Среда, 2021-05-12, 23.32
Приветствую Вас Бродяга | RSS

Красавица и чудовище. Глава 6.

Глава 6. Чёрная метка.


Ветер затих, сердце бьётся быстрей,

знай, этой ночью мы станем сильней!

Unreal «Ритуал»

Прелесть договора с дьяволом в том и состоит, что, подписывая, прекрасно знаешь, с кем имеешь дело.

У. Эко


Эта весна была одновременно самой ужасной и самой прекрасной для Беллатрикс. Она видела Тома Риддла почти каждую неделю, и это было для неё настоящим счастьем. Смотреть на него, слушать его пламенные речи, ощущать его энергию, когда он случайно проходил мимо… Но не чувствовать больше его прикосновений, хотя бы секундных, не слышать слов, обращённых именно к ней, было пыткой. Тёмный Лорд, как будто нарочно, доводил Беллу до исступления. Он время от времени хвалил её за успехи в тёмной магии, но никогда не обращался напрямик. «Берите пример с мисс Блэк», «посмотрите, как это делает Беллатрикс». Но ни разу больше не произнес: «Молодец, Белла». Девушке казалось, что все вокруг видят, как глупо она себя ведёт, как нежно смотрит на Лорда, но она ошибалась. Эмоциональное состояние остальных слизеринцев было немногим лучше. У всех перехватывало дыхание, а к щекам подступал румянец, когда они произносили очередное Непростительное. Только Рудольфус замечал, что с Беллой происходит что-то странное. Лестрейндж безумно ревновал Беллатрикс. Если осенью это была ревность только к образу Волдеморта, то теперь, когда образ обрёл плоть, Руди остро почувствовал, как быстро отдаляется от него Белла. В Хогвартсе она, если не сидела за учебниками, то бродила в одиночестве по отдалённым уголкам школы или подолгу молча смотрела в окно, погрузившись в свои мысли. Они больше не гуляли вместе, даже выходные уже не принадлежали им, двоим. Тёмный Лорд безжалостно забрал у Рудольфуса всё, что у того было. Но отступить было нельзя. К тому же Лестрейндж полностью разделял убеждения Волдеморта и был намерен отстаивать их до конца, даже ценой собственной жизни. Но Белла… Беллой Руди не был готов делиться.

Занятия с Лордом пошли слизеринцам на пользу. Они почувствовали доселе скрытую силу. Юные волшебники стали по-новому относиться к урокам, особенно к ЗОТИ. Теперь, слушая, как профессор объясняет, как блокировать то, или иное тёмной заклинание, они напряжённо размышляли, какую магию нужно применить, чтобы отразить блокировку. Волдеморт учил их самой разнообразной магии и обещал рассказать ещё больше после того, как они закончат школу. Вырваться из стен Хогвартса хотелось всем и как можно скорее, во многом, из-за того, что большинству из них казалось — за ними следят. Слишком уж часто профессор Трансфигурации Альбус Дамблдор прохаживался мимо компаний слизеринцев-старшекурсников, слишком подозрительно глядел на них. Беллатрикс с содроганием вспоминала, как Дамблдор едва всё не узнал. Она бы умерла, если бы из-за неё Лорду грозила бы опасность. Девушка не собиралась сдаваться без боя. Том Риддл должен был обратить на неё внимание. Пусть не как на девушку, но как на лучшего бойца! Поэтому Белла с особенным усердием практиковалась в заклинаниях, когда была такая возможность.


* * *

А Волдеморт в это время планировал боевое крещение своих соратников. Он специально решил вербовать их в школе, потому что семнадцатилетние подростки гораздо легче поддавались его обаянию, чем взрослые маги. Конечно, Риддл постепенно втирался в доверие к чиновникам и прочим влиятельным волшебникам, но это был достаточно трудоёмкий процесс. К людям, которые не смотрели восторженно к нему в рот, маг относился настороженно. Он решил создать Ближний круг из школьников и придумал красивое, интригующее название — Пожиратели Смерти. Любитель всевозможных знаков и символов, Том Риддл решил навеки привязать к себе слизеринцев, поставив им свой знак — Чёрную Метку. Никто ещё не знал о его планах, даже ближайший, на данный момент, соратник — Рабастан Лестрейндж. Первую вылазку Волдеморт запланировал на июнь. Он говорил школьникам, что они должны вначале сдать все экзамены, а потом, накануне выпускного, показать, на что способны. Он не раскрывал подробностей операции, потому что хотел оценить, насколько дисциплинированными и решительными стали будущие Пожиратели. А они, тем временем, сидели за школьными партами, сдавали экзамены и считали последние дни до конца учёбы.


