Суббота, 2021-05-15, 20.39
Приветствую Вас Бродяга | RSS

ХС-2, Глава 33-34

Глава 33. Перед бурей


«Он заперся в поднебесье,
Он пишет о людях песни,
Рыдая над каждым аккордом
От ярости или восторга.

Ему так нужна их милость.
Он смотрит на то, что из них получилось,
Каждый вдох ощущая,
То гневаясь... То снова прощая».
(Оля и Монстр «Человечность»)


Мой сон был прерван тихим, но настойчивым шорохом, и я открыла глаза. В комнате было еще темно, рассвет, похоже, был уже не за горами. С моих губ сорвался какой-то бессмысленный шепот – наверное, отголоски сновидения, а потом я ощутила прикосновение холодных пальцев к своему лицу. Повернув голову, я тут же увидела Тома. Он был полностью одет: мантия плотно застегнута, на ногах ботинки, в руках – волшебная палочка. Несколько секунд я просто смотрела на него, затем в сознании вдруг промелькнула тревога, и я резко привстала.
- Что случилось, Том? – после сна мой голос звучал хрипло.
Том приблизился и сел на кровать, отодвинув одеяло.
- Все хорошо, милая, спи, - тихо сказал он и провел рукой по моей щеке.
- Но что случилось? – прошептала я. – Куда ты уходишь? Еще так рано…
- Я скоро вернусь, Беллс… Ты еще можешь поспать.
На губах Тома появилась привычная полуулыбка, которую я так любила. Тревожное ощущение сразу же прошло, вновь стало спокойно и уютно. Том погладил меня по волосам, поцеловал в щеку, немного задержав губы на моей коже, от чего показалось, что она сейчас загорится. Я невольно улыбнулась, медленно закрывая глаза. Было слышно, как Том тихонько отходит от меня, как шуршит его мантия, как за ним со скрипом закрывается дверь. Я плотнее укуталась в одеяло и, вдыхая аромат его тела, которым были пронизаны простыни, снова провалилась в сон.
Однако теперь он был тяжелым и беспокойным: мне то и дело снились мертвецы, смутные тени, крики и мольбы о пощаде. В какой-то момент мне даже отчетливо послышалось, что рядом плачет ребенок, а чей-то шипящий голос зовет меня за собой. И я просыпалась в холодном поту, прижимала к себе подушку, клала руку на живот, словно убеждая себя, что я не одна и мой малыш может уберечь меня от кошмаров. От этих мыслей становилось немного спокойнее, и мне снова удавалось задремать, но через некоторое время все повторялось вновь. Как же хотелось, чтобы Том был рядом; казалось, что только в его объятьях я смогу почувствовать себя защищенной и хоть немного отдохнуть…
Когда я проснулась окончательно, в комнате уже было светло. Почему-то я была уверена, что Том пока еще не возвращался, и по непонятной причине это помещение показалось мне сейчас большим, чужим и холодным, будто бы я находилась здесь в первый раз. Чувствуя, как по телу проходит дрожь, я поспешила закутаться в одеяло. В душе возникло какое-то щемящее чувство тревоги, которая с каждой минутой нарастала, словно воздушный шарик. Казалось, что еще миг – и он лопнет и все пройдет, но этого не происходило, и мне лишь оставалось молча дожидаться непонятно чего.
Все это было очень странно и необычно – ведь прежде я столько раз просыпалась в спальне Темного Лорда одна, когда он уходил по делам, и просто ждала его, нежась в постели или листая книги. И тогда я не чувствовала ничего, кроме трепетной радости и безмятежного спокойствия. А теперь мне хотелось бежать подальше, лишь бы только не сидеть здесь в одиночестве и не терзаться непонятными сомнениями. Но ведь Том обещал вернуться, сказал, что все будет хорошо, - а я должна была ему верить. Тем более, сейчас мне нельзя переживать…
Тем не менее, беспокойство преследовало меня весь день, не покидая ни на минуту. Я пыталась утешить себя мыслями, что вот-вот должен появиться Том, который уже разобрался с Поттерами; скоро он придет ко мне, и все снова станет на свои места. Но отвлечься мне удавалось совсем ненадолго, после чего гнетущая тревога возвращалась вновь.
Целый день я не находила себе места, слоняясь по полупустынному особняку и его окрестностям. Раз десять я обошла запущенный парк, усыпанный осенними листьями и заросший кустарниками и сорняками. На улице было сыро, в воздухе стояла влага, и, наверное, из-за этого мне порой становилось нехорошо. Несколько раз я было собиралась отправиться в Лестрейндж-Холл, чтобы поговорить с Руди, но так и не смогла решиться. Да, мне было страшно, я даже не представляла, как он отреагирует на мои новости. Было невыносимо думать о всей той боли, которую я ему причиню, и потому я всячески откладывала момент нашего разговора. Но был ли в этом смысл, если рано или поздно мы с Томом все равно заявим о своих отношениях?

