Среда, 2021-05-12, 23.42
Приветствую Вас Бродяга | RSS

ХС-2, Глава 7-8

Глава 7. Первая кровь

Спасибо большое creme_fromage за помощь с этой главой!

_______________________




Если дни и впрямь падают
в бездну ночей,
то, наверно, существует колодец,
где покоится ясность.
И надо сесть
на закраину тьмы
и терпеливо удить
упавший туда
свет.
(Пабло Неруда «Колодец»)






- Я полагаю, что каждый из вас в большей или меньшей степени наслышан о подпольной организации, созданной Дамблдором, которая носит название Орден Феникса. Как бы нам не хотелось это признавать, но туда входит немало стоящих волшебников, в том числе и чистокровных, которые не пожелали встать на нашу сторону. Теперь они делают все для того, чтобы помешать мне осуществить то, что я запланировал. Хотя Министерство Магии уже на грани того, чтобы окончательно сдаться, и все это благодаря вам, - голос Темного Лорда, как всегда, звучал спокойно, но властно, – должен признать, что появление этого Ордена и его работа никак не входили в мои планы. И сейчас мы должны направить определенную часть наших сил на его уничтожение. Все, кто в него входят, очень сильные волшебники, многие из них – опытные авроры, которые хорошо знают свое дело и не останавливаются ни перед чем. Их главная цель - поймать каждого из вас и отправить в Азкабан, хотя, думаю, это понятно всем. Также думаю, что мне не нужно разъяснять вам меры предосторожности. Как бы наши силы не превосходили противника, нам все равно придется действовать как можно оперативнее. Не знать пощады, убивать каждого, кто так или иначе имеет отношение к Ордену, использовать любую возможность вытянуть информацию о планах и действиях Дамблдора, если понадобится, брать в плен. Кое-какие сведения о членах так называемого Ордена имеются, и начать заниматься их уничтожением следует прямо сейчас.
Темный Лорд замолчал и обвел взглядом всех присутствующих в комнате. Он сидел в кресле с высокой спинкой, его шею оплетала огромная кобра с узкими красными глазами. Казалось, что она только и ждет приказа Темного Лорда впиться кому-нибудь в шею. Он медленно поглаживал ее по голове, делая это неосознанно.
Я сидела между Люциусом и Эйвери и изо всех сил старалась не смотреть на Лорда. Напротив меня сидел Рудольфус, и я то и дело чувствовала на себе его взгляды, но упорно не обращала на них внимания. Было трудно поверить, что я все-таки нашла в себе силы находиться в одном помещении с мужем и Темным Лордом. Хотя был ли у меня выбор? Волдеморт все продолжал говорить об Ордене Феникса, о роли Дамблдора в этой войне, а я впитывала каждое слово и никак не могла унять дрожь. Мне так хотелось посмотреть на Тома, поймать его взгляд, но я понимала, что если допущу хоть малейшую слабину, то просто-напросто утону в его глазах и не смогу больше сдерживать себя. Поэтому приходилось молча рассматривать крошечный фрагмент хмурого пейзажа, видневшегося сквозь узкую щель между шторами, – острые скалы, обросшие иссохший травой, и серое небо, затянутое тучами.
С того дня, как я стала Пожирательницей Смерти, прошло больше месяца. Все это время я оставалась в Малфой-Меноре, ни за что не желая возвращаться к мужу. Второй же причиной моего продолжительного пребывания в доме сестры было скверное состояние здоровья. В тот день, когда я убежала из дома, я так промерзла, что простудилась и очень долгое время не могла встать с постели. Меня то и дело лихорадило, мучили приступы кашля. Нарцисса хотела отвести меня в клинику святого Мунго, но я этому сразу воспротивилась, зная, что там непременно узнают о моей причастности к Пожирателям Смерти. Шок после встречи с Томом Риддлом постепенно проходил, но это только усугубляло боль. Я изо всех сил делала вид, что со мной все в порядке, но даже Люциус, который появлялся в поместье только поздним вечером, замечал, что со мной что-то происходит. Я все списывала на слабое здоровье, но едва ли он мне верил. Конечно же, он знал, что Лорд Волдеморт в прошлом был Томом Риддлом, и тем более ему было известно о наших отношениях в школе. Но хорошо, что у Люциуса хватило ума и такта молчать об этом, иначе мое пребывание в Малфой-Меноре стало бы невыносимым. А еще я каждый миг ждала, что Черная Метка на левом запястье начнет жечь. Мне так хотелось увидеть его снова – возможно, при следующей встрече он изменил бы свое отношение ко мне. Ведь он точно знал, что с Рудольфусом мы в ссоре, и, возможно, мог бы меня простить… И вот однажды, когда я уже начала выздоравливать, гуляя с Нарциссой по парку Малфой-Менора, укутавшись в теплые плащи – с приходом октября на улице становилось все холоднее и холоднее – я почувствовала, как мою левую руку начинает легонько пощипывать, словно я поднесла ее к огню.
И сейчас я сидела в зале собраний Пожирателей Смерти и слушала планы Темного Лорда касательно уничтожения Ордена Феникса. В отличие от прежнего собрания, здесь не было и половины людей, которые были в прошлый раз. Это означало, что здесь присутствуют лишь те, кто входит во Внутренний Круг, и для многих было большим удивлением то, что Темный Лорд допустил меня в него сразу. Вообще-то мне самой было интересно, почему я здесь, ведь при моем «посвящении» он наоборот показал, что я для него ничто.
