Суббота, 2021-05-15, 15.27
Приветствую Вас Бродяга | RSS

ХС-3, Глава 5

Глава 5. Старые стены


«Наедине со стариной, в старинном замке,
Кому-то вечный здесь покой…»


Под мои ногти забилась запекшаяся кровь, а ко лбу прилипли влажные от пота пряди волос. Я перевела дыхание и удовлетворенно улыбнулась. Несмотря на то, что все мое тело ныло от усталости, а в ушах до сих пор раздавались отголоски давно стихших криков боли, я чувствовала себя как никогда лучше. Мне совершенно не доставляла дискомфорта ни моя окровавленная мантия, ни давно позабытая изнуренность после примененных ко мне Непростительных проклятий. Очередная мысль о том, как я провела сегодняшний вечер, только придавала мне сил, и я хваталась за каждую возможность верить в то, что все еще на что-то способна. Правда, сейчас у меня было только одно непреодолимое желание — хоть несколько минут полежать, не шевелясь, чтобы немного восстановить силы. В любой момент меня мог позвать к себе Темный Лорд, и тогда я должна быть в форме. В последнее время, после того, как возобновились собрания Внутреннего Круга, Милорд слишком часто напоминал о том, что может вызвать нас в каждую секунду. Но ведь если я ему понадоблюсь, то почувствую это, и тогда быстро перенесусь к нему…
Убедившись, что в библиотеке Малфой-Менора никого нет, я присела на небольшой диван, стоявший возле камина, и прикрыла глаза. Голова опустилась на мягкую бархатную подушку, в нос ударил запах лилий. Казалось, что им пропитался весь этот дом. Нарцисса всегда любила эти цветы и предпочитала украшать ими все помещения, начиная с гостиной и заканчивая библиотекой и гостевыми комнатами. Этот запах всегда слегка кружил мне голову, и, наверное, из-за него сейчас у меня возникло странное чувство, будто я куда-то лечу. Мое тело стало воздушно-легким и словно парило где-то в пустоте, как будто не существовало ничего, кроме этой непонятной невесомости. Было до того хорошо ничего не чувствовать и почти ни о чем не думать, что я блаженно улыбнулась.
И внезапно перед глазами стала рисоваться картина, с каждым мигом приобретая все более четкие очертания. Я видела, что стою посреди огромной бескрайней пустоши и на сотни миль вокруг раскинулись голые камни. Сквозь щели между ними пробивались скудные дикорастущие растения, отчаянно стремясь показаться на свет, и их верхушки едва заметно тряслись на ветру. Казалось, что эти каменистые равнины бесконечны и в этом странном мирке им нет ни начала, ни конца, точно так же, как и высокому серому небу, которое, несмотря на отсутствие туч, казалось холодным и угрюмым. Глядя вверх, я почувствовала что-то очень непонятное, но и странно знакомое, как будто там скрывалось то, что я когда-то потеряла. Где-то в высоте показалось несколько точек — это были птицы; я вздрогнула и поежилась — стало холодно и неуютно. На мне была тонкая шелковая мантия, которая явно не соответствовала погоде, но это казалось последней проблемой. Я отвела взгляд от неба, мне стало не по себе от увиденного, закружилась голова, и больше всего на свете мне захотелось проснуться. Но этого не случалось, и я оставалась так же стоять напротив старых, поржавевших и покосившихся железных ворот, плотно обросших диким виноградом. Я готова была поспорить, что еще несколько секунд назад их здесь не было, но сейчас меня куда больше интересовало, почему они кажутся мне столь знакомыми. Помедлив несколько секунд, я двинулась вперед, к входу на неизвестную территорию, и быстро прошмыгнула сквозь несколько разогнутых прутьев, по пути разрывая руками щупальца плетущегося растения. При этом я испытывала непонятное волнение, граничащее с тоской о чем-то родном и далеком.
Оказавшись по ту сторону ворот, я осмотрелась. Наверное, то место, где я сейчас находилась, когда-то было красивым парком. Сейчас же я видела только старинные деревья, высокую траву, достающую до пояса, множество сорняков и покрытые мхом каменные плиты. Кое-где виднелись беспорядочные кучи прошлогодней листвы, от которой исходил немного гнилой запах. Я поморщилась и осторожно сделала несколько шагов вперед. Под ногами тут же зашуршали листья, и это снова заставило меня задрожать, только на этот раз не от холода, а от внезапно нахлынувшего страха. Наверное, из-за него я должна была перестать себя уважать. Если бы Милорд сейчас меня видел, то вряд ли был бы доволен моим поведением.
