Суббота, 2021-05-15, 14.22
Приветствую Вас Бродяга | RSS

Красавица и чудовище. Глава 2.

Глава 2. Тайна.


Дверь в тайну открыть не так трудно, как думают невежественные люди. Наоборот, страшно то, что трудно её закрыть. Лучше не касаться таких вещей.

Рюноскэ Акутогава «Из записок Ясукити»


Три года спустя на платформе 9¾ стояла такая же суета, и разноцветная толпа всё также шумела. Слизеринцы-старшекурсники нашли себе укрытие в одной из арок, где можно было поболтать и посплетничать до отхода поезда. Новый староста Слизерина, Рудольфус Лестрейндж, обнимал свою давнюю подругу, Беллатрикс Блэк. Он не скрывал своей радости от того, что девушка наконец-то позволила ему официально ухаживать за собой. Конечно, Руди был бы не прочь, если бы Белла выражала свои чувства сильнее и позволяла бы ему чуть больше, чем объятия на виду у посторонних и лёгкие поцелуи. Однако он списывал некоторую холодность своей девушки на её неопытность и гордость. Если бы парень узнал, каковы истинные чувства Беллатрикс, он бы очень огорчился. Девушка просто смирилась с выбором своей матери. Друэлла Блэк хотела видеть свою старшую дочь замужем за Лестрейнджем и Белла смирилась. Руди не вызывал у неё отрицательных эмоций, он был красив, неглуп и хитёр. А главное, его семья была идеальной — чистокровная, богатая, со связями. Лучшей партии для дочери миссис Блэк найти не могла. А вот самой девушке хотелось выть от такой перспективы. Она видела, какова была семейная жизнь её матери и прочих почтенных матрон магического общества. Скука и обыденность, то, что Беллатрикс ненавидела больше всего в жизни, маячили перед ней в ближайшем будущем. Иногда она завидовала Нарциссе, которая с самого детства была влюблена в Малфоя и буквально считала дни до своего совершеннолетия и свадьбы с Люциусом. Белла нашла в толпе белокурую голову своей сестры. Нарцисса стояла рядом со своим другом и робко поглядывала на него. Однокурсники Малфоя по-доброму подшучивали над третьекурсницей, называя её «малышкой», но никто не осмеливался прогнать девочку, потому что всем было известно, что у Люциуса сильные кулаки и обширные познания в тёмной магии.

«Они будут счастливы, — подумала Белла. — А я буду притворяться, как это всю жизнь делала мама». Девушка часто размышляла о том, что лучше — быть замужем за нелюбимым человеком или вовсе не выходить замуж. Последнее, возможно, грозило её средней сестре, Андромеде. Она была уже на пятом курсе, а никаких романтических увлечений у неё до сих пор не было.

— Белла… — прошептал ей на ухо Рудольфус, обдавая её кожу горячим дыханием, — о чём ты задумалась?

— О жизни, — тяжело вздохнула девушка.

— Хмм, — понимающе кивнул Руди, на самом деле думая, что Беллатрикс надо поменьше думать о серьёзных вещах, а побольше о чем-нибудь весёлом, например, о том, как они будут вместе ходить в Хогсмид.

К арке приблизился Люциус. Он поманил рукой Рудольфуса, но Белла прикрикнула на четверокурсника:

— Тебе чего? Не видишь, что здесь собрался седьмой курс?

Малфой смерил девушку презрительным взглядом и обратился к Лестрейнджу:

— Рудольфус, пойдём. Нам надо поговорить.

— О чём? — лениво произнёс Руди. Ему не хотелось покидать Беллу.

— О том, — с нажимом ответил Люциус.

По лицу Лестрейнджа пробежала тень. Он выпустил Беллатрикс из своих объятий и направился к Малфою.

— Руди! — раздражённо крикнула Белла. — Ты куда?

— Я скоро вернусь, — бросил он ей на ходу.

Беллатрикс осталась одна. Девушка прислонилась к стене и стала молча ждать возвращения парня. Какие у него могут быть общие дела с четверокурсником, она не могла себе представить.

