губами к моей груди и плечам. От нетерпения я подалась всем телом ему навстречу, желая поскорее сделать то, чего мы оба так хотели. Он моментально понял это, поэтому несильно сжал руками мои ягодицы, приподнимая меня и все так же прижимая спиной к стене, а я крепко обхватила ногами его бедра. Через секунду я ощутила его в себе, Руди принялся медленно двигаться. Я положила подбородок ему на плечо и прошептала на ухо:
- Сильнее, пожалуйста…
Руди, как мне показалось, усмехнулся, после чего поцеловал меня в шею и ускорил темп. Я застонала, пытаясь хоть немного успокоить дыхание, но оно оставалось сбивчивым и тяжелым, наверное, из-за алкоголя. Руди еще больше ускорил темп, и теперь я не могла даже кричать.
В какой-то миг я почувствовала, как тело немеет от удовольствия, а с губ сорвался шепот:
- Том…
После этого я обмякла у Руди на руках, не желая даже пошевелиться. Он тоже не двигался, все еще не выходя из меня. А я лишь блаженно улыбалась, закрыв глаза. В помещении воцарилась тишина, которую я не нарушала только потому, что мне было лень даже думать. Но вдруг послышался голос Руди:
- Белла… Что ты только что сказала? – произнес он, и от холодности его голоса я даже поежилась в его теплых руках.
- А я что-то говорила? – пробормотала я, медленно двигая пересохшими губами.
- Не говори, что мне показалось, что ты…
- Тебе, наверное, показалось, - сказала я. – Ничего конкретного я не говорила… Отнеси меня, пожалуйста, я, наверное, не смогу дойти…
Рудольфус, наконец, осторожно вышел из меня, после чего завернул в то, что осталось от платья, и понес в сторону гостиной. Там он положил меня на диван, укрыл пледом и сел рядом. Я сразу закрыла глаза и уже через несколько мгновений провалилась в сон.

Форма входа



Календарь

«  Май 2021  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31

Мини-чат

200

Статистика