Суббота, 2021-05-15, 15.05
Приветствую Вас Бродяга | RSS

Самая преданная... Глава 14. Пожиратели Смерти

Глава 14. Пожиратели Смерти
2004

Лондон. Шесть лет она не была в столице Великой Британии. Лондон остался прежним – высокие каменные дома, узкие улицы, вымощенные камнем, плоские крыши, с которых пронзительно мяукают черные кошки со светящимися зелеными глазами… Все тот же Лондон – только в воздухе разлит запах свободы.

Небо над столицей было затянуто серо-белыми грозовыми тучами. Солнце не могло пробиться сквозь них - природа словно предвидела будущее и пыталась соответствовать событиям. В небе черными призраками парили вороны – вечные спутники тьмы и зла.

От всего вокруг веяло тьмой. Люди шли по улицам, тревожно оглядываясь, словно ожидая чего-то. Горящие где-то в вышине фонари не могли осветить город, их свет не проникал сквозь туман, окутавший Лондон. Холодный, непроницаемый туман стелился по земле, и ветер ледяной волной проносился по улицам, пробирая до костей.

Беллатриса Блэк-Лестрейндж шла по одной из Лондонских улиц, даже не оглядываясь по сторонам. Она прекрасно помнила, где находилось место, в котором Пожиратели Смерти собирались такими вот холодными, ветреными днями, что бы обсудить планы очередного нападения. Она не обращала внимания на черных кошек, которые попадались на ее пути, да и кошки старались побыстрее убраться с ее дороги. Она не обращала внимания на людей, которые жались к стенам, и подозрительно на нее косились. Не обращала внимания на то, что вокруг стремительно темнело и фонари все хуже справлялись со своей задачей.

Беллатриса Блэк-Лестрейндж была выше этого. Ее не интересовали магглы и их город. Будь ее воля – все они испытали бы на себе действие е любимого заклинания. Но она торопилась.

Пожирательница подумала о том, что даже если она опоздает, ничего страшного не произойдет. Среди Пожирателей Лестрейнджи имели самый высокий статус - так почему она должна слушаться Люциуса Малфоя, который был никем? Белла замедлила шаг и теперь осматривалась. Ее никто не мог узнать, на ней был капюшон. Белла, наверное, впервые в жизни походила на маггла – высокая, в черном кожаном плаще, волосы собраны на голове… Она испытывала крайние неудобства, в основном – от осознания того, на что приходится идти ради свободы. Она скривила губы и нервно нашарила свою палочку в кармане.

- Извините, вы не подскажете, сколько времени? – неожиданно раздался голос у нее из-за спины. Это оказались двое мужчин, несомненно, магглы. Молодые, темноволосые, с очень наглым выражением на лицах.

- Не подскажу, - сквозь зубы ответила Белла. Маггл с ней заговорил! Кошмар.

- Оп-па, - промурлыкал один из магглов, хватая ее за плечо. – Такая мила-а-а-а!

Ему пришлось немедленно убрать свои руки, потому что Пожирательница, не оглядываясь, ударила его по лицу. Кажется, у маггла был сломан нос. Второй маггл что-то пробормотал и попытался развернуть ее лицом к себе, но у Беллы кончилось терпение. Она откинула капюшон, повернулась к магглу, посмотрела ему прямо в глаза и произнесла:

- Убери себя из поля моего зрения. Или ты хочешь на себе испытать, какая я в гневе?

Ее голосом можно было заморозить все, что угодно, а увидев выражение ее лица – спокойное, сосредоточенное, а в глазах – огонь, маггл отшатнулся, схватил своего приятеля за воротник и утащил подальше от опасной женщины.

Белла снова накинула капюшон и зашагала дальше, усмехаясь про себя. Надо же! Эти грязные магглы надеялись, что могут с ней справиться? Никто не мог справиться с Беллатрисой Блэк, а те магглы, что особенно ей докучали, уже лежали в земле. Ничего не изменилось. Жаль только, что она не успела применить Круциатус к этим наглецам – это отучило бы их нападать на незнакомых женщин по вечерам.

