Суббота, 2021-05-15, 19.37
Приветствую Вас Бродяга | RSS

ХС-3. Глава 16

Глава 16. Игры разума

Там, где с землею обгорелой
Слился, как дым, небесный свод,-
Там в беззаботности веселой
Безумье жалкое живет.

Под раскаленными лучами,
Зарывшись в пламенных песках,
Оно стеклянными очами
Чего-то ищет в облаках.

То вспрянет вдруг и, чутким ухом
Припав к растреснутой земле,
Чему-то внемлет жадным слухом
С довольством тайным на челе.

И мнит, что слышит струй кипенье,
Что слышит ток подземных вод,
И колыбельное их пенье,
И шумный из земли исход!
(Ф. Тютчев «Безумие»)


Меня мучила бессонница. Это было невыносимое ощущение, когда я всеми силами пыталась расслабиться и хоть как-нибудь задремать, но нещадная боль в висках упорно не давала мне почувствовать желанный покой. Вместо этого я то и дело ворочалась в постели, зарываясь в подушки и пытаясь заглушить пустяковые мысли, которые то и дело захватывали мое сознание. Вспоминался сегодняшний вечер, который я провела в занюханном жилище Снейпа, сопровождая туда Нарциссу. Тогда я до последнего надеялась, что сестра передумает просить помощи у зельевара, и пошла за ней, чтобы не дать ей натворить глупостей. Цисси, конечно же, меня не послушалась, и, как будто бы назло мне, уговорила Снейпа дать клятву помочь Драко. А до этого я еще успела хорошо поскандалить с Мастером Зелий, что было не удивительно – никого из Пожирателей Смерти я не презирала так, как этого волшебника. Снейп был похож на энергетического вампира, который намеренно высасывал все силы и энергию, оставляя в человеке только отрицательные эмоции. Вот и после сегодняшнего похода в Паучий тупик я вернулась в Малфой-Менор совсем обессиленной и больше всего желала уснуть, но сон, как назло, не ко мне шел.
Я покрывалась холодными каплями пота и тяжело дышала, и мне казалось, что с каждой минутой в комнате становиться все меньше и меньше воздуха. Какое-то время я просто жадно хватала ртом его остатки, надеясь, что вскоре усну, и не буду чувствовать неудобств. Но, по какой-то причине, я то и дело вздрагивала и резко садилась в кровати, осматривая свою комнату в тусклом свете луны, что лился из неплотно задвинутой шторы. Иногда моя рука стремительно хваталась за волшебную палочку, я отчаянно шептала: «Люмос», и судорожно направляла луч в темные углы спальни, чтобы убедиться, что там никого нет. И все же, как только я закрывала глаза, утыкалась лицом в складки постели и выравнивала дыхание, мне казалось, что кто-то пристально наблюдает за мной и ждет момента, пока я засну, чтобы спокойно на меня напасть.
Я злилась. Шипела, как разъяренная кобра, била рукой по подушкам, произносила какие-то проклятия, но это не помогало – сон не шел, а ужасные ощущения только усиливались. Хотелось убедить себя, что это всего лишь галлюцинации, но получалось очень плохо.
Когда я снова села в кровати, то тряхнула головой и осмотрелась. Луну за окном поглотили низкие тучи, и теперь комната быстро густой и непроглядной темнотой. Создавалось впечатление, что она поглотила в себя все скудные остатки ночного света, и перешла на какую-то загадочно ужасную игру с тенями. Я облизала пересохшие губы, провела влажной рукой по лбу, размазывая по лицу липкие капли пота. Когда в темноте раздался бой часов, я едва не закричала от неожиданности и поспешила схватиться за волшебную палочку, покоящуюся под моей подушкой. Конечно же, как только я снова осветила помещение, в нем, никого не оказалось, но дрожь не прошла.
Страх, подобно поту, струился по моей коже, заставляя дрожать от холода, хоть и всего несколько минут я сходила с ума от невыносимой духоты. Часть сознания, способного еще адекватно воспринимать мир, подсказывала мне, что я не усну без зелья «Сны без сновидений». Это было вполне неплохим выходом, а если еще зажечь все свечи в комнате, то…