- Что ж, теперь, исходя из того, что нам известно, можно приступать к выполнению всего, о чем мы только что говорили. Действуйте группами, как всегда, и ваша задача - найти, спросить и убить.
Я почувствовала, как рядом со мной Эйвери заерзал на стуле – то ли от нетерпения, то ли от раздражения, Малфой же вздохнул со скучающим видом. Ведь убийства противников были для них самым обычным делом, и вряд ли кто-то знал, сколько у них было жертв. Я тут же попыталась представить, как Рудольфус безжалостно произносит Смертельное проклятье, и это мне показалось невозможным – как такой человек, как Руди, может кого-то убить или покалечить, ведь он всегда был таким мягким? В следующий миг я оборвала поток этих мыслей – было так трудно думать о муже. От этого становилось так тоскливо и одиноко, словно исчезла половина моей души.
В следующий момент стало понятно, что собрание завершается, и присутствовавшие волшебники начали потихоньку расходиться. Темный Лорд оставался сидеть в кресле, и к нему, как и в прошлый раз, подходили люди, он им что-то говорил, показывал, они согласно кивали и вскоре исчезали в пламени камина. Я почему-то не спешила вставать и молча наблюдала за передвигающимися по залу людьми. Краем глаза мне было видно, что Рудольфус поднялся со стула, но не спешил идти к Темному Лорду, наверное, он о чем-то глубоко задумался. Одна моя сторона отчаянно желала подойти к нему, спросить, что случилось, утешить, другая же – остаться сидеть на месте, дождаться, пока зал опустеет, чтобы остаться наедине с Темным Лордом, и плевать, если он будет меня снова пытать или насиловать, главное – хоть какое-то время побыть ближе к нему. Но долго мне раздумывать не пришлось, так как я почувствовала легкое прикосновение к своему плечу и вздрогнула. Вопреки всем моим ожиданиям, это оказался Люциус. Он молча стоял и смотрел на меня. Как только я обернулась, его губы тронула тень улыбки – холодной и надменной, как всегда. В следующий миг он повернулся в другую сторону. К нам направлялся Рудольфус. От этого мне стало не по себе, но я не подала виду.
- Сегодня опять «веселый» вечер, - произнес Руди, обращаясь к Малфою.
- Кто? – коротко осведомился Люциус.
- Эдгар Боунс, член Ордена Феникса, по совместительству аврор. Сейчас с семьей пребывает в Лондоне, глупо полагая, что надежно спрятался в маггловском районе, - на этом слове Руди издал что-то похожее на смешок и через миг снова стал серьезным. – Все, что требуется, - это убить всех, кто будет в доме, и быстро сматываться.
- В общем, как обычно, - лениво произнес Люциус, скучающе смотря куда-то в пустоту.
- Темный Лорд хочет, чтобы…. – на миг голос Рудольфуса осекся. - Чтобы это сделала Белла…
Он бросил на меня секундный взгляд и снова повернулся к Люциусу. Я же сидела на стуле, не поднимая головы, и напряженно слушала разговор.
- Понятно, - кивнул Люциус. – Кто еще с нами?
- Этот русский недоумок Долохов, - с презрением произнес Рудольфус.
Малфой промолчал, но на его лице можно было увидеть пренебрежение. Я посмотрела на мужчин и обратилась к Люциусу, упорно делая вид, что Руди здесь вообще не присутствует.
- То есть… Темный Лорд хочет, чтобы Боунса убила я? Но почему бы ему тогда не сказать мне об этом лично?
- Только потому, что я не посчитал это нужным, - прямо за моей спиной прозвучал негромкий спокойный голос.
Я вздрогнула и обернулась. Риддл стоял в нескольких шагах и пристально изучал меня взглядом. Возникло неприятное ощущение, что он видит меня насквозь, знает о каждом моем желании, о каждой моей тайной мысли, и от этого я невольно вздрогнула. Спустя несколько секунд я опомнилась, вскочила со стула и почтительно склонилась перед ним.
- Ты так хотела услышать приказ лично от меня? – произнес Лорд, и от его голоса у меня по коже побежали мурашки. Он казался слишком спокойным, и это не могло не настораживать.
- Милорд, я… - так хотелось что-то сказать в ответ, но все слова словно исчезли из моей головы.
- Не стоит оправдываться, Беллатрикс, ты не провинилась, по крайней мере, пока, - сказал Волдеморт. – Очень надеюсь, что и сегодня ты меня не подведешь, ведь это в твоих же интересах.
Он говорил мягко, медленно, но в тоже время властно и неоспоримо. А его бархатный голос снова заставил меня вспомнить о тех далеких, безвозвратно упущенных днях, когда я могла слышать его каждый день, когда могла бесконечно смотреть в эти серые глаза, которые теперь стали такими холодными. Я знала, что он слышит все мои мысли, но они, к моему удивлению, не привели его в ярость. Он оставался таким же невозмутимым, чего нельзя было сказать обо мне. Каждая секунда, проведенная рядом с ним, заставляла мое сердце стучать все быстрее и быстрее, а мысли, как всегда, отходили на второй план.
- Я знаю, что ты на многое способна, - снова послышался голос Волдеморта. – Надеюсь, что твой сегодняшний отчет о проделанной работе меня в этом убедит окончательно. Уверен, что твои спутники тебя поддержат, если это понадобится, особенно твой муж.
Волдеморт улыбнулся краешками губ, смерил Рудольфуса насмешливым взглядом, кивнул Люциусу и широкими шагами направился в сторону лестницы. Я завороженно смотрела Лорду вслед, пока он не растворился в полумраке без всякого хлопка аппарирования.

