Суббота, 2021-05-15, 14.40
Приветствую Вас Бродяга | RSS

Красавица и чудовище. Глава 4.


Глава 4. Рождество.


I’ve been waiting for someone like you...

Within Temptation «What Have You Done»


Ты смотришь мне в глаза, страшись, дитя, их взгляда:

То взгляд змеи, в нем смерть невинности твоей.

Чтоб жизни не проклясть, беги, беги скорей,

Пока не обожгло тебя дыханьем яда.

А. Мицкевич «К...»



У Блэков было принято отмечать Сочельник в кругу семьи. Празднично украшенная столовая, торжественный ужин, неспешные разговоры — всё было, как обычно. Сёстры Блэк давно привыкли к тому, что за ужином им надо было рассказывать о своей школьной жизни и послушно отвечать на расспросы родителей. Белла много говорила о своей учёбе и почти ничего — о личной жизни, хотя миссис Блэк постоянно упоминала в разговоре «милого Руди». Андромеда же, наоборот, почти все время молчала, да её и спрашивали мало, отношения между родителями и средней дочерью год от года становились всё прохладнее. И только младшая, Нарцисса, щебетала без умолку. Ей хотелось рассказать родным обо всём — и как она получила высший балл за контрольную по трансфигурации, и как однокурсницы завидовали её новой шубке, и как они ходили вместе с Люциусом в Хогсмид… Кигнус и Друэлла одобрительно переглядывались. Они не скрывали, что Нарси была их любимой дочерью. Своенравная Беллатрикс доставляла немало хлопот, а Андромеда и вовсе была белой вороной в семье.

— Завтра к нам придут Лестрейнджи, — обратилась миссис Блэк к старшей дочери.

— Как и всегда, — пожала плечами Белла. Ни одно Рождество не обходилось без визита близких друзей семьи.

— Надеюсь, ты будешь приветлива и обходительна с дорогим Руди, — тон Друэллы не подразумевал возражений.

— Да, мама. Как всегда, — послушно кивнула Беллатрикс.

— А тебя, Дромеда, я попрошу присутствовать во время всего вечера, — волшебница переключила внимание на среднюю дочь. — К нам придёт ещё и Рабастан.

Белла поперхнулась. Старший брат Рудольфуса никогда даже не смотрел в сторону Андромеды. Идея матери сосватать их показалась ей совершенно безумной.

— Как угодно, мама, — тихо ответила девушка. Ей было нетрудно посидеть вместе со всеми у камина, но очаровывать самовлюблённого и полного предрассудков Рабастана она не собиралась.

Друэлла ещё раз окинула взглядом дочерей. Три очаровательные девушки, которым надо было найти достойных мужей. Другого пути для женщины миссис Блэк не знала, да и не могла знать, ведь её выдали замуж за Кигнуса в семнадцать лет, а в восемнадцать она была уже матерью. Друэлле было только тридцать пять лет, но выглядела она намного старше, настоящая мать большого семейства. «И, похоже, только Нарцисса согласна пойти по моему пути, — подумала волшебница. — Конечно, удачно вышло, что она влюбилась в Люциуса, да и он, кажется, неровно к ней дышит. Но вот Беллатрикс… с неё нельзя спускать глаз. Но она выйдет за Лестрейнджа, силой притащу к алтарю! — глаза волшебницы сердито блеснули. — А насчёт Андромеды… попробую убедить Розу, что для Рабастана не найти лучшей жены, чем Дромеда», — определив, таким образом, судьбу своих дочерей, Друэлла обратилась к супругу:

— Кигнус, что там слышно о Гойлах? Они решили свои финансовые проблемы?

— Да куда им, — усмехнулся маг, — я слышал, Абраксас ссудил им большую сумму…

Поняв, что разговор переключился на светские сплетни, Белла решила, что пора выходить из-за стола. Часы недавно пробили десять, значит, у неё оставалось чуть больше, чем полтора часа, чтобы подготовиться к встрече с Тёмным Лордом.

— Можно я пойду к себе? — ангельским голосом спросила она.

— Ступай, если хочешь, — милостиво позволила Друэлла.

Беллатрикс вышла из комнаты, поднялась к себе, заперла дверь сложным заклинанием и распахнула свой шкаф. Она критически оглядела все наряды, и остановилась на чёрном бархатном платье и тёмно-зелёной мантии.

— Теперь в ванную, — прошептала она, — потом причесаться, чуть-чуть накраситься и ждать!

Белла нырнула в тёплую ванную и закрыла глаза. Она попыталась представить, как будет выглядеть эта встреча, что собой представляет Волдеморт, но тщетно. Девушку немного трясло от волнения. К тому же, ей предстояло незаметно выбраться ночью из дома.


