Суббота, 2021-05-15, 12.13
Приветствую Вас Бродяга | RSS

ХС-3, Глава 14

Глава 14. Ревность


«Пусть ты не человек, но чувства не предашь…»
(Unreal "Omnia vincit Amor” )


Часы тянулись неприлично долго, нехотя превращаясь в дни. И у меня складывалось впечатление, что проходят недели и месяцы, хоть на самом деле с посвящения Драко в Темный Орден не прошло и трех дней. Все это время яркое солнце неизменно стояло в небе и нещадно сжигало все, что было на земле. Трава вокруг Малфой-Менора пожелтела, а деревья в саду постепенно усыхали. Какое-то время домовые эльфы пытались с этим бороться, но в связи с последними событиями впервые в жизни плюнули на свою работу. Их хозяин был в тюрьме, а хозяйка и сын почти не выходили из своих покоев. Только по вечерам в холле, гостиной и коридорах появлялись толпы посторонних людей. Трудно было провести грань между их напряженностью, страхом и агрессивностью, и в любой момент могло случиться все, что угодно. Порой в гостиной можно было встретить и Темного Лорда, но все же большую часть времени он проводил в библиотеке за изучением каких-то фолиантов, что могло говорить только о какой-то очередной задумке. А я мысленно молила Мерлина и Моргану, чтобы это не был снова какой-то ужасный темномагический опыт, который отразился бы на Повелителе. Чтобы ни происходило, я тревожилась за него, и мне не хотелось, чтобы случилось что-то непоправимое. Конечно, я должна была доверять ему, но после Азкабана за мной стала наблюдаться излишняя нервозность – самым страшным для меня было потерять Темного Лорда снова.
Маясь в большом доме от безделья, которое преследовало меня от рейда к рейду, я изнывала от скуки и всепоглощающей жары; нарочно по нескольку раз проходила мимо библиотеки, просто для того, чтобы лишний раз посмотреть на Темного Лорда. Без сомнений, он знал о моем присутствии, но ни разу не подал виду, что замечает меня. Просто пролистывал очередную страницу какого-то ветхого манускрипта и поспешно делал выписки на пергамент большим черным пером. Лишь однажды он задержался, на весь вечер исчезнув из поместья, после чего вернулся очень довольным и, сев в библиотеке, пригласил меня посидеть рядом. Конечно, тот вечер стал для меня самым лучшим за последнее время. Если бы он продолжал меня игнорировать, то я бы лишилась рассудка, томясь без Руди, наблюдая за мучениями Нарциссы и скучая по вниманию любимого Повелителя.
После того вечера, проведенного в библиотеке в уютном молчании, во всех газетах и журналах написали об убийстве Амалии Боунс – главы Департамента Магического Правопорядка. Это объясняло и внезапное исчезновение Темного Лорда, и его повышенное настроение. А сразу же после этого Яксли и Макнейр привели в Малфой-Менор некую Эмеллину Вейнс, которая числилась в Ордене Феникса. Я помнила ее – мы учились на одном курсе, а когда она окончила Гриффиндор, сразу же отправилась в Школу авроров. Она прослыла весьма сильной боевой волшебницей и опытным аврором, и это только придавало ей ценности. Конечно же, в ту ночь в Малфой-Менор пролилась кровь, и это опять порадовало Темного Лорда – прежде чем убить ведьму, ему удалось вытрясти из нее кое-какую информацию. А я не могла скрывать своей радости, видя, как с каждым днем у нашей организации дела идут все лучше и лучше.
Однажды я и сама отправилась на акцию, хоть Темный Орден давно пережил тот период, когда нашей главной задачей было крушить в маггловском мире все, что попадалось на пути и привлекать к себе внимание. Но, тем не менее, я получила искреннее удовольствие, наблюдая, как рушится Брокдейлский мост, а магглы вместе со своими железными приспособлениями падают в воду. И последнее, что они видели – это затянутое черное пеленой небо, которое еще несколько мгновений назад было ясным и безоблачным.
