Суббота, 2021-05-15, 20.22
Приветствую Вас Бродяга | RSS

Красавица и чудовище, глава 15

Глава 15. Признать невозможное

Сердце, которого он не чувствовал до этого, гулко заколотилось у него в груди. Ему показалось, что эхо ударов раскатилось по всему коридору, и у него заложило уши. Он обеими руками прикрыл сердце, пытаясь заглушить его. Однако это ведь не собачья пасть, и потом, даже если держать обеими руками пасть истошно лающей собаки, — всё равно будет слышно её рычание.– Г. Леру, Призрак Оперы

1980 год, зима

Беллатрикс Лестрейндж шла по Косому переулку, аккуратно поддерживая за руку свою сестру. Нарцисса, вот уже пять лет носящая фамилию Малфой, была на пятом месяце долгожданной беременности. Малфои мечтали о детях чуть ли не со дня свадьбы, но у Нарциссы оказались серьёзные проблемы со здоровьем. Больше всего она боялась, что не сможет родить Люциусу наследника и останется бездетной, как её сестра, Беллатрикс. Нарцисса очень жалела Беллу, полагая, что та действительно страдает из-за того, что в их с Рудольфусом семье так никогда и не будет малышей. Беллатрикс же предпочитала помалкивать о своей нелюбви к маленьким, слюнявым созданиям, которым вечно что-то нужно. Ей было уже почти 30 лет и эпизод десятилетней давности давно стёрся из её памяти. Даже Друэлле Блэк надоело убеждать старшую дочь в необходимости посетить зарубежных целителей. Жизнь Беллы была именно такой, о которой ведьма мечтала в свои шестнадцать лет. Полнейшая свобода, отсутствие каких-либо обязательств перед обществом и семьёй, и стремительное восхождение наверх, к власти – разумеется, рука об руку с Тёмным Лордом. Со дня на день Пожиратели Смерти должны были сбросить маски и явить себя миру. Вот-вот Волдеморт должен был занять пост повелителя магической Британии. За десятилетие своей подпольной деятельности им удалось почти невозможное – подчинить себе капиталы и умы самых выдающихся волшебников, что обеспечивало абсолютную власть. Газеты, радиостанции, министерство – Лорд захватил всё. Конечно, существовала и жалкая горстка сопротивленцев, пафосно называвших себя «Орденом Феникса», и временами она доставляла Пожирателям немало трудностей, но Белла была уверена – рано или поздно перед её повелителем склонятся все.
- Белла, зайдём в кафе? – предложила Нарцисса.
- Ты устала? – Беллатрикс обеспокоенно вгляделась в её лицо. Не то чтобы ведьму очень волновало здоровье сестры, но Люциус убил бы её собственными руками, если бы с его драгоценной Нарси что-то произошло в тот момент, когда рядом находилась Белла.
- Да, ты же знаешь, мне надо беречься, - вздохнула Нарцисса, - но безвылазно сидеть в Малфой-мэноре просто невыносимо.
- Хорошо, тогда пойдём, попьём чаю с пирожными, - Белла повела сестру к ближайшему кафетерию.
Женщины расположились у окна. Официант, подошедший к ним, был сама услужливость. И Беллатрикс, и Нарцисса были известными в обществе дамами, а их мужья – одними из тех, кто руководил магической Британией.
«А что будет, когда они узнают, что мы – Пожиратели Смерти!» - усмехнулась про себя Белла, поднося ко рту чашку с ароматным напитком.
- Белла, - Нарцисса явно мялась, не зная, как начать разговор, - я хотела спросить…
- О чём?
- О ком… - Нарси опустила глаза и тихо прошептала:
- Ты же знаешь, что дочери Андромеды уже семь лет…
Беллатрикс поджала губы. Конечно, она знала. Слухи в мире магов распространялись со скоростью света. Когда до Блэков, Лестрейнджей и Малфоев дошло известие о том, что у них появилась племянница-полукровка, Белла произнесла какую-то презрительную колкость, а вот внутри у Нарциссы что-то дрогнуло. В то время она ещё училась в школе и пыталась сама разобраться в том, что проиходит в её семье, да и в мире. Девушка пришла к выводу, что Андромеда, конечно, поступила недостойно, но её малышка, как-никак, их родственница, да и разве дети отвечают за грехи родителей? Но когда Нарцисса приехала домой и поделилась своими соображениями с Беллой, та мгновенно объяснила ей, что отвечают и ещё как отвечают. Более того, родив ребёнка, в котором перемешалась кровь Блэков и магглов, Андромеда нанесла их семье ещё большее оскорбление. «Она должна была остаться бездетной, если сохранила хоть каплю самоуважения!» - так высказалась по этому поводу Беллатрикс. Нарцисса промолчала и больше не затрагивала эту тему, но она всё равно не шла у неё из головы.