Скоро она увидела знакомое здание. Возле двери стоял Яксли и нервно поглядывал по сторонам. Он был без мантии, только в черных брюках и белой рубашке. Длинные волосы были завязаны в хвост, а на лице застыло безучастное выражение. Оглядев в очередной раз улицу, Яксли, наконец, заметил невдалеке женский силуэт, приближающийся к нему.

Белла подошла к Пожирателю и сняла капюшон.

- Беллатриса, - поприветствовал ее Яксли. – Замечательно выглядишь!

Белла подозрительно посмотрела на него. Что случилось с Яксли, если он начал говорить женщинам комплименты? Она кивнула ему и вошла внутрь.

Комната казалась более просторной, чем всегда – возможно, причиной этого было то, что Пожирателей осталось не более пятнадцати человек. Помещение было освещено несколькими десятками свечей, парящими под низким потолком. В центре стоял все тот же квадратный стол из черного дерева, на котором снова были разложены какие-то карты и планы зданий. Рядом с бумагами лежала стопка чистого пергамента и флакон с каким-то зельем. Возле стола стояло три стула, на которых уже кто-то сидел, в черном кожаном кресле к углу развалился кто-то, чье лицо было скрыто капюшоном, рядом разговаривали еще двое – Родольфус и Рабастан, судя по голосам. Какая-то женщина – Белла была почти уверена, что это Нарцисса – присела на краешек стола и читала газету – «Ежедневный пророк». Судя по раздраженному голосу Люциуса Малфоя, единственного, кто был без капюшона, собрались еще не все.

- Где эта пунктуальность, совсем растеряли манеры…Чистокровные…

Белла снова усмехнулась. Злой и раздраженный Люциус Малфой – это всегда было интересно. Хотя в чем-то он прав. Воспитание в чистокровных семьях было очень строгим, и то, что почти половины Пожирателей еще не было, говорило не в их пользу.

Пожирательница прошло мимо Люциуса, который ее не заметил, а встала перед Нарциссой.

- Здравствуй, Цисси. Как твои дела?

Нарцисса вздрогнула и сняла капюшон. Она тоже почти не изменилась – все те же синие глаза, светлые, почти былые волосы, высокомерное выражение лица…Но сейчас она выглядела почти испуганной. Неужели это Белла ее так напугала?

- Я…Привет, Белла, - пробормотала Нарцисса. Она беспомощно оглянулась на мужа, но того не было поблизости. – Я…не ожидала увидеть тебя сегодня.

- Надо же! Это я не ожидала, что ты будешь здесь сегодня, дорогая сестрица, - мягко произнесла Белла. Обычно этот тон не предвещал ничего хорошего. Нарцисса смотрела на сестру расширенными глазами, внимательно следя за каждым ее движением. Белла сложила рук на груди. – Что ты делаешь здесь, Цисси?

- Я? – переспросила Нарцисса. Либо она не понимала, за что Белла на нее злится, либо понимала и очень хорошо. Белла молчала. – Я..эээ…Люциус?

- Я спросила у тебя, Цисси, - перебила Белла. – Меня не интересует Люциус. Так почему ты здесь, если в последней битве вы с Люциусом оставили Темного Лорда? Зачем ты продолжаешь делать вид, что ваше отсутствие на поле битвы не повлияло на ее исход?

- Не повлияло…

- Но ты не можешь этого знать. Драко предал повелителя, если он влип в неприятности – это его проблемы! А ты должна было сражаться за нашу победу!

- Это был безнадежный бой, - тихо сказала Нарцисса. – Мы бы все равно не победили.

- И поэтому надо было сбежать?!

- Ты не понимаешь! – отчаянно воскликнула Нарцисса. – У меня семья, я не могла поступить иначе!

Нарцисса вскочила со стола и с яростью смотрела на сестру. От ее страха почти ничего не осталось.

- А Драко здесь, Нарцисса? – холодно поинтересовалась Белла.

- Что, прости? – переспросила Нарцисса. Она явно не ожидала такого вопроса.