— Что, тебя тоже бросили? — улыбнулась Кэтрин Дильтей, подходя к Беллатрикс.

— Просто Руди надо кое-что обсудить с Малфоем, — высокомерно ответила Белла. Она терпеть не могла недалёкую Кэти, которая всё время вертелась возле неё.

— Да знаю я, что они обсуждают, — фыркнула Кэтрин. — Мой Теодор тоже с ними.

— С ними? Их много? — как можно более непринуждённым голосом осведомилась Беллатрикс.

— Очень много. Мальчишки посещают какое-то тайное общество. Тео рассказал мне, что оно очень секретное, вот они и шепчутся по углам, — девушка кивнула в сторону довольно большой компании слизеринцев всех возрастов.

— Если оно тайное, то почему же ты о нём знаешь? Может Теодор наврал тебе? — усмехнулась Белла.

Кэтрин взглянула на однокурсницу, как на маленькую девочку, которой надо объяснять очевидное.

— Он проболтался об этом в постели, Белла, — сказала она. — Ты даже не представляешь, как много можно выведать у парня после того, как… ну, ты понимаешь! Мой тебе совет — если хочешь узнать об этом побольше, соблазни Рудольфуса…

— Благодарю, — холодно прервала её Беллатрикс, — обойдусь и без твоих советов. Я могу всё узнать, просто спросив.

С этими словами она повернулась на каблуках и направилась к Рудольфусу. Протиснувшись между парнями, она обратилась к нему:

— Пойдём со мной.

— Белла, что ты здесь делаешь? Уйди немедленно! — зашумели со всех сторон, но девушка никого не слушала. Она с нажимом повторила:

— Руди!

— Ладно, парни, до вечера, — Лестрейндж схватил Беллатрикс за локоть и потащил за собой.

— Я же сказал, что скоро вернусь! — укоризненно произнёс он.

— О чём это вы шептались? — набросилась Белла на Рудольфуса. — У вас какое-то тайное общество?

— Какое общество, о чём ты? — он попытался отмахнуться, но Беллатрикс было не провести.

— Послушай, Лестрейндж! Я очень хорошо тебя знаю, поэтому мне не составляет никакого труда выяснить, врёшь ты или нет. Сейчас ты обманываешь меня, а я хочу знать правду. Ты дорог мне и я должна быть уверена, что ты не ввязался в какую-то неприятную историю! — напор девушки был весьма сильным. Рудольфус понял, что не отвертится. Он отошёл на пару шагов и напряжённо стал что-то обдумывать. Наконец, он обернулся и произнёс:

— Зачем тебе это знать? Не женское это дело…

— Так ты, значит, взялся решать, что моё дело, а что нет? — взорвалась Беллатрикс.

— Но тебе это, правда, будет неинтересно.

— Ах, вот как? Хорошо, Руди, — Белла нервно облизала губы, — можешь не говорить. Но, имей в виду, у тебя был шанс показать, насколько доверяешь мне и что готов делиться секретами, но ты его не использовал. Что ж, я это запомню. И у меня будут свои тайны, Рудольфус! — она развернулась и пошла прочь.

— Белла, ну куда ты? — окликнул её Лестрейндж, но девушка не ответила.

«Чёрт, её только там не хватало!» — мысленно выругался Рудольфус. Каким-то образом Беллатрикс узнала о том, о чём категорически нельзя было разговаривать с непосвященными. Зная характер подруги, Руди понимал, что рискует нарваться на стену холодности и безразличия, если не выполнит желание Беллы. Поэтому слизеринец с неудовольствием признал, что ему всё-таки придётся посвятить Беллатрикс в свою тайну.

Белла сидела в купе и бесцельно рассматривала пейзаж за окном. Поезд уже давно тронулся с места, а Рудольфуса всё ещё не было. «Когда он нужен, его не дождёшься, а когда видеть его не можешь, он так и вьётся вокруг!» — раздражённо подумала девушка.

Тут дверь купе отворилась, и Лестрейндж зашёл внутрь.

— Белла…

— Я тебя не звала, — ледяным тоном ответила она.

