Суббота, 2021-05-15, 14.09
Приветствую Вас Бродяга | RSS

Красавица и чудовище. Глава 17

Глава 17. Ночь всех святых

Если всё прочее сгинет, а он останется — я ещё не исчезну из бытия; если же всё прочее останется, но не станет его, вся вселенная для меня обратится в нечто огромное и чужое, и я уже не буду больше её частью. — Эмили Бронте, «Грозовой перевал»

Беллатрикс допила кофе и со стуком поставила на стол пустую чашку. Потом ведьма вскочила со стула и подошла к окну. Распахнула занавески, напряжённо вгляделась в тёмное осеннее небо и снова задёрнула тяжёлые шторы.

— Почему он не разрешил пойти с ним? — с надрывом спросила она у мужа, не ожидая ответа.

Рудольфус нервничал не меньше Беллы, но сидел тихо, сжав пальцы в кулаки. Решение Тёмного Лорда расправится с Поттерами и их годовалым мальчишкой самостоятельно, казалось ему непродуманным и весьма легкомысленным, но он не осмелился критиковать повелителя или давать ему советы. Лестрейнджу вовсе не улыбалась перспектива заработать очередное Круцио ни за что, ни про что. А вот Беллатрикс пыталась образумить Милорда, за что и была жестоко наказана. Но ей было всё равно. Она могла бы вытерпеть многочасовые пытки, если бы только Волдеморт согласился взять её с собой. Белла не жаждала славы убийцы избранного семейства, ей просто необходимо было быть рядом со своим Лордом. А вдруг ему там грозит опасность? Когда Беллатрикс сказала это Волдеморту, он расхохотался ей в лицо. Опасность, ему? Бессмертному? Он ушёл один и обещал Белле, что, когда он вернётся, они поговорят о чём-то очень серьёзном. Он поцеловал её на прощание и она до сих пор ощущала прикосновение его мягких губ.

— Что ты молчишь? — крикнула она Рудольфусу.

— С тобой бесполезно разговаривать, — пожал он плечами, — ты можешь сейчас думать только об одном.

— А ты нет? А вдруг там случится нечто непредвиденное? А если…

— Прекрати истерику, Белла! — оборвал её Руди. — Я тоже волнуюсь, но стараюсь держать себя в руках, как раз на тот случай, если… А вот ты, в таком состоянии, вряд ли сможешь быстро собраться и броситься в бой.

— Да, ты прав, — Беллатрикс плюхнулась в кресло. Лицо её было искажено от отчаяния. — Но я не могу, не могу успокоиться! — Она уронила голову на ладони и вцепилась ногтями в причёску.

— Белла… — Рудольфус подошёл к ней и обнял за плечи. — Может, тебе стоит пойти к Нарциссе? Она могла бы отвлечь тебя.

— Нет, — замотала головой Беллатрикс. — Нарси сейчас занята только Драко, а слушать про пелёнки и распашонки я не хочу. К тому же, это было бы предательством по отношению к Милорду — думать о чём-то другом в такой важный момент.

— Как хочешь, — развёл руками Рудольфус. — Но я уверен, что всё пройдёт, как и было задумано, и через час он вернётся.

— И тогда завтра… — прошептала Белла.

— Завтра мы будем властелинами всей Британии, милая, — Руди поцеловал её в макушку. — И ты станешь первой леди.

Беллатрикс вздрогнула. Конечно, её муж имел в виду то, что после воцарения Тёмного Лорда, она автоматически станет любовницей первого человека в государстве, но первая леди — для Беллы эта фраза значила нечто другое. Перестать таиться, выйти под руку с Волдемортом к толпе, показать всем, что она не просто одна из наиболее приближённых сторонников, а ещё и его любимая женщина — нет, об этом не стоило даже мечтать, всё равно такое не могло бы стать явью. Беллатрикс говорила себе, что должна довольствоваться тем, что имеет — тем более, за последний год Тёмный Лорд изменился. Он стал более внимательным, нежным и Белла даже могла бы сказать, что он заботится о ней, если бы это не звучало так нелепо. Заботливый и любящий Волдеморт — это трудно было представить. Беллатрикс привыкла к жестокости и боли и другой жизни для себя не желала.