Услышав какой-то резкий звук среди веток ближайшего каштана, я подняла голову. Буквально через секунду оттуда вылетело несколько соек, и я едва сдержала вопль. Все происходило так стремительно и неожиданно, что было трудно о чем-то подумать. Посмотрев под ноги, я увидела несколько темных гранитных плит, беспорядочно лежавших друг на друге. Поначалу мне показалось, что это могилы, но на них не было ни надписей, ни портретов, лишь только неровные края, словно кто-то ломал камень руками. И только тогда до меня дошло, что это вовсе не плиты, а руины какого-то дома, разрушенного сильнейшей магией. От этой мысли мне почему-то стало еще более жутко, и одновременно с этим меня одолела такая печаль, что ноги начали медленно подкашиваться. В тот момент мне захотелось просто сесть посреди этого забытого парка и разрыдаться от отчаяния и грусти. Дать слабину и тихонько умереть от тоски…
С трудом пройдя немного вперед, я увидела еще большее скопление камней, которые когда-то были стенами большого и богатого дома, где обитали люди, где жизнь била ключом и решались чьи-то судьбы. И почему-то это место казалось мне знакомым, словно я бывала здесь и не раз, и в то же время я не могла вспомнить, как же именно оно было связано с моей жизнью.
Под моими ногами снова зашуршали листья, и я собрала в себе все силы, чтобы снова не задрожать.
— Все стало таким неузнаваемым, правда, Беллс? — за моей спиной, совсем рядом, раздался тихий глубокий голос, и тогда я снова резко дернулась, совершенно не ожидая, что услышу здесь кого-то, а тем более его.
Но, тем не менее, обернувшись, я увидела его сидящим на одной из темных плит, поросшей мхом и лишайником. Он был как призрак: молодой, красивый, с густыми темными волосами, глубокими темно-серыми глазами и такими знакомыми небрежно-утонченными манерами. Не было совершенно никакого сходства с Темным Лордом, которого я видела в последние дни, но при этом меня снова охватил необъяснимый страх. А Том продолжал непринужденно смотреть на меня, буравя взглядом, будто ожидая ответа. Мне хотелось что-то сказать ему, но все слова в один миг пропали, а я не смела пошевелиться. Я не могла отвести от него глаз, и было страшно сделать хоть одно движение: а что, если он исчезнет, и я больше не смогу любоваться его красотой? Ведь прошло столько лет…
— Это грустно, правда, Беллс? — снова сказал он, и в его голосе я различила печаль. Она как будто бы послужила для меня толчком, и я в несколько шагов преодолела расстояние между нами, присела на корточки перед Томом и посмотрела на него снизу вверх. Хотелось столько сказать ему, но почему-то мысли путались, и я не знала, с чего начать.
— Наверное, ты не думала, что время сможет такое сделать с Логовом, — с той же тоской в голосе произнес Том.
Конечно, Логово. И неудивительно, почему это место показалось мне таким знакомым и родным. Оно для меня значило то же, что и Хогвартс, и было так невыносимо видеть, как время съедает остатки счастливого прошлого.
— Авроры пришли сюда почти после сразу твоего ухода, — сказал Том. — Не оставили в живых никого, сожгли все, что было. А стены, лишенные защиты, не выдержали столько всплесков магии разгневанных волшебников и очень скоро сравняли дом с землей. Вместе с аврорами.
Том усмехнулся, а у меня внутри все сжалось, может быть, от его слов, а может, от такой знакомой улыбки.
Я медленно протянула руку вперед и коснулась ладони Тома. Он неспеша переплел наши пальцы, а я отметила, что у него ледяная кожа, почти такая же, как и эти камни. Наверное, я не должна была удивляться, ведь у него всегда были слишком холодные руки, просто я почти забыла об этом. После Азкабана я вообще мало помнила о деталях.
— Том… — прошептала я, смотря в его лицо. Было почему-то так не по себе…
Он опять улыбнулся и, подняв мою руку в своей, прислонил ее тыльной стороной ладони к своей щеке, закрыл глаза. Кожа его лица тоже была холодной, что меня даже не удивило.
— Ты призрак, Том? — спросила я и сама удивилась этому вопросу.
— Я — это ты, как и было всегда, — тут же сказал он.
Ответ ничего мне не разъяснил, а еще больше запутал. Я всматривалась в его лицо, пытаясь хоть что-то понять, но это почему-то мне казалось невозможным. Том всегда был для меня загадкой.
— Что с тобой случилось? — снова спросила я, уже не надеясь на нормальный ответ.
— Моя душа отделилась от меня, — прошептал Том, отводя взгляд в сторону.
Мне так хотелось спросить, что именно он имел в виду, но я понимала, что он не ответит. Том казался слишком странным, еще более загадочным, чем прежде, но я рада была видеть его любым. Главное, что сейчас он совершенно не казался равнодушным ко мне.
Где-то вдалеке, в небе послышался пронзительный вскрик какой-то птицы, и от неожиданности я сильнее стиснула руку Тома. А он не отпускал меня, и это вселяло уверенность.