Стараясь больше не думать и не обращать ни на что внимания, я медленно встала с кровати и на нетвердых ногах направилась к двери. Я чувствовала, как моя ночная рубашка прилипла к телу, а спутанные волосы пропитались холодным потом. Они напоминали сотни змей, ползущих по моей спине и пытающихся обкрутиться вокруг шеи. Когда они зашевелились, а меня вдруг охватил поток воздуха, я закричала, пытаясь сбросить с себя этих мерзких скользких тварей. Они извивались на моей спине, шипели, а я дергалась во все стороны, словно исполняя какой-то глупый ритуальный танец.
И в какой-то миг я замерла, увидев, что окно комнаты было распахнуто, шторы развеваются, входная дверь открыта, а ветер треплет мои волосы, которые я приняла их за змей. Это был всего лишь сквозняк…
Опустив руки, я обессилено привалилась спиной к стенке, запрокинув голову и закрыв глаза. Мое сердце билось, как сумасшедшее, грудь вздымалась от неровного дыхания. Хотелось расслабиться, убедить себя, что все в порядке, но все эти старания были тщетными.
– Беллатрикс…
Я услышала ровный голос, доносящийся откуда-то справа, а, может, слева… или сверху? Мои пальцы судорожно вцепились в волшебную палочку, но тело сковал какой-то животный страх, лишающий возможности даже произнести заклинания. Я принялась судорожно осматриваться по сторонам, но мои глаза натыкались только на сгустки темноты и серый прямоугольник окна, едва виднеющийся среди мрака.
– Кто здесь? – произнесла я, стараясь не показать своего страха, но голос получился слишком истерическим, срывающимся на визг.
Ответом мне была тишина, слишком тяжелая и тягучая, казалось, она надвигалась на меня со всех сторон вместе с темнотой. Я попыталась отступить, но вспомнила, что стою спиной к стене, и это почему-то придало мне уверенности. Я выставила перед собой волшебную палочку, готовая в любой момент произнести заклятье Оцепенения, а в голове мгновенным вихрем проносились сотни мыслей, представились Темный Лорд, авроры, Орден Феникса, все, кто мог прийти по мою душу…
– Беллатрикс… – на этот раз голос звучал не так четко и на несколько тонов тише, и это напугало меня еще сильнее.
– Кто здесь, Салазар вас подери? – крикнула я. На этот раз у меня получилось громче, но голос по-прежнему дрожал.
И снова мне никто не ответил. Я сделала слабый шаг в сторону двери, потом еще один, и еще… На пороге я еще раз осмотрела комнату, но теперь не могла рассмотреть в ней даже очертаний окна – его заполонил мрак, и казалось, если я ступлю шаг вперед, в спальню, то непременно провалюсь в черную бездну.
Больше стараясь не оглядываться, я прошмыгнула в коридор, при этом плотно заперев двери в спальню. Я стаяла босыми ногами на тонком ковре, сквозь который чувствовался холод каменного пола, и чувствовала, что мерзну еще сильнее.
В коридоре было еще темнее, чем в комнате. Я прошептала заклинание, на кончике палочке зажегся тусклый огонек, вспоров густые клубы темноты. Увидела часть длинной стены, увешенной дремлющими портретами и пустоту, ведущую куда-то вглубь дома. Она казалась такой бесконечной, что я невольно схватилась свободной рукой за дверной косяк – казалось, что еще секунда, и она меня засосет в себя.
Было пусто, с первого этажа не доносились голоса Пожирателей Смерти, которые имели привычку допоздна засиживаться в Малфой-Менор, но меня не покидало чувство, что я здесь не одна. Снова осмотрелась, вытянув перед собой руку с волшебной палочкой.
– Выходите, или я за себя не ручаюсь…
И снова в ответ я услышала только тишину. И тогда я, недолго думая, крикнула:
– Авада Кедавра!
