Суббота, 2021-05-15, 20.38
Приветствую Вас Бродяга | RSS

ХС-3, Глава 10

Глава 10. Провал



«Что-то можно выбирать сердцем, что-то – головой, но если сомневаешься, отдай предпочтение голове перед сердцем. Останешься живой».
(Лорел Гамильтон)


Тихий летний вечер не предвещал ничего необычного. После прошедшей несколько часов назад грозы небо очистилось и приобрело светло-синий цвет, разбавляемый лучами выглянувшего закатного солнца. Было трудно поверить, что еще совсем недавно весь Лондон был покрыт пеленой дождя, льющегося из угрюмых серых туч. Но теперь они медленно уплыли в сторону, как будто в городе и не было непогоды. Оставались только блестящие на асфальте лужи.
В воздухе разливалась приятная влага, заглушающая запахи промышленного маггловского района Лондона, несколько кварталов которого каким-то невероятным образом опустели и смолкли. Теперь можно было подумать, что эта часть города заброшена и здесь уже давно не было ни одной живой души. И любой маггл, так неудачно оказавшийся в этих местах и проявивший любопытство к странному затишью, замертво падал прямо на землю, и последнее, что видел в своей жизни – это человека в черном плаще и серебряной маске. Наверное, ему казалось, что это плод его бурной фантазии, а, может, просто тень от новой грозовой тучи, но не думаю, что у него было бы время поразмыслить над этим детальнее. Да и никого особенно не должно волновать, что думают магглы перед смертью, у всех, кто все-таки присутствовал в этом месте, существовала лишь одна цель – выследить появление того, кто был так интересен нашему Повелителю.
Множество людей в безобразных масках и, несмотря на летний вечер, укутанные в черные плащи, прятались между старых домов. Каждый наблюдал за своим местом, где в любой момент мог появиться Гарри Поттер. Я же, стоя рядом с Люциусом Малфоем и своим мужем, смотрела куда-то в небо, почему-то совсем не в силах сосредоточиться на выполнении задания. Конечно, сейчас от меня ничего не требовалось, кроме ожидания сигнала со стороны одной из групп Пожирателей Смерти, которые должны были так внимательно следить за любым движением. Но и ожидание требовало полного внимания, которого у меня не было. Мысли летали где-то далеко и совершенно не касались задания. Я понимала, что сейчас все зависит от того, как будет выполнен приказ Темного Лорда – если я смогу добыть Пророчество и поймать Поттера, то мне будет позволено все, что угодно, а Милорд вознаградит меня так, как я и не могла мечтать.
Эти мысли заставили меня вернуться на землю, и первое, что я увидела – это напряженное лицо Люциуса Малфоя. Он прищурился, плотно сжал губы и настолько сильно вцепился в свою трость, что костяшки его пальцев стали мертвенно-бледными. Его маска была небрежно надвинута на лоб, словно мешала ему дышать, а волосы, как всегда, аккуратно собраны в хвост бархатной черной лентой. Видя хоть что-нибудь, что напоминало мне хоть один атрибут этого образа, я чувствовала страшное раздражение, и мне очень хотелось применить несколько непростительных. Когда я узнала, что моим напарником будет Люциус Малфой, я едва не показала при Темном Лорде свое недовольство этим распоряжением. Люциус, конечно же, это заметил, и лишь самодовольно усмехнулся, что заставило впервые в жизни пожелать, чтобы Орден Феникса или Аврорат поймали нас и схватили мужа моей сестры. Удивительно, что когда-то давно Люц был моим приятелем, и я даже пыталась считать его своим другом.
Я с усмешкой посмотрела на Люциуса, который вальяжно стоял между двумя дымоходами на крыше одной из маггловских построек и совершенно не сочетался с этой убитой атмосферой. Эта картина даже вызвала у меня приглушенное хихиканье. Это заставило Рудольфуса бросить на меня недоуменно-вопросительный взгляд, что в последнее время, впрочем, случалось довольно часто. Я лишь ободряюще кивнула своему мужу и снова уставилась вниз.