— Руди, давай попьём чая? — предложила она, желая отвлечься от тяжёлых мыслей.

— Хорошо, — тут же согласился он, радуясь тому, что Белла перестала казаться одержимой.

Они покинули комнату, и Рудольфус ни на секунду не отпускал руку жены. Он мог лишь догадываться, насколько плохо и трудно Беллатрикс в этот день. Лестрейндж жаждал помочь ей, но не знал, как. Трудно было быть мужем тайной фаворитки Тёмного Лорда, ещё труднее было быть её другом.

* * *

Волдеморт медленно шёл по Годриковой Впадине. Дома магглов были украшены в честь Хэллоуина, повсюду со стен свисали бумажные гирлянды, летучие мыши и пауки, сделанные из картона или папье-маше, на подоконниках стояли тыквы, в которых горели свечи. Вся улица дышала спокойствием, домашним уютом и магией. Магией, в которую магглы не верили и, тем не менее, желали приобщиться к ней, поиграть раз в год в колдунов и ведьм, вампиров и оборотней. Тёмный Лорд скользил между людьми в маскарадных костюмах, совершенно не выделяясь из толпы. Его мантия вполне походила на одежду прохожих. Он сделал правильный выбор, решив уничтожить Поттеров в канун Дня всех святых. Поттеры, наивные, добрые Поттеры — мысленно усмехнулся Волдеморт. Неужели они так и не поняли, что на друзей полагаться нельзя, тем более, в военное время? Он поможет им осознать свою ошибку. Лорд чувствовал, что приближается час его триумфа, и это наполняло его ощущением силы и правоты. Да, он был прав, потому что силён. Разве могло быть по-другому? Сейчас он уничтожит последнее препятствие, стоящее на его пути к власти и уже завтра Тёмный Лорд и Пожиратели Смерти сбросят маски. Он много раз рисовал в своём воображении эту картину — он выходит к собравшимся в самом большом зале Министерства магии и произносит речь. Сам он не будет министром, нет. Он продолжит изучать магию, будет готовить планы по захвату близлежащих государств, будет контролировать правительство, Визенгамот и Хогвартс. В какой-то момент в голову Волдеморту закрались мысли о Беллатрикс. Что будет с ней? Он хочет продолжить эти отношения, но, возможно, в несколько изменённом виде. В последнее время он часто думал об этом. Белла была ему нужна, с этим Лорд смирился. Он даже признался себе, что скучает без неё. Но Беллатрикс была смертной и, рано или поздно, им пришлось бы расстаться. Рассказать ей о хоркруксах? Или не надо? На эти вопросы Тёмный Лорд ещё не нашёл ответов. Но, может быть, стоит сделать их связь открытой? Ведь есть же слово — maîtresse-en-titre, почему бы Белле не носить такое звание?

Волдеморт настолько углубился в свои мысли, что не заметил, как какой-то мальчишка, лет семи, легонько толкнул его и весело крикнул:

— Хороший костюм, мистер!

Лорд метнул в него испепеляющий взгляд, но мальчик уже был на другой стороне улицы. Достаточно было одного движения рукой — и его мама больше никогда бы не увидела своего малыша живым. Но зачем? «Неважно, совершенно неважно», — подумал Волдеморт, отпуская свою палочку. — «Сегодня умрут только Поттеры».

Он наконец-то приблизился к их дому. Эти слабоумные гриффиндорцы даже не потрудились занавесить окна! Лорд мог ясно видеть отца и сына. Джеймс Поттер пускал колечки дыма, а маленький Гарри с восхищением наблюдал за этим действом. При виде того, кого пророчество избрало в противники величайшего тёмного мага, по телу Волдеморта пробежала дрожь. Так вот он какой — ещё совсем крохотный, не владеющий даже элементарной магией. Лорд вытащил палочку. Тем временем в комнату зашла мать Гарри, Лили. Она взяла сына на руки и о чём-то заговорила с мужем.

«Их трое, — подумал Волдеморт, — вначале надо уничтожить отца, затем — сына. А потом, — он недобро ухмыльнулся, — мать. — Пусть она увидит, как умирает её драгоценный ребёнок. Пусть знает, что те, кто бросают вызов Тёмному Лорду, живут недолго и несчастливо». Он толкнул калитку и подошёл к входной двери. Простое заклинание — и она отворилась. Он вошёл внутрь и в ту же секунду в коридор выскочил Джеймс Поттер. Безоружный и смертельно напуганный.