***


В Лондоне шел дождь. Было так непривычно стоять посреди людной улицы, кутаясь в черный плащ, и наблюдать за тем, как повсюду снуют магглы, спешат, суетятся и громко переговариваются. Они казались такими забавными и до неприличия глупыми, что было трудно сдержать глумливый смешок. Где-то недалеко от меня должны были находиться Рудольфус, Люциус и Долохов, но надвинутый капюшон и шумная толпа не давали мне их разглядеть, поэтому приходилось ждать, когда меня найдет кто-то из них.
Мы аппарировали в Лондон сразу после того, как в зале собраний появился Долохов. Он был долговязым, худым человеком лет тридцати пяти с короткими темными волосами и довольно неприятным лицом и ужасным акцентом. Все его манеры говорили о том, что он далек от аристократии и ему откровенно плевать на то, что его окружают люди из высшего общества. От него неприятно пахло перегаром, а то, что он говорил, заставляло даже Рудольфуса и Люциуса недоуменно переглядываться. Но, тем не менее, он входил во Внутренний Круг, а это значило, что он чистокровен и представляет для Волдеморта определенную важность.
После его появления мы не мешкали и тут же приступили к выполнению задания, аппарировав в Лондон, недалеко от того квартала, где предположительно находилось укрытие Эдгара Боунса. Мы специально не перенеслись туда сразу, так как хотели привлечь к себе как можно больше внимания. По словам Люциуса, это был один из лучших способов доказать Министерству Магии и Ордену Феникса то, что Пожиратели Смерти не бездействуют и что им совершенно плевать на глупые законы и правила, так тщательно соблюдаемые волшебниками.
- Чем больше шума, тем лучше, - говорил Малфой. – Это, конечно, не значит, что мы должны делать все, что заблагорассудится, нужно учитывать и то, что в любой момент может прибыть отряд авроров. Кстати, если это произойдет (что вполне вероятно), то нам придется попотеть. Насколько я знаю, они никого не жалеют и действуют очень оперативно, так что здесь ты должна полагаться только на свою сообразительность и проворность. И, тем не менее, пока лучше расслабиться и превратить задание в развлечение – это лучший способ не сойти с ума…
Повторив все советы Люциуса, я двинулась вперед, щурясь от назойливых капель, норовящих проникнуть под капюшон. Правая рука крепко сжимала в кармане волшебную палочку и была готова в любой момент ее выхватить и ринуться в бой, но пока все было относительно спокойно. А относительно, потому что магглы начали замечать несколько странно одетых людей, и теперь многие из них удивленно провожали нас взглядами и показывали пальцами. Я, наконец, смогла высмотреть в толпе фигуру Долохова и двинулась в его сторону, тайно радуясь, что это не мой муж – мне ни капли не хотелось с ним пересекаться, хоть сейчас мы и были партнерами. Я увидела, как какой-то мужчина посмеивается, глядя на потертую мантию Долохова, но не успел он опомниться, как мужчина достал волшебную палочку, быстро взмахнул ею, и тут же маггл отлетел на несколько футов назад, сбив с ног еще нескольких человек. В толпе мгновенно вспыхнула паника. Кто-то начал кричать, послышался детский плач, кто-то кинулся наутек, послышались свистки уличных полисменов, явно желавших арестовать Долохова. От этой мысли я не смогла сдержать улыбку, но долго наслаждаться этим зрелищем не пришлось – мужчина подхватил меня под руку и повел прочь с улицы. Вскоре я увидела, что в нашу сторону направляются еще две фигуры в черных плащах – Рудольфус и Малфой. Они держали наготове волшебные палочки, а в толпе все так же слышались крики испуганных магглов, что могло говорить только о том, что они не пренебрегли магией.
Мы свернули в какой-то темный переулок, примыкающий к улице, и завеса кромешной тьмы тут же отделила нас от маггловского столпотворения. Здесь было слишком тихо и тесно, пахло гнилью, мочой и сыростью. Было нетрудно догадаться, что здесь живут не самые богатые магглы, и от этой мысли мне стало еще противнее, чем несколько секунд назад.
- Что-то ты сегодня изменяешь своим привычкам, Руди, - из темноты послышался голос Малфоя. - Находиться в толпе магглов и не причинить никому из них серьезного вреда – это на тебя не похоже!
- Задание есть задание, Люциус, - ответил Рудольфус. – Сначала дело, а потом можно и развлечься.