Смеркалось. В воздухе появилась неуловимая летняя прохлада, которая так приятно проникала под маску, что я не сдержалась перед искушением и подняла ее. Я закрыла глаза, жадно вдыхая сладкий воздух и наслаждаясь летним вечером, начисто позабыв обо всех планах на сегодня. Из этого состояния меня незамедлительно вывел пульсирующий укол в Метке, от чего я тут же пришла в себя и схватилась за волшебную палочку. Боль в запястье повторилась снова, и я почувствовала, что она идет со стороны младшего Лестрейнджа, который вместе с Макнейром и Долоховым караулил всего в нескольких шагах от телефонной будки. Я обернулась и, увидев ожидающее выражение лица Рудольфуса и чем-то недовольного Люциуса, кивнула им. Значит, пора. Значит, план Темного Лорда сработал, и Поттер на месте. Это дало мне очередной толчок к действиям. Больше не глядя на своих спутников и ничего не говоря, я сконцентрировалась и аппарировала вниз.
Мы оказались в самом Министерстве Магии, и я со смехом подумала, что волшебники слишком неосмотрительны: через эту идиотскую телефонную будку в Атриум может проникнуть кто угодно – как и шайка учеников-подростков, так и группа опасных Пожирателей Смерти.
Оказавшись в холле Министерства, я не смогла не подумать, что с того момента, когда я была здесь в последний раз, ничего не изменилось. Тот же просторный Атриум, та же статуя-фонтан, те же камины.
«Интересно, а как здесь все будет выглядеть, когда Темный Лорд снова придет к власти? Вместо этой дурацкой статуи будет Черная Метка, а, может, просто какой-нибудь символ превосходства чистой крови, а все стены будут увешаны знаменами Слизерина! – подумала я. – А, вместо портрета Мерлина появится портрет Салазара, а, возможно, и самого Повелителя…»
Эти мысли плавно развивались, пока мы ехали в лифте к Отделу Тайн, и, хоть Министерство Магии в такую пору должно быть абсолютно пустым, меня не покидала мысль, что за нами со всех сторон наблюдают. Но кто бы здесь мог быть, кроме Поттера, кого-то из его дружков и нас, Пожирателей? И, все-таки, меня мучило беспокойство, которое определенно нужно было как-то утихомирить, иначе бы это вылилось в неопределенные последствия. Я мельком взглянула на Рудольфуса и увидела, что он не меньше нервничает, чем я, а вот Малфой держался так же высокомерно и отрешенно, как всегда. У меня почему-то тут же возникло желание хорошенько заехать ему по физиономии, не применяя никакой магии. Но это можно было сделать и позже, а сейчас главное задачей было совершенно другое.
Когда мы оказались в Отделе Тайн, в зале Пророчеств, среди огромных стеллажей с разноразмерными шарами, я, наконец, облегченно вздохнула. Теперь оставалось лишь найти Поттера.
– Белла, – позади меня послышался голос Руди. – Мне показалось, что оттуда доносился какой-то шум.
Я быстро повернулась в показанном Рудольфусом направлении, где действительно что-то происходило. Но не успела я ступить и шагу, как Люциус быстро направился к одному из стеллажей. Мне совершенно не хотелось отставать, поэтому я чуть ли не бегом бросилась за ним, хоть и хорошо понимала, что все это – ребячество, и если я буду продолжать так себя вести с Малфоем, то дело может запросто закончиться провалом.
И совсем внезапно мы наткнулись на яркий луч света, резко ударивший в глаза. Первые несколько секунд я морщилась, глядя просто перед собой на неясные очертания фигур в бликах света от волшебных палочек. И еще через миг я смогла рассмотреть группу подростков – шестерых человек, которые стояли прямо напротив нас, совершенно не шевелясь и подняв головы. Послышался холодный и слегка насмешливый голос Люциуса – он поприветствовал Поттера. Это был невысокий худощавый мальчишка болезненного вида с растрепанными черными волосами и нелепыми круглыми очками, которые, казалось, были больше головы их хозяина. А в руках он сжимал небольшой светящийся шарик – видимо, то самое Пророчество. И неужели вот этот чахлый мальчишка смог победить самого Темного Лорда?! Я и сама не заметила, как мои губы сжались от презрения и ненависти к юнцу, а рука с силой сжала волшебную палочку. Будь сейчас моя воля, я бы непременно уничтожила его прямо на месте.
– Где Сириус? – послышался голос Поттера.
Я не смогла сдержать хихиканье – какой же все-таки глупец этот мальчишка, раз до сих пор не понял, что никакого Сириуса Блека в Министерстве нети не было. Я не могла сдержать смех, глядя, как Поттер растерянно смотрит на нас, а его друзья плотно жмутся друг к другу за его спиной.
Пожиратели Смерти медленно сходились в круг за спиной детей, окружая их и закрывая пути к отступлению. А у меня при этом настроение поднималось все выше – теперь я была уверена, что сегодняшняя ночь будет самой веселой за последние пятнадцать лет.