В помещении полыхнул луч зеленого цвета, ударил в стену. Я услышала грохот падающей картины и в тот же миг бросилась бежать в сторону лестницы. Мои ноги путались в полах длинной ночной рубашки, я то и дело сшибала плечами вазы и другие предметы интерьера, но ни разу не остановилась и не обернулась. Когда я добежала до перил и готова была ступить на ступеньки, внезапно услышала, что меня опять зовут. Голос снова был четким и звучал слишком близко, прямо у моего уха. Я метнула в ту сторону Смертельное проклятье, но оно растворилось в воздухе. А потом, желая спуститься и найти хотя бы кого-нибудь живого, я перешла на лестницу, но наступила на что-то холодное и скользкое, услышала громкое шипение. Захотелось убежать, но, запутавшись в полах ночной рубашки, я потеряла равновесие и кубарем покатилась вниз по ступенькам. Каждый удар пронизывал тело и отдавался болью в ребрах и голове, я истошно кричала, из глаз катились слезы страха и злости.
Я не знаю, сколько прошло времени, прежде чем я очнулась. Голова гудела, затылок пронизывала острая боль, а руки больше не ощущали теплое дерево волшебной палочки.
– Белла…
Я больше не могла слушать этого голос, он доносился со всех сторон, заполнял сознание, впитывался в каждую клеточку тела.
– Пошел прочь, урод! – что есть силы, закричала я. – Не смей ко мне приближаться, не трогай меня!..
Мой голос перешел на кашель, я задыхалась и чувствовала, как рот наполняется металлическим привкусом крови. И вдруг я замерла, почувствовав, как вокруг моих запястий смыкаются чьи-то пальцы – тонкие, легкие и хрупкие. А потом я поняла, что могу рассмотреть бледное лицо с темными кругами под глазами, воспаленными губами, и растрепанные светлые волосы, беспорядочно спадающие на плечи.
– Цисси! – воскликнула я, безумно радуясь, что увидела сестру.
Я поспешила встать на ноги, не обращая внимания на боль во всем теле. Ощутила, как с затылка по шее стекает тонкая струйка крови, нервно сглотнула и посмотрела по сторонам в поисках волшебной палочки. Вокруг все еще была такая темнота, что невозможно рассмотреть даже очертаний мебели, что уж говорить о крошечном предмете, потерявшемся в районе всей огромной лестницы! Я было повернулась к Цисси чтобы попросить ее зажечь свет, как мои глаза снова наткнулись на черноту. Сестры нигде не было, и как бы я не пыталась ее позвать или нащупать ее тело, у меня ничего не получалось. Нарцисса пропала, как будто ее и не было. Но почему же тогда я тогда все еще чувствовала прикосновения ее холодных рук к моим запястьям?
И снова послышался голос, зовущий меня в неизвестность. Я было закричала, но снова увидела Нарциссу – она скользнула ко мне сзади и закрыла рот рукой.
– Тише, Беллатрикс, – прошептала она мне на ухо, но я не почувствовала ее дыхания.
Она прижимала меня к себе, но я не ощутила ни мягкости ее тела, ни привычного запаха лилий. Мне страшно захотелось оказаться подальше от сестры, не чувствовать этих холодных пальцев, и я попыталась отстраниться, но хватка Нарциссы была железной. Никогда в жизни не подумала бы, что такая хрупкая женщина, как она, сможет обладать такой силой! Я толкнула ее назад, но Цисси только сильнее зажала меня в своих объятьях и сделала шаг назад, заставляя меня идти вместе с ней. Она была твердой, грубой, безжалостной и совсем не похожей на мою сестру. С каждым разом мои попытки вырваться становились все более отчаянными, я дергалась, изо всех сил пытаясь вырваться, но руки Нарциссы обхватили меня, мешая даже закричать. Больше ни на что не надеясь, я впилась зубами в ее кисть, рот наполнился солоноватым привкусом крови, а Нарцисса взвизгнула.