В тот вечер Темный Лорд был особенно доволен. Не знаю из-за нашего рейда или чего-то другого, но важно то, что вечернее собрание Внутреннего Круга превратилось в мини-вечеринку, чему все Пожиратели Смерти, конечно же, оказались безумно рады. Огневиски, как всегда, полилось рекой, а гостиная Малфой-Менора превратилась в дешевый кабак, наполненный вульгарным смехом и безобразной руганью моих коллег. Темный Лорд куда-то исчез, а мне приходилось сидеть с Нарциссой, глядя на ее взволнованный вид, и пытаться как-то успокоить. Конечно, она не показывала своей печали, сидя в кресле с брезгливой улыбкой на губах и наблюдая за происходящим. Насколько я помнила, это был первый раз, когда она оказалась на подобном мероприятии. Прежде Цисси всегда была под опекой Люциуса или Рабастана, теперь же выпившим Пожирателям Смерти ничего не мешало бросать на нее похотливые взгляды и отвешивать пошлые комплименты. Единственное, что их сдерживало от более смелых жестов – это мое присутствие. Я сидела рядом с сестрой, крепко сжимая ее ладонь одной рукой и волшебную палочку другой. Какое-то время Эйвери наматывал вокруг нас круги, видимо, решая как подступиться, но видя, что я в любой момент готова подняться с кресла, быстро ретировался. И уже через десять минут я видела, как он нетвердой походкой идет на второй этаж, прижимая к себе массивное тело пьяной Алекто Керроу. Ее грубый смех разносился по всему залу, и ему вторило еще несколько голосов.
Я неимоверно жалела, что не ушла отсюда в самом начале к Темному Лорду – тогда бы вечер, возможно, сложился намного интереснее, но сейчас я была нужна Нарциссе. Мне ничего не стоило вскочить со своего места и применить к первому попавшемуся мужчине Пыточное проклятье, но не хотелось понапрасну тратить свои силы. Пришлось ограничиться несколькими стаканами огневиски. От этого голова стала необычайно ясной, прибавилось энергии, но я хорошо понимала, что все эта решимость – последствие моей особенности быстро пьянеть.
В какой-то миг Нарцисса встала и, виновато посмотрев на меня, прошептала:
– Я больше не могу здесь находиться, – прошептала она. – Это… не по мне, и… у меня еще есть дела. Прости меня, сестренка.
Она провела указательным пальцем по моей щеке, заглянула в мое лицо. Мне показалось, что в ее глазах отразилось странное сочетание страха, боли и вины.
– Цисси, куда ты… – я попыталась встать с кресла и пойти вслед за сестрой, но она решительно положила руку мне на плечо, не давая подняться.
– Оставайся здесь, Белл, – сказала она. – Я просто очень устала. Прости меня.
С этими словами она удалилась, стараясь казаться как можно более незаметной в мерцании догорающих свечей. А я грустно смотрела ей вслед. В тот же миг у меня вдруг появилось странное предчувствие, что должно произойти нечто ужасное. И при этом мне почудилось, что Цисси извинялась вовсе не за то, что уходит. Она была готова расплакаться и броситься мне на шею – я видела это по ее несчастным глазам.
Я подозвала к себе домового эльфа, взяла у него с подноса стакан с огневиски, залпом осушила его и приказала налить себе следующий. Взяв напиток, я повернулась к окну, смакуя мерзкую приторную жидкость мелкими глотками. Она приятно обжигала горло и заставляла мыслить совершенно по-другому. Но при этом я все же оставалась при своем уме и понимала, что если сейчас не прекращу пить, то превращусь в такую же свинью, как например Треверс – он стоял на коленях посреди зала, что-то кричал и бил кулаком о пол.
Осмотревшись, я поставила стакан на один из столиков и встала с кресла. В ногах чувствовалась слабость, но с координацией было все в порядке. При этом у меня добавилось смелости, и я поняла, что сейчас самое идеально время пойти к Темному Лорду. Если он сегодня был в таком расположении духа, что почти простил своих подданных, то, возможно, он не откажется от меня.