Убивать и пытать магглов – это развлечение? Оказывается, я действительно плохо знала своего мужа. Хотя, впрочем, какая теперь разница?
В следующий миг послышался голос Долохова, произносящий «Люмос», и переулок тут же осветился тусклым светом его волшебной палочки. Как я и предполагала, мы находились в тесном дворе какого-то ветхого дома, который тут же ассоциировался с бедностью, болезнями и грязью. А что можно было взять с этих магглов? Ведь они сами создавали себе проблемы и жили в этой нищете по своей же вине. Под ногами валялись кучи мусора, дорога была вся в колдобинах и размыта непогодой, недалеко от меня прошмыгнула облезлая черная кошка. Не успела я опомниться, как Люциус навел на нее палочку, и уже через миг ее безжизненное тело лежало около одной из помойных куч.
- Это чтобы быть уверенными, что нам не сели на хвост, - поспешно объяснил Люциус.
После этого мы молча направились в глубь двора, пристально смотря себе под ноги, чтобы ненароком не поскользнуться или не напороться на грязь. Через какое-то время Рудольфус остановился около одного из подъездов двухэтажного дома с облупившейся штукатуркой и сказал лишь одно слово:
- Здесь.
Мы переглянулись и последовали за ним в здание. Грязную, заплеванную лестницу освещал лишь едва заметный огонек палочки Долохова (другие мы зажигать не стали, чтобы Боунс слишком рано не заподозрил неладного). Я старалась не дышать, так как здесь стояла еще более удушливая вонь, чем во дворе, и казалось, что если я пробуду больше пяти минут в этом доме, то просто не выживу. Странное, однако, место Боунс выбрал для укрытия! Мало того, что в самом бедном районе Лондона, так еще, наверное, в самом зловонном доме всей Великобритании (по сравнению с этим казалось, что все бомбы-вонючки Пивза издают просто райский аромат). Хотя какое мне дело до выбора Боунса? Главное - поскорее расправиться с ним и вернуться в теплый Малфой-Менор, где я смогу принять душ и выпить чашку горячего шоколада. Но пока что это были всего лишь мечты…
Второй этаж, к моему удивлению, выглядел более прилично, чем первый и лестница. Здесь были более-менее чистые стены, не воняло, а на полу перед дверью с номером 12 лежал аккуратный коврик.
- Белла, теперь действуешь ты, - произнес Долохов.
Я было начала пререкаться – мол, почему это он здесь командует, но тут же осеклась, так как это было неуместно. Я подняла голову и вопросительно посмотрела на Антонина.
- Ничего особенного от тебя не требуется, - произнес он. – Стучишься в двери, думаю, что тебе откроют сразу, а после, не раздумывая, убиваешь всех, кого увидишь.
На моем лице на миг отразилось недоумение и, поняв меня, Долохов лишь криво усмехнулся.
- Черт подери, ты думала, что мы просто порешим Боунса, а всей его семье помашем ручкой и свалим отсюда? Ну, рассмешила меня! Всех убить, всех, кто находится в его квартире, без всяких исключений! И какой тогда будет толк от его смерти? Ну, сдох мужик, убрали его, а семья живет припеваючи? Нет, нужно все снести, чтобы остальным урок был, что Темному Лорду нужно подчиняться сразу!
Я хотела посмотреть на Рудольфуса, поискать поддержки, но вовремя себя остановила и повернулась к двери. Потом надвинула на лицо маску и громко постучала. Оживление за дверью послышалось почти сразу, вот только открывать не спешили. Я повторила попытку проникнуть в квартиру вежливым путем, но ответа снова не последовало. Тогда Люциус осторожно отодвинул меня от двери, и через миг раздался оглушительный взрыв, который разнес половину стенки, открывая нам проход в квартиру. Тут же послышались громкие крики, суета, но я все так же стояла посреди обломков стены и недоуменно смотрела по сторонам. Люциус, Рудольфус и Долохов незамедлительно проникли в разгромленную квартиру, а я никак не могла прийти в себя. Мерлинова борода, ведь я сейчас собираюсь совершить убийство, впервые в жизни!
«Но ведь так сказал сделать Том, - напомнил мне мой внутренний голос. – Значит, это убийство ради любви к нему».
С этой мыслью я сделала несколько шагов и принялась осматриваться, плохо понимая, что нужно делать.
- Экспеллиармус! – вдруг раздалось сзади.
Не успев сообразить, что к чему, я машинально отскочила в сторону, упершись спиной в стену. Передо мной стояла полная молодая женщина с растрепанными волосами и волшебной палочкой в руках, а ее лицо выражало смесь ужаса и гнева.
