Суббота, 2021-05-15, 14.57
Приветствую Вас Бродяга | RSS

Красавица и чудовище. Глава 5

Глава 5. Падение в пропасть.


Не знаю, кто кому принадлежит — от Вас уже мне никуда не деться.

Ваш взгляд непринуждённо говорит — меня застрелят при попытке к бегству.

Гедда Габлер «Вы…»


Рождество, Новый год, хождения в гости, приём гостей — для Беллы всё прошло, словно в тумане. Она могла думать только о Лорде и об их короткой встрече. Девушку смущало, что тот, кто сейчас практически полностью занимал её мысли, оказался тем самым полукровкой, о котором она так презрительно отзывалась несколько лет назад. Том Риддл стал Лордом Волдемортом? Беллатрикс понимала, что с волшебником должно было произойти что-то невообразимое, чтобы он так изменился. Она пыталась разговорить Рудольфуса, даже пустила в ход всё своё обаяние, но так ничего и не добилась. Лестрейндж просто ничего не знал, а постоянные расспросы Беллы о Волдеморте его очень раздражали.

Конечно, Беллатрикс могла выяснить все, что ее интересовало у Рабастана, который был явно ближе к Лорду, чем его младший брат. К тому же, он был однокурсником Риддла и в школе парни общались довольно тесно, но она не хотела обращаться за помощью к старшему Лестрейнджу. Он не нравился Белле. Рабастан был слишком язвительным, часто отпускал в адрес Беллатрикс плоские шуточки и откровенно издевался над влюблённостью своего младшего брата. Поэтому лишний раз обращаться к парню Белла не спешила. В результате чего, вопросов у девушки день ото дня становилось все больше, а образ Тома Риддла постоянно маячивший перед глазами, прочно обосновался в душе юной ведьмы. Маг почти не смотрел на неё во время собрания, не сказал ей ни одного слова, но девушка была уверена — он узнал её. В глубине души Белле было немного страшно, что Волдеморт может отомстить ей за прошлое презрение. Но откуда ей, четырнадцатилетней девчонке, было тогда знать, кем станет их староста-полукровка? Беллатрикс понимала надуманность своих оправданий и боялась возмездия. Кроме того, ей было стыдно из-за того, что она никак не могла выбросить из головы нечистую кровь Лорда. Остальным это вовсе не казалось странным. «Когда я снова увижу его, — рассуждала Белла, — я наберусь смелости и спрошу его о чём-нибудь. Он будет вынужден говорить со мной и тогда я пойму, что он думает обо мне!» Наивная школьница полагала, что сможет понять Тома Риддла с той же лёгкостью, с какой она понимала Рудольфуса.


* * *

Вернувшись в Хогвартс, Белла сразу почувствовала, каким уважением на Слизерине стали пользоваться те, кто удостоился встречи с Тёмным Лордом. Она гордилась тем, что входила в число избранных. Конечно, девушка не преминула кольнуть Люциуса, а он, естественно, не остался в долгу и огрызнулся в ответ. Белла за словом в карман не полезла, и дело могло дойти до настоящей дуэли, если бы вовремя не появился Рудольфус и не разнял их.

— Ты с ума сошла! — гневно воскликнул он, затащив Беллатрикс в пустынный закоулок. — Неужели так сложно просто игнорировать Малфоя?

— Руди, не кипятись! — рассмеялась она. — Ну, поцапались немного, что тут такого?

— Что такого? Да ты чуть не выболтала при всех нашу тайну!

— Какую тайну? Да весь Слизерин в курсе…

— И о чём же в курсе весь Слизерин, мисс Блэк? — внезапно раздался спокойный голос.

Белла резко повернула голову и застыла. Перед ней стоял профессор Трансфигурации. Дамблдор внимательно разглядывал слизеринцев, которые никак не ожидали подобного вмешательства.

— Профессор… — Беллатрикс решила потянуть время, — вы нас подслушивали?

— Коридор пуст, а вы говорили достаточно громко. Услышать вас было несложно, — голос Дамблдора был ровным, но голубые глаза пронзали насквозь. — Так о чём шла речь? Судя по вашему тону, это было нечто очень важное.

— Послушайте, мы не обязаны отчитываться о своих разговорах перед каждым преподавателем! — вспылила Белла. — Если хотите, можете отвести нас к профессору Слагхорну!

— Мисс Блэк, вы забываетесь! — прозвенел голос Дамблдора.