***

Сумерки сгустились быстро и незаметно, буквально застав меня врасплох. Молочные щупальца тумана медленно просачивались сквозь плотный воздух и разливались по парку между деревьями и статуями. Постепенно все начинало утопать в мутной дымке, перемешивающейся с наступающей темнотой. Поняв, что если я не поспешу к дому, то рискую заблудиться среди обшарпанных фонтанов и сухих деревьев, я привычно сжала в руке волшебную палочку и направилась в сторону особняка. Возможно, Том уже вернулся и ждет меня, а я брожу непонятно где…
Под ногами шуршали листья, время от времени до меня доносились крики ворон, которые, похоже, специально слетелись в парк с намерением провести здесь хэллоуинский вечер. Сквозь голоса птиц я будто бы со стороны слышала звук собственных торопливых шагов, стук сердца, свое сбивчивое дыхание.
Когда я подошла к дому, на улице уже окончательно стемнело. Вдруг краем глаза в темноте я уловила какое-то движение. Кто-то спешил к Логову от высоких ворот, увитых диким виноградом. Поначалу я решила, что у меня разыгралась фантазия, – темное пятно, стремительно несущееся сквозь туман. Но подойдя ближе, я разглядела фигуру человека, одетого во все черное, чья мантия развевалась позади, подобно крыльям летучей мыши. Конечно, Снейп, кто же еще? И, судя по спешке, ему нужно было срочно увидеть Темного Лорда. Возможно, у него даже были какие-то новости.
Недолго думая, я кинулась за зельеваром, желая поскорее догнать его и расспросить. Со Снейпом это было непросто, но я всегда умела добиваться своего. Однако, как назло, я тотчас же почувствовала головокружение и была вынуждена замедлить шаг, а потом и вовсе остановиться, прислонившись спиной к стволу старого клена. Неужели беременность – это девять месяцев подобных пыток? Завтра нужно будет обязательно расспросить Нарциссу, как она справлялась со всем этим.
Когда я пришла в себя, Снейп уже исчез из поля зрения, и я снова находилась в старом мрачном парке одна. Вдохнув сырой воздух, пропитанный запахом прелых листьев и дождя, я медленно направилась в дом.
В зале, где обычно проходили собрания и приемы, я почему-то остановилась и прислушалась. Сейчас здесь было пусто и тихо – настолько, что от этой пугающей тишины в жилах стыла кровь, а по коже проходил неудержимый холод, от которого не спасала даже теплая мантия. И почему, почему сегодня мне постоянно не по себе? Ведь все хорошо, и поводов для волнения быть не должно…
Мои шаги гулко отдавались на паркете, пока я шла к лестнице, ведущей на второй этаж. Поскорее бы спрятаться в теплой и уютной спальне, поскорее бы покинуть это огромное неприветливое помещение, едва обогреваемое скудным теплом камина. На стенах коридора горело несколько факелов, но они давали мало света. Чтобы ненароком не споткнуться, мне приходилось держаться за холодную стену, от чего мой озноб становился еще сильнее. Как же было бы хорошо сейчас оказаться в объятьях Тома и больше никогда не отходить от него…
Но ведь он сегодня еще собирался идти к Поттерам. Может быть, стоит попросить его взять меня с собой? Для того, чтобы мне не терзаться ожиданием в одиночестве; чтобы просто быть рядом, а в случае чего – помочь, в конце концов.
Я свернула за угол и с облегчением выдохнула, увидев, что дверь комнат Тома приоткрыта, а в коридор сквозь узкую щель льется тусклый свет. Значит, он уже вернулся, как же хорошо!
Почувствовав прилив сил, я быстрыми шагами направилась к кабинету, намереваясь без лишних слов броситься Милорду на шею и долго-долго целовать его – просто потому, что я безумно по нему соскучилась, просто потому, что мы всегда должны быть рядом друг с другом. Но, подойдя ближе к двери, я резко остановилась. Из комнаты доносились голоса – точнее, один, и его обладатель явно не задумывался о том, что его может услышать кто-то посторонний.
- Я прошу вас… - казалось, что голос говорящего вот-вот сорвется на рыдания. – Милорд, я всегда верно служил вам, прошу всего лишь об одном одолжении…
Он замолчал, и воцарилась тишина, прерываемая лишь хриплым дыханием мужчины. Я притаилась у двери, бесцеремонно подслушивая. Разумеется, так делать было нельзя, тем более, если речь шла о беседе с участием Темного Лорда – но что-то заставляло меня оставаться в коридоре, не выдавая пока своего присутствия.
- Милорд…
- Северус, успокойся, - Том говорил, как всегда, бесстрастно. – Поднимись, тебе нечего ползать на коленях.
Послышалось шуршание мантии – видимо, тот поднимался с пола. Я же прислонилась спиной к стене, удивляясь все сильнее. Северус Снейп ползает на коленях перед Темным Лордом и, рыдая, о чем-то умоляет?! Разве такое возможно? Стараясь двигаться как можно тише, я придвинулась к двери и осторожно заглянула в узкую щель. Снейп уже стоял на ногах, спиной к выходу и лицом к Темному Лорду. Том сидел в своем кресле, с непроницаемым лицом глядя куда-то в сторону книжных полок, словно увлеченно рассматривая корешки книг. Кажется, Снейп сейчас интересовал его в последнюю очередь.