- Я спрашиваю, здесь ли твой сын, ради спасения которого ты отказалась участвовать в битве?

- Нет, - сказала сестра. – Драко не знает о наших планах. Я не хочу втягивать его в это. И давай закончим этот разговор! Все это уже в прошлом.

Белла не ответила. Она поняла, что у сестры нет ни капли преданности Темному Лорду, говорить ей что-либо было совершенно бессмысленно. Если Нарцисса считает, что может просто так выкинуть из жизни годы служения Лорду, то она ошибается. Темная Метка наложена навечно, она выжжена в душах Пожирателей. Когда придет время, сестра поймет, как жестоко она ошибается. А Драко…Он поплатится за предательство.

Беллатриса резко развернулась и отошла от Нарциссы. Та беспомощно переводила взгляд с сестры на мужа. Белла словно спиной чувствовала переживания Нарциссы и задавалась вопросом – а что Цисси тут делает? Если она отказалась от служения господину, почему согласилась участвовать в нападении?

Ладно, со временем все станет ясно. В кресле, как оказалось, сидел Северус Снейп, который безразлично осматривал комнату со своим обычным выражением лица. Временами Снейп посматривал в сторону братьев Лестрейнджей, но ничего им не говорил.

Белла наколдовала стул и села рядом со Снейпом. Их отношения сложно было назвать дружескими, но, по крайней мере, они уже не обвиняли друг друга во всех грехах и могли вполне нормально общаться.

- Все в порядке? – тихо спросил Снейп.

- Более чем, - так же тихо ответила Белла. Из всех присутствующих только четверо людей знали самую большую тайну Беллатрисы Лестрейндж. И Северус Снейп, как ни странно, был одним из них. Он помогал Беллатрисе обучать ее сына окклюменции и легиллименции, а также зельеварению. Белла заметила, что из всех взрослых, с которыми Ригель был знаком, только она и Снейп могли вести себя с ребенком как обычно. Рабастан по непонятным причинам избегал Ригеля, а Родольфуса ребенок крайне недолюбливал. И Белла не собиралась разбираться с этим. Это проблема Родольфуса, а не ее. Кстати, а где ее сын сейчас находится? Кажется, она велела Родольфусу проследить за этим! Белла как раз собиралась спросить мужа об этом, как прибыли последние Пожиратели и дверь была запечатана заклинанием.

- Все здесь, - констатировал Люциус. Все кто остался после битвы при Хогвартсе действительно собрались тут. Сама Белла и двое Лестрейнджей. Северус Снейп. Люциус и Нарцисса Малфои. Яксли и Антонин Долохов. Фикерс и Хорст. МакРиттены – Алекс и Питер. Деррек Вертенс. Ирвин О’Коллон. И – для Беллы это было неожиданностью, она считала, что этот Пожиратель давно мертв – Торфинн Роули. – Начнем…

- А по какому праву ты здесь командуешь? – перебил Хорст. – Если я не ошибаюсь, все это было даже не твоей идеей!

- Кстати, да, - поддержал его Алекс МакРиттен. – Малфой, ты был в немилости у Темного Лорда! Ты не забыл?

- Темного Лорда здесь нет! – воскликнул Малфой. – Да и тобой, Алекс, он был очень недоволен, если ты забыл! Особенно после неудачного нападения в Косом переулке!

- Может и так, - сказал Алекс. – Но меня хотя бы не лишали палочки!

Все в комнате внимательно прислушивались. Малфой был одним из лучших представителей чистокровных волшебников Британии: богатый, умный, красивый, но здесь собрались самые преданные последователи Темного Лорда. А Малфой слишком часто подводил их господина. Да, каждый хоть раз ошибался, но никого не наказывали за проступки так, как Малфоя.