- Белла, мы должны простить её! – умоляюще произнесла Нарцисса.
- Цисси, это беременность сделала тебя такой слабоумной? – фыркнула Беллатрикс. – Она предательница и даже думать не смей о том, чтобы навестить её.
- Но она наша сестра!
- Послушай, дорогая! – Белла перегнулась через стол и угрожающе взглянула на сестру. – Мне помнится, что когда наша матушка выжигала изображение Дромеды с семейного древа, ты и слезинки не проронила. Тебе было на неё плевать, в то время как я чуть ли не умоляла её одуматься и оставить своего маггла! А теперь ты разыгрываешь из себя мать Терезу? Нет, Нарси, я не верю тебе. Весь твой благородный порыв на самом деле не больше, чем гормональный всплеск. Если ты не забудешь о своей безумной затее, я поведаю о ней твоему мужу или, - тут Беллатрикс сделала зловещую паузу, - Тёмному Лорду.
Нарцисса вздрогнула. Она терпеть не могла Волдеморта, и ей стоило огромных усилий выносить его присутствие в своём доме. В последнее время Тёмный Лорд облюбовал Малфой-мэнор, а Люциус был счастлив предоставить своему повелителю лучшие апартаменты.
- Лорд не посмотрит на то, что ты беременна, - продолжила Белла. – И ты знаешь, какое его любимое наказание.
- Нет, только не это! – испуганно воскликнула Нарцисса. После лордовского Круцио она могла бы навсегда распрощаться с мечтами о ребёнке.
- Решай, что тебе важнее.
- Хорошо, - Нарси уронила руки на колени и обречёно опустила взгляд. – Я не пойду к Энди.
- То-то же, - сурово сдвинула брови Беллатрикс. – Я вообще не понимаю, как ты можешь думать о грязнокровках, когда вот-вот настанет момент нашего триумфа!
- Вашего, - поправила её сестра. – Ты забыла, у меня на руке нет Метки.
- Какая разница, - пожала плечами Белла, - ты же из наших.
- Да, конечно, - пробормотала Нарцисса, ковыряясь ложкой в пирожном. – Белла, завтра у нас приём. Ты придёшь?
- Да, Руди что-то говорил. Но я не знаю, не даст ли мне Милорд какого-нибудь задания на завтрашний вечер.
- Белла, неужели ты не можешь жить своей жизнью? Он полностью контролирует тебя, дорогая! – Нарцисса с жалостью взглянула на старшую сестру.
- Глупышка! Это и есть моя жизнь, и я счастлива! – рассмеялась Белла.
- Я не понимаю этого, - вздохнула Нарцисса. – Ты счастлива от того, что убиваешь людей?
- Чушь, - перебила её Беллатрикс, - смысл моей жизни не в убийствах, а в том, чтобы быть рядом с Лордом! Он гений!
- Ты просто одержима, - покачала головой Нарцисса. – Как Рудольфус это терпит?
- Руди такой же, как я. Он ставит долг выше личных привязанностей.
Нарцисса не ответила. Эти запутанные отношения были выше её понимания. Как какой-то, пусть даже выдающийся волшебник может быть дороже мужа? Нарси знала, что Беллатрикс не любит Рудольфуса, но они были хорошими друзьями.
- А кто ещё будет? – Белла решила сменить тему.
- Ближний круг – Нотты, Эйвери, Гойлы, МакНейры, - перечислила Нарцисса. – А ещё наш дорогой кузен Регулус и Барти Крауч-младший.
- Сын Крауча? – заинтересовалась Белла. – Я знаю, он глава какого-то департамента в Министерстве… «И один из немногих оставшихся сопротивленцев», - мысленно добавила она.
- Ему всего 18 лет, а он уже горит желанием принять Метку, - вздохнула Нарцисса.
- А Регулусу 19, и что? Я была ещё младше, когда приняла решение служить Тёмному Лорду! – Белла гордо вскинула голову. – Рег уже почти год как входит в Ближний Круг и Милорд им вполне доволен.
- Да, я знаю. Регулус старается сделать всё, чтобы… ну, ты понимаешь.
Беллатрикс кивнула. Младший сын тётушки Вальбурги изо всех сил старался восстановить честь семьи, из которой недавно со скандалом ушёл Сириус. Гриффиндорец, друг грязнокровок и новый член Ордена Феникса – от такого позора Вальбурга слегла в постель и, к несчастью, скончалась.
- Может, пойдём к мадам Малкин? – предложила Нарси.
- Да, давай, - кивнула Белла.
Они расплатились по счёту и покинули кафе. Сёстры отправились обновлять свой гардероб и Беллатрикс была рада этому. Примерки позволят ей погрузиться в свои мысли, замаскировав задумчивость под размышления о том, какое платье подойдёт ей больше.