По пути пряча волшебную палочку в складки мантии, я поспешила на второй этаж к библиотеке. То, что Темный Лорд был именно там, сомнений быть не могло – он всегда искал уединения именно среди книг. Но, несмотря на уверенность, переданную мне огневиски, я чувствовала, как по телу разливается все большее волнение, и оно не сулило ничего хорошего. Совершенно не хотелось сейчас разочаровываться, а, тем более, разочаровывать Темного Лорда.
Дверь в библиотеку была приоткрыта, оттуда лился свет, пронизывая лучами темноту коридора. И, самое странное, что я услышала доносящиеся оттуда голоса. С каждым шагом мне все больше хотелось проснуться – происходящее просто не могло быть реальностью, только кошмарным сном!..
– Милорд, я могу сделать все, что вы пожелаете, – я находилась всего в нескольких шагах от приоткрытой двери, и мне ничего не стоило различить голос Нарциссы.
Но весь ужас был в том, как была произнесена эта фраза – страстным шепотом, как будто она общалась с любовником в предвкушении самой сладкой ночи. Послышался какой-то звук, напоминающий звон драгоценностей. Я догадалась, что Цисси снимает свои многочисленные украшения. Больше всего хотелось убежать и ничего не знать и не слышать или приблизиться к кабинету, схватить эту сучку за волосы и причинить невыносимую боль. Но ноги словно приросли к земле, не девая мне возможности двигаться. Оставалось только стоять как статуя и ожидать новых ударов, не в состоянии даже расплакаться.
– Вы только скажите… – снова донесся голос Нарциссы, на этот раз чуть более громкий и уверенней, но не менее страстный.
Затем – шорох мантии, тихий стук каблучков по паркету. Скорей всего, Нарцисса уже стоит полуобнаженная перед моим Лордом. Моим и только моим Лордом!.. Ревность захлестнула меня до такой степени, что я с трудом делала вдохи.
– Цисси, зачем ты так говоришь? – голос и тон Темного Лорда ничуть не отличался от его прежних металлических интонаций, но разве это что-то значило? Милорд никогда не высказывал своих эмоций при мне…
Или, может, их никогда и не было?.. Но ведь он любил меня раньше, он не мог лгать, я бы это почувствовала, все было по-настоящему! Но ключевым словом было «раньше», а разговор с Нарциссой только подтверждал это. И сама Цисси была мне не чужой, я всегда считала ее самой любимой и близкой сестренкой…
– А вы разве не понимаете, Повелитель? – произнесла Нарцисса. – Посмотрите, я способна на многое.
В тот же миг я обрела способность шевелиться. Я придвинулась к двери так, чтобы могла видеть происходящее, но меня не могли заметить ни Нарцисса, ни Темный Лорд. Перед моими глазами тут же нарисовалась картина. Моя сестра стояла посреди библиотеки напротив Темного Лорда. Она уже была без мантии, в одном платье, которое уж слишком откровенно спадало с плеч и открывало грудь. Было невозможно поспорить, что Цисси была прекрасной: молочная кожа, распущенные золотые кудри спадали на спину, яркие губы вырисовывались в легкую улыбку. Даже я, видя ее красоту, так не сочетающуюся с ситуацией, в которой находилась моя сестра, тихо млела от восторга. Я никогда не была серой мышкой, на старших курсах Хогвартса считалась одной из самых привлекательных девушек Слизерина, у меня было множество поклонников, но… Всегда, когда появлялась Цисси, она тут же затмевала всех своей утонченной красотой, привлекая к себе внимание мужчин и женщин.
И как я сейчас могла сравнивать себя с Нарциссой, глядя на все, что мне довелось пережить? Я уже была готова ринуться в библиотеку, но меня остановил внезапный смех Темного Лорда. Его лицо озарила улыбка, и когда я увидела это, то прижала к губам руку, до боли прикусив ее, чтобы не закричать. А он тем временем легко провел рукой по лицу Нарциссы, заправил золотистый локон за ухо. Было видно, как Нарцисса задрожала и подошла к Волдеморту почти вплотную.