Люциус побледнел. Он смотрел на Алекса так, словно вот-вот кинется к нему и задушит, убьет даже без палочки. Белла внимательно следила за всем этим, собираясь вмешаться, если все зайдет слишком далеко. Малфоя только что оскорбили, и он заставит Алекса ответить за это, а Алекс ни за что не извинится – он слишком горд. Только бы не подключился Питер – тогда дуэли не миновать…

Снейп едва слышно фыркнул – вот уж кто не собирался вмешиваться. Вот уж кому все равно – если кто-то умрет. Никакой заботы об общем деле. Снейп в основном занимался зельеварением у Темного Лорда, очень редко участвуя в нападениях. Почему он был сегодня здесь – тоже вопрос.

- Алекс, следи за своими словами, - глаза Малфоя опасно сверкнули. – Темный Лорд запрещал дуэли между нами, но больше ничто не мешает мне заставить тебя заплатить за свои слова! Лорд теперь не помеха!

Белла не выдержала.

- Силенцио! – воскликнула она, вскакивая со стула. – Ты зашел слишком далеко, Малфой! Тебе не кажется, что в обществе более преданных Пожирателей не стоит говорить о господине так?

Малфой моргнул и посмотрел на Беллу. Кажется, он пожалел о своих словах, но взять их назад уже не мог. Он вышел из себя и наговорил лишнего. Более того – сделал это перед Беллатрисой, которая подобного не прощает. А она и так его недолюбливала…Да и большинство присутствующих предсказуемо встала на ее сторону.

- Замечательно, - произнес Фикерс. – Теперь можно перейти к делу.

Белла бросила на Малфоя взгляд, обещающий скорую и очень болезненную для него месть, после чего кивнула и вернулась на свой стул. Долохов взмахнул палочкой и в его руке появился свиток пергамента.

- Это, - сказал Антонин, - список членов Ордена – тех, что остались. Многие погибли в битве за Хогвартс. Некоторые после битвы – наверняка решили, что с поражением предводителя мы сдадимся.

Некоторые Пожиратели усмехнулись. Белла подумала, что без Дамблдора Орден стал очень беспечным. Старый маразматик точно не был бы так беспечен. Хотя…шесть лет свободы могли и не так повлиять на магическое сообщество.

Долохов еще раз взмахнул палочкой, и перед ним в воздухе оказалось пятнадцать копий этого списка. Белла подлевитировала к себе один из них и принялась за чтение. Так… Минерва МакГонагалл – эта предана Дамблдору и будет драться до последнего… Наземникус Флетчер – вот ведь отходы общества, вот кто сбежит при первой же возможности… Стерджис Подмор – странно, полгода в Азкабане не умерили его пыл… Элфиас Дож – такого тупицы Белла еще не видела, человек Дамблдора до мозга костей… Дедалус Дингл – неплохо сражается, но справится с ним можно… Гестия Джонс – а она еще жива? Да, она отлично дерется…только ее убьют первой. Уизли…Чарльз, Уильям, Артур, Джордж…Вся семейка! Ага – Молли! Молли Уизли… Та самая которая бросила в нее заклятье, равносильное Аваде Кедавре… Да, Белла только что получила дополнительный стимул для участия в нападении. Она отомстит рыжей мерзавке.

Стоящий рядом Рабастан чуть слышно рассмеялся. У него были свои счеты к Гестии Джонс. Кажется, это с ней он сражался в Большом зале. Белла оглядела помещение - почти у всех присутствующих на лицах были кровожадные улыбки, а глаза горели жаждой мести. Это будет весело. Это будет грандиозное сражение…

Дальше Долохов рассказал, где это все будет проходить. Орден собирался вспомнить погибших в борьбе с Волдемортом и все члены соберутся в одном месте. Вряд ли они будут ожидать атаки, но все равно надо быть начеку – на всякий случай.

***

Вполне предсказуемо – Орден решил собраться на кладбище. Вокруг не было ни оного мракоборца, вообще никакой охраны. Пятнадцать фигур в черных мантиях, с палочками в руках осторожно шли по лесу, окружающему кладбище, скрываясь за вековыми соснами и высокими дубами, выжидая удобное время для нападения. Просканировав местность магией, Пожиратели обнаружили, что на нее не наложено никаких защитных заклинаний – ни антитрансгрессионных чар, ни Чар обнаружения, ни элементарного Протего Тоталум. Это было крайне подозрительно – ну не мог Орден Феникса быть настолько беспечным!