- Мой повелитель, - снова послышался голос Снейпа. Теперь в нем явно звучали слезы, и он их даже не скрывал. – Умоляю вас, не убивайте ее. Я сделаю все, что вы прикажете, но только прошу, сохраните ей жизнь, ведь она ни в чем не виновата… А вам нужен только мальчишка…
- Снейп, уймись, - теперь Том говорил с ощутимым раздражением. – Тебе не кажется, что ты забываешься?
Какое-то время зельевар молчал, после чего поднял голову и посмотрел Тому в глаза.
- Прошу прощения, Милорд, - отрешенно произнес он. – Я действительно… не смог сдержаться.
От него исходило такое отчаяние, что я сама была готова ворваться в комнату и попросить Тома выполнить то, о чем он просит, или хотя бы пообещать это. Мы со Снейпом никогда не ладили, но сейчас он меня пугал и вызывал странное, новое для меня чувство. Может, жалость?
- Хорошо, Северус, - произнес Темный Лорд. – Если девчонка не будет мешать мне, я сохраню ей жизнь. А теперь иди, пока я не передумал.
Я едва сдержалась, чтобы не ахнуть. Неужели Снейп влюблен в грязнокровку Эванс?.. Но долго удивляться я не могла, так как понимала, что через миг о моем присутствии станет известно, и тогда я громко вздохнула и демонстративно постучала в двери. Снейп вздрогнул и обернулся; его черные пронзительные глаза впились в меня.
- Привет, Сев! - совершенно беззаботно воскликнула я. – Как дела?
Тот, кажется, нахмурился еще сильнее и, ничего не сказав, спешно покинул кабинет. Я провожала его взглядом с улыбкой на губах, а когда за ним закрылась дверь, повернулась к Темному Лорду. Он с таким же задумчивым видом сидел в кресле, теребя пальцами манжеты белой рубашки. Через секунду он повернулся ко мне.
- Подслушивать нехорошо, Белла, - сказал он. – Мало ли во что это может вылиться…
Я потупила взгляд, все еще топчась у двери и не решаясь пройти дальше. Почему-то мне показалось, что Том не в духе.
- Прости, - прошептала я. – Это вышло случайно, я не хотела…
Я напряглась, ожидая следующего шага Тома, но его лицо внезапно озарила легкая улыбка, и у меня отлегло от сердца. Он медленно поднялся и подошел ко мне.
- Как ты? – прошептал он, обнимая меня за плечи.
- Скучала по тебе, - прошептала я ему на ухо, касаясь губами мочки. – Тебя так долго не было, и мне было так тревожно.
Том снова улыбнулся и слегка отстранился от меня.
- Не понимаю, зачем тебе из-за меня переживать, - сказал он. – Ты ведь знаешь, что со мной ничего не может случиться. Тем более, сейчас ты не одна.
Он коснулся рукой моего живота и с улыбкой посмотрел мне в лицо.
- Я знаю… - прошептала я. – Но… А что, если ты когда-нибудь исчезнешь?
Наверное, этот вопрос звучал слишком наивно, а я выглядела очень глупо.
- Не говори таких глупостей! Ну, куда я могу исчезнуть? Я уйду всего лишь на несколько часов, а потом вернуть к вам, - он перевел взгляд вниз, на мой живот.
- Возьми меня с собой, - вырвалось у меня. – Я не буду тебе мешать, просто… Чтобы я была рядом.
Том лишь показал головой.
- Зачем тебе туда идти, Беллс? – сказал он. - Тебе нужно беспокоиться о себе, о ребенке, а не ходить по подобным мероприятиям. Тем более, чем ты мне сможешь помочь? Сына Поттеров должен убить именно я, и никто другой. Останься, отдохни…
- Я весь день отдыхала! – воскликнула я. – Я хочу пойти с тобой!
- Белла! – он строго посмотрел на меня, а на его лице читалась решительность и непоколебимость. – Ты останешься здесь, и не спорь.
А разве я могла спорить, когда он смотрел на меня таким взглядом, словно хотел превратить во что-то страшное? Обреченно кивнув в ответ, я прошла к дивану и села, глядя куда-то перед собой. Тревога не проходила, даже присутствие Тома меня не успокаивало.
- Беллс… - его тихий шепот заставил меня поднять голову.
Он стоял возле меня и гладил рукой мое плечо.
- Я ведь пытаюсь заботиться о тебе, - сказал он, садясь на корточки. Теперь наши лица оказались на одном уровне.
Он провел ладонью по моей щеке, и я тут же ощутила минутное спокойствие. Том приблизился и легко поцеловал меня.
- Мне пора, милая, - выдохнул он мне в губы. – Я скоро вернусь, жди меня.
- Я люблю тебя, - отчаянно прошептала я.
Мне почему-то казалось, что он прощается со мной не на несколько часов, а на целую вечность. Том посмотрел мне в глаза, после чего хотел было подняться, но я мгновенно обхватила его за шею и впилась губами в его рот. Поцелуй был таким яростным, таким жадным, что мне не хватало воздуха. На доли секунды я отрывалась от Тома, чтобы сделать короткий вдох, после чего снова целовала его, кусая губы, упиваясь вкусом его крови.
- Пожалуйста, вернись поскорее, - попросила я, наконец, отстранившись.
- Обещаю, - ответил он и, чмокнув меня в щеку, поднялся.
Потом он заклинанием призвал дорожный плащ, оделся и снова взглянул на меня. Улыбнувшись мне напоследок, он надвинул на голову капюшон и просто растворился во мраке комнаты, вновь оставив меня и ребенка наедине с моей необъяснимой тревогой.
- Я хочу тебе верить, Том, - произнесла я, смотря куда-то в пустоту.
Сердце сжимала ледяная рука страха.