– Неужто наш маленький мальчик подумал, что его сон был правдой? – со смехом воскликнула я, делая несколько шагов навстречу Поттеру.
Тот на миг дернулся, но оставался стоять на месте, глядя на меня сквозь стекла очков и ничего не произнося.
– Пора бы уже понять разницу между снами и реальностью, Поттер, - послышался холодный голос Люциуса, а я снова захихикала.
Какие же все-таки глупцы эти гриффиндорцы!.. И кто сказал, что самых глупых волшебников отправляют на Хаффлпаф? И когда Поттер начал огрызаться и бормотать какие-то гадости в наш адрес, я снова почувствовала нарастающую злобу. Было трудно себя сдерживать, но я держалась до самого последнего. И лишь тогда, когда Поттер принялся снова бормотать, какие-то глупости, я вскинула волшебную палочку и, не обращая ни на кого внимания, выкрикнула:
– Акцио Пророчество!..
Выкрикнула и тут же пожалела об этом. Поттер мгновенно поднял свою палочку, выкрикнул «Протего» и меня отбросило в сторону. Я больно ударилась спиной о пол, из моего горла вырвался приглушенный хрип – скорей не от боли, а от бессильной ярости. Чьи-то сильные руки схватили меня за плечи и быстро подняли. Конечно же, это был Рудольфус – сквозь щели в серебряной маске я увидела его карие глаза, в которых читалось нескрываемое беспокойство и какой-то животный страх. Все это произошло за несколько секунд, и пока я поднималась и рассматривала мужа, Поттер и его компания в один голос завопили заклинания, и стеллажи с пророчествами с оглушающими звуками начали падать и рушиться, разлетаясь осколками по всем сторонам. Я услышала, как слева от меня вскрикнул Теодор Нотт – несколько больших кусков стекла глубоко впились ему в грудь. Брызнула кровь, я почувствовала на свое руке теплые капли и едва заметно вздрогнула. Нотт же закричал, его подхватил Гойл, неуклюже стараясь вытащить стекло из его тела, но этим только сильнее углублял рану, от чего крики пострадавшего стали еще громче.
Люциус тем временем метался из стороны в строну, пытаясь понять, в какую сторону сбежали подростки. Пророчества по-прежнему падали, зал наполнялся голосами прорицателей, а Малфой нервно что-то бормотал, пытаясь привести свои мысли в порядок. Я с раздражением покосилась на него, стараясь внимать голосу разума и беречь Непростительные проклятья для Поттера и его своры.
Вскоре же мы разделили по двое и кинулись в разные стороны, каждый желая поскорее добраться до цели. Руди схватил меня за руку, мы бросились в один из проходов, и я изо всех старалась рассмотреть среди сияющих воронок разбитых шаров хоть кого-то из подростков. Они оказались намного шустрее, чем я могла предположить, но разве какие-то школьники могли противостоять группе хорошо натренированных боевых магов?
Мы пробежали еще один пролет, но не увидели ничего кроме бесконечных шкафов и целых пророчеств. Это могло значить только то, что Поттера здесь не было, и мы с Руди, не сговариваясь, резко развернулись и направились в противоположную сторону, выставив перед собой волшебные палочки. Нас поглотила непроницаемая тишина, и теперь казалось, что здесь не было никакой стычки. Единственным свидетельством пережитого было мое бешеное сердцебиение и тяжелое дыхание Рудольфуса.
Поняв, что просто так блуждать между стеллажами нет смысла, мы кинулись к выходу, где до слуха тут же донеслись звуки какой-то возни. Поначалу это напоминали просто какие-то бессмысленные крики, но, чем ближе мы приближались к одному из проходов, тем больше не по себе становилось. И лишь только подойдя к самому входу и остановившись, дабы не быть застигнутыми врасплох, мы увидели довольно странную картину. Среди разбросанных колб и разбитых хроноворотов бегал Эйвери и... захлебывался от плача. Когда я увидела его голову, то едва не вскрикнула - это была голова сморщенного младенца, который уже, казалось, посинел от рыданий. Но долго любоваться этим зрелищем я не могла. Бросив взгляд на Рудольфуса, который был потрясен еще сильнее, я схватила его за рукав и бросилась к другому выходу из зала. И, чем дальше мы пробирались, тем громче становились крики происходящей драки. Сомнений не было – Поттера нашли и теперь задавали ему хорошей трепки. Мы с Рудольфусом кинулись к двери, возле которой нос к носу столкнулись с Макнейром, который тут же вышиб заклинанием дверь.