– Цисси, прекрасная Цисси!.. – произнес Темный Лорд, качая головой. – Я очень ценю твои старания, но… Меня совершенно не интересует то, что ты хочешь мне предложить. Думаю, что тебе лучше надеть мантию – тебе она очень к лицу.
С этими словами Темный Лорд решительно убрал цепкие руки Нарциссы со своего воротника и отступил на шаг назад. Потом поднял с пола темно-зеленую мантию Нарциссы и накинул ей на плечи. И пусть даже он оттолкнул ее, и между ними ничего не произошло, мне было невыносимо видеть, как он прикасается к другой женщине, тем более к моей сестре. И в этот миг он смотрелся настолько величественно и прекрасно, что я едва сдержала стон.
– А теперь я бы посоветовал тебе пойти прогуляться, Нарцисса, – тем же холодным тоном сказал Темный Лорд. – Мне кажется, только проветрившись, ты сможешь понять, что ты не сможешь добиться того, чего хочешь на самом деле.
С этими словами Волдеморт отвернулся от Нарциссы, устремив взгляд к двери. Я почувствовала дрожь, и в то же время мое платье прилипло к моей спине, а в голове зашумело. Неужели Повелитель заметил меня? Неужели только из-за меня оттолкнул Нарциссу?.. Но, во всяком случае, она пыталась соблазнить его. Зная о моем отношении к Милорду, зная, как он мне дорог и какие отношения нас связывают! Это было самой ужасной подлостью, которую только можно было ожидать от моей сестры. Неужели ей было мало Люциуса и Рабастана? И впервые в жизни я испытала к ней такую ненависть, что пожалела, что Милорд не наказал ее.
А она тем временем бросила безнадежный взгляд на Волдеморта (он даже не шелохнулся), и, застегивая мантию, направилась к выходу. Я вся напряглась, сжимая в руке теплое дерево заветной волшебной палочки. И с каждой секундой мой гнев становился только сильнее, хотелось вцепиться в Нарциссу голыми руками, забыв о магии и сказать все, что я думаю. А потом долго-долго пытать ее, видя, как она умоляет меня о пощаде и просит прощения. И плевать, что она моя родная сестра.
Как только она вышла из кабинета, попутно еще несколько раз обернувшись, я больше не могла себя контролировать. Выйдя из темного угла, я вцепилась в ее волосы, заставляя голову безвольно мотаться из стороны в сторону. Нарцисса приглушенно вскрикнула – от боли и удивления, и посмотрела на меня полными ужаса глазами.
– Как ты посмела, сучка? – прошипела я, совершенно позабыв о волшебной палочке в руке.
А потом просто отпустила ее. Нарцисса упала на двери противоположной комнаты, которые тут же с грохотом отворились, и моя сестра оказалась в одной из гостевых спален, лежа на спине и с ужасом глядя на меня. Смотря в ее испуганное, но при этом еще более совершенное лицо, я только чувствовала еще большую ненависть. Цисси выглядела жалко, чем-то напоминая грязнокровку, умоляющую пощадить жизнь ее детей. От этого сравнения я рассмеялась, вскидывая волшебную палочку. Увидев это, Нарцисса попыталась отползти назад, но путалась в мантии и платье, что задерживало ее движения.
– Белла, подожди, пожалуйста, я все объясню… – пролепетала она, но я не собиралась слушать ее оправданий.
Она хотела соблазнить моего Лорда! Всю свою жизнь я доверяла ей, а она просто посмеялась над этим. А что может быть хуже лжи и предательства?
– Что ты хочешь мне объяснить? – прорычала я.
Наклонилась над ней, я снова с силой вцепилась в ее волосы, от чего лицо Нарциссы перекосила гримаса боли. Теперь моя сестра не казалась такой красавицей, как несколько секунд назад.