____________________
Дорогие читатели, автор данного фика крайне нуждается в ваших отзывах!.. Для нее крайне важно все, что вы думаете об этой фике, об этой главе, все ваши претензии, похвалы, высказывания и предположения! Не поленитесь черкнуть пару строк о ваших впечатлениях, ибо это самая лучшая пищу для вдохновения. А чем больше вдохновения, тем скорее будет продолжение, а чем скорее продолжение - тем скорее сюрпризы)
И еще одно - глава опубликована именно сегодня, без лишнего растягивания времени, в честь дня рождения моей самой преданной читательницы и просто очень хорошей подруги Веритас.



Глава 34. Гроза над Логовом


Прошу прощения за задержку, обещаю, что следующую главу выложу значительно быстрее. И опять же, жду отзывов)

______________


«Беги с корабля, который тонет,
Ему остался только миг,
Ты знаешь, смерть тебя не тронет,
И с губ твоих сорвался крик.
Ты бросил в волны свою душу,
Ты бросил тело в глубину,
Ты знаешь, все уже не нужно,
Ты видел, как твой корабль тонул…»
(Thorn «Гроза»)


В воздухе повисла звенящая тишина. Она казалась настолько напряженной и нерушимой, что хотелось просто закричать во все горло, чтобы хоть как-то убедиться, что время не остановилось. На улице вдруг странным образом перестали скрипеть деревья и замолчал порывистый ветер, хотя еще совсем недавно природа предвещала ненастье. Теперь же все это больше напоминало безмолвную летнюю ночь. Я приподнялась на локте, чтобы заглянуть в окно, но оно, как назло, оказалось занавешено шторами. Тогда я осмотрелась. Я полулежала на небольшом диване в одном из залов Логова, и в помещении больше никого не было. Наверное, когда я некоторое время назад прогуливалась по дому, то присела, чтобы отдохнуть, и задремала. Но странно, что не было слышно шума и голосов, ведь обычно по вечерам здесь собираются все, кому не лень – чтобы доставить отчет Темному Лорду или же просто обсудить последние новости. Так почему сейчас здесь так тихо и пусто?
Чувствуя, как мое сердце снова сжимает тревога, я резко поднялась и почти в тот же момент услышала тихие шаги со стороны холла. Мгновенно повернула голову и увидела Темного Лорда, входящего в зал. Его черная мантия была слегка расстегнута, и под ней виднелась белая рубашка; походка была, как всегда, уверенной, а на лице – привычное бесстрастное выражение. Он остановился у порога, словно размышляя, проходить ли ему дальше. Затем Лорд медленно перевел взгляд в мою сторону, какое-то время молча рассматривал меня, пока, наконец, его губы не тронула легкая улыбка. Мое сердце затрепетало, а по телу начало разливаться приятное тепло. Было так хорошо, когда он вот так нежно смотрел на меня и улыбался; казалось, будто все вокруг залито солнечным светом.
Я села на диване, поджав под себя ноги и подобрав юбку, и внимательно посмотрела на Тома. Тот еще какое-то время неподвижно стоял у входа, после чего решительно направился ко мне. По-прежнему ничего не говоря, он просто подошел и заключил меня в объятья. Как только его холодные ладони заскользили по моим оголенным плечам, я тут же ощутила, как кожа покрывается мурашками. Казалось, будто Том секунду назад был на морозе без перчаток и теперь пытался согреть руки о мое тело. Когда он сел рядом, я сжала его ладони в своих и поочередно коснулась их губами, словно желая отдать им свое тепло. Потом я прижалась своей щекой к его и едва заметно вздрогнула – лицо Тома было таким же холодным.
- Что случилось, милый?- прошептала я. – Ты так холоден… Ты замерз?
Я обняла его, чувствуя, как его руки смыкаются на моей талии.
- Нет… Мне так тепло с тобой… - его голос прозвучал как-то странно – я уловила в нем нотки ярости, отчаяния и даже боли. Это встревожило меня, и я отстранилась от Тома, всматриваясь в его лицо.
Оно тоже показалось мне необычным, совершенно не таким, каким было несколько часов назад, перед тем, как Том ушел к Поттерам. Возможно, сейчас он выглядел моложе? Или просто менее обеспокоенным? Его кожа казалась бледнее, чем обычно, исчезли столь знакомые мне морщинки возле глаз и губ, глаза стали светлее, даже тусклее, а движения – более резкими. Все это почему-то напомнило мне семнадцатилетнего Тома, и в то же время я видела перед собой незнакомого человека, который смотрел на меня так, как никогда не смотрел Темный Лорд – совершенно не скрывая своих чувств и эмоций. В нем что-то изменилось, я не только видела это, но и чувствовала. Но, вероятно, сам он этого не осознавал.
- Поцелуй меня, Беллс, - внезапно произнес Том – и никогда раньше я не слышала в его голосе такой мольбы.
Я слабо кивнула и приблизилась к его губам. И Том тут же завладел моим ртом, целуя так, словно пытался выпить меня до дна, высосать из меня все и опустошить. Тем не менее, я ответила на поцелуй, и наши языки встретились в бешеной борьбе. Руки Тома совсем не нежно обхватили меня за талию, пальцы впились в кожу сквозь тонкую ткань платья. В какой-то миг я почувствовала острую боль в нижней губе, и во рту тут же появился солоновато-металлический привкус крови. Если бы я могла, то вскрикнула бы – от боли и неожиданности. Но Темный Лорд настолько крепко прижимал меня к себе, что невозможно было даже пошевелиться. Когда мне стало не хватать воздуха, я попыталась отстраниться, но Том, похоже, и не думал меня отпускать. Я застонала и с силой уперлась ладонями в его грудь, и только когда из моих глаз брызнули слезы боли, Темный Лорд ослабил хватку. Слегка отстранив меня от себя, он непонимающе посмотрел мне в глаза. Выражение его лица вдруг показалось мне наивным, и даже капельки крови возле его рта не помешали мне заметить это. Я подняла руку и дотронулась до своей саднящей губы.