* * *

Уже полностью одетая и готовая к выходу, Беллатрикс сидела на кровати и отсчитывала минуты. Стрелка на часах лениво ползла, секунды казались вечностью. Вот половина двенадцатого, вот тридцать пять минут, а вот и сорок. Пора! Девушка закуталась в мантию и осторожно выглянула в коридор. Темнота и тишина. Белла выскользнула из комнаты. Она шла очень медленно, постоянно останавливалась и прислушивалась к шорохам. Сердце колотилось как сумасшедшее, нечто подобное Беллатрикс испытывала, когда кралась по ночным коридорам Хогвартса вместе с Рудольфусом. Но тогда они были вдвоём, а теперь вся ответственность ложилась на её плечи. Девушке казалось, что, пока она добралась до двери, прошла целая вечность, но, на самом деле, это заняло только 10 минут. Оставалось выйти на крыльцо и аппарировать.

— Всё! — прошептала Беллатрикс, оказавшись на улице. С лёгким хлопком она исчезла и появилась за много кварталов от своего дома, неподалёку от особняка Лестрейнджей. Оглядевшись по сторонам, Белла побежала к перекрёстку, где её должен был ждать Руди.

Парень стоял в назначенном месте уже десять минут. Втайне он надеялся, что Белла не придёт. Но, услышав за своей спиной шаги, он обернулся, и увидел Беллатрикс.

— Я не опоздала? — произнесла она вместо приветствия.

— Нет, через две минуты мы уже будем на месте. Как дома? Всё нормально?

— Как всегда, скучно. Да, завтра мама ждёт в гости «милого Руди», — усмехнулась девушка.

Лестрейндж криво улыбнулся и повёл Беллу за собой. Вскоре они оказались около довольно большого и красивого особняка.

— Это здесь? — спросила Беллатрикс.

— Да. Готова? — ответил Рудольфус.

— Сейчас… дай мне собраться. Ладно, пошли, — произнесла она, переведя дыхание.

Руди поднял волшебную палочку и что-то прошептал. Из жезла выстрелила струя белых искр, обвила молодых волшебников, а потом исчезла в замочной скважине. Замок щёлкнул и дверь приоткрылась.

— Вперёд!

Рудольфус быстро вёл Беллатрикс по тёмным коридорам. Дом казался пустым, но не заброшенным. Белла еле успевала оглядываться по сторонам.

— Ты уже бывал здесь?

— Один раз, я ведь уже говорил, — отрезал Лестрейндж. — Так, это, должно быть, здесь

Они остановились возле одной из дверей. Рудольфус распахнул её и пригласил Беллу войти. Внутри было уже не так темно, горели свечи. В комнате находилось около десятка человек. Белла узнала своих однокурсников — Нотта, Крэбба, Гойла, Эйвери, а так же некоторых недавних выпускников Хогвартса. Ещё там было двое незнакомых ей волшебников, вероятно, знакомых Рабастана. Старший Лестрейндж подошёл к новоприбывшим и поприветствовал их.

— Садитесь рядом со мной, — предложил он. Белла и Руди послушно присели.

— Вы последние, — приглушённо произнёс Рабастан. — Теперь все приглашённые в сборе.

«Я здесь единственная девушка», — внезапно подумала Беллатрикс.

В комнате было тихо, никто не решался разговаривать. Вдруг отодвинулась портьера, служившая потайной дверью, (запятая) и из-за нее показался Тёмный Лорд. Он почти бесшумно вышел из тёмного коридора и проследовал в центр гостиной. Шуршание его мантии привлекло внимание, и все взгляды устремились на мага. Белла вздрогнула, увидев Волдеморта. Это был молодой, высокий мужчина с полудлинными волосами. Рассмотреть черты его лица не удавалось, в помещении было слишком мало света. Волшебник оглядел присутствующих и произнёс:

— Приветствую вас.

Беллатрикс снова вздрогнула. Ей показалось или она уже где-то слышала этот голос?

— Здесь собрались представители самых выдающихся чистокровных семейств, — продолжил Лорд, — и я рад видеть среди вас не только взрослых волшебников, но и, — он резко повернулся, и Белле показалось, что он смотрит прямо на неё, — старшекурсников Хогвартса. Только сделав ставку на молодых и амбициозных, можно что-то изменить в этом мире.

Волдеморт продолжал произносить свою пламенную речь, прохаживаясь между рядами, и иногда на его лицо падал отблеск свечи. В такие моменты Беллатрикс казалось, что у неё кровь стынет в жилах. Она определённо где-то видела эти пронзительные глаза и эти тонкие, поджатые губы. Но где? Из глубин памяти нехотя поднимался давно забытый образ…

— Вместе мы достигнем величия! — увлечённо вещал Волдеморт. — Миром станут править чистокровные волшебники. Мы выйдем из укрытия, куда нас загнали грязные магглы. Статус о секретности, глупейшая вещь! Мы — истинные хозяева этого мира и все подчинятся нам, будьте уверены! — голос волшебника был ровным, он говорил уверенно и заразительно. Все внимали ему. А Белла, наконец, вспомнила.

«Не может быть? — с ужасом подумала она. — Это Том? Том Риддл?!»