– Хочешь сказать мне, какая ты мерзкая шлюха? То, что ты готова лечь под каждого? Ее муж и любовник в тюрьме, так она решила не терять времени, не так ли? – продолжала я, царапая ногтями кожу ее головы.
Из глаз Нарциссы потекли слезы, она попыталась замотать головой, но это причиняло ей еще больше боли, и тогда она просто застонала. А я резко отпрянула от нее и, не жалея силы, ударила по лицу. Нарцисса больше не сдерживала всхлипов, продолжая что-то лепетать.
– Белла, я не хотела причинять тебе боль, это был единственный выход… – шептала она, но мне совершенно не хотелось ее слушать. – Пожалуйста, выслушай меня…
– Заткнись, сука! Круцио!.. – взревела я.
Заклинание тут же подействовало, заставляя Нарциссу извиваться на полу и скулить от боли – на большее она была попросту не способна. Моя злость, ненависть и алкоголь в крови поспособствовали силе проклятья, и я чувствовала, что этот Круциатус не уступает по мощи тому, которое я в свое время применяла к Фрэнку Лонгботтому. И как было прекрасно видеть, как передо мной корчится предательница! Перед глазами снова рисовалась полуобнаженная Нарцисса, прижимающаяся к Лорду, и от этого я снова вскидывала волшебную палочку.
Я видела, как растрепались волосы Нарциссы, как из уголка ее рта вытекает струйка крови, а в глазах видно столько боли, безысходности и желания просто умереть. А я была не против. И было так странно думать о том, что еще полчаса назад Цисси была для меня одним из самых дорогих людей…
– Белла, – внезапно прямо за моим плечом раздался спокойный, чуть насмешливый голос. – Хватит, моя дорогая, опусти палочку…
А я не могла не подчиниться – послушно отвела волшебную палочку от Нарциссы, прерывая заклинание, и медленно повернула голову назад. Темный Лорд стоял всего в шаге от меня и пристально рассматривал все, что происходило в комнате. Я ожидала, что он в любой миг начнет гневаться, зашипит от ярости, но к своему удивлению рассмотрела на его лице странное выражение иронии. Возможно, он наблюдал за моим гневом с самого начала, и лишь только тогда, когда все стало принимать неожиданные и опасные повороты, он решил вмешаться. Но только что для него жизнь Нарциссы Малфой?
– Вот и хорошо, Беллатрикс, – шепотом произнес он, беря из моих рук волшебную палочку и сжимая ее в своих длинных светлых пальцах.
Потом Темный Лорд перевел взгляд на Нарциссу. Она все еще лежала на полу, не в состоянии сдержать дрожь, и тихонько стонала – от боли и ужаса. Увидев, что Милорд на нее смотрит, моя сестра что-то залепетала, выставив свои руки вперед, словно боясь, что он подойдет ближе. Но волшебник оставался к ней совершенно равнодушным, не считая непонятного веселья. И в следующий миг, когда наши взгляды встретились, и Милорд глумливо улыбнулся, я почувствовала, что мне становиться стыдно. Я окончательно протрезвела, и к своему удивлению поняла, что действительно вела себя, как полная дура. Как малолетняя ревнивая девчонка, готовая выцарапать глаза сопернице. Но имела ли я право ревновать Темного Лорда?
Опустив голову, я потупила взгляд, с повышенным интересом рассматривая паркет.
– Простите меня, Милорд, – прошептала я. – Это было так глупо, я не должна была, я… Это… Прошу вас, не наказывайте меня, я была пьяна, и…
Слова полились из меня бессвязным потоком, и я не могла его остановить. Лишь только тогда, когда Повелитель легко, но властно прикоснулся к моему плечу, я замолчала.
– Успокойся, Белла, – почти мягко сказал Темный Лорд, а потом обратился к моей сестре: – Нарцисса, я обещаю, что она больше ничего тебе не сделает, можешь идти.