- Больно… - прошептала я. – Что с тобой, Том? Почему ты ведешь себя так… странно?.. Что случилось там, у Поттеров?..
Я хотела сказать еще что-то, но Темный Лорд не дал мне этого сделать.
- Сила, - сказал он, отрешенно рассматривая узоры на моем наряде. – Это должно дать мне силу.
После этого он коснулся пальцами моих окровавленных губ и облизал их. Его лицо озарила улыбка, а я поежилась. Впервые в его объятьях мне стало холодно и страшно. Что, хвосторога побери, случилось (произошло) там у Поттеров? Что они сделали с моим Лордом?
- Наконец-то мы вместе, Беллс, - прошептал Том и снова обнял меня, на этот раз так же, как и всегда – властно, но в то же время нежно и ласково. – Теперь есть только ты, я и наш ребенок, и мы будем счастливы втроем, правда ведь?
- Конечно, - я провела рукой по его жестким волосам и усмехнулась. – Конечно, Том. Я люблю тебя.
Том перестал меня обнимать так же внезапно, как и начал. Он быстро вскочил с дивана и выжидающе посмотрел на меня. Мне же ничего не оставалось, кроме как вложить свою ладонь в его руку и подняться, превозмогая головокружение. Он довольно улыбался, будто бы минуту назад преподнес мне сюрприз, который готовил несколько месяцев.
Мы вышли на середину зала, держась за руки, и на какой-то миг мой взгляд упал вниз. На мне было кроваво-красное атласное платье с пышными разлетающимися юбками, отороченными черными кружевами.
– Почему я в красном, Том? – прошептала я, глядя в его дьявольски красивое лицо.
Он снова улыбнулся.
– Потому что красный – цвет крови, - просто сказал он. – А твои руки по локти в крови. Посмотри, Беллс…
Он поднял мою руку так, чтобы я могла видеть ее от плеча. К моему горлу подступила тошнота, а голова пошла кругом, и если бы не Том, то я бы точно потеряла сознание. Все мои руки до плеч были вымазаны в багровой крови, которая кое-где уже начинала запекаться, образуя тонкую корочку. А на том месте, где еще пару часов назад красовалась ярко выжженная Черная Метка, теперь было непонятное кровавое месиво – словно кто-то пытался вырезать ее у меня ножом. С запястья свисали куски разорванной кожи, мяса, виднелась белая кость. Но самым странным было то, что я совершенно не чувствовала боли, как будто бы это была не моя рука. Мне даже не хотелось кричать от удивления и омерзения, хотелось лишь спрятаться, исчезнуть, только бы не видеть этой искалеченной конечности.
- Том… - вырвалось из моих губ.
Они пересохли, укушенная ранка отчаянно ныла, а сердце почему-то сжалось от невообразимой боли.
- Том, что происходит? – в моем голосе послышалась нескрываемая паника. – Прошу, скажи, что все хорошо… Умоляю…
Мой голос сорвался на рыдания, я приникла к Темному Лорду, обняв его так крепко, как только могла. Его одежда пачкалась в крови с моих рук, но я не обращала на это внимания. С Томом я не должна была ничего бояться, с ним всегда надежно и спокойно. Затем он просто взял мое лицо в руки, коснулся губ, потом подбородка.
- Все будет хорошо, любимая… Моя любимая Беллс…
Он произнес это так, как говорил еще в школе. Подняв на него глаза, я снова содрогнулась неожиданности. Почему сейчас меня обнимал не тот Темный Лорд, которого я знала в последние годы, а Том Риддл, молодой и семнадцатилетний? Как ему удалось помолодеть почти на двадцать лет всего за четверть часа? Что происходит?
- Мне так нравится, когда ты улыбаешься, Беллс, - прошептал он. – Улыбнись… Ведь нам так хорошо…
Но я не могла. Я не могла не только улыбнуться, но и посмотреть ему в лицо. Я озиралась по сторонам, не в состоянии различить очертания предметов в комнате; было так темно, казалось, что я стремительно слепну.
- Том, включи свет, - простонала я. – Прошу тебя, включи свет… Почему так темно?
- Улыбнись, Беллс, - послышался его голос. – Ведь мы будем счастливы…
Снова поцелуй в губы, и теперь я уже не могу отвести глаз от его молодого лица. Нет, все-таки мне хорошо с ним всегда, и плевать, кто он – Том или Милорд. Уголки моих губ невольно начали подниматься вверх. Я потянулась к нему с поцелуем, но внезапно он положил пальцы мне на губы. Его образ стал прозрачным, подобно призраку, и с каждой секундой он стремительно растворялся в воздухе.
- Том!.. – крикнула я. - Том, куда ты? Не уходи, Том!
- Прости, Беллс, но я должен… - совсем тихо прошептал он.
- Нет! Милорд, я умоляю!.. Останься!.. – мой голос срывался, я отчаянно пыталась поймать израненными руками исчезающую тень Тома, но он лишь усмехался и продолжал таять. – Любимый… Ты ведь обещал!.. Прошу… Том… Ты так нужен мне, не уходи … Я ведь говорила, что люблю тебя…
- Я верю, Беллс, но… Я должен. Мы еще увидимся, любимая, я обещаю.
Это были его последние слова, и через секунду он исчез окончательно. В тот же миг я ощутила жгучую боль в левом запястье. С губ сорвался крик боли и страдания, а сознание медленно заволокла мутная дымка.