* * *

В тот день несколько семикурсников Слизерина пребывали в крайне возбуждённом состоянии. Они были лучшими из лучших, Волдеморт отобрал их для участия в первой акции. Беллатрикс, Рудольфус, Нотт, Эйвери — будущий Ближний Круг. Никто из них впоследствии не помнил этот день, потому что мысли были только о ночи. Молодые волшебники знали, что им предстоит совершить что-то невероятное — ночью выбраться из Хогвартса. Как и прежде, они разделились на пары и Белла, как обычно, была в последней паре, вместе с Руди. Слизеринцы осторожно выскальзывали из своих подземелий и крались вдоль стен замка, вздрагивая при малейшем шорохе и крепко сжимая свои волшебные палочки. Волдеморт подробно объяснил им, как добраться до нужной стены и как войти в потайной ход. Сам Том Риддл обнаружил его ещё во время своей учёбы в Хогвартсе. Когда Беллатрикс и Рудольфус добрались до нужного места, Лестрейндж сделал всё так, как велел Лорд — нащупал третий от угла камень, потом подвинул второй — камни в стене бесшумно разошлись, открывая взорам узкий, тёмный коридор. Рудольфус нерешительно заглянул внутрь. Пахло сыростью, а пол был покрыт огромным слоем пыли, на котором ясно были видны отпечатки ног недавно прошедших волшебников.

— Люмос, — прошептал Руди. Осветив путь, он оглянулся на Беллу. Та стояла, зачарованно глядя на таинственный проход в недрах замка, который должен был привести её к Лорду.

— Ты идёшь? — спросил парень. Он нервничал, боясь, что вот-вот их настигнет ночной патруль.

Беллатрикс смело шагнула вперёд и, обогнав Лестрейнджа, быстро пошла по коридору. Рудольфус стал спешно закрывать потайной вход, а затем побежал следом за подругой. Молча они дошли до конца длинного тоннеля и выбрались наружу. Оглядевшись, они поняли, что ход увёл их далеко от стен Хогвартса, очевидно, они шли под землёй и оказались уже вне территории школы. «Как же мало я знаю о Хогвартсе, — грустно подумала Белла. — А времени узнать все его тайны больше не будет». Остальные слизеринцы уже ждали их. Продолжая молчать, небольшая процессия двинулась в сторону окраины Хогсмида, где Тёмный Лорд назначил им встречу. По мере приближения к нужному месту, сердце Беллатрикс колотилось всё сильнее. Ещё несколько минут — и она увидит Тома Риддла.

В назначенном месте никого не было. Слизеринцы стали недоумённо озираться по сторонам. «Ну, где же он?!» — вихрем пронеслось в голове у Беллы.

— Я ждал вас, — внезапно раздался спокойный голос Волдеморта. Маг снял с себя дезиллюминационные чары и отошёл от дерева, к которому прислонялся.

Прибывшие склонили головы.

— Возьмитесь за руки, — приказал Тёмный Лорд, подходя ближе. Теперь он стоял почти вплотную с Беллой и Рудольфусом. Волдеморт как будто колебался, кого же из них взять за руку, чтобы аппарировать по одному ему известному направлению. Беллатрикс уже казалось, что она вот-вот упадёт в обморок от напряжения, когда волшебник окинул девушку пронзительным взглядом и отрывисто произнёс:

— Лестрейндж.

Рудольфус протянул ему свободную руку, и тут же всё вокруг закрутилось, завертелось… зловещая компания аппарировала в маггловский пригород Лондона.

— Где мы? — ошарашено озираясь по сторонам, спросил Теодор Нотт.

— Какая разница? — бросил Волдеморт. — За мной!