— Лили, это он! Беги, я задержу его!

— Авада Кедавра! — Джеймс неестественно замер и рухнул на пол.

Волдеморт перешагнул через него и устремился наверх. Что за идиот этот Поттер! Задержать его, самого Тёмного Лорда, не имея при себе волшебной палочки? На втором этаже были слышны звуки двигающейся мебели, очевидно, Лили пыталась забаррикадироваться в спальне. Волдеморт едва не расхохотался. Неужели и у неё нет оружия? Нет, это невыносимо! Как можно быть такими идиотами и лелеять надежды о победе? Одним взмахом палочки он разнёс дверь в щепки. Лили Поттер загородила собой сына и со слезами на глазах закричала:

— Нет, пожалуйста, только не Гарри, нет! Убей меня, но только не Гарри!

— Отойди, глупая девчонка! — прошипел Лорд.

— Нет, нет, только не Гарри, нет, не убивай Гарри, нет… — она упала перед ним на колени, хватала за края мантии, пыталась задержать, но Волдеморт отшвырнул её в сторону.

Он взглянул на мальчишку. Тот молча и с интересом смотрел на него. Тёмный Лорд занёс палочку.

— Авада…

— Нееет! — Лили бросилась на Волдеморта.

— Кедавра! — зелёный луч озарил комнату и Лили Поттер замертво упала на пол.

Гарри внимательно наблюдал за происходящим. Он ждал, что его мама вот-вот встанет, а папа сбросит с себя эту странную мантию и весело засмеётся. Но этого не произошло.

Волдеморт сбросил с себя капюшон. Пусть мальчишка видит, от чьей руки погибнет. Гарри, поняв, что это вовсе не его отец, начал плакать. Лорду внезапно захотелось задушить его подушкой, очевидно, всплыли воспоминания из детства. Он ненавидел постоянно вопящих малявок, которых привозили в приют чуть ли ни каждый день.

Волдеморт вновь поднял палочку. Он хотел сделать это, всей душой, которой у него не было, он желал уничтожить эту угрозу. Ребёнок всхлипывал.

— Авада Кедавра!

Он не понял, что произошло. Просто в одну секунду он превратился в комок боли, ужаса и паники. Его тело раздирали на части клешнями, его сжигали, топили, вешали и четвертовали одновременно. У него больше не было тела, так почему же он ощущал эту нестерпимую боль? В голове, которой тоже уже не было, всплыли слова какого-то маггловского философа — «когда мы есть, то смерти нет, а когда есть смерть, то нас уже нет». Но если это смерть, то почему он продолжает чувствовать? Но ведь он не может умереть, значит, это не смерть, она не могла наступить. Пришло облегчение. Он жив, он всё ещё жив, ему просто надо собраться с силами, отдохнуть перед решающим сражением. Да, отдохнуть… боль отступала. Отдохнуть, но не здесь. Где-нибудь далеко-далеко. Он удалится в уединение, но он вернётся. «Я вернусь!» — хотел закричать он, но его слова превратились в свист ветра, который унёс его с собой, прочь из полуразрушенного дома, прочь из Англии, куда-то далеко-далеко…

Многочисленные обитатели Годриковой впадины высыпали на улицу. Они недоумённо смотрели на то, что ещё несколько минут назад было крепким домом. Среди развалин валялись два трупа, а между ними сидел живой и невредимый мальчик со шрамом на лбу.

* * *

— Что с тобой, Белла? — Рудольфус с волнением взглянул на жену, которая внезапно вскочила со стула и бросилась к окну. Она распахнула его и высунулась на улицу, жадно всматриваясь в темноту.

— Что-то плохое случилось! — сбивающимся голосом произнесла она.

— Откуда ты можешь знать? — Он не хотел нагнетать обстановку, которая и без того уже была пропитана паникой.

— Я знаю! — с надрывом воскликнула Белла. Она захлопнула окно и обхватила себя руками, пытаясь сдержать накатившую дрожь.