— Простите нас, профессор, — выступил из тени Рудольфус. На его щеках были странные красные пятна, на лбу — капельки пота, а взгляд метался по сторонам. — Дело в том, что мы говорили о личном… мы говорили о нашей свадьбе! — неожиданно быстро выпалил он.

— Ах, вот как? — профессор отпрянул и окинул внимательным взором странную парочку — покрасневшего Лестрейнджа и побледневшую Беллатрикс.

— Да. Именно так, — повторил Руди.

Дамблдор натянуто улыбнулся и отступил.

— Что же, в таком случае, простите меня, молодые люди, — он вежливо кивнул и удалился прочь.

— Не поверил ведь, пень гриффиндорский! — выругался Лестрейндж.

— Руди, что ты сказал? — прошептала Белла. — Что за свадьба?

— Слушай, я сказал первое, что мне пришло в голову. Иначе он бы не отстал. К тому же… я не думал, что это для тебя такой уж сюрприз. Между нашими семьями давно существует уговор, да и… мне казалось, что ты не против.

— Да, но… — Беллатрикс прислонилась к стене и с отчаянием взглянула на Рудольфуса. — Всё настолько серьёзно?

— Если ты не хочешь, то силой я тебя к алтарю не потащу! — зло выплюнул Руди. — Белла, что происходит? Я спас нас обоих, а ты устраиваешь сцену!

— Хорошо, я поставлю тебе памятник за то, что ты так мастерски отшил Дамблдора! — огрызнулась девушка. Она резко развернулась на каблуках и чуть ли не бегом бросилась прочь.

— Белла! Не веди себя как ребёнок! — крикнул ей вслед Руди, но она уже не слышала его.

«Вот дура! Истеричка! — парень со всей злости пнул стенку. — Вечно ей что-то не так. Вроде бы она раньше не знала, что наши родители мечтают поженить нас. Как будто и не догадывалась о свадьбе…»

Нет, Беллатрикс догадывалась. Она даже знала, что, для того, чтобы ей не стать миссис Лестрейндж, должен был случиться, по меньшей мере, Апокалипсис. Брак с Руди — был решённым делом, и Белла почти смирилась. Но сейчас это будущее так ясно представилось ей, что девушку охватила паника. Беллатрикс примчалась в слизеринскую гостиную и без сил упала на диван. Её не душили рыдания, но в горле стоял ком. «Нет, нет, никогда! — бились в голове слова. — Не хочу выходить за него замуж. Я же не люблю его, Мерлин, не люблю!»


* * *

Прошло несколько месяцев, и в один прекрасный день Беллатрикс снова стала разговаривать с Рудольфусом, как прежде, как будто между ними и не произошло никакой размолвки. Лестрейндж предпочёл не напоминать девушке о причине их ссоры. Если бы он не изучил Беллу вдоль и поперёк, то мог бы подумать, что девушка всё забыла. Но старшая Блэк ничего не забывала. Она поклялась себе, что непременно поговорит с матерью, когда встретится с ней. «А если это не поможет, то я убегу из дома. Но никто, никто не заставит меня выйти за Руди!»

А в марте произошло знаменательное событие. Волдеморт решил провести собрание своих сторонников в Хогсмиде. Когда Беллатрикс узнала об этом, то поначалу даже не поверила. Неужели она снова увидит его? На этот раз на мероприятии присутствовало немного больше людей. Своего приглашения дождался и Люциус Малфой. И вот, сидя в одном из номеров хогсмидовской гостиницы, молодые волшебники, затаив дыхание, ожидали своего Лорда. Беллатрикс была в первом ряду, рядом с ней находился Руди, который поминутно пытался взять её за руку или обнять за талию. Дверь отворилась, и в комнату стремительно вошёл Тёмный Лорд. Он встал в центре помещения и окинул собравшихся уже знакомым Белле пронзительным взглядом.

— Приветствую вас. Сегодня вас больше, — констатировал он, присаживаясь в глубокое кресло. — Это хорошо. Нам ведь небезразлично наше будущее?

«Конечно!» — Беллатрикс хотела воскликнуть это вслух, но не смогла. Во рту внезапно пересохло, а где-то внутри материализовалось странное ощущение — одновременно похожее на страх и на влечение.