- Петрификус Тота…
Не успела она произнести заклинание, как я выхватила свою палочку, удивленно глядя в ее лицо.
- Авада Кедавра!
Комнату осветила яркая зеленая вспышка, а на лице девушки навеки застыло удивление, и она рухнула на пол. Я стояла рядом с ней, все еще держа поднятой волшебную палочку, и смотрела на ее неподвижное тело. При ее падении халат немного распахнулся, показывая большой живот. Борода Мерлина, ведь она была беременна! Я почувствовала, как мои ноги становятся ватными, в глазах начинает темнеть…
Неужели я… забрала две жизни?..
Но больше я не успела ничего подумать: откуда ни возьмись, появился Люциус, схватил меня за плечо и потащил куда-то в глубь квартиры. В следующую секунду я почувствовала, как откуда-то повеяло холодом. По моему телу пробежала дрожь, голова закружилась, мне захотелось куда-нибудь сбежать, подальше от этого проклятого дома, района, лишь бы только не ощущать ни с того ни с сего навалившихся на меня боли и ужаса.
- Белла, поспеши, Руди его оглушил! – откуда-то послышался голос Люциуса. – Скорее, нет времени, нужно сматываться!
Я не сразу сообразила, что нахожусь в другой комнате, такой же разгромленной, как холл и прихожая, а прямо передо мной лежит мужчина без сознания. Я протянула вперед волшебную палочку и снова произнесла то заклинание, которое использовала несколько минут назад. Комната опять осветилась ярким зеленым светом, а в душе воцарилась непонятная пустота.
С каждой секундой становилось все холоднее и холоднее, голова кружилась сильнее, я чувствовала, что еще секунда, и я потеряю сознание. На заднем плане слышалась какая-то возня – сквозь темную пелену, заволакивающую мое сознание, я видела яркие вспышки, слышала крики, но не понимала, откуда они. Мне вдруг показалось, что все на свете потеряно, что отсюда нет никакого выхода и на этот моменте моя жизнь закончится, что сейчас я просто разорвусь на осколки….
«…Я же сказала, что ухожу и не вернусь! Я… больше не могу быть с тобой и… не люблю тебя!..»
Голова раскалывалась от переполнявших ее воспоминаний, мыслей, тело сотрясалось от невыносимой дрожи, ноги отказались меня держать, и я упала на пол.
«…Я тебе не верю, Беллатрикс, Я знаю, что ты всегда любила меня…»
Гриндевальд подери, что же происходит? Почему вдруг стало так больно? Это невозможно, ведь все это произошло так давно!.. Так почему же мое расставание с Томом так ярко всплыло в памяти? Почему снова стало так же больно, как тогда, когда я была на четвертом курсе Хогвартса?..
«…Том Риддл умер тринадцать лет назад…»
Я приоткрыла глаза, но ничего не смогла разглядеть. Голова раскалывалась, тело отказывалось меня слушаться… И вдруг всего в нескольких шагах от себя я уловила какое-то движение. Присмотревшись, я не поверила своим глазам. Надо мной склонилась фигура в черном плаще, капюшон скрывал лицо. Я увидела темную, покрытую язвами и струпьями руку, которая, казалось, гнила заживо. Она тянулась ко мне, я тут же стала ползти назад, чтобы защититься от этого существа, но, похоже, все было напрасно – вскоре я уперлась спиной в стенку.
«…Что случилось? Объясни, и можешь идти куда захочешь…»
Прежде я знала о дементорах только понаслышке, а заклинание Патронуса использовала лишь на уроках Защиты от Темных Искусств на шестом курсе. Сейчас самое время применить его на практике. Я попыталась как можно ярче представить лицо Тома, вспомнить его поцелуи, то, как он по утрам шептал мне на ухо «моя Беллс» и как я была счастлива рядом с ним.
- Экспекто Патронум!
Из моей волшебной палочки вырвалось тусклое серебристое свечение, но оно тут же рассеялось. Я попыталась снова – в сознании возник Том Риддл, его счастливая улыбка….
- Экспекто Патронум!
На этот раз не появилось даже серебряное облако, а мое сознание все больше и больше погружалось во тьму.
«…Не нужно, не проси, все слишком сложно, просто… Я хочу уйти. И все…»
Почему так больно? Почему я не могу вызвать самое светлое воспоминание? Что…
Я почувствовала, как в мое плечо впилась чья-то рука, и я была готова поспорить, что это не дементор. В следующую секунду я почувствовала, что мое тело словно связалось в узел. Резкий толчок – и падение в бесконечную темноту…