Секунда ее замешательства дала мне возможность отскочить подальше и вооружиться какой-то книгой, которая так удачно попалась мне под руку. Нарцисса ринулась ко мне, но я сильно ударила ее по голове тяжелым томом. Мне казалось, что сестра должна потерять сознание или схватиться за голову от боли, но она только улыбнулась, так как не улыбалась никогда. Ее красные губы растянулись в широкой усмешке, обнажая острые желтые зубы, между которыми застряли кусочки сгнившего мяса. Я снова закричала, выставив перед собой руки, но Нарциссу это не останавливало.
«Нет, это не моя сестра, - шептало мне сознание. – Это кто угодно, но не Нарцисса».
– Иди ко мне, сестренка, – прошипело существо тем хриплым голосом, который я слышала в своей комнате. – Иди ко мне дорогая, разве ты не хочешь меня? Он хотел, Темный Лорд хотел меня, смотри…
Оно принялось расстегивать пуговицы своего короткого халата, обнажая желтую, местами гнилую кожу и покрытые язвами груди. На них четко просвечивались фиолетовые жилы, кое-где они лопнули и кожу покрывала коричневая, смешанная с гноем, кровавая масса. Существо сбросило одежду на землю, оказавшись полностью обнаженным, демонстрируя мне сломанные и раскрошенные ребра, прорвавшие кожу и выпирающие из нее белыми обломками. Руки твари провели по коричневому животу, задержались на лобке, последовали ниже. Послышались хлюпающие звуки.
Ужас сковал меня, и единственное, на что я была способна – это закрыть рукой нос и рот, чтобы не ощущать удушливого запаха гнили, который мгновенно заполонил все помещение.
Существо издало хрип, который должен был напоминать стон удовольствия, и по его ногам заструилась тонкая струйка бордовой крови. Оно сделало еще один шаг, оказываясь ко мне почти вплотную. Я закрыла глаза, надеясь, что когда их открою – видение рассеется, но этого не произошло. Оно только приблизилось ко мне, и теперь нас разделяло всего несколько дюймов. Руки мертвеца потянулись ко мне, а я, больше не в состоянии бездействовать, вцепилась ему в шею. Тут же почувствовала, как мои ногти протыкают ветхую кожу, пальцы вонзаются в гнилую плоть, по рукам течет какая-то скользкая жидкость. Существо открыло рот, словно хотело что-то сказать, но из него только потекла кровавая пена, смешанная с какими-то другими субстанциями. Это попало мне на руки, на ночную рубашку, но я никак не могла оторваться от твари. Кромсала ее пальцами, чувствуя, как легко разрывается кожа, нащупывая позвонки, которые было так приятно брать в руки и с легкостью переламывать, упиваясь негромким хрустом.
Я даже не заметила, когда существо начало визжать, да так истошно, что я ослабила хватку, после чего и вовсе его отпустила. Перед моими глазами все поплыло, я пошатнулась, но все же смогла устоять на ногах, не сводя испуганного взгляда с тела у моих ног. Это был не инфернал, не оживший труп… Это все еще была Нарцисса, и теперь она беспомощной грудой лежала у моих ног, ее остекленевшие глаза смотрели вверх, перепачканные кровью волосы разметались по полу, а в ужасной рваной ране на шее все еще пенилась кровь. Цисси двигала челюстями, но это, скорей всего, были нервные импульсы, которые все еще оставались в ее безжизненном теле.
Этого не могло быть, я не могла убить собственную сестру! Просто не могла не заметить, нет!.. Это был гниющий труп, галлюцинация, видение… Вот только безжизненное тело Цисси и теплая кровь на моих руках были слишком настоящими. Что же на меня нашло, как я могла не заметить, что душу Нарциссу, свою любимую младшую сестренку?!..
Горе заволокло мое сознание, и я больше ничего не могла воспринимать. Кое-как вытерла кровавые руки о ткань ночной рубашки и бросилась бежать. Не видела дороги, то и дело спотыкалась и падала, расшибая локти и колени, громко всхлипывая и повторяя имя сестры. Перед глазами все еще стоял ее изуродованный труп, я чувствовала запах ее крови…