***

Приёмы Малфоев всегда отличались особой изысканностью. Нарцисса была прекрасной хозяйкой, она знала, как рассадить гостей, что кому сказать, кому улыбнуться, с кем протанцевать круг вальса. Правда, теперь Люциус запрещал ей вести активный образ жизни, беспокоясь о жизни будущего наследника, и Белле пришлось руководить приёмом наравне с сестрой. Никакой акции Лорд на тот вечер не назначил и сам почтил суаре своим присутствием. Беллатрикс летала словно на крыльях. Нет, она не надеялась на танец с Волдемортом, даже на то, что он перебросится с ней несколькими фразами, но само его присутствие вдохновляло.
Тёмный Лорд разговаривал о чём-то с Малфоем и обоими Лестрейнджами, в то время как Беллатрикс разговаривала с молодой женой Эйвери. Ей было ужасно скучно слушать восторженные излияния новоиспечённой жёнушки и Регулус Блэк, пригласивший Беллу на тур вальса, оказал ей огромную услугу.
- Ты так хорошо танцуешь, Рег, - чарующе улыбнулась Белла. Ей нравилось флиртовать с кузеном, он был таким молодым и одновременно в нём было что-то от зрелого, познавшего жизнь, человека. Это что-то было в его глазах – тёмных, глубоких и грустных.
- У меня была хорошая учительница, - скромно ответил Регулус и Белла едва сдержала смешок, вспомнив лето, когда её кузену было шестнадцать и она учила его танцевать.
- Тёмный Лорд чем-то недоволен? – поинтересовался парень. Беллатрикс повернула голову и с удивлением обнаружила, что Волдеморт не отрывает от неё глаз, а на лице у него написана совсем не радость и даже не ненависть. Лет десять назад Рудольфус точно так же смотрел на свою невесту, и эмоции эти назывались одним словом – «ревность».
- Нет, Рег, - лукаво улыбнулась она. – Если бы он злился… - Беллатрикс многозначительно подняла брови.
- Да уж, - мрачно пробормотал Регулус. – Как вспомню, что было на прошлом собрании… Белла, тебе не кажется, что это странно – наказывать своих самых преданных слуг?
Беллатрикс застыла. На тысячную долю секунды её пронзила страшная мысль – её любимый кузен воспротивится Лорду и она потеряет его. Но уже в следующий момент Белла взяла себя в руки и строго посмотрела на молодого волшебника.
- Как ты смеешь осуждать Милорда?
- Я не осуждаю, - Регулус взял её за локоть и отвёл в сторону, - я пытаюсь понять и, увы, не понимаю. Было бы гораздо эффективнее, если бы он основывал свою власть на доверии, а не на страхе…
- Рег! – перебила его Белла. – Ни слова больше или я всё расскажу Милорду!
- Хорошо. Признаю, я поступил глупо, рассказав тебе о своих размышлениях. Это просто бред, - Регулус пытался изобразить раскаяние, но получалось у него неубедительно.
- Он идёт сюда, - внезапно его плечи дёрнулись, а по лицу пробежала тень. – Если ты не против, я испарюсь.
- Но, Рег, он ведь заметит… - Белла не успела договорить, как её кузен уже завернул за угол и растворился в паутине коридоров Малфой-мэнора.
- Иди за мной, - насупившись, бросил ей Волдеморт, проходя мимо.
Ничего не понимая, она повиновалась. Они шли несколько минут, пока не оказались на другой стороне дома, в тёмном и прохладном холле.
- Милорд, зачем мы сюда пришли? – осмелилась спросить Беллатрикс. Она едва успела оглянуться по сторонам, как Лорд прижал её к стене и зло прошептал:
- Что ты себе позволяешь?
- Милорд, о чём вы? – Белла упёрлась ладонями в его грудь, но это не помешало Волдеморту прижаться к ней настолько сильно, что стало трудно дышать.
- Ты заигрывала со своим малолетним кузеном! На моих глазах!
- Но мы просто танцевали! Он же мой кузен, почему я не могу… - пыталась оправдаться Беллатрикс.