Но когда мы забежали в следующий зал, Поттер и несколько его друзей бросились к противоположному входу. Ступая по осколкам и какой-то разлитой вязкой жидкости, я последовала за подростками, но прямо перед моим носом закрылись двери. Я снова начинала беситься, из моего горла невольно вырвался рык, который тут же перешел в заклинание. Я выкрикнула «Бомбарда Максима», чем разнесла полстены. Вовремя успев увернуться от летящих во все стороны обломков, я бросилась вслед за Поттером, который все еще сжимал в руке Пророчество, держа шар над собой. Нужно было во что бы то ни стало поймать его, пусть бы это и стоило мне жизни. Я попыталась попасть в него Ступефаем, но он находился слишком далеко от меня, от чего красный луч из моей волшебной палочки растворился в воздухе. Поттер на миг обернулся, и из-за этого незначительного жеста я выиграла несколько секунд, которые приблизили меня к гриффиндорцу. Я подняла волшебную палочку, целясь мальчишке прямо в спину, тут же спрятала ее, так как на бегу я рисковала попасть не в Поттера, а в Пророчество.
Я и сама не заметила, как мы забежали в какой-то большой каменный зал. Тут же стало значительно прохладнее, запахло плесенью. Помещение было освещено зеленым светом, и все это напоминало мне зал суда перед Азкабаном, дементоров, отчаяние, заполнявшее меня изнутри… Но эти воспоминания ни к чему, я затрясла головой и снова устремилась к Поттеру. Но больше это не имело смысла – мальчишка был зажат к стене. Пожиратели Смерти полукругом сходились к Поттеру с поднятыми волшебными палочками. Недалеко от себя я услышала довольное хмыканье Люциуса.
– Отдай Пророчество по-хорошему, Поттер, – в своей привычной манере растягивать слова произнес он. – Будь хорошим мальчиком!
– Отдам, когда вы отпустите моих друзей!.. – упрямо воскликнул мальчишка.
Я не сдержала смех! Темный Лорд был прав, когда говорил, что этот мальчишка любит играть в героя. И внезапно где-то сзади послышалось какое-то шарканье, я резко обернулась. В зал приковылял круглолицый мальчишка с запекшейся кровью на лице и явно сломанным носом. И, несмотря на это, я все-таки смогла узнать. Как же так – он был почти точной копией своей мамаши, из-за которой я и попала в Азкабан.
Как только мальчишка появился, то тут же принялся выкрикивать заклятия, тыча волшебной палочкой во все стороны. К моему удивлению, одно из заклинаний попало в Долохова, и он не устоял на ногах. Но я уже не обратила на это внимания, продвигаясь вперед, к этому мальчишке.
– Какие знакомые лица!.. Сын Лонгботтомов собственной персоной!.. – я улыбнулась и подошла еще на шаг ближе к парню. – Знаешь, малыш, а я ведь имела удовольствие знать твоих родителей!..
Мальчишка что-то нечленораздельно выкрикнул (видимо, его нарушенная дикция стала последствием какого-то проклятия), а я в ответ только захихикала, ходя вокруг Лонгботтома.
– Интересно, а сколько ты продержишься до того, пока не съедешь с катушек, как твоя мамаша? Круцио!
Лонгботтом тут же согнулся под напором моего заклинания. Видя, как он стонет и извивается от боли, а из его носа с новой силой начинает течь кровь, я весело рассмеялась. А ведь было бы так забавно – отправить этого малолетнего гриффиндорца к его папочке с мамочкой, в клинику святого Мунго. На самом деле, заклинание было довольно слабым – мне не хотелось сейчас тратить все свои силы на мальчишку, но потом, добыв Пророчество, можно было бы и развлечься с Лонгботтомом. И вдруг вспышка яркого красного света заставила меня опустить волшебную палочку. Я увидела, как Рабастан с криком упал на пол, парализованный заклинанием, а с противоположной стороны зала прямо к нам мчался никто иной, как… Сириус Блек.
Конечно, у всех Пожирателей была отличная реакция, но появление моего милого кузена стало для нас более чем неожиданностью. И в следующий миг стало происходить столько событий, что я вообще с трудом понимала, как на них реагировать. Со всех сторон стали появляться люди с поднятыми волшебными палочками и выкрикивать заклинания, Поттер, отчаянно крича, ринулся к Блеку, за ним устремилось несколько Пожирателей Смерти, стараясь уклониться от заклинаний, пущенных аврорами.
