Суббота, 2021-05-15, 15.14
Приветствую Вас Бродяга | RSS

Несколько воспоминаний. Глава 6

Глава 6. Без тепла и света…

Приятна дорога в ад
Маршрут бесконечно долог
Один проникающий взгляд
Твой мир безвозвратно расколот
Возможно ли прорасти
В снегу без тепла и света?
(Флер, «Я сделаю это»)

Прошло несколько дней, прежде чем меня выпустили из карцера. Несколько дней голода и тяжелого сна. Выживания.
Но когда я вышел, меня ждала приятная новость – мне пришло письмо маггловской почтой. В первый раз в жизни. Конечно, все вокруг тихонько хихикали: «У тебя, Риддл, и друзья такие же психованные, как ты!». Я и сам не мог не смеяться, когда увидел почти полностью залепленный марками конверт. Письмо от Беллы!
О Мерлин! Как же эта чистокровная аристократка любила меня, если пошла на то, чтобы воспользоваться маггловской почтой и написать мне. И в своей тесной комнате, в которой особенно чувствовалась летняя духота и вонь из лазарета, я снова будто наяву чувствовал свежий запах духов Беллатрикс, шелк ее длинных темных волос и нежность ее рук.
«Я очень скучаю по тебе, Том, - писала она. – Каждый день я вспоминаю о тех днях, которые мы провели в Хенгелтоне. Нам с тобой повезло, что я каждое лето несколько недель провожу в том поместье и люблю гулять безлюдных местах. Мне и сейчас страшно представить, что было бы с тобой, если бы я не увидела тебя там, в поле…
Недавно я получила сову от профессора Дамблдора. Старик сообщил мне, что нас с тобой директор Диппит назначил старостами. И судя по тону его письма, решение директора ему не очень по душе. Все эти нравоучения, что мы с тобой не должны зазнаваться… Иногда мне хочется пощекотать этого любителя лимонных долек парочкой Круциатусов…»
Я хранил это письмо в своем тайнике, и перечитывал его почти каждый день. Просто не мог не делать этого, несмотря на то что боялся своей привязанности к Белле, боялся полюбить ее. Ведь то, что любовь приносит боль, я уже знал.