***

- Белла! – где-то совсем рядом послышался знакомый голос. – Белла, проснись же ты!..
Я почувствовала, как кто-то твердо взял меня за плечи и слегка потряс. Открыв глаза, я не сразу сообразила, где нахожусь – все вокруг казалось смазанным и размытым. Во рту пересохло, а запястье горело так, словно его прижгли раскаленным железом. Не в силах терпеть эту страшную боль, я стиснула зубы и, стараясь не шевелить рукой, привстала. Кто-то по-прежнему крепко держал меня, не давая двигаться свободно. С шумом вдохнув воздух, я невольно застонала, потом принялась осматриваться по сторонам.
Я лежала на диване в кабинете Темного Лорда, запутавшись в собственной мантии, а надо мной склонился Рудольфус, растрепанный и неопрятный – казалось, он одевался в невообразимой спешке. Весь его вид говорил о том, что что-то случилось, и у меня все похолодело внутри. Тогда я перевела взгляд на свою руку и невольно вскрикнула – кожа на запястье была гладкой, слишком бледной, и на ней едва заметно проступали очертания Черной Метки. Насколько я помнила, такой тусклой она не была еще никогда.
Совсем забыв о боли, я с тревогой уставилась на Рудольфуса.
– Что случилось? – еле слышно прошептала я. – Где Милорд?
От волнения я была не в состоянии говорить громче, но Руди меня услышал. Он осторожно выпустил меня из объятий, но не отвел взгляда.
– Где Темный Лорд? – на этот раз у меня получилось задать вопрос более громко и четко, однако голос мой дрогнул.
– Белла, послушай, тебе лучше успокоиться… – начал Рудольфус, но я его перебила.
– Ты видишь, я спокойна, теперь скажи, где Милорд!.. – я сделала ударение на имени, и впилась глазами в лицо мужа, ожидая ответа.
Сейчас он почему-то раздражал меня, как никогда, и если бы не слабость во всем теле, я выхватила бы волшебную палочку и с удовольствием применила к нему какое-нибудь заклинание.
Рудольфус умоляюще посмотрел на меня, и это заставило меня замолчать.
– Я не знаю, как объяснить тебе это… – пробормотал Рудольфус. – Тебе сейчас нельзя переживать, и…
Руди опустил голову, его плечи поникли, и теперь мне стало по-настоящему страшно. Все мои тревоги накануне, кошмарный сон о Темном Лорде, исчезающая Черная Метка, встревоженный вид Руди и его последние слова…
Я вскинула голову.
– О чем ты говоришь, Руди?.. Откуда ты… – начала я, но тут в коридоре раздались громкие шаги, и через несколько секунд двери кабинета резко отворились.
На пороге возник Люциус Малфой собственной персоной, и выглядел он ничуть не лучше Рудольфуса: светлые волосы разметались по плечам, глаза тревожно блестели, а на привычно светлом лице – красные пятна. Да что же с ними происходит сегодня?! И где Том?
– Вы уже слышали? – с порога выпалил Малфой. – В Министерстве переполох, все стоят на ушах, авроры в панике…
Рудольфус лишь хмуро посмотрел на Люциуса, я же вскочила с дивана, с ужасом вслушиваясь в то, что говорил Малфой.
– Мне едва удалось убраться, - продолжал он. – Теперь, когда вся защитная магия разрушена, им ничего не стоит обнаружить Логово, выследить нас и запихнуть в Азкабан. У нас совсем немного времени, нужно убираться, пока до них окончательно не дошло, что Темный Лорд исчез…
- Что? – исступленно выкрикнула я, перебивая Малфоя. – Как исчез? Куда исчез?
Эти слова тут же показались мне настолько глупыми, что я была готова расхохотаться, но меня остановило то, что так явно читалось в глазах Люциуса – растерянность, страх и паника. Я хорошо знала этого человека, но таким его видела впервые. Видимо, на моем лице сейчас отобразилось примерно то же самое, потому что Люциус успокаивающе положил мне на плечо руку.