Больше я не могла никого видеть, желая лишь отбить как можно больше боевых проклятий и одновременно кого-нибудь ранить. Я больше не видела ни Поттера, ни Лонгботтома, ни Малфоя, ни, мужа, ни остальных. Для меня все смешались в однообразные серые пятна, на бешенной скорости переносящиеся по залу, и выкрикивая заклинания. То и дело мелькали красные, зеленые и желтые вспышки, но я не могла видеть, как кто-то падает. Перед моими глазами промелькнуло что-то ярко-малиновое, что тут же вывело меня из своеобразного транса и заставило вновь почувствовать прилив азарта. Еще через миг я разглядела невысокую девушку с поднятой волшебной палочкой и диким цветом волос. Она смотрела на меня с такой нескрываемой ненавистью и неприязнью, как будто бы я была самой мерзкой на свете гусеницей. И тех нескольких секунд, пока она меня разглядывала, мне хватило, чтобы выкрикнуть «Петрификус Тоталус». Это сразу же сковало девушку по рукам и ногам, и она покатилась вниз по каменным ступеням. И лишь на миг мне показалось, что на ее лице промелькнуло что-то до боли знакомое. Может, именно это помешало мне произнести Смертельное проклятье?
Но сейчас было не время для сантиментов, вскинув волшебную палочку, я ринулась в гущу сражения. Краем глаза заметила, как Рудольфус дерется с Аластором Муди, и впервые в жизни увидела на лице мужа такую холодную ненависть. Внезапно прямо мимо виска моего мужа пролетала яркая искра – Рудольфус уклонился, и она угодила прямо в стену, от которой тут же откололся кусок камня. Это заклинание было настолько сильным, что на какую-то долю секунды все, кто находился в зале, замерли. Но я не желала ничего замечать.
Совершенно внезапно передо мной предстало улыбающееся лицо моего кузена, который смотрел на меня с такой насмешкой, что мне захотелось просто всадить волшебную палочку в его глотку. Когда я послала в Блека одно из проклятий, он умело увернулся и ответил мне несколькими боевыми заклинаниями. Конечно же, мне ничего не стоило их отбить, вот только я чувствовала, что если не буду держать себя в руках, то ярость захлестнет меня с головой и я больше не смогу нормально воспринимать события битвы. А это могло быть чревато любыми последствиями.
Я зашипела от ярости, видя, как Сириус Блек смеется мне в лицо, посылая очередное заклинание. На этот раз мне едва удалось отскочить в сторону и удержать равновесия. Но при этом я не желала сдаваться. Казалось, что в моей голове звучит голос Темного Лорда, приказывающий убить предателя крови, и сейчас я была готова пожертвовать всем, лишь осуществить это. Отомстить ему за измену роду, за то, что он родился таким выродком. Я пустила одно Смертельно проклятье, но Сириус в последнюю секунду увернулся, но это мне не помешало снова крикнуть «Авада Кедавра». На этот раз я попала в цель. Зеленый луч попал Блеку прямо в грудь, он на миг замер, а потом начал падать. Только сейчас я заметила большую арку, высящуюся посреди этого странного зала. Именно туда и медленно опускалось тело моего кузена. Я не видела, как она поглощает его, меня охватила непреодолимая радость, как будто бы случилось то, о чем я мечтала всю свою жизнь.
Я видела искаженное от горя лицо Гарри Поттера, то, как он стремился броситься на меня, но его удерживал Ремус Люпин. Понимая, что Поттер сейчас неадекватен, я поспешила ретироваться, но мальчишке все-таки удалось вырваться из хватки оборотня и он устремился прямо за мной. Я прибавила шагу, но почему-то сильного волнения не испытывала – то ли не прошла моя радость от убийства Блека, а, возможно, я просто считала Поттера недостойным для себя противником.
Я покинула зал с аркой и кинулась по запутанным коридорам Министерства, слыша, как гриффиндорец пытается меня настигнуть. Он что-то кричал, пускал в меня заклинания, но они ни разу не попадали в цель. Мне удалось прийти в себя только в холле, где красовалось множество каминов с зеленым пламенем, а посредине стояла та безобразная статуя. Мельком обернувшись, я увидела Поттера, и, ускорив шаг, бросилась к телефонной будке. Мне оставалась всего несколько шагов до того, чтобы оказаться за ее дверью, но внезапно я остановилась. Если я сейчас сбегу наружу и аппарирую в Малфой-Менор, то как объясню Темному Лорду свое внезапное появление, в то время, как все остальные дерутся с аврорами? Из самой преданной последовательницы Милорда превращусь в самую трусливую предательницу? Возможно, тогда это будет мой последний день жизни. Нет, я не могла так подвести своего Повелителя! Если уж аппарировать к нему, то только с Поттером и пророчеством.