Все Пожиратели наложили на себя дезилюминационные чары и направились к группе людей – чары будут действовать до тех пор, пока они не начнут швыряться заклятьями.

В центре группы членов Ордена, прямо возле невысокой статуи из белого мрамора, изображающей феникса в огне, стояла Минерва МакГонагалл и со скорбным лицом произносила речь. До Пожирателей доносилось что-то вроде: «Мы никогда не забудем тот вклад, который павшие в битве внесли в общую победу…», «Мы приложим все усилия для того, что бы наш мир никогда больше не подвергался подобной угрозе…» и многое в том же роде. Они приложат усилия, как же! От них сейчас совершенно ничего не зависит!

Но все мысли покинули ее голову, когда Белла увидела их. Она снова почувствовала то безумие, которое толкало ее в бой, которое призывало уничтожить противника любой ценой, не заботясь о собственной жизни. Которое подогревалось жаждой мести.

Молли Уизли стояла рядом с МакГонагалл. Один только ее вид вызывал злость – эти рыжие волосы, эта невысокая фигура, зеленая мантия… Рядом – все ее семейство, все предатели крови. Ах, да. Не все – не хватает Фреда Уизли – одним предателем меньше. А уж она постарается, что бы их не осталось совсем. Справа от нее – Гарри Поттер. Высокий, в черной мантии – в знак траура надел? А, да. Он теперь мракоборец. Это его рабочая одежда… Единственный среди присутствующих, кто держит в руке палочку.

Приходится сдерживать себя. Белла знала, что все, стоящие рядом, нервничают так же, как она. Что им всем не терпится ринуться в битву, но они должны ждать, проклятая осторожность! Во имя Мерлина, сколько можно ждать! Да, им хочется битвы, а не просто убить противника под заклятьем невидимости. Что б те, кто выжил, рассказали всем, что Пожиратели Смерти вернулись.

Ждать им пришлось недолго. Минут десять спустя люди у статуи начали прощаться друг с другом, и тогда в их сторону полетело первое заклятье. Это была невербальная магия, нужно внести смятение в ряды противника, пусть и очень кратковременное. Автором первого заклятья был Алекс Макриттен – это был Петрификус Тоталлус. Он попал в цель – Джинни Уизли рухнула на землю парализованная. Алекс сразу стал виден, и тут уж началась сама битва. Противника не сразу поняли, что происходит, но потом выхватили палочки и оглядывались в поисках Пожирателей.

Кроме членов Ордена были и дети – впрочем, уже не дети. Лавгуд, Грейнджер, Долгопупс, Рон и Джинни Уизли. Родольфус быстро выбрал себе противников – Долгопупс и Лавгуд. Он послал в девчонку заклятье, но она блокировала и они с Долгопупсом одновременно выкрикнули:

- Ступефай!

Родольфус поставил щит и. Эти дети так и не научились невербальным заклятьям. Это давало ему преимущество – и он собирался этим воспользоваться. Лавгуд его не интересовала – ее нужно просто оглушить, а если она доживет до конца схватки – он ее просто убьет. Лестрейндж послал еще один красный луч в блондинку, но Долгопупс поставил перед ними обоими щит.

- Не тронь мою жену! – заорал Долгопупс. – Ты, грязный Пожиратель…

Жену? Замечательно. Значит, Долгопупсу будет больнее, если с ней что-то случится. Это уже весело… И за оскорбление мальчишка ответит.

- Ступефай! – воскликнул Родольфус – заклятья, произнесенные вслух, все же более мощны. Очередной красный луч прошел сквозь щит и попал девчонке в грудь. Она рухнула, как подкошенная. Долгопупс скорчил зверское лицо и кинулся на Родольфуса. Он себя уже не контролировал, поэтому Пожирателю не составило труда попасть в него первым же невербальным Петрификусом. После чего Родольфус окружил себя щитом с помощью Протего Максимо – первые заклятья срикошетят, и это будет сигналом, что не него напали.