- Видела бы ты себя со стороны – улыбаетесь друг другу, смеётесь, шепчетесь – помни, что существует только один мужчина, с кем ты можешь вести себя подобным образом, - Лорд перевёл дыхание.
Настала неловкая пауза. Белла почти не чувствовала под собой пола.
- Твой муж.
Надежда, зародившаяся внутри, стремительно рухнула.
- Чего ты пытаешься добиться, Белла? – хриплым, сводящим с ума голосом, спросил Волдеморт. – Неужели ты думаешь, что таким глупым поведением сможешь заставить меня, меня, сдаться этой… - он уткнулся носом в её волосы, жадно вдыхая аромат духов, - болезни?
- Милорд, я бы никогда… - Белла задыхалась от тяжести его тела и от счастья. Он ревнует её. Он её ревнует! А это значит…
- Прекрати называть меня так, - он пребольно укусил её плечо. – У меня есть имя, если ты не забыла!
- Том, - прошептала она, чувствуя, как растекается в его руках мягкой глиной. – Том, мой Том…
Он нашёл её губы и впился в них. Белла отвечала со всей страстью, на которую только была способна. Она сцеловывала с его рта своё унижение, свою боль и свои слёзы, она была готова простить всё, лишь бы только ей было позволено называть его «Том».
- Я убью тебя, если ты спутаешься с кем-нибудь, - шептал он, и это была чистейшая правда. Когда Лорд увидел Беллу в объятиях Регулуса, он с трудом сдержался, чтобы не запустить в него Аваду. Никто, кроме него самого не смеет прикасаться к этой женщине. Внезапно Волдеморт понял, что Беллатрикс дорога ему гораздо больше, чем он убеждал себя вот уже в течении десяти лет.
- Иди сюда, - он приподнял её и усадил на ближайший подоконник. Потом он быстро задрал её юбку и пробежался пальцами по нежной коже на внутренней стороне бедра. Белла застонала и призывно раздвинула ноги шире. Лорд ухмыльнулся и положил ладони на её грудь. Его пальцы искали застёжки, а губы снова терзали её шею и плечи. Беллатрикс расстегнула застёжку на брюках Волдеморта и, повозившись с одеждой несколько секунд, он вошёл в неё.
Это было быстро, грубо и больно. Царапины на телах обоих любовников нещадно саднили, но они бы ни за что не воспользовались магией, чтобы залечить их. Эти постоянные ссадины напоминали им друг о друге. Лорд с наслаждением слизал с нижней губы Беллатрикс капельку крови. Женщина извивалась в его руках, и это было потрясающе красиво. Даже красивее, чем результат Круцио.
- Том, - довольно промурлыкала Белла, обвивая его за шею, - я готова продать душу дьяволу, чтобы так было всегда…
Том Риддл отшатнулся от Беллатрикс. Он как-то странно посмотрел на неё, как будто увидел нечто, раньше ему неизвестное. Белла непонимающе повела плечами.
- Что случилось? – спросила она.
- Ты бы продала душу? – медленно, почти нараспев повторил Волдеморт. – Серьёзно?
Беллатрикс поёжилась. Конечно, она бы пошла вслед за Лордом куда угодно, даже в ад, но ведь «продать душу» - это только такое выражение. Разве можно сделать это на самом деле?
- Правда, Белла, -не унимался Лорд, - ты бы сделала это? Ради меня?
- Да, - шепнула она, легко касаясь его губами, - если ты попросишь, я совершу всё, что угодно.
- Хорошо, - он поддался её поцелую. В голове Волдеморта родился план. Ещё лет пять назад он бы просто не мог появиться, но сейчас что-то изменилось. Он мог бы разделить вечность с кем-то ещё. Да, наверное мог…
- Нам пора, - он мягко отстранил Беллу от себя. – Наше отсутствие наверняка не осталось незамеченным.
- Да, Том… Милорд, - эйфория прошла и Беллатрикс растерялась, не зная, как ей теперь называть своего повелителя.
- Том, - помедлив несколько секунд, ответил он. – Если мы вдвоём, я хочу слышать именно это.
Белла склонила голову, скрывая торжествующую улыбку.