Я опомнилась только тогда, когда в глаза ударил луч света. Он был тусклым, но мне и хватило и этого, чтобы зажмуриться. По щекам все еще катились слезы, но дыхание постепенно выровнялось, а мысли стали проясняться. Мне не хотелось думать, было желание только окунуться в спасительное небытие, но мысли о том, что я виновна в смерти любимой сестры, а ее труп лежит в гостиной, не оставляли меня.
– Прости, прости меня, милая… – шептала я, сжимая кулаки и стискивая зубы.
А потом вокруг меня снова начала сгущаться темнота. Собрав последние силы в кулак, а ринулась к спасительному огоньку. Там он заслепил меня полностью, и пришлось несколько минут стоять, растирая руками глаза и вытирая с них слезы. Позже я поняла, что нахожусь в библиотеке. В ней было прохладно, пахло пергаментами, чернилами и кожей, но не было никакого намека на запах крови. Я осмотрелась – в помещении все было как всегда, ничего не изменилось, а в кресле сидел Темный Лорд и листал какую-то толстую старинную книгу. Заметив мое появление, он отвлекся от чтения, поднял голову и пристально посмотрел на меня, словно спрашивая, что я здесь делаю. Но я впервые в жизни была не в состоянии выражать свое почтение Милорду. Я не могла ни склонить голову, ни что-то сказать, и вместо этого я только всхлипнула и пошатнулась, после чего поспешно схватилась за спинку ближайшего дивана. Сейчас мне было откровенно плевать, как Лорд отреагирует на мое непозволительное поведение… Пусть хоть убьет меня – теперь это не имело значения.
Повелитель отложил в сторону книгу и снова глянул на меня, а я даже не могла сказать, что читалось в его глазах.
– Милорд… Цисси… – прохрипела я, после чего моя речь потерялась в рыданиях.
Я сползла на пол, не в состоянии стоять на ногах и обхватила руками колени. В тот же миг Темный Лорд встал с кресла и в следующий миг я ощутила прикосновение его руки к своему плечу. Это немного привело меня в себя, и я подняла заплаканное лицо на Волдеморта. Видимо, я выглядела настолько несчастной и напуганной, что он слегка удивился.
– Что случилось, Белла? Что с твоей сестрой? – спокойно спросил он, напоминая этим колдомедика, разговаривающего с душевнобольным пациентом.
– Я… я убила ее, - прошептала я. – Я просто вырвала ей глотку и сломала шею… Не знаю зачем, это… Это было ужасно… Никогда не видела столько крови… Весь пол в гостиной залит…
Я больше не рыдала, но каждое слово давалось мне с огромным трудом. Впервые в жизни я была так напугана убийством, впервые в жизни так страдала из-за того, что отобрала у кого-то жизнь.
А Темный Лорд сжал мое плечо, заставив этим еще больше прийти в себя.
– Я не понимаю о чем ты, Беллатрикс, – строго произнес он. – Я видел Нарциссу всего несколько минут назад – она вместе с сыном шла наверх. И если бы ты даже очень постаралась, то не смогла бы убить ее за такое короткое время простым Смертельным проклятьем.
– Я видела, как убивала ее, она… Там все в крови, Милорд!.. – начала я и тут же осеклась – взглянула на свою ночную рубашку, и на ней не было ни одного красного пятна. На груди красовалось несколько пятен от пота, но ничто не говорило о том, что еще десять минут назад я собственными руками рвала плоть Нарциссы.
Я медленно подняла глаза на Темного Лорда. Мое сердце все еще громко стучало, тело дрожало, но на душе стало заметно легче.
– Что происходит? – прошептала я, с трудом шевеля сухими губами. – Куда делась кровь? Что с Цисси?
Темный Лорд убрал руку с моего плеча, и от этого я стала дрожать сильнее.
– С твоей сестрой все хорошо, я уже сказал. И никакой крови не было, – произнес он.
– Но… – начала я, не зная, что возразить.
Если Милорд говорит, что Нарцисса жива, значит, так и есть, но почему тогда я так хорошо помню, как убивала ее? Я была с ног до головы перепачкана кровью и гноем, а теперь, кажется, что ничего и не было. Что же, Мерлинова брода, происходит?