Мне было восемь лет… Магия во мне становилась с каждым днем все ощутимее, все сильнее. Я узнал, что тот странный шипящий язык, который звучал в моей голове, был языком змей. Я двигал предметы, не прикасаясь к ним, и силой мысли мог причинять боль тем, кто был жесток со мной, и при этом не сталкиваться с такими последствиями, как в тот раз, когда я отомстил Уиллу Уайту за смерть Лил.
У меня появилась надежда на лучшее. И я совершил ошибку. Позволил себе поддаться чувству.
Именно в тот год в приютской школе появилась новая учительница. Молоденькая, наверное, сама недавно закончившая учиться. И такая красивая – худенькая, тоненькая, с как будто нарисованным личиком и длинными светлыми локонами. И еще у нее были небесно-голубые глаза и тихий ласковый голос. Звали ее мисс Лора Грей.
Я был в восторге от нее. На уроках я прилагал все усилия, чтобы ответить как можно лучше. После уроков я предлагал ей помощь в мелких школьных делах – убрать в классе, подклеить книги… Каждая минута, проведенная рядом с ней, казалась мне блаженством. Аромат ее парфюма, тихий перезвон браслетов на ее руках, отблеск солнечных лучей на прядях ее волос – все это казалось мне воплощением совершенства. И я даже не замечал, что она разговаривала со мной с легкой насмешкой, как с маленьким, что ей было наплевать на мое восхищение. За пределами школы ее ждала своя собственная жизнь, в которой не было места детдомовским подкидышам. Но я не видел ее равнодушия. Она казалась мне совершенством. Звездой с неба.
Такая вот была у меня любовь.
Однажды она повела нас, малявок, на прогулку в парк. Был солнечный, ясный весенний день. Веял свежий ветерок. После духоты и вони приюта от такого великолепия у меня приятно кружилась голова. Я внушил другим мальчикам держаться подальше от мисс Грей, и даже добился у нее разрешения взять ее за руку. Ее ладонь была мягкой и чуть прохладной, и мне хотелось вечно держать ее в своей.
Вдруг мисс Грей испуганно вскрикнула:
― Ой! Змея!
В самом деле, по аллее полз маленький ужик.
Мне показалось ― это мой звездный час. Сейчас я покажу мисс Грей, как змеи слушаются меня, как я говорю на их языке, и она поймет, что я особенный. И я скажу ей, что люблю ее.
*― Ползззи ко мне* ― прошипел я.
Змейка послушно приблизилась ко мне.
― Смотрите, мисс Грей, я умею разговаривать со змеями, ― сказал я. ― Хотите, я попрошу ее заползти ко мне на руки?
Мисс Грей ничего не ответила. Я снова зашипел, уговаривая змею. Минута-другая ― и ужик уже обвивался вокруг моего запястья.
― Риддл! Стряхни с себя эту гадость! ― закричала мисс Грей.
― Ну почему же гадость? Она хорошенькая.
― Стряхни с себя эту гадость, глупый ты ребенок!!
Я бережно опустил змею в траву.
― Она бы ничего не сделала ни мне, ни кому-либо из нас, мисс Грей. Не бойтесь. Я без труда нахожу с ними общий язык.
Мисс Грей промолчала, только повертела пальцем у виска. И сразу же после возвращения из парка потащила меня в кабинет к миссис Коул, чтобы пожаловаться на мое странное поведение.
― У ребенка не все дома, миссис Коул, ― сказала она. ― Мне кажется, его нужно показать врачам.
В выражении ее лица и в ее голосе была такая брезгливость… Каким же глупым я был, когда подумал, что могу открыться ей!
― Это у вас не все дома! ― процедил я сквозь зубы. ― А я так доверял вам, мисс Грей.
― Да кто ты такой, чтобы ждать внимания к себе? ― начала поучать меня миссис Коул. ― Ты никому не нужен. И даже не смей воображать о себе черт-те что.
― Но…
― Не перебивай меня, Риддл. Ты что, думаешь, что весь мир должен вертеться вокруг тебя? У каждого человека есть свои проблемы, и других людей меньше всего волнует, что у тебя на душе.
― Но почему бы хоть кому-то не признать, что мне даются вещи, которые другие люди не могут делать?..
― Глупости, Том. В мире есть много людей талантливее тебя. Если конечно у тебя вообще есть какой-то талант.
― А вдруг?..
― Да сколько же тебе говорить! Ты должен знать свое место, вот и все. И не вздумай жаловаться на свою судьбу. В мире есть много людей, у которых жизнь была еще тяжелее, чем у тебя. Есть люди, которые пережили войну, вот о чем должен ты думать, а не как бы показать себя.
― При чем здесь их судьбы и моя? Почему я должен отвечать за чьи-то страдания? Разве во всем виноват один я? Разве, если вы защитите меня и скажете ласковое слово, станет хуже кому-то другому, миссис Коул?
― Том, не смей спорить со мной! Я позвоню в психиатрическую больницу завтра же. Мне все время говорили, что тебя надо показать врачу, и теперь я убеждаюсь, что они были правы.
― Да-да, сделайте это поскорее, миссис Коул. Я давно замечала, что этот ребенок со странностями. На уроках все время смотрел на меня такими дикими глазами. Как будто я дорогая вещь, которую хочется украсть.
― Я только сейчас это понял, мисс Грей. Вы просто красивая кукла, а сердца у вас нет.
― РИДДЛ!!! Это уже выходит за всякие рамки! Простите, мисс Грей. Я постараюсь что-нибудь сделать с этим невозможным ребенком.
В тот день в моем сердце умерла первая любовь ― будто уже тогда какая-то часть меня откололась и пропала.

Конечно, разумом я понимал, что Беллатрикс не такая, как мисс Грей. И те давние события казались мне смешными и незначительными. Подумаешь, какая-то белобрысая маггла! Обыкновенная училка. Но боль, переживание предательства…
Тогда я запретил себе привязываться к кому-либо. И, вспоминая ночи, проведенные с Беллой, я убеждал себя, что думаю о ней лишь оттого, что она красива, и что именно мне, а не какому-нибудь богатому наследнику, досталась ее невинность. Да, я лгал себе. Все-таки ложь была моей второй натурой.
Но я считал дни до конца лета, ждал нашей встречи, представлял, как подойду к ней и скажу: «Привет, Беллс!». Как мы вместе сядем в Хогвартс-Экспресс, и найдем купе для старост… И пусть при старостах с других факультетов мы не сможем многое сказать друг другу, но взгляды смогут выразить всё.
И то и дело я доставал из тайника ее письмо, и покрывал поцелуями лист пергамента, исписанный аккуратным, тонким девичьим почерком. Я запрещал себе думать о любви, но я любил. И уже тогда со страхом и сладким замиранием сердца осознавал, что это – на всю жизнь.

Форма входа



Календарь

«  Май 2021  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31

Мини-чат

200

Статистика