- Мне очень жаль, Белла, - тихо произнес он, и мне даже показалось, что он говорил искренне. – Но Темного Лорда действительно больше нет. Он пошел к Поттерам, убил обоих, но когда собирался произнести Смертельное Проклятье для мальчишки, то просто исчез. Авроры прибыли туда сразу после этого, но нашли только развалины дома, тела Поттеров и живого мальчишку.
Малфой замолчал, и в комнате воцарилась тяжелая, ужасающая тишина, а в моей голове крутилась лишь одна мысль: «Он врет, этого не может быть, это всего лишь сон». Я просто стояла посреди комнаты и смотрела на Люциуса в надежде, что он сейчас улыбнется и скажет, что это была просто глупая шутка, но разум подсказывал, что он не из тех людей, кто стал бы говорить подобные вещи просто так. Метка на руке все еще отдавала болью, пусть и приглушенной – видимо, я была так ошарашена, что мне было просто-напросто не до нее. Перед глазами все поплыло, стало трудно дышать, и через мгновение я ощутила, как две пары рук подхватили меня и усадили на диван. Там я запрокинула голову, хватая ртом воздух и чувствуя, как на глаза наворачиваются слезы. Тело била мерзкая дрожь, чьи-то сильные руки сомкнулись вокруг меня, но сейчас все это волновало меня в последнюю очередь. В сознании гулко звучало лишь одно: «Он мертв, моего Тома больше нет, он не вернется». Но ведь это невозможно, он никак не мог умереть, он ведь бессмертен!..
Только спустя какое-то время я осознала, что сквозь мои плотно сжатые губы прорываются не то стоны, не то рычания. Кто-то все еще крепко держал меня, кажется, это был Руди, и, наверное, если бы не он, у меня бы началась настоящая истерика. Но все это обрушилось на меня настолько неожиданно, что пока просто не складывалось в целостную картину. Внезапно из глаз брызнули слезы, а стоны превратились в крик.
– Он не мог умереть!.. Нет… ОН НЕ УМЕР!.. – мой голос сорвался, и теперь я захлебывалась в беззвучных рыданиях.
Скоро придет Том, скажет, что это только шутка, и все закончится. Ведь он обещал, что все будет хорошо и мы, наконец, будем вместе… Я с силой вырвалась из объятий Рудольфуса, вскочила с дивана и бросилась к Люциусу.
- Скажи, что ты пошутил! – прошипела я. – Скажи, что он жив, что…
Если бы Руди не поспешил встать и сгрести меня в охапку, то я бы набросилась на него с кулаками.
- Белла, успокойся, прошу тебя… Тебе нельзя нервничать, это может навредить ребенку… – умоляюще прошептал Рудольфус.
В этот миг я замерла, обмякнув в его руках, мой же взгляд устремился на мужа. Весь мой шок от новостей Люциуса смешался с непониманием слов Руди о ребенке. На миг я замерла, обмякнув в руках мужа, после чего подняла на него изумленный взгляд. Осознание того, что Руди знает о ребенке, стало очередным потрясением за этот день.
- Как?.. – прошептала я. – Откуда?.. Кто тебе сказал, что я… беременна?
Во рту пересохло, и я облизала губы, жадно вдыхая носом воздух. Рудольфус же бережно усадил меня на диван и присел рядом. Его лицо не выражало ничего, кроме обеспокоенности, а в глазах была какая-то странная пустота. Я невольно подалась к нему, коснувшись рукой плеча.
- Руди?.. – я четко ощущала, что мой голос дрожит.
Рудольфус медленно повернул голову и посмотрел на меня. Сейчас он показался мне невероятно уставшим, осунувшимся, морщины на лице, казалось, выделялись еще четче, взгляд утратил всю свою прежнюю живость. И в тот момент я поняла, что он знал обо всем с самого начала. Понимал, как я люблю Тома, видел, что я на протяжении стольких лет бегала к нему на свидания, ссылаясь на тайные задания Темного Лорда, и ничего не говорил на это. Молча наблюдал за моими изменами, находился рядом, когда мне было плохо, но не смел даже заикнуться о моих отношениях с Томом. Родной, милый Руди…
– Ты все знал, – отрешенно прошептала я.
Рудольфус посмотрел мне прямо в глаза, и в них я увидела боль – смешанную с нежностью и безграничной заботой, но все же четко различимую, и было ясно, что рана в его душе не заживет уже никогда.