– Если ты что-то видишь, это не значит, что так оно и есть на самом деле, – сказал Темный Лорд, словно отвечая на мой вопрос. – Иногда сознание устраивает людям сюрпризы.
Волшебник отошел от меня, сделал несколько шагов в сторону своего кресла, но не сел.
– Что это значит, Милорд? – прошептала я. – Что с моим сознанием?
Мне снова стало страшно, я задрожала сильнее и до боли сжала руками колени.
– А ты еще не догадалась? – Темный Лорд бросил на меня короткий взгляд. – Все твои «сны», видения, галлюцинации… Азкабан всегда оставляет на людях след, а особенно на таких эмоциональных, как ты. Если ты думала, что спокойно пережила его, то ты ошибаешься.
– Вы хотите сказать, что я… лишилась рассудка? – прошептала я, чувствуя, что весь мои испуг перерастает во внезапный порыв злости. – Этого не может быть! Вы все говорите неправду, я нормальная!
Я не заметила, как вскочила, опершись о диван, и посмотрела на Темного Лорда. Самое странное, что я повышала на него голос и не боялась его реакции, мне было попросту плевать. Но он оставался по-прежнему спокойным, что еще сильнее выводило меня из себя.
– Я вполне ясно осознаю, что делаю и знаю, что говорю!.. Хватит считать меня сумасшедшей, я всего лишь стараюсь верно служить вам, а не спасать свою шкуру, как все остальные предатели!.. – мой голос сорвался на крик, и теперь я почти визжала, размахивая руками и никак не в состоянии успокоиться.
Я была все еще слаба, но злость давила изнутри, даже не давая вдохнуть, и, наверное, не будь я так возбуждена, то никогда бы не устроила столь омерзительной сцены при Повелителе. Но как он мог говорить, что я душевнобольная?
В какой-то миг я замолчала, ощутив, как вокруг меня смыкаются властные руки, прижимая к сильному телу и лишая возможности кричать и дрожать. Темный Лорд прижал меня к себе слишком сильно – было трудно дышать, но больше мне ничего не было нужно. По телу прошла волна радости от его близости, а я стала постепенно успокаиваться – сердце стучало не так громко, дрожь уходила, дыхание выровнялось, только теперь немного кружилась голова. Но так было всегда в сильных и уютных объятьях Милорда.
– Успокоилась? – прошептал он, усаживая меня на диван и ослабляя хватку своих рук.
Я ничего не ответила, так как теперь боялась, что он отстраниться. Но Милорд этого не сделал, только сел рядом и очень внимательно посмотрел на меня. Потом он провел рукой по лицу, убирая с него волосы и откидывая их назад. В тот же момент я приглушенно ойкнула – его пальцы задели свежую рану на затылке. Значит, мне сегодня не все привиделось, и я действительно упала с лестницы.
– Я очень ценю, то, как ты мне преданно служишь, но это не исключает факта того, что ты стала по-другому воспринимать реальность. Точнее не отделять ее от вымысла, и видеть то, чего нет на самом деле,* – мягко произнес Темный Лорд.
Он все еще касался своими пальцами моего лица, а я нежилась в его сильных руках. Теперь его слова вовсе не казались мне обидными, они больше интриговали и заставляли задуматься.
– Значит, любой момент моей жизни может оказаться ненастоящим? – прошептала я. – И сейчас тоже?
Мой голос дрожал, и я снова почувствовала тревогу. Неужели он сейчас исчезнет? Или я могу видеть только ужасные видения, где гибнут дорогие мне люди? Но мне тут же на ум пришли мои сны о Томе, его ласки и утешения, мои непонятные видения о близости с Милордом…
Я услышала его негромкий смешок.
– Нет, Белла, сейчас все так же реально, как и мы с тобой, – произнес он.
– Могу ли я от этого избавиться? – спросила я, снизу вверх глядя в лицо Повелителя.
В ответ он покачал головой.
– Насколько я знаю, то ни один колдомедик еще не нашел лекарства от этой болезни.