– Поттер! – крикнула я из-за статуи, выставив перед собой волшебную палочку. – Иди же ко мне, малыш! Ты, наверное, хочешь отомстить за своего любимого крестного, да?
Я нервно засмеялась и тут же услышала топот ног мальчишки. Неужели все гриффиндорцы ходят так, как слоны? В следующий миг я увидела, как что он выскочил из-за фонтана с перекошенным от злости и ненависти лицом, перекошенными очками и торчащими во все стороны волосами.
– Круцио! – крикнул он, вскидывал волшебную палочку.
Это было для меня более, чем неожиданно, поэтому я даже не успела отскочить сторону. Заклинание попало мне в живот, и я не устояла на ногах, но боли не почувствовала. Какое-то время мы с Поттером просто сверлили друг друга взглядами, он смотрел на меня сверху вниз и готов был уже снова произнести Пыточное проклятье. Но я даже не стремилась убежать – было видно, что мальчишка даже не имеет представления о Непростительных проклятьях и о том, как их нужно применять. Он мог бы несколько часов так стоять надо мной и выкрикивать «Круцио», но со мной бы ничего не произошло. С губ Поттера уже почти сорвалось еще одно проклятье, но я мгновенно подняла свою палочку и выпустила красную искру. Она пролетала всего миллиметре от мальчишки и попала в статую волшебника на фонтане.
– Ты никогда не пользовался Непростительными проклятьями, Поттер? – со смехом крикнула я. – Чтобы у тебя что-то получилось, ты должен этого по-настоящему захотеть! Но, если хочешь, я могу даже преподать тебе урок! Смотри, Круцио!..
Но как только я закричала это, Поттер поспешил спрятаться за статую, и заклинание попало в статую кентавра на фонтане, от которой тут же откололась рука. Пока мальчик была за статуей и, вероятнее всего, не видел меня, я поспешила подняться на ноги и очень осторожно стала приближаться к нему, готовая в любой момент произнести заклинание. Я знала, что убивать мальчишку нельзя, но если его просто обездвижить – дело будет сделано. Останется только аппарировать в Малфой-Менор и предоставить мальчика Повелителю.
– Поттер, если ты сейчас отдашь мне Пророчество, то, возможно, я сохраню тебе жизнь! – крикнула я.
«Конечно, я сохраню, – пронеслось в моих мыслях. – А вот Темный Лорд – вряд ли».
– Ничем не могу помочь, Пророчество разбилось! – послышался из-за статуи голос Поттера.
На миг я замерла. Нет, этого просто не может быть! Пророчество не могло быть уничтожено… Конечно, это просто уловка, чтобы растянуть время и подождать, пока сюда придут авроры и защитят гриффиндорца.
– Ты лжешь! – зашипела я. От ярости мой голос был едва слышным, но через миг перешел на визг. – Ты лжешь Поттер, оно у тебя! Отдай его! Акцио Пророчество!
Я кричала, чертыхалась и размахивала волшебной палочкой, но ровным счетом ничего не происходило. Этого просто не могло быть! Поттер не мог разбить Пророчество! Получается, что меня накажут из-за этого сопляка? Мерлинова борода, как же я его ненавидела! Неужели он снова будет портить меня жизнь?
Я ринулась прямо в фонтан, чтобы поймать подростка, но внезапно была остановлена жгучей болью в левом запястье. Я замерла, не смея пошевелиться и чувствуя, как по телу разливается холодная боль, которая могла значить только одно: он близко и не в самом лучшем расположении духа.
– Нет, повелитель… – прошептала я. – Я прошу вас, не наказывайте меня, я ни в чем не виновата…
Сквозь пелену слез на своих глазах я увидела, как посреди холла материализуется высокая худая фигура, завернутая в черный плащ. Мне хотелось кинуться к нему, упасть на колени, дабы вымолить прощение, но какая-то неведомая сила сковывала все мои движения и заставляла только неподвижно стоять и наблюдать за происходящим.
– Игры закончены, Поттер, – послышался холодный голос. – Наконец-то, мы с тобой встретились снова.

Форма входа



Календарь

«  Май 2021  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31

Мини-чат

200

Статистика