Волдеморт продолжал говорить, периодически задавая вопросы. Слизеринцы, поначалу смущавшиеся, начали активно отвечать, завязалась дискуссия. И только Белла молчала. Она просто не могла заставить себя сказать хоть что-то. Весь её план по обращению на себя внимания стремительно рушился. Тёмный Лорд откровенно игнорировал девушку, он даже ни разу не взглянул на неё, хотя Белла была буквально в двух шагах от него.

— Чтоб успешно сражаться, необходимо хорошо владеть магией. Тёмной магией. — Лорд сделал акцент на последней фразе. — Что вам рассказывали о ней в школе?

— Что она опасна и губит душу волшебника, — ответил Рудольфус.

По губам мага пробежала усмешка.

— Не верьте. Учителя обучают вас только крохотной части магии. Они пытаются обуздать вас, не дать развиться вашим способностям. Они боятся, что вы станете слишком сильными. — Лорд сделал паузу, но мгновение спустя, продолжил: — Для нашей победы нужно владеть сильными заклинаниями. Вы должны практиковаться в таких заклятиях, как Империо, Круцио и… Авада Кедавра.

По комнате пробежал шёпот. Эти названия нельзя было даже произносить в пределах Хогвартса, что уж говорить о практике.

— Кто хочет попробовать? — Лорд обвёл взглядом собравшихся и внезапно остановился на Беллатрикс.

— Может быть, вы, мисс…

— Блэк, — сухими губами прошептала она. — Белла Блэк.

— Прошу, — Волдеморт жестом пригласил её подойти ближе. Девушка шла, не чувствуя под собой пола. Несколько шагов и она уже стояла рядом с волшебником. Лорд призвал из дальнего угла какую-то коробку и вынул из неё банку, в которой сидела лягушка.

— Ваш выход, мисс! — он полушутливо поклонился и отступил, предоставив Беллатрикс действовать самостоятельно.

Она достала палочку. Посмотрела на лягушку. Потом украдкой бросила взгляд на Волдеморта. Тот выжидающе глядел на неё. Ждать помощи было неоткуда. Беллатрикс направила палочку на несчастное земноводное и нерешительно произнесла:

— Круцио!

Лягушка лишь слабо дёрнулась. Белла в отчаянии оглянулась. Волдеморт лишь усмехнулся.

— Попробуй ещё.

— Круцио! — на этот раз лягушка забилась в судорогах, но всего лишь на несколько секунд.

Тёмный Лорд приблизился к девушке и осторожно взял её за руку. Белла вздрогнула от неожиданности. Том Риддл повернул её кисть, вытянул руку вперёд, сам встал позади девушки. Белла чувствовала, что по всему её телу бежит нескончаемая дрожь. Том стал тихо говорить:

— Вложи в заклятие всю свою силу, Белла. Вспомни все свои отрицательные эмоции, всю боль, которую тебе доводилось испытывать в жизни. Всё, что ты хочешь — это причинить боль. Замучить почти до смерти. Посмотри на это жалкое существо — оно заменяет твоего злейшего врага. Маггла, грязнокровку. Накажи его, Белла. Накажи за дерзость, за наглость, за то, что он существует на этой земле…

Голос Лорда проникал внутрь Беллатрикс, растекался по венам, пульсировал в артериях. Ей казалось, что они стали единым целым, что его магия вторгается в её сознание, придавая ей силы и наполняя невиданной доселе энергией.

— Круцио!

На этот раз у неё получилось. Словно заворожённая, Белла смотрела на бьющуюся в агонии лягушку. Ещё одну секунду Том Риддл держал её за руку, а потом резко разжал пальцы. И тут Белла словно очнулась. «Это сделала я? — недоумённо спросила она саму себя. — Нет, невозможно… это как будто был кто-то другой…»

— Вы видите, на что способен волшебник! — объявил Лорд. — И каждый из вас может совершить нечто подобное.

— Министерство фиксирует каждое Непростительное, — подал голос Малфой, — как же мы сможем практиковаться?

— Министерство? — презрительно хмыкнул Волдеморт. — Забудьте о нём. Неужели вы думаете, что я не позаботился об этом? На дом наложено сильнейшее защитное заклинание, так что здесь мы в безопасности.

— Не трусь, Люциус! — послышалась чья-то реплика.

— Продолжим занятие, — повелительным тоном произнёс Лорд. Он направил палочку в угол комнаты, взмахнул ею и ткань, покрывавшая нечто, упала. Слизеринцы увидели огромное количество банок с лягушками, подобными той, которую только что пытала Беллатрикс.

— Приступайте! — услышали приказ юные маги.