Они двинулись вперёд. Через какое-то время подошли к обычному дому. Дверь была открыта с помощью обыкновенной Алохоморы. Перед тем, как войти внутрь, Тёмный Лорд направил свою палочку в небо и прошептал длинное и непонятное заклинание. На секунду вокруг обречённого дома блеснул серебристый круг, а потом всё снова стало, как прежде. Но Белла мгновенно поняла, что это было — защита от слежения Министерства. Значит, они будут использовать Непростительные и уже не на лягушках. Девушка ещё крепче сжала свою волшебную палочку. «Будь, что будет!» — решила она. Лорд поманил их рукой. Тенями, будущие убийцы скользили по узкой лестнице. В доме было тихо и спокойно. Жертвы спокойно спали в своей постели.

— Бомбардо! — громко выкрикнул заклинание Волдеморт, и дверь спальни разлетелась в щепки.

Хозяева тут же проснулись. Это были обыкновенные магглы, молодые мужчина и женщина. Они соскочили с кровати и мгновенно схватились за ближайшие средства защиты — стулья, тяжёлые книги, бокалы, стоявшие на прикроватном столике. Но это было бесполезно, даже не утруждая себя взмахом палочки, Лорд отшвырнул эти жалкие предметы в противоположный угол комнаты с помощью невербальной магии.

— Кто вы такие? Что вам надо? — безуспешно пытаясь скрыть панику в голосе, спросил маггл.

— Действуйте! — приказал Волдеморт своим слугам. Но они оцепенели.

— Берите деньги, драгоценности и уходите! — в ужасе прошептала маггла.

— Действуйте! — с нажимом повторил Лорд. Конечно, он не боялся потерять контроль над ситуацией. Если бы парочка этих недоразумений вздумала, хоть шевельнуться, они тут же были бы обездвижены. Но сегодня это должны были сделать молодые волшебники, которых он так долго готовил. А они, казалось, испугались…

— Что они сделали? — чуть ли не заикаясь, спросил Эйвери.

— Они магглы! — с ненавистью прошипел Волдеморт. — Грязные, никчёмные людишки!

— Господи, они сумасшедшие! — прошептал мужчина.

Беллатрикс было страшно. В голове так некстати всплыли слова какого-то профессора о том, что убийство разрывает душу человека, совершившего его, на две части. Девушка оглядела друзей в поисках поддержки, но у всех на лицах была паника. То, что предложил им Лорд, было слишком неожиданно. Но тут Белла столкнулась с ним взглядом. Маг смотрел прямо на неё, тем самым словно вынуждая решиться действовать. «Ну же, Белла! — как будто читалось в его глазах. — Неужели и ты боишься? Ты?»

— Круцио! — решительно выкрикнула девушка, и маггл упал на пол, забившись в судорогах и заходясь криком. Его жена истошно завопила, но Лорд заткнул её Силенцио.

В первый раз Белла пытала человека. Он был живым, таким же, как и она, из плоти и крови, и он корчился от невыносимой боли у её ног. Взрослый мужчина смертельно боялся её, семнадцатилетней девушки, вчерашней школьницы, она буквально чувствовала, как его страх и боль сгущают воздух, как он, её палочка и она сама составляют единое целое, которое нельзя разорвать. Боль и крик, крик и боль… Превозмогая соблазн продолжить, Беллатрикс всё-таки прервала заклинание, чтобы самой не сойти с ума. Маггл захрипел, захлёбываясь собственной кровью. Для того, чтобы подняться и попробовать дать отпор, у него уже не было сил.

— Прекрасно, Белла, — одобрительно ухмыльнулся Волдеморт. — Ну, теперь вы! — приказал он остальным.

Пример Беллы был заразителен. Испугавшиеся быть первыми, парни теперь хотели отыграться за свою трусость. Они пытали несчастных магглов самыми изощрёнными заклятиями. В какой-то момент Беллатрикс потеряла чувство и пространства, и времени. Всё, что она ощущала и видела, были кровь, крики, разноцветные лучи и глаза Волдеморта, которые неотступно следили за ней этой ночью.

— Довольно! — громкий голос Тёмного Лорда перекрыл шум.