Волдеморт молча наблюдал за тем, как она с трудом поднимается с пола и, хромая, идет к выходу. Он даже не пошевелился, чтобы помочь ей или взять под руку, стоя рядом со мной и сжимая в плечо. Когда за Цисси закрылась дверь, Темный Лорд позаботился о том, чтобы комната была заперта, после чего положил мою волшебную палочку на столик.
Я стояла неподвижно, не желая поднимать на него взгляд, и смотреть в его лицо. Это было невыносимо. И, самое странное, что весь тот стыд, который я испытывала, был сильнее моих прежних страхов перед Повелителем. Так хотелось, чтобы он сейчас просто отпустил меня, и я смогла оказаться у себя, чтобы вдоволь насладиться слезами. Может быть, чуть позже, ко мне пришел бы Том, и я смогла бы успокоиться, но… Куда хуже любой пытки было просто так стоять перед Темным Лордом и ожидать его издевок.
Но он просто взял меня за подбородок и поднял лицо к себе, заставляя смотреть ему в глаза. В одном из зеркал на противоположной стене я видела свое отражение – мои глаза блестели, волосы растрепались, а щеки залились яркой краской. Как же мне не хотелось, чтобы Темный Лорд это видел.
– Простите меня… – начала я, но он быстро приложил холодные пальцы к моим губам.
Я замолчала, непонимающе глядя на него. Мне по-прежнему было не по себе, но поведение Повелителя вряд ли говорило о том, что он будет меня наказывать или упрекать. Он не спешил убирать пальцы с моих губ, а я поймала себя на мысли, что едва сдерживаюсь, чтобы не поцеловать их. Они мне показались такими нежными…
Пересилив себя, я на миг заглянула в глаза Темного Лорда, но увидела только привычную красноту. Милорд легонько провел рукой по моей нижней губе, по подбородку, остановился на шее.
– За что ты извиняешься, Белла? – спросил Темный Лорд, продолжая исследовать легкими прикосновениями мою кожу.
Это было настолько приятно, что я едва сдерживалась, чтобы не закрыть глаза и не запрокинуть голову назад.
– Я пытала свою сестру…
Волдеморт расхохотался, прекратив ласку и отступив от меня на полшага назад. Я смотрела на него, не скрывая своего удивления его поведением и не понимая, как быть дальше в этой ситуации.
– Ты ведешь себя, как ребенок, – укоризненно произнес Темный Лорд. Вряд ли этот факт его радовал, но при всем он не гневался и был настроен вполне мирно.
– Да… наверное… Я знаю, Милорд… Я не должна была вас… Не… – было невозможно признаться ему напрямую в своей ревности, и приходилось что-то бормотать путанными фразами, чувствуя, как мое лицо краснеет еще сильнее.
– Ревновать? – Темный Лорд произнес это страшное слово за меня, а я не знала – мне плакать от стыда или радоваться избавлению от постыдного признания.
Милорд снова приблизился, на этот раз подошел сзади и прикоснулся рукой к волосам. Он принялся флегматично перебирать мои растрепанные локоны, и в какой-то миг я ощутила на своей шее теплое дыхание.
– Ты выглядела так забавно, когда набросилась на Нарциссу, – прошептал он мне на ухо. – Ты покраснела, глаза метали молнии, движения были такими грациозными и соблазнительными.
Он шипел эти слова едва слышно, так, что я могла принять их за желанную галлюцинацию, но мне никогда ничего не мерещилось, и я всегда очень неплохо осознавала происходящее. Моя голова закружилась, в глазах потемнело, ноги стали слишком непослушными, в любой момент готовы просто подкоситься. Я быстро схватилась руками за столик, но этого не потребовалось – Темный Лорд в одну секунду оказался рядом со мной и плотно прижал к себе. Мое дыхание участилось, а сердце застучало слишком быстро, не попадая в привычный ритм.
– Милорд? – неуверенно и, может, даже слегка удивленно просипела я.