Целый час слизеринцы практиковались в Непростительных. У кого-то получалось лучше, у кого-то хуже. Белла быстро поняла, что ей нравится больше всего. Круцио. Жестокая пытка, от которой жертва может сойти с ума. Каждый раз, выкрикивая заветное слово, она заново ощущала прикосновение Тома Риддла. Ведьма осознала, насколько велика его волшебная сила. Он больше не обращал на неё внимания, да и девушка не была уверена, что сможет снова выдержать это. Стоило ей припомнить теплоту его руки, его горячее дыхание на своей шее и уверенные движения, её бросало одновременно и в жар, и в холод. В тот день Беллатрикс уничтожила не одну земноводную тварь, да и её сокурсники не отставали. Пользоваться запрещёнными заклинаниями в двух шагах от школы — это приятно щекотало нервы. Когда собрание было окончено, Волдеморт объявил, что через неделю они снова встретятся. Ещё вчера Белла была бы счастлива услышать это, но теперь всё было не так однозначно. Девушка поняла, что внутри неё поселилось необычное чувство. Вряд ли преданная сторонница должна была испытывать в присутствии повелителя то, что ощущала Беллатрикс. Она не была такой уж наивной, чтобы не знать, как это называется. «Он мне нравится, о, Мерлин, он мне так нравится!» — с ужасом констатировала Белла. Когда она вернулась в Хогвартс, то была настолько потрясена, что практически тут же отправилась спать. Девушка чувствовала невиданную доселе усталость. Кто в этом повинен — Непростительные заклятия или Том Риддл — она не могла разобраться. Скорее всего, и то, и другое.

Неделя до новой встречи стала для Беллатрикс вечностью. Она не могла практиковать Непростительные в школе, ей не с кем было поговорить о Лорде, о своих странных чувствах. Ведь не рассказывать же Руди о том, как это одновременно приятно и страшно — ощущать, как пальцы Волдеморта переплетаются с твоими, как его магия сливается с твоей! Лестрейндж и так несколько дней ходил хмурый и почти не разговаривал с Беллой. «Со стороны выглядело, как будто вы любовники!» — зло бросил он ей, когда она попыталась завести разговор. Беллатрикс не стала устраивать сцену. Слова Рудольфуса привели её в ещё большее смятение. То, что она выглядела в тот момент глупо и странно, было понятно. Но Лорд? Белла бы многое отдала за возможность узнать, что за мысли скрываются за его непроницаемой внешностью.


Когда настал день новой встречи, Беллатрикс ужасно нервничала. Она пыталась успокоиться, говорила себе, что, чем нестабильнее будет её душевное состояние, тем хуже для неё самой, что для встречи с Лордом надо имеет трезвую голову, но всё безрезультатно. Как только Белла снова увидела его, то почувствовала знакомую дрожь в теле. Перед глазами всё поплыло, чётко она видела только его лицо, тонкие губы, изгибающиеся в полуусмешке и пронзительный взгляд. «Я люблю тебя!» — пронзила сознание девушки неожиданно чёткая мысль.

Эта встреча стала для Беллы настоящим адом. Она, как и в прошлый раз, пытала и убивала лягушек, а в голове билось: «Люблю… люблю… люблю…» Девушка была настолько поглощена своими мыслями, что не заметила внимательного взгляда Тома Риддла, который не спускал с неё глаз во время всей встречи. Маг прекрасно видел, в каком состоянии находилась Белла, к тому же ему, как сильному легиллименту, не составляло ни малейшего труда прочитать её мысли. Слово «люблю» было, как будто написано у неё на лбу. Тёмный Лорд довольно усмехнулся. Это было его целью — довести Беллатрикс до белого каления, заставить почти потерять рассудок, и всё ради него. Риддл чувствовал, какие потаённые силы таятся в этой хрупкой девушке и решил, во что бы то ни стало использовать её в своих интересах. Он узнал её с первой секунды их встречи в Сочельник. Том помнил чистокровную гордячку-младшекурсницу, посмевшую оскорбить его перед всеми.

«Мы с тобой поговорим, Белла Блэк, — размышлял он, глядя на то, с какой яростью девушка пытает животное, — но позже».

А пока что надо было подбодрить Беллатрикс, показать ей, что она для него не пустое место.

— Прекрасно, Белла, — громко произнёс он. — Круцио действительно твой конёк.


Форма входа



Календарь

«  Май 2021  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31

Мини-чат

200

Статистика