***

На следующий день Лорд вместе с Беллатрикс отправились в отдалённое предместье Лондона, где у них была назначена встреча с неким мистером Стерном. Это был последний представитель некогда могучего волшебного рода, владеющий несколькими древними книгами по тёмной магии и никак не желающий с ними расставаться. Поначалу Волдеморт пытался привлечь Стерна на свою сторону, сулил несметные богатства и почести, но старик с усмешкой отказался, сказав, что хочет одного – тихого завершения своей скромной жизни и никакая слава ему не нужна. Тёмному Лорду было жаль избавляться от столь умного мага, но что поделать – те книги были ему необходимы. Он взял с собой лишь Беллатрикс, посчитав, что они справятся и вдвоём. Когда зловещая парочка вступила во владения Стерна, им показалось странным, что их встречает тишина. Сад и дом казались совершенно заброшенными.
- Может, с ним что-то случилось? – предположила Белла.
- Мне это не нравится, - отозвался Волдеморт, оглядываясь по сторонам, - будь готова в любой момент аппарировать. Не геройствуй сегодня.
- Как прикажете.
По мере того, как они приближались к дому, Лорда охватывало всё большее беспокойство. Оно накатило неизвестно откуда и не собиралось исчезать. Волдеморт злился. Страх – казалось, это чувство он никогда не испытывал, и вот…
Дверь скрипнула, когда они проскользнули в холл. Белла так сильно вцепилась в волшебную палочку, что пальцы побелели от напряжения. Сквозь отверстия в маске Пожирателя Смерти был виден пустой коридор. На мебели лежал тонкий слой пыли. Казалось, что хозяин покинул своё обиталище около недели назад. Волдеморт сделал шаг вперёд.
- Стерн! – позвал он, будучи совершенно уверенным, что ему никто не ответит.
- В библиотеку? – вопросительно прошептала Белла.
Он качнул головой. Нет, рано. Возможно, он допустил ошибку, не взяв большой отряд.
Внезапно в воздухе что-то прошелестело. Беллатрикс инстинктивно выставила вперёд палочку. Волдеморт повернулся к входной двери. Ещё секунду стояла тишина, а потом в холл ворвалось несколько белых вихрей. «Авроры!» - пронеслось в голове у Беллы. Она мгновенно воспользовалась одним невербальным заклинанием, которому её обучил Тёмный Лорд – оно позволяло на несколько минут стать невидимой и неуязвимой для заклинаний, при этом волшебник, применивший его, мог видеть и слышать всё, происходящее вокруг. Волдеморт проделал тоже самое. Авроры немного опешили и это позволило Пожирателям выиграть несколько секунд. Они ретировались к двери и одновременно бросились в атаку на материализовавшихся противников.
- Авада Кедавра! – Беллатрикс не стала размениваться на оглушающие и пыточные заклятия. Сейчас её и Лорда могла спасти только быстрая ликвидация Авроров.
- Левикорпус! – прозвучал зычный голос одного из стражей Света, но Волдеморт умело отбил заклинание.
- Авада Кедавра! – Белла носилась по коридору подобно вихрю, бросая Непростительное направо и налево. Тёмный Лорд, напротив, незыблемо стоял на одном месте, но Авроры не могли подступиться к нему, вокруг Волдеморта словно образовался круг, прочно защищающий его.
- Импедимента! – Белла отлетела к стене и, ударившись об неё, сползла на пол.