Но всё было безуспешно. Её заполнял страх, безудержный и безграничный. Беллатрикс никогда не испытывала ничего подобного. Ей бывало страшно во время выполнения особо опасных поручений, но это было ничто по сравнению с тем, что с ней творилось сейчас. Влекомая непонятным порывом, она вскочила и бросилась прочь из комнаты. Рудольфус не успел остановить жену, которая пронеслась мимо него, словно вихрь. Лестрейндж неодобрительно покачал головой.

Белла была на лестнице, когда её тело внезапно пронзила страшная боль. Это было ужаснее всех Круцио, которые она испытывала за всю жизнь. Она вскрикнула и упала на пол, вцепившись пальцами правой руки в левое запястье, которое бешено пульсировало.

Рудольфус услышал крик Беллатрикс и в ту же секунду Метка на его руке стала двигаться, то темнея, то бледнея. Боль была жуткая, но Руди, превозмогая её, всё таки нашёл в себе силы дотащиться до Беллы. Она выглядела ужасно — свернувшись калачиком на полу, она вздрагивала от рыданий и казалась совершенно безумной.

— Белла, — Рудольфус дотронулся до её плеча. — Белла, ты была права. Что-то произошло.

Она подняла на него глаза и он поразился выражению её лица. На нём была написана смесь страха, ненависти и такого отчаяния, какого он раньше никогда не видел. Беллатрикс убрала со лба прядь волос и взглянула на то место, где ещё недавно была Метка. Теперь кожа на запястье была белая, как будто и не было никогда черепа и змеи.

— Он ушёл! — вопль Беллы разнёсся по пустынному особняку.

Рудольфус смотрел на жену и не понимал, что происходит. Как Волдеморт мог уйти? Неужели он исчез? Умер? Но это же невозможно! Он сам много раз говорил, что неуязвим. Да и кто мог напасть на него в маггловской Годриковой впадине? Неужели Орден Феникса осмелился… но Рудольфус тут же отогнал от себя эту мысль. Орденовцы трусливо прячутся в Хогвартсе, они боятся высунуть нос в Лондон. Тогда кто? Поттеры? Нет, это невозможно!

— Белла, Лорд не мог покинуть нас! — Он схватил её за голову и, глядя прямо в глаза, повторил:

— Он не покинул нас! Он же Тёмный Лорд!

Она кивнула.

— Белла, мы должны его найти!

Она снова кивнула.

— Белла! — Он не на шутку испугался, увидев перед собой совершенно безумные глаза жены, глядящие как будто сквозь него. — Очнись! — Он легонько ударил её по щеке.

Она отшатнулась.

— Конечно, должны! — воскликнула она, поднимаясь с пола. Казалось, что от недавнего помутнения рассудка не осталось и следа, но её глаза по-прежнему нехорошо блестели. — Это просто уловка для наших врагов, — уверенно заговорила она, — они будут думать, что Милорд исчез, а он появится в самый неожиданный момент, я знаю!

— Почему тогда у нас исчезли Метки? — Рудольфус задал вопрос, не подумав. Если бы он знал, сколько отчаяния и панического страха будет во взгляде Беллатрикс, который она бросит на него вместо ответа, он бы не стал спрашивать. В глубине души у каждого из них уже поселился страх, что Волдеморта больше нет, но пока что они не осмеливались выпустить это чувство их глубин своего подсознания.

Вдруг Лестрейнджи услышали чьи-то быстрые шаги. На второй этаж поднимались два человека. Рудольфус схватился за палочку, но голос брата успокоил его.

— Руди, Белла! — Рабастан взбежал по лестнице и бросился к брату. — Что происходит? Я был у Крауча, — он махнул головой в сторону появившегося Барти Крауча-младшего, — и внезапно началось непонятно что!

— Если Чёрная Метка исчезла, это значит, что… — голос Барти срывался от волнения, но Беллатрикс не дала ему договорить.

— Я убью тебя, если ты произнесёшь это! Мы все, — она оглядела мужчин, — должны найти Милорда. Он доверял нам больше, чем всем остальным и мы не должны его подвести!

— Но где искать? — развёл руками Рабастан.

— Я знаю, где, — она вскинула голову и зловеще улыбнулась. — Наведаемся к Лонгботтомам.

Форма входа



Календарь

«  Май 2021  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31

Мини-чат

200

Статистика