Глава 8. Одержимость


«Я опускаю молча глаза
И холодею под этим взглядом,
Улыбаясь тихо, про себя –
Он отравил меня любовным ядом...»


Казалось, что я падаю в бездну; у меня кружилась голова, а ноги и руки не желали слушаться. Словно сквозь дымку я пыталась разглядеть какие-то смутные образы, но от этого только начинали слезиться глаза. Еще минуту назад мне было безумно холодно, тело била мелкая дрожь, но вскоре это состояние стало постепенно проходить. Вместо этого я почувствовала, как кто-то крепко прижимает меня к себе, словно боится, что я могу исчезнуть. Хотелось открыть глаза, посмотреть, что же произошло, но у меня не было сил даже для этого. А в голове снова и снова проносились картины прошлого, словно это произошло несколько минут назад. Казалось, что Том стоит рядом со мной, я даже чувствовала его запах, но не могла понять, где он именно. Душу все еще наполняла холодная пустота, и казалось, что это навсегда – не будет больше в моем мире ни капельки счастья, и мне то и дело придется переживать тот ужасный разговор… Хотелось закричать, но каждый раз, когда я пробовала это сделать, изо рта вырывались лишь слабые стоны. Я чувствовала, как кто-то нежно прикасается к моей голове, гладит меня по волосам, но, наверное, это было только во сне.
В какой-то момент моя греза стала принимать более ясные образы, и я видела Тома, такого, как много лет назад – семнадцатилетнего и любящего, но как только я хотела к нему подойти, я тут же проваливалась во тьму, где опять хотелось кричать и плакать. Голова раскалывалась от боли, во рту пересохло, возникло желание просто исчезнуть…
- Ей совсем плохо, пожалуйста… - где-то отдаленно слышались голоса, но мне не удавалось разобрать, кому они принадлежат. – Дементоры…
- Ты свободен, Лестрейндж, иди, - послышалось в ответ.
И опять все стихло. Меня все так же держали сильный руки, я чувствовала, как чье-то дыхание согревает мне шею, опять чувствовала любимый пряный аромат… Наверное, это все-таки сон, ведь я могла вдыхать его только в грезах. Мои губы медленно растянулись в улыбке, вдруг стало так тепло и хорошо, головная боль начала постепенно проходить. И единственное, чего я так боялась, – это проснуться. Ведь тогда придется снова прощаться с Томом…
Потом я услышала приглушенный скрип двери, почувствовала, как меня выпустили из объятий и бережно положили на что-то мягкое. В тот же момент мне стало так холодно, почти так же, как в присутствии дементоров. Я шептала пересохшими губами какие-то бессвязные слова, кажется, несколько раз произнесла имя Тома, а руки тянулись в пустоту, словно хотели прикоснуться к чему-то невидимому. Кто-то осторожно сжал мою ладонь, я опять услышала теплое дыхание, согревающее кожу лица, нежное прикосновение ко лбу. И от этого снова стало так тепло и хорошо, больше меня не страшило ничто на свете. Пускай придет хоть сотня дементоров, я смогу с ними справиться!
Сквозь забытье я продолжала улыбаться, как вдруг почувствовала поцелуй в губы – нежный, сладкий и такой знакомый. Он был коротким, длился не дольше секунды, но это было не важно. Главное, что сон продолжался, а мне казалось, что я парю в облаках…
- Белла, - вдруг я услышала, как произносят мое имя – строго и властно.
От этого я невольно вздрогнула и открыла глаза. Все мои иллюзии мигом развеялись, лишь только на губах все еще горел поцелуй. Я подняла голову и принялась рассматривать то помещение, где находилась – это была небольшая комната с широким окном, занавешенным шторами, и мраморным камином, в котором весело горело пламя. Я лежала на небольшом диванчике напротив очага, и в нескольких шагах от меня стоял Темный Лорд. Его взгляд был устремлен на огонь, и казалось, что он даже не подозревает о моем присутствии. Однако, как только я пошевелилась, он резко повернул голову ко мне и смерил равнодушным взглядом. Я попыталась встать, но он не дал мне этого сделать.
- Не двигайся, Беллатрикс, - холодно произнес он. – Вряд ли ты сможешь сейчас дойти хотя бы до двери, а ты мне не нужна в бессознательном состоянии.
- Х-хорошо, Милорд, - прошептала я, едва шевеля пересохшими губами.