— Ну что ты как маленькая, из-за какой-то ерунды устраиваешь скандал, — произнёс Руди, усаживаясь рядом.

— По-твоему, тайное общество — это ерунда? — хмыкнула Беллатрикс.

— Да кто тебе вообще сказал, что это тайное общество?

— Нашлись добрые люди, — отрезала девушка.

— Да мы просто основали мужской клуб, знаешь, есть такие… — он попытался выпутаться из ситуации, но неудачно. Белла сверкнула глазами и сказала:

— Я уже говорила, что вижу, когда ты врёшь!

Рудольфус вздохнул. Разговаривать с Беллатрикс было просто невозможно. Но Лестрейндж успел привыкнуть к ней за долгие годы общения. Он решил зайти с другой стороны.

— Белла, ты же знаешь, что я люблю тебя…

Она лишь хмыкнула в ответ.

— Ну, прости меня, — он поцеловал её руку. — Простишь? — Руди потянулся к её губам, но Белла оттолкнула его.

— Расскажешь, что это за общество — сможешь меня поцеловать. По-настоящему, — глаза девушки хитро блеснули, и она в ожидании уставилась на парня.

Сердце Рудольфуса забилось сильнее. С одной стороны — тайны, манящие идеи и харизматичный наставник, а с другой — девушка его мечты, живая и горячая. И всего-то и нужно, что рассказать ей о том, что ей, наверняка, понравится. Соблазн для семнадцатилетнего юноши был слишком велик.

— Это тайное общество за чистую кровь, — тихо произнёс он.

Глаза Беллатрикс расширились.

— Там собираются слизеринцы. Где-то с четвёртого и по седьмой курс. Всё началось уже давно, ещё, когда в школе учился Рабастан, — быстрым шёпотом рассказывал Рудольфус. — А этим летом он посвятил в это меня, я рассказал Малфою и остальным. Рабастан хорошо знает главу общества.

Белла слушала, затаив дыхание.

— Глава общества? Кто он? — спросила она.

— Т… — Руди осёкся. — Его называют Лорд Волдеморт.

— Что, правда, Лорд? — усомнилась Беллатрикс.

— Не совсем. Это псевдоним, понимаешь? О нём нельзя говорить с кем попало. Лорд — самый сильный волшебник современности.

— Расскажи о нём! — потребовала девушка.

— Я больше ничего не знаю. Я видел его только один раз, летом.

— Ну, и как он выглядит? Он молодой? — нетерпеливо выпалила Белла.

— Он ненамного старше нас. Послушай, я буду тебя ревновать, если ты продолжишь расспрашивать о Лорде, — улыбнулся Руди. — К тому же, ты обещала… — он слегка покраснел.

Беллатрикс опустила глаза. Полчаса назад она гордо заявила Кэтрин Дилтей, что использует другие методы и вот…

Руди придвинулся ближе. Осторожно взял её лицо в свои руки. Его глаза слегка потемнели, дыхание участилось. Белла с неудовольствием отметила, что волнуется. Парень уже почти коснулся губами её рта, как девушка остановила его.

— Это не опасно?

— Что, поцелуй?

— Дурак, общество!

— А… нет. Для нас — не опасно.

Беллатрикс кивнула. Руди осторожно поцеловал её. Постепенно, лёгкими ласками, он смог приоткрыть её губы. Девушка привыкала к новым ощущениям и стала отвечать ему. Рудольфус прижал Беллу ближе к себе и скользнул рукой по её спине. Девушка тут же отпрянула от него и, схватив за руки, покачала головой.

— Не надо, ты что, — прошептала она.

— За все семнадцать лет нашего знакомства, я впервые вижу Беллатрикс Блэк покрасневшей, — прерывисто произнёс Рудольфус.

— Можешь гордиться тем, что заставил меня покраснеть, — волшебница гордо вскинула голову, и Руди невольно съёжился под её пронзительным взглядом.

— Я хочу пойти на это собрание, — твёрдо произнесла Белла.

— Ты уверена? Пойми, это не баловство, — Руди не хотел, чтобы его девушка участвовала во всём этом. — Пути назад уже не будет.