Словно «болезнь» звучало, как приговор, и я невольно передернулась, чувствуя, как Темный Лорд крепче обнимает меня. Я немного пошевелилась, так, чтобы было удобно лежать в его объятьях и прижиматься к его телу. Хотя, тут же пожалела об этом наша близость привела только к тому, что я почувствовала, как низ моего живота тяжелеет, а соски твердеют и четко вырисовываются сквозь ткань ночной рубашки. Темный Лорд это заметил, продолжительно посмотрел на меня, и не отстранился, но и не прижался ближе.
– Это смертельно? – прохрипела я.
Милорд тут же покачал головой.
– Не думаю. По крайней мере, люди при этой болезни чаще умирали от собственных галлюцинаций, когда кончали с собой, чем от неправильной работы мозга, – произнес он. – Ты жила с этим немало времени, но разве теперь в твоей жизни что-то изменится?
Я почти сразу отрицательно показала головой. Как может что-то измениться? Темный Лорд провел рукой по моему подбородку, слегка задев пальцами губы, и я едва удержалась, чтобы не взять его ладонь и не покрыть поцелуями. А соблазн был так велик…
Он, конечно же, знал о моих желаниях, но ничего не предпринимал – то ли, как всегда, играл со мной, то ли сейчас ему действительно ничего не нужно было. Я не сводила глаз с его лица, стараясь понять, что оно выражает, но все было тщетно – на нем была привычная маска безразличия, а глаза поражали своей глубиной и краснотой. Они блуждали по библиотеке, ни на чем конкретном не сосредотачиваясь. Я подняла руку и провела ею по щеке Милорда, от чего от заметно напрягся, но не остановил меня. Тогда я поднялась, подобралась к нему ближе, так, чтобы наши лица были на одном уровне. Немного помедлив, ожидая, что Милорд остановит меня, я легко коснулась губами его щеки и отстранилась. Теперь Темный Лорд смотрел на меня, не шевелился, а его лицо по-прежнему ничего не выражало. Тогда я поцеловала его в губы, и когда не дождалась ответа, разочарованно отстранилась.
Милорд, кажется, совсем не обратил на это внимания, словно ничего и не было. Я снова оперлась о его руки, а он поспешно прикоснулся к моему лбу.
– Ты горишь, Белла, – сухо произнес он. – Тебе сейчас лучше всего уснуть, иначе тебе будет хуже.
В ответ на это я только кивнула, подавляя в себе разочарованный вдох. Больше всего на свете мне сейчас хотелось чувствовать его рядом и заснуть в его объятьях, но Милорд всем своим видом показал, что эти мечты не имеют смысла. Он поднялся с дивана, все еще не отпуская меня, а я вцепилась в его рубашку, словно боялась, что он исчезнет. Но он не исчез, и мало того, довел меня до моей спальни, так как на выходе из библиотеки я поняла, что ноги отказываются меня слушать. Когда мы проходили гостиную, то меня сотрясла невыносимая дрожь, из-за чего Милорду пришлось чуть ли не подхватить меня на руки, но все переживания оказались тщетными – в большом пустом помещении горело несколько свечей, а на полу не было никакого трупа. Темный Лорд взял с верхней ступени мою волшебную палочку, вручил ее мне, после чего снова прижал к себе.
У меня в комнате было настежь открыто окно, а темноту пронзило несколько зажженных огоньков – над этим постарался Милорд. А еще мне показалось, что он применил ко мне какое-то заклинание, так как, когда я оказалась на кровати, то меня тут же одолел крепкий и спокойный сон. И, кажется, последнее, что я видела – это высокая фигура Повелителя, стоящего у моей постели. Мне тогда еще хотелось что-то сказать ему, поблагодарить его, но язык не слушался, а сознание заволокла спасительная темнота…
________________

*Здесь Темный Лорд имеет в виду шизофрению.

Форма входа



Календарь

«  Май 2021  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31

Мини-чат

200

Статистика