Он был прав – я действительно была мало на что способна. У меня по лбу струились капли холодного пота, а перед глазами то и дело возникали красные пятна. Кажется, моя болезнь снова дала о себе знать в самый неподходящий момент. Я вопросительно посмотрела на Темного Лорда, надеясь, что он объяснит мне, что происходит и зачем мы здесь. Я старалась игнорировать любые мысли, касающиеся моих чувств, но получалось очень плохо. Постоянно вспоминался мой сон, а присутствие Лорда только усиливало чувства.
- Но что произошло? – неожиданно для самой себя выпалила я. – Почему появились дементоры? Что случилось со мной?..
В ответ Темный Лорд лишь усмехнулся. Потом снова посмотрел на огонь, встал, подошел к камину и повернулся ко мне лицом. В полутьме его кожа казалась еще бледнее, чем была на самом деле, а глаза вдруг стали черно-багровыми. Я не могла оторвать от него восторженного взгляда, понимая, что с каждой секундой у этого человека становится все больше и больше власти надо мной.
- Ты, как всегда, задаешь слишком много вопросов сразу, Белла, - произнес Лорд. А его губы снова растянулись в ухмылке. Мне почему-то так захотелось улыбнуться в ответ, но я сдержалась, все так же внимательно глядя в его лицо. Странно, но на этот раз, когда наши взгляды встретились, я не испытала такого ужаса, как при нашей первой встрече. Мне просто стало невыносимо тоскливо и одиноко.
- Жена Боунса вызвала авроров, они тут же прибыли на место, не поленившись взять с собой дементоров – собирались поймать вас и сразу же доставить в Азкабан. Пока остальные расправлялись с ними, ты решила бороться с дементорами…
Наверное, мне показалось, что его голос звучит глумливо, ведь он запросто мог наказать меня за то, я не смогла прогнать стражей Азкабана.
- А потом, когда с аврорами было покончено, вы вернулись сюда. По крайней мере, это мне показали мысли Люциуса.
- Но… - неуверенно начала я, и, увидев, что Темный Лорд едва заметно кивнул, разрешая мне продолжить, стала говорить более уверенно. – Но почему я не смогла отбиться от дементоров? Ведь прежде я отлично справлялась с Патронусом, у меня всегда хорошо получалось это заклинание! И сегодня я делала все правильно, но…
- Можешь забыть о своем Патронусе.
Я вопросительно уставилась на Темного Лорда.
- Ты стала Пожирателем Смерти, Белла, это навсегда изменило твою судьбу. У тебя больше нет воли, нет желаний. А Патронус тебе ни к чему – дементоры на нашей стороне, они не могут причинить вреда никому из моих сторонников.
По моему телу прошла дрожь. Получается, что я допустила ошибку, из-за которой запросто могла провалить все дело, и из-за меня часть Пожирателей Смерти Внутреннего Круга попали бы в Азкабан. Если бы я только послушала Люциуса и аппарировала сразу, не отвлекаясь на дементоров! А ведь мне просто хотелось показать Темному Лорду, на что я способна. Но теперь получается, что я всего лишь заработала наказание… Мне действительно было страшно – я хорошо помнила, каким бывает Темный Лорд в гневе, пусть внешне он всегда и казался спокойным.
Я съежилась, поджав под себя ноги, и выжидающе смотрела на Темного Лорда. Он казался задумчивым и предельно спокойным, и от этого становилось еще больше не по себе. В комнате повисла тишина, нарушаемая лишь моим тяжелым дыханием и потрескиванием дров в камине. Волдеморт, казалось, снова о чем-то задумался. Его взгляд был устремлен в камин, губы сжались в тонкую линию, и, насколько я помнила, это всегда значило, что он нервничает. Но с чего бы? Думает, наказать меня или прогнать подальше? Он знал, что больше для меня нет дороги назад, что теперь моей жизнью стал он и то, что это было моим самым слабым местом. Ради этого властного голоса, холодных глаз, таинственной и в тоже время пугающей улыбки можно было сделать все на свете и никогда в жизни не пожалеть об этом. Наверное, именно поэтому мне было совершенно наплевать на два убийства, которые я совершила сегодня. Те люди пошли против него, не покорились его воле и поэтому заслуживали по меньшей мере смерти.