Он ничего не ответил, уткнувшись лицом в мою шею и оставляя на коже легкие следы своего горячего дыхания. Это выводило меня из себя и заставляло обливаться холодным потом – почти так же, как и в ту ночь, когда он застал меня с Нарциссой. Сквозь тонкую ткань своей мантии и его брюк я ощутила, как напрягся его член, прижатый к низу моей спины. Это заставило меня позабыть обо всем на свете, кроме моего нестерпимого и обжигающего желания.
Но Милорд, как всегда, не спешил – только едва ощутимо целовал меня в шею и медленно теребил пальцами застежки моей мантии. Ему нравилось со мной играть так же, как и я хотела поскорей ощутить его в себе. Приходилось ждать, терпеть и наслаждаться крохами его страсти.
Когда он избавился от одной из верхних застежек моей одежды, я почувствовала, как моя мантия немного спадает с плеч. Руки Темного Лорда быстро переметнулись от моего живота к груди, и, бесцеремонно стянув вниз корсет, накрыли мои груди. Повелитель тут же принялся их быстро разминать, взявшись пальцами за затвердевшие соски и сжав их. Я закрыла глаза и откинула голову назад, как и хотела. Мой затылок очутился на плече у Милорда, и он, не отпуская моих грудей, слегка выгнулся и наклонился вперед, чтобы поцеловать меня. И снова он не был нежным – просто бесцеремонно раздвинул языком мои губы, проник в рот и стал целовать так, словно желая высосать из меня все жизненные соки. Только когда я застонала от удовольствия, он прервал поцелуй и снова оказался позади меня.
– Я мог бы и применить к тебе Круциатус после того, что ты сегодня устроила, - прошипел он мне на ухо. – Но с этим можно и повременить, не так ли?
– К-конечно, Милорд, - заикаясь и задыхаясь, выдохнула я.
Он что-то пробормотал, но, видимо, это было не так важно. Не выпуская меня из объятий, Темный Лорд сделал несколько шагов к столу и уложил меня на него животом. Я почувствовала, как моя грудь соприкоснулась с его холодной полировкой и то, как заныло тело без прикосновений Господина. Но он не заставил себя долго ждать – задрал мою мантию, сжал руками ягодицы, после чего провел ладонью между бедер, от чего я почувствовала теплую влагу и еще больший прилив возбуждения. Я хотела попросить его, чтобы он не медлил, как в прошлый раз, но из пересохшего горла вырвался только хрип, но уже через мгновенье переросший в тихий стон.
Волдеморт какое-то время проводил рукой взад-вперед во мне, после чего совсем неожиданно и резко вошел, помогая пальцами и совершенно не жалея меня. Я вскрикнула, а Милорд замер. Он наклонился ко мне, снова взяв груди в руки.
– Моя чистокровная шлюшка, – прошептал он мне на ухо, и поспешно поцеловал в шею.
Возможно, в другой ситуации я бы и почувствовала себя оскорбленной, но только не сейчас. Не тогда, когда он быстро двигался во мне, сжимал руками кожу и заставлял тянуться всем телом назад, чтобы быть как можно ближе к Повелителю и чувствовать его в себе еще глубже.
Но только мое сознание с каждой секундой, казалось, воспринимало все меньше информации, перед глазами возникали разноцветные тени, а в голове раздавался непонятный шум. Я пыталась что говорить, но почти ничего не ощущала, кроме страстных прикосновений Повелителя. Но и они в какой-то миг стали таять, как будто я теряла сознание, но это было совершенно другое ощущение, словно какой-то неумелый леггилимент пытается проникнуть в мое сознание.
– Милорд, я… Мне нехорошо…
Можно было этого и не говорить – Темный Лорд становился, потом осторожно вышел из меня, из-за чего я почувствовала странную невесомость. Потом почувствовала, как сильные руки Повелителя помогают мне подняться, после чего мое сознание окончательно окуталось мраком.

Форма входа



Календарь

«  Май 2021  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31

Мини-чат

200

Статистика