Из восьми Авроров в живых осталось только двое, один пытался оглушить Тёмного Лорда, а второй подбирался к Беллатрикс.
- Авада Кедавра! – закричала Белла, пытаясь как можно скорее подняться, но у неё ужасно кружилась голова. Силуэт противника казался искажённым, и из-за этого она промазала.
- Экспеллиармус! – Аврор явно был опытным бойцом.
Беллатрикс недоумённо взглянула на свою пустую ладонь. «Как же болит голова!» - подумала ведьма. Она подняла голову и увидела в шаге от себя довольно ухмылявшегося противника. Он нацелил на неё палочку и уже открыл рот, чтобы произнести роковые слова, но тут громовой возглас Волдеморта разрезал воздух:
- Инфламманте!
Тот, кто хотел взять в плен Беллатрикс, услышал незнакомое заклинание и на секунду бросил взгляд туда, где находился его боевой товарищ. От увиденного лицо Аврора побелело. Его напарник горел заживо, при этом пламя не трогало деревянный пол. Нечеловеческие крики и запах горелой плоти – вот, что увидел волшебник перед тем, как Волдеморт направил на него свою палочку и прикончил его.
Белла прислонилась к стене. Она чувствовала себя отвратительно. Она была никчёмной в этой битве, её обезоружили, и Лорд наверняка накажет её.
- Беллатрикс, - Волдеморт подошёл к ней и обнял за плечи, - ты в порядке?
Это был настолько неожиданный вопрос, что Белле показалось, что она упала в обморок и сейчас у неё видения. Но подняв глаза на своего повелителя, увидев в них беспокойство и даже страх, она поняла, что это происходит наяву.
- Да, - прошептала она, - просто я ударилась головой и на секунду потеряла ориентацию в пространстве…
- И ему этого хватило, - закончил Лорд фразу. Во время сражения он видел, что Беллатрикс прекрасно справляется и был уверен, что она уничтожит всех Авроров. Сам он скорее развлекался с той маленькой кучкой, которая пыталась сразить его элементарными заклинаниями. Но, когда он заметил, что ситуация радикально изменилась, то понял, что игра закончилась. Вид безоружной и испуганной Беллатрикс произвёл на него неизгладимое впечатление. За десять лет было множество сражений и рискованных ситуаций, но только сейчас возможность потерять возникла перед ним со всей яркостью.
- О, милорд, простите меня, я не должна была терять контроль над ситуацией, я знаю, что виновата… - затараторила Белла, опасаясь, что Лорд оттолкнёт её от себя и применит Круцио. – Прости меня, Том…
- Ничего страшного, - пробормотал он, гладя её по волосам. – Ты хорошо сражалась. Можешь идти?
Она попробовала сделать несколько самостоятельных шагов. Голова тут же закружилась, но Белла храбро ответила:
- Кажется, могу.
- Отлично. Тогда пойдём.
- А как же Стерн, его книги?
- В другой раз. Кто знает, какой был план у Авроров. Может быть, сейчас сюда нагрянет отряд Ордена Феникса, а ты сейчас не в лучшей форме.
- Хорошо, - Белла опёрлась на предложенную Волдемортом руку и они вышли на улицу. Но там был слишком яркий свет и слишком свежий, опьяняющий воздух. Перед глазами Беллатрикс потемнело и она без сознания рухнула на руки Лорда.
- Белла? – мгновенно среагировал он. – Что с тобой?
Он схватил её за запястье, чтобы проверить пульс. Удостоверившись в том, что Белла жива, он чуть ли не бегом бросился к аппарационному барьеру.