Мои мысли прервало резкое движение Темного Лорда. Он рывком выхватил волшебную палочку и направил ее на меня. Я сжалась, надеясь, что все, что он сейчас будет делать, продлится как можно меньше времени. И в тоже время мне так хотелось доказать ему, что я могу стерпеть все. На глазах невольно выступили слезы, и я делала все, лишь бы сдержать стон. Не знаю, заметил ли Темный Лорд, что я плачу, его лицо было предельно равнодушным и непроницаемым. Он молча поднес волшебную палочку к моему виску и легонько прикоснулся ее кончиком к коже. Я вздрогнула, не зная, чего от него ожидать. Лорд же на какое-то мгновение перевел на меня взгляд, и я ожидала всего, чего угодно – обвинений, гневных криков, заклинаний – но не улыбки. На какие-то доли секунды мне показалось, что это никакой не Волдеморт, что надо мной склонился Том Риддл, заботливый и нежный. Но видение очень быстро прошло, у меня возникло странное чувство – как будто бы кто-то облил меня холодной водой , и спустя еще несколько секунд вся боль в моем теле исчезла, перестала болеть голова, кажется, исчезла температура.
Я подняла голову и удивленно взглянула на Лорда. Тот выпрямился и пожал плечами.
- Я уже говорил, что мне не нужны слуги, которые не могут даже ходить, - произнес он. – Думаю, ты учтешь это и в следующий раз подумаешь о своем здоровье, прежде чем решишь снова показать свою самоотверженность, бегая под дождем. Тогда мне придется тебя наказать.
Какое-то время я все еще удивленно смотрела на Лорда, после чего мгновенно вскочила с дивана и склонилась перед ним в самом низком поклоне.
- Милорд, я…
Но тот лишь рассмеялся ледяным смехом. Холодные пальцы Лорда взяли меня за подбородок, я была вынуждена посмотреть в его глаза. Мое тело снова сковал ужас, стало холодно.
- Поднимись, Белла, не нужно излишеств, - почти мягко произнес он. – Я вижу, что ты готова служить мне так, как следует, но ты еще многого не знаешь. Я доволен твоим первым заданием, хоть и знаю, что ты могла бы выполнить его еще лучше. Думаю, тебе следовало бы многому научиться, и хотел бы в ближайшее время начать частные занятия.
Все еще держа меня за подбородок, Темный Лорд поднял меня с колен, а я никак не могла отвести взгляда, наверное, на меня действовала какая-то неуловимая магия. Ну почему он так сводит меня с ума? Почему я снова не могу привести в порядок свои мысли? Я просто стояла и покорно смотрела в его глаза, впитывая каждое слово и боясь сделать лишнее движение. И снова, на какой-то миг, мне показалось, что во взгляде Лорда появилось что-то странное, так не сочетающееся с его жестокостью. Или я просто так хотела это увидеть?
Темный Лорд резко отступил на шаг назад, опустил голову, я увидела, как он с силой сжал кулак, как побелели костяшки пальцев. Он изо всех пытался скрыть свою нервозность, вот только я не понимала, что его так обеспокоило?
- Ты свободна, Беллатрикс, когда понадобится, я тебя вызову, - произнес Темный Лорд.
В ответ я лишь кивнула, но не сдвинулась с места, продолжая смотреть на него.
- Не вынуждай меня кричать на тебя, Белла, иди, - проговорил Волдеморт, поворачиваясь к двери.
Ничего не сказав, я молча побрела к двери, чувствуя, что он провожает меня взглядом. Сердце забилось сильнее, так хотелось вернуться, подойти к нему, побыть рядом. Вот только чем это может обернуться для меня? Тихо открыв дверь, я еще раз посмотрела на Лорда. Он сидел там, где несколько минут назад лежала я, и смотрел на огонь.
Поборов очередной порыв вернуться, я тихо вышла в коридор и плотно закрыла за собой двери, после чего прислонилась к ним спиной и закрыла лицо руками. Кружилась голова, а на душе с каждой секундой становилось все хуже и хуже. Хотелось кричать, разозлиться, только чтобы избавиться от этой боли, но она не собиралась проходить. Вспомнились мои сегодняшние сны и видения, от этого стало еще неприятнее. Почему я могу быть с ним только несколько минут, когда сплю? Почему я просыпаюсь в самый неподходящий момент?
Неожиданно я вспомнила, как чьи-то сильные руки прижимали меня к себе, как мне кружил голову запах полыни. Неужели это мне тоже приснилось? А потом ведь я чувствовала поцелуй… Он был таким правдоподобным, таким родным и знакомым. Может, это все-таки было на самом деле? Хотя, как бы мне ни хотелось, я никогда в жизни не узнаю этого…


Форма входа



Календарь

«  Май 2021  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31

Мини-чат

200

Статистика