- Вот так, Долгопупс, - произнес Родольфус. – Теперь мы почти что наедине. Силенцио! – на всякий случай. – А теперь мы с тобой поиграем. Ты знаешь, что я сейчас скажу, верно? Тебе будет очень больно, ты не сможешь двинуться, не сможешь издать ни звука… Круцио!

Как в старые добрые времена… Только криков боли не слышно – но это страшнее. Когда тебе больно и ты не можешь никак облегчить свои страдания, не можешь закричать…Когда ты понимаешь, что еще чуть-чуть – и все, тебе конец. Боль жертвы отражается в ее глазах, вместе с эмоциями – от отчаянного желания прекратить пытку, до не менее отчаянного – перестать чувствовать боль, даже через смерть…

Это длилось всего лишь около минуты – но обоим показалось, что целую вечность. Лишь когда в щит Родольфуса ударилось первое заклятье – Оглушающее – Пожиратель отвлекся от Долгопупса и обернулся с палочкой наизготовку.

Вокруг кипел бой. Яксли и двое Уизли, Билл и Чарли, метали друг в друга заклятья с такой скоростью, что нельзя было различить, кто в кого и какое заклятье послал. Когда Чарли отлетел в сторону оглушенный, Яксли и Билл продолжили схватку вдвоем.

Количество рыжих Уизли вокруг подавляло – Долохов сражался с Артуром, Малфой – с Рональдом и грязнокровкой Грейнджер. О’Коннол тоже боролся сразу с двумя – Джорджем Уизли и черноволосой девушкой (как оказалось – Анджелиной Джонсон, так назвал ее Джордж). Нарцисса сражалась с темнокожим парнем и вполне успешно – она сумела несколько раз ранить его. Наземникуса Флетчера поблизости не оказалось – значит, трансгрессировал. Они и к лучшему. Об этот кусок идиота никому пачкать руки не хотелось. Фекерс и Хорст вдвоем пытались справиться с Поттером, но не слишком в этом преуспевали.

Рабастан сразу увидел ее – высокую черноволосую женщину в фиолетовой мантии. Они двинулись друг к другу и ударили заклятьями друг по другу одновременно. Рабастан решил не церемониться с Гестией Джонс – его зеленый луч столкнулся с ее синим и оба луча исчезли, взорвавшись искрами. Гестия с ненавистью смотрела на Лестрейнджа и процедила сквозь зубы:

- Сидел бы да скрывался от правосудия, Лестрейндж! Я отправлю тебя в Азкабан навсегда!

- Это мы еще посмотрим! – заорал в ответ Рабастан, швыряя в нее новый зеленый луч.

Джонс зарычала. Ей не удалось избавиться от Рабастана во время битвы за Хогвартс, и она собиралась разобраться с этим сейчас. Злость затуманивала ее разум, и она не собиралась быть мягкой. Пришло время перейти на Непростительные заклятья.

Увидев вырвавшийся из палочки соперницы зеленый луч, Рабастан понял – шутки кончились. Джонс зла, как сам черт, она будет пытаться убить его, и плевать она хотела на последствия. Пожиратель рухнул на землю, и Смертельное проклятье пронеслось над его головой. Рабастан послал с земли Круциатус, но Джонс увернулась, метнув в ответ «Прахья Эмендо» - заклятье, лишающее тело костей. Рабастан от него уклонился, откатившись по земле.

Он вскочил и спрятался за чьим-то памятником, изображающим какого-то ученого. Очередное Смертельное заклятье, посланное Гестией Джонс, откололо кусок статуи и пролетело в нескольких дюймах от плеча Рабастана. Он мерзко захихикал.

- Ты мазила, Джонс! – крикнул Лестрейндж. – Научись палочку в руках держать! Экспеллиармус!

- Авада Кедавра! – послышалось в ответ.

Со стороны троицы дерущихся – Деррек Вертенс, Подмор и Дингл – раздалось

- Инкарцеро!

- Протего! Магикус экстремус! Ступефай!