***

- У миссис сотрясение мозга лёгкой тяжести, - сообщил Волдеморту колдомедик, тоже принадлежащий к Пожирателям Смерти. – Ей следует пить выписанные зелья и соблюдать постельный режим. Никаких волнений и физических нагрузок минимум в течении месяца. Иначе… - он развёл руками, намекая тем самым на неблагоприятный исход.
- Хорошо, - кивнул Лорд. – Лестрейндж, проводи доктора. – Ему хотелось побыстрее спровадить мужа Беллатрикс.
Когда Волдеморт аппарировал в особняк Лестрейнджей, держа на руках Беллу, Рудольфус чуть сам не грохнулся в обморок от такого зрелища. Он так суетился, что Лорд не преминул бы съязвить, если бы не был обеспокоен состоянием Беллатрикс. Рудольфус вызвал надёжного врача и, к вящему неудовольствию, не отходил от жены ни на шаг во время осмотра. Лорд чувствовал, что готов собственноручно выставить его из комнаты, но ему приходилось сдерживаться, чтобы колдомедик ничего не заподозрил. Конечно же, существовало замечательное заклинание Обливиэйт, но Лорду не хотелось тратить силы ещё и на это. Поэтому теперь, когда он, наконец, остался наедине с Беллой, он смог взять её за руку и сказать:
- Я сожалею, что всё так произошло, Белла.
Она приоткрыла глаза и слабым голосом ответила:
- Нет, Том, это всё я виновата. Я должна была…
- Забудь, - прервал он её. – Сейчас главное для тебя – как можно скорее выздороветь и вернуться в строй.
Лорд продолжал держать Беллатрикс за руку и не отрывал взгляда от её лица. Он пытался найти в нём то, что заставило броситься к ней на помощь, что сжало его сердце и пустило по его венам яд ревности. Неужели это была простая магия её тёмных глаз, вьющихся, тяжёлых волос, пухлых, бледных сейчас, губ? Волдеморту внезапно захотелось поцеловать эти бескровные губы. Он почти сделал движение вперёд, но его остановил шум, доносящийся из коридора. Недовольный этим, Лорд метнул гневный взгляд в сторону двери. В ту же секунду она распахнулась и на пороге появился Северус Снейп, молодой парень, талантливый зельевар, недавно принявший Метку. Он на мгновение задержал взгляд на лежащей в кровати Белле и на Волдеморте, продолжавшем держать женщину за руку, но совладал со своим удивлением и отрывисто, напряжённо, произнёс:
- У меня важные известия, повелитель.
- Мой Лорд, - на пороге возник запыхавшийся Рудольфус, - я пытался его остановить, но он не слушал…
- Замолчи, Лестрейндж, - приказал Лорд. Он знал, что Снейп не стал бы понапрасну его беспокоить.
Северус получил возможность продолжать.
- Это тайна. Я бы хотел рассказать её вам с глазу на глаз.
- Нет, - подумав, ответил Волдеморт. – Лестрейнджи – мои ближайшие сторонники, от них у меня нет тайн.
- Хорошо, милорд, - но всё же по лицу Снейпа пробежала тень неудовольствия. – Несколько часов назад я подслушал разговор Дамблдора и Сибиллы Трелони в «Кабаньей голове». Трелони – кандидат на должность профессора прорицаний в Хогвартсе. И она сделала пророчество.

Форма входа



Календарь

«  Май 2021  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31

Мини-чат

200

Статистика