— Ты думаешь, я не понимаю? Я не боюсь. Помнишь девиз Блэков — чистота крови навек? Я просто обязана быть в этом обществе. Руди! — глаза девушки блестели, голос был напряжён, она часто дышала — было видно, что предмет разговора ей небезразличен. Ты же сам ненавидишь грязнокровок и магглов! Тебе противно учиться с ними в одной школе, жить в одном мире. Неужели ты не позволишь мне бороться против них? Вместе с тобой! — она сжала его пальцы в своих.

— Я согласен, Белла! Они должны исчезнуть, все до единого, — горячо зашептал Рудольфус. — Но я всё-таки считаю, что это не женское дело. Это может быть опасно. Среди нас нет ни одной девушки…

— Ну, так я буду первой! — усмехнулась девушка. — Когда собрание?

— Сегодня ночью, — окончательно сдался Лестрейндж. — В Выручай-комнате.

— Отлично, — Белла сглотнула и отвернулась от Руди. Не видя его, можно было попытаться разобраться в себе. В голове смешалось столько всяких мыслей, да ещё и тело, которого недавно касался Рудольфус, ныло и, как будто, требовало продолжения ласк. Беллатрикс не знала, чего хочет больше — нырнуть в холодную воду или позволить Лестрейнджу снова поцеловать себя. Девушка сравнивала свои ощущения с теми, о каких ей рассказывали более продвинутые в этом плане однокурсницы. Нет, она не поднялась на вершину блаженства. Нет, она не парила в невесомости. Да, ей было приятно. Но это не было то томление, о котором ей с восторгом говорили подружки.

— Белла, о чём ты задумалась? — Рудольфус осторожно обнял её. — Я люблю тебя.

Беллатрикс рассеянно кивнула. Потом, словно очнувшись, произнесла:

— Да, Руди. Хорошо.

— Что хорошо? — переспросил он. — Ты меня любишь?

К горлу девушки подступил комок. «Только бы не заплакать!» — твердила она себе.

— Да, — дрожащим голосом ответила она. — Да, конечно, милый.

Рудольфус промолчал. Он не то чтобы не поверил, но любящая девушка, наверное, должна была ответить как-то по-другому.

Оба слизеринца долго молчали. Они думали о том, что им предстоит ночью. Тайное собрание — у Беллатрикс оно вызывало предвкушение, тайна и загадка привлекали её, а вот у Рудольфуса что-то ныло внутри. Появилась тоска, которой он не знал раньше.


* * *

Поздно вечером, когда ученики, наконец, разошлись по своим спальням, Белла сделала всё так, как ей велел Рудольфус — легла в постель, не раздеваясь, укрылась по шею одеялом и стала ждать, пока её соседки по комнате не улягутся спать. Когда в комнате погасла последняя свеча, Белла на цыпочках прокралась в гостиную. Там её уже ждал Лестрейндж.

— А где остальные? — прошептала девушка.

— Мы разделились. Толпа привлечёт к себе внимание. Мы с тобой — последняя пара. Дай мне руку, Белла.

Она послушалась.

Слизеринцы благополучно миновали выход из гостиной и лестницу, ведущую прочь из подземелий.

— Так, осталось преодолеть восемь этажей и мы на месте, — сосредоточенно прошептал Руди.

Они осторожно передвигались по замку короткими перебежками. Ночной Хогвартс был достаточно пугающим местом, каждый шорох и скрип заставляли вздрагивать. Но Рудольфус уверенно вёл Беллатрикс за собой. Благодаря его ловкости, они добрались до Выручай-комнаты, ни разу не наткнувшись на патрулирующих школу преподавателей и старост.

— Готова? — Рудольфус не мог скрыть своё волнение.

— Да, — последовал решительный ответ. Сердце Беллатрикс колотилось в десять, в сто раз сильнее обычного.

— Тогда… добро пожаловать в наш клуб! — нервно усмехнулся Руди и толкнул дверь комнаты.



Форма входа



Календарь

«  Май 2021  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31

Мини-чат

200

Статистика