Вертенс отлетел к надгробию из черного мрамора, ударился об него головой и остался лежать без движения. Дингл и Подмор кинулись в разные стороны, продолжая битву.

Нарцисса, наконец, оглушила того негра – и как раз в этот момент увидела это. Зеленый луч, как в замедленной съемке летящий в сторону Рабастана. Сердце в груди остановилось – светловолосая Пожирательница поняла, что уклониться Рабастан не успеет. Он замер – очевидно, понял то же самое. Зеленый луч все так же медленно достиг Пожирателя и коснулся его головы. Зеленый свет отразился от его глаз, потом он медленно опустился на землю – со слегка удивленным и чуть обиженным выражением лица. Словно не верил, что такое может случиться.

Нарцисса не смогла сдержать крик. Она всегда помнила, что Рабастан был к ней неравнодушен. Что с тех пор, как она ответила отказом на его предложение, он так и не женился, хотя выбор был довольно богатый. Да и она сама в последние годы часто задумывалась – а не совершила ли она ошибку? Было ли верным решение стать миссис Малфой? Нет, она была довольна своей жизнью – Люциус замечательный муж, она просто обожала Драко, их семья была очень крепкой. Но Нарцисса заметила, что ее чувства к Люциусу как-то стремительно охладевают. А может, их никогда и не было? Нет, это глупо. Она бы заметила раньше, она бы не отказала Рабастану, если бы любила его, а не Люциуса.

Тогда почему сейчас она испытывает жгучую ненависть к Гестии Джонс? Почему сердце выпрыгивает из груди, а руки трясутся от гнева? Почему она чувствует себя так, словно потеряла что-то очень важное, что-то, без чего жизнь больше не имеет смысла? Почему перед глазами появляется туман, и она не видит ничего и никого, кроме ненавистной женщины? О да. Это жажда мести. Джонс заплатит за то, что совершила – заплатит своей собственной жизнью.

Родольфус понял, что его атакует МакГонагалл. Она махала палочкой в его сторону, и Пожирателю пришлось очень постараться, что бы уклоняться и блокировать все заклятья, летящие в него.

- Не трогай наших детей! – воскликнула МакГонагалл. Она не пыталась убить Родольфуса. Она посылала в него одно режущее заклятье за другим, и не все Пожиратель успевал блокировать. Минут через десять он был весь покрыт глубокими царапинами, из которых рекой лилась кровь.

Грязнокровка отлично сражалась. Люциус послал в нее Оглушающее заклятье, а она неплохо его блокировала, умудряясь прикрывать щитом и себя, и Рона Уизли, который сражался не лучшим образом. И тут он услышал крик, такой знакомый голос…Это же Нарцисса! Малфой забыл о соперниках и развернулся в сторону жены. Он тут же почувствовал, что палочка вылетела из рук под действием Разоружающего заклятья.. Но это не имело значения. Нарцисса неслась к Гестии Джонс, распихивая всех, кто был на ее пути.

- Ты! – рявкнула она, метая в соперницу зеленый луч. – Ты заплатишь за это!

Гестия сразу поняла, что с Нарциссой ей не справится. Что разьяренная женщина, орущая на нее гораздо сильнее и злее ее самой. Битва вокруг них остановилась, все присутствующие смотрели только на них двоих – Нарциссу Малфой и Гестию Джонс. Лучи заклятий летали между ними, воздух был словно наэлектризован, зрелище было завораживающее. Ядовито-зеленый луч Смертельного проклятья ударил Гестию Джонс в грудь – Нарцисса добилась своего. Но радость ее была недолгой…

Сразу два убивающих проклятья понеслись к Нарциссе с двух сторон. А она стояла на месте, даже не пытаясь уклониться, смотря на тело черноволосой женщины с мрачным торжеством, словно не замечая грозящей ей опасности.

- Нарцисса! – крикнул Малфой. Та посмотрела не него с печальной улыбкой на лице. На лице было извиняющее выражение, и Малфой вдруг понял – она прекрасно видит лучи заклятий и понимает, что жить ей осталось считанные секунды.