Стоило ей мысленно задать себе этот вопрос, как Лорд метнул на неё пронзительный взгляд. Беллатрикс показалось, что в её сознание врезается острое лезвие, а мысли безжалостно расшвыриваются и перетряхиваются. Девушка ещё не знала, что именно так чувствует себя тот, кто подвергается легилименции. Когда Тёмный Лорд разорвал мысленную связь, на его губах играла зловещая усмешка.

«Да я душу продам, чтобы увидеть, как он улыбается!» — пронеслось в голове у Беллы.

Маг ещё долго рассказывал о чистоте крови, власти, борьбе. Беллатрикс слушала, и у неё в голове не укладывалось, что о таких вещах может рассуждать полукровка. «Он ведь полукровка?» — спрашивала она себя.

Когда собрание было окончено, Волдеморт поблагодарил всех за то, что они пришли, пообещал, что следующая встреча не за горами и что вскоре они перейдут от слов к действиям. Волшебники потянулись к выходу, и лишь Белла продолжала сидеть, не отрывая взгляда от Тома Риддла. Когда он прошёл мимо и поманил за собой Рабастана, у девушки перехватило дыхание, но Лорд не обратил на неё никакого внимания. Рудольфусу пришлось буквально за руку вытаскивать невесту из комнаты, а потом осторожно вести за собой на улицу, потому что Белла шла почти вслепую, настолько велик был шок.

— Это он? — ошарашено прошептала она, когда холодный зимний воздух немного отрезвил её. — Это ведь он?!

— Да, Белла, — кивнул Руди, — это тот самый староста Слизерина, но не смей показывать, что ты помнишь это!

— Почему?

— Потому что он теперь другой человек, Белла! Он Лорд Волдеморт, а не… Том Риддл! — еле слышно прошептал последние слова Лестрейндж.

— Но… — Белла совсем ничего не понимала.

— Всё, Белла, не задавай никаких вопросов! Просто слушай его, слушай и запоминай! — Рудольфус схватил девушку за руку и притянул к себе. — Только помни, что он не человек и тебе будет легче.

— Не человек? А кто же? — удивлённо пробормотала Беллатрикс.

— Полубог, — на полном серьёзе ответил Лестрейндж.

Они молча дошли до перекрёстка, где расстались. Каждый аппарировал к крыльцу своего дома. Снова оказавшись в тёмных коридорах особняка Блэков, Беллатрикс, будучи в смятении, налетела на какую-то вазу. Девушка успела поймать её, но шуму наделала достаточно.

— Явилась! — раздался резкий голос Друэллы и тут же зажёгся свет.

— Где ты была? Два часа ночи!

— Мама… — Белла спешно пыталась что-то придумать, но голова отказывалась думать.

— Я стучусь в дверь своей старшей дочери, — продолжала бушевать миссис Блэк, — а она не открывает. Более того — дверь заперта! А после того, как я взломала заклинание, меня ожидал ещё один сюрприз — моей дочери вовсе нет в доме! В последний раз, спрашиваю тебя, Беллатрикс, где ты была?! — Друэлла угрожающе нависла над Беллой и та испуганно пискнула:

— Я была с Руди.

— Ах… — отпрянула волшебница. Конечно, она всё ещё была разозлена, но младший Лестрейндж вызывал у неё симпатию. — Всё равно, это плохо, слышишь? Хоть ты и совершеннолетняя ведьма, но всё ещё учишься в школе и живёшь в родительском доме…

— Не переживай мама, мы просто гуляли по зимнему парку, — потупив глаза, сказала Беллатрикс.

— Ладно, ступай к себе, — махнула рукой Друэлла, — но больше никаких ночных вылазок!

— Да, мама, — послушно кивнула девушка и быстро побежала к себе в спальню.

«Всё-таки хорошо, что у меня есть Руди, — думала она, переодеваясь, — в случае чего, можно прикрыться им, а он не выдаст».

Белла нырнула под тёплое одеяло и свернулась клубочком. Только сейчас она начала приходить в себя. Волдеморт, Том Риддл, рассуждения о чистой крови и о власти — и знание о том, что Тёмный Лорд на самом деле — полукровка. Беллатрикс не знала, как на это реагировать. У неё не было причин не верить идеям и словам Волдеморта. «Может быть, я не всё знаю, — рассуждала она. — Я не должна верить слухам. Даже, если он полукровка — он говорит правильные вещи. Мне ничего не известно о его жизни, семье. Вполне возможно, он не такой, как все эти, с грязной кровью?..»

Белла долго не могла уснуть. Она воссоздавала в памяти лицо Тома Риддла, вспоминала его острые взгляды, его ровный голос. Девушка точно знала, что последует за ним, что не испугается. Но она была совершенно не уверена в том, что сможет выполнить то, о чём просил её Рудольфус — не воспринимать Лорда как человека. Слишком уж человеческим был его голос, человеческими были взгляды, человеческим было его дыхание, которое Белла буквально ощутила на себе, когда он прошёл мимо.

«Нет, — думала она, засыпая. — Он не полубог. Он — человек».


Форма входа



Календарь

«  Май 2021  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31

Мини-чат

200

Статистика