– Знал, - спокойно кивнул Рудольфус.
– Но… – я все еще удивленно смотрела на мужа. – Но почему ни разу об этом не заговорил? Почему делал вид, что все в порядке?
Слезы потекли по моим щекам, а я не пыталась ничего сделать, чтобы их остановить. Я смотрела на Рудольфуса, и мое сердце сжималось – от того, что поняла все слишком поздно, от того, что он, несмотря ни на что, остался рядом со мной, просто от безысходности. Неужели можно любить настолько сильно, что быть в состоянии простить абсолютно все, любую измену, любой проступок и даже то, что я люблю совсем другого человека?.. Любила другого человека…
От этой мысли запершило в горле. Увидев, что я вот-вот вновь зарыдаю, Рудольфус одним движением порывисто обнял меня. Я уткнулась носом в его рубашку и всхлипывала, наплевав на всю свою гордость и выдержку.
- Он хотел этого ребенка, - прошептала я. – Я не знаю, что делать… Если он когда-нибудь вернется, то будет хотеть видеть его…
- Ты так упорно веришь, что он не умер? – спросил Рудольфус.
- Он… – на миг я осеклась, отстранилась от мужа и посмотрела на него снизу вверх. – Он не мог умереть. Это просто невозможно, у него слишком сильная магия. И… Если бы он умер, я бы почувствовала это. Не знаю, почему, но мне кажется, что тогда бы что-то случилось и со мной, а сейчас… Он вернется, Руди, обязательно вернется, вот увидишь…
– Ну, тогда, если ты так считаешь, то нам нужно что-то предпринять. Мы найдем безопасное место, поедем к моим родственникам во Францию, там ты сможешь нормально родить ребенка, думаю, что никому не придет в голову, чей он, – полушепотом произнес Рудольфус. – А потом… Белла, я прошу тебя, главное, не переживай сейчас…
Эти слова еще больше сбивали меня с толку. Такая верность, готовность идти на такие жертвы… Мне до сих пор с трудом верилось в то, что Рудольфус переступает через себя, смиряется со всем и упорно продолжает поддерживать меня.
– Постараюсь, - прошептала я. – Спасибо… Я…
Хотелось сказать что-то теплое, ободряющее, но разве это было уместно сейчас, когда я только узнала об исчезновении Темного Лорда? Если он исчез, то нужно искать его, узнать, что произошло, сделать все, чтобы вернуть…
– Я, конечно, понимаю, что все это трогательно и самоотверженно, но спешу напомнить, что защитные чары над Логовом разрушены и авроры могут прибыть сюда в любую минуту, - внезапно раздался голос Люциуса.
От неожиданности я вздрогнула, потом обернулась и посмотрела на него невидящим взглядом.
– Нам лучше поскорей убраться отсюда. Сейчас они будут судить всех без разбора, а тех, кого застанут здесь, – в первую очередь, - сказал Люциус, направляясь к двери.
Некоторое время я неподвижно сидела на диване, пытаясь осознать услышанное, после чего вскочила с места и, не обращая внимания на протесты Руди, кинулась за Малфоем. Настигла я его только на лестнице, ведущей в холл. Там Люциус остановился и смерил меня равнодушным взглядом.
– Белла, иногда мне кажется, что за последние годы ты настолько выжила из ума, что теперь не способна нормально оценивать ситуацию. Я уже сказал, что будет, если мы отсюда не уберемся, – Люциус на миг замолчал, его лицо приобрело презрительное выражение. – Очень скоро нас найдут. Темного Лорда нет, он исчез, умер, испарился, можешь называть это как угодно. Но он не вернется, а авроры найдут нас, и тогда уже некому будет спасать нашу шкуру. Без него мы никто, Белла! И никакой здравомыслящий человек не полезет на рожон, самое разумное сейчас – это постараться избежать разборок с Министерством. Хотя, если ты хочешь остаток св

Форма входа



Календарь

«  Май 2021  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31

Мини-чат

200

Статистика