— Может быть, твою душу еще можно вернуть? — прошептала я, немного поднимаясь на ногах и не сводя взгляда с Тома. А он продолжал смотреть куда-то в пустоту, где блуждал ветер. Я подняла другую руку и аккуратно прикоснулась ко второй щеке Тома. Он, кажется, не ожидал этого, поэтому резко вздрогнул, и его глаза снова обратились ко мне.
— Может, я смогу помочь тебе в этом? — снова спросила я.
На лице Тома появилась грустная улыбка, и он покачал головой.
— Нет, Беллс, это уже никому не исправить.
В его голосе не звучало ни разочарования, ни грусти; это была просто констатация факта, с которым следовало свыкнуться.
Я осторожно прикоснулась рукой к его волосам, боясь, что он начнет исчезать. Но Том оставался рядом, и это немного придавало мне уверенности. Если бы только он мог быть со мной всегда, я была бы не против навеки остаться в этом сне…
— Я так ждала твоего возвращения…
Том улыбнулся шире и на миг коснулся губами моей ладони. Мне показалось, что по всему телу прошли сотни крошечных разрядов, после чего по венам медленно стало разливаться тепло, несмотря ни на ветер, ни на мою тонкую мантию. Я улыбнулась и вдруг вспомнила, что когда-то могла так улыбаться целую вечность, просто держа Тома за руку и смотря в его лицо. А потом я потянулась вверх, к его губам. Хотелось снова почувствовать их вкус и в очередной раз попробовать доказать самой себе, что все не так уж плохо.
Но когда наши лица оказались всего в нескольких миллиметрах друг от друга, Том неожиданно отпустил меня и коснулся моей щеки, не давая приникнуть к его губам. Я непонимающе взглянула на него, а Том только приложил палец к моему рту. Мне хотелось спросить, что случилось, но я не могла ничего сказать, а Том только отрицательно покачал головой. Стало невыносимо грустно и одиноко, ведь он был так близко, но я никак не могла выразить ему все, что чувствую.
И внезапно все перед глазами все поплыло, голова пошла кругом, а мир, казалось, вот-вот перевернется. Мне не хотелось отпускать Тома, я потянулась к нему рукой, но пальцы ощутили под собой только пустоту. Я пыталась звать его, губы еще хранили ощущение его холодных пальцев. Но ничего невозможно было понять в окружающей пустоте…
— Том!.. — наконец смогла прохрипеть я, но мое сознание уже успела поглотить черная темнота, в которой я могла лишь смутно чувствовать холодное прикосновение.
Но и эта всепоглощающая темнота в скором времени начала таять, а вокруг медленно обрисовывались какие-то образы. Мне совсем не хотелось приходить в себя, я стремилась снова вернуться туда, к развалинам Логова, к Тому. Но реальность тщательно обволакивала мое сознание, заставляя выходить из мира иллюзий. И когда я окончательно пришла в себя и открыла глаза, то на несколько мгновений замерла от неожиданности. Надо мной склонился Темный Лорд и внимательно всматривался в лицо, а в его глазах я заметила красные огоньки. Может быть, если бы его лицо не было так близко, мне показалось бы, что его глаза чисто черные.
— Том… — все еще не понимая, где сон, а где реальность, прошептала я, как будто верила, что все вернется. Но, спохватившись, осеклась и виновато посмотрела на Темного Лорда.
— Простите, Милорд, — прохрипела я, чувствуя, как к щекам приливает краска. Наверное, я могла себя так вести только рядом с ним — казаться слабой и смущающейся девочкой. — Я… Мне…
— Тихо, Белла, — перебил он.
Я мгновенно замолчала, глядя на своего господина. Он же, казалось, о чем-то раздумывал и при этом в любую минуту мог что-то сделать. Обычно меня пугала его непредсказуемость, но сейчас я больше всего хотела спокойствия.
— Я хочу, чтобы ты сейчас пошла со мной, — произнес Темный Лорд голосом, не терпящим возражений.
Я внимательно взглянула на него. И каково же было мое удивление, когда тонкие бескровные губы Милорда расплылись в ухмылке. Это было так неожиданно, что я вздрогнула, а тело предательски покрылось мурашками.
— Тебе не стоит меня бояться, Беллатрикс, — сказал Милорд. — Я всего лишь хочу наградить тебя за верность.
На какое-то время в комнате повисла тишина, сквозь которую пробивались разве что завывания метели и треск огня в камине. Может, если бы Темный Лорд не смотрел на меня так пристально и изучающе, то мне бы обстановка показалась по-зимнему уютной.
— Я буду ждать тебя через четверть часа возле входа в дом, — небрежно бросил Темный Лорд, поспешно поднимаясь на ноги. — Нам придется совершить небольшое путешествие.
С этими словами Милорд сделал несколько шагов в сторону выхода из библиотеки, после чего медленно растворился в воздухе, как будто его здесь и не было. Какое-то время я все еще смотрела на то место, где только что стоял мой повелитель, а потом медленно встала с дивана и направилась к двери.

Форма входа



Календарь

«  Май 2021  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31

Мини-чат

200

Статистика