Жертвы валялись на полу в луже своей крови. На них не было живого места. Волшебники отступили, окидывая взором содеянное. Пока что осознание поступка ещё не пришло к ним, единственное, что они чувствовали — это усталость и, как будто, лёгкое опьянение. Лорд направил свою палочку на мужчину и спокойно произнёс:

— Авада Кедавра!

Вот тут слизеринцы вздрогнули. Пытки — это жестоко, но убийство…

— Кто из вас прикончит эту мерзость? — спросил Волдеморт, указывая на всхлипывающую женщину.

«Я должна сделать это! — пронеслось в голове у Беллатрикс. — Ради него, должна!»

— Позвольте мне, Милорд, — она сделала шаг вперёд.

Маг слегка прищурил глаза, а уголки его губ дёрнулись вверх.

— Прошу, — кивнул он.

Беллатрикс подняла палочку. Сосредоточилась. Как учил Лорд, постаралась направить в орудие смерти всю свою ненависть. Маггла из последних сил приподнялась и, отплёвываясь кровью и выбитыми зубами, прохрипела:

— Будь проклята, кто бы ты ни была!

— Авада Кедавра! — рука Беллы не дрогнула. Жертва упала замертво.

— Отличная работа, — произнёс Тёмный Лорд. — И кто бы мог подумать, что столь хрупкая девушка способна совершить такое. — Он приблизился к Беллатрикс, и она невольно вздрогнула под его взглядом. Несколько секунд они, молча, смотрели друг на друга, а потом Лорд, резко повернувшись, бросил:

— Уходим.

Они подчинились. Покинув дом, они вновь аппарировали, на этот раз, на порог особняка, в котором проходила их рождественская встреча. Всё происходило невероятно быстро. Целью Волдеморта было не дать волшебникам осознать, что они только что совершили, до того, как он навеки привяжет их к себе. Поэтому он не стал произносить длинных речей, а, как только все расположились в гостиной, сразу приступил к делу.

— Вы славно потрудились сегодня. И я хочу вас за это вознаградить. Вы все, — обвёл он рукой собравшихся, — станете сегодня Пожирателями Смерти.

Белла почувствовала дрожь во всём теле. Предстояло что-то неведомое, страшное и одновременно притягательное…

— Вы получите знак, — торжественно объявил Лорд. — Мой знак на вашей руке, который будет всегда напоминать вам о том, какой путь вы избрали. Начнём, пожалуй, с… — он, наигранно долго рассматривал каждого, а потом повернулся к Беллатрикс, — с той, которая сегодня оказалась самой смелой.

Девушка на ватных ногах подошла к нему. Волдеморт взял её за руку и сам закатал рукав мантии. Его пальцы задевали кожу Беллы, посылая в её голову электрические разряды, один сильнее другого. Лорд приставил свою палочку к её кисти и произнёс заклинание:

— Морсмордре!

Сначала Беллатрикс не поняла, что происходит. Несколько секунд она ничего не чувствовала, но постепенно по телу пополз холод. Когда её уже била дрожь, холод вдруг сменился необычайным жаром. Внутри всё горело, Белле казалось, что её сжигает непонятный огонь, разгорающийся в душе. И тут её пронзила невероятная боль. Девушка стиснула зубы, но это не помогло сдержать хриплый стон. На белой коже стал проступать жутковатый рисунок. Череп с обвившейся вокруг него змеёй — метка Волдеморта на её левой руке. Боль всё нарастала, колени Беллы подкосились, и она упала на пол. Но Лорд продолжал держать её за вытянутую руку и смотрел прямо в глаза. Беллатрикс понимала, что надо держаться, что нельзя отводить взгляд и кричать, потому что тогда Волдеморт сочтёт её слабой, недостойной его, но это было невероятно сложно. Боль, боль, боль… полчаса назад Белла была палачом, а теперь уже жертвой. Она всё-таки не выдержала. Перед глазами всё поплыло, она пошатнулась, но, прежде чем окончательно отключиться, ещё услышала слова Тома Риддла:

— И запомни, Белла, последний же враг истребится — смерть!


Форма входа



Календарь

«  Май 2021  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31

Мини-чат

200

Статистика