- Нарцисса… - прошептал Люциус. – Цисси…

Короткий миг, один вздох, один удар сердца – все… Два луча пересеклись – а на перекрестье стояла Нарцисса Малфой. Она словно осветилась зеленым изнутри, слегка выгнулась, и плавно, почти изящно опустилась на землю. Ее земной путь закончился…

Белла не видела ничего из того, что происходило вокруг нее. Она сразу послала в Молли Уизли Разоружающее заклятье. Та крикнула: «Протего!» и направила в Пожирательницу бело-голубой луч Замораживающего проклятья. Молли явно была недовольна, что после их последней встречи Белла выжила и продолжает нападать на «невинных» людей. Но применять Непростительные не решалась.

- Пиро! – рявкнула Уизли.

- Рефлекто! – ответила Белла. – Сидела бы дома, Уизли! Смотрела бы за своими детьми! А то они вот-вот отправятся вслед за Фредушкой!

- Не смей! – орала Уизли. – Не смей! Таранталлегра!

- Протего! Конфундус!

От дезориентирующего заклятья Молли клонилась и попыталась поразить Беллу Ослепляющим. Но не преуспела – Пожирательница пригнулась и направила в противницу Смертельное заклятье. Промахнулась. Да, а почему она пытается подарить Уизли быструю и безболезненную смерть?

Есть одно очень интересное заклинание. Формула довольно сложная – требует огромной концентрации, несколько секунд Белла будет уязвимой для заклятий, но если все получится…Это будет мучительная и очень болезненная смерть для Молли Уизли. Это будет смерть от болевого шока, от огромной потери крови, вызванной переломами все костей тела.

Белла окружила себя щитом и сконцентрировалась на своей цели. Несколько секунд… Ей нужно продержаться всего несколько секунд, щит должен выдержать… Да, в нее летят Оглушающие, Разоружающие и Ослепляющие заклятья, но это ее щит способен выдержать. Заклятье невербальное. Последнее усилие – и из палочки вырывается тонкий серебристый поток света. Уизли удивленно заморгала – она еще не знала, что ее ждет. Ну да – откуда ей знать темномагические заклинания?

Луч ударил ее куда-то в район живота. Раздался явственный хруст костей, Уизли рухнула на какую-то могильную плиту. С трех сторон раздался отчаянный вопль и Белла почквствовала, как ее ударяют сразу три Оглушающих проклятья. Зеленая вспышка просвистела над ее головой уже когда она упала на землю.

***

Родольфус сидел в черном кожаном кресле, в том самом доме, в котором они скрывались последние шесть лет. Он смотрел в противоположную стену пустым, отсутствующим взглядом, пытаясь понять – мог ли он изменить что-то, мог ли предотвратить то, что произошло.

Он не сразу заметил, увлеченный схваткой с МакГонагалл. Только когда она опустила палочку и посмотрела куда-то в сторону, Родольфус проследил за ее взглядом и увидел, как Нарцисса с яростным воплем несется к Гестии Джонс и посылает в нее зеленый луч. Это была недолгая дуэль, и кто ее выиграет было ясно заранее. Вот только Родольфус не сразу понял, отчего Нарцисса так взбесилась, почему кинулась на Джонс, рискуя своей жизнью. Даже когда услышал фразу «Ты заплатишь за это!». За что она заплатит? И где Рабастан? И тогда Родольфус все понял. Одновременно с этим Нарцисса выпустила в Джонс последний зеленый луч, который достиг цели.

Родольфус забыл про МакГонагалл. Даже чуть палочку не выронил. Этого не могло быть, просто не могло… Почему, как такое получилось?! В тот момент в голове было пусто, ни одной мысли, кроме совершенно неуместного: «Но почему Нарцисса кинулась мстить? Если бы Джонс убила Малфоя, было бы понятно…» Но теперь…

В общем – они победили. После того, как Белла ударила по Молли Уизли Костедробильным заклятьем (вот уж кому удалось утолить жажду мести!), в нее ударило сразу три Оглушающих. Слава Мерлину, хоть Авада Кедавра пролетела над головой, он не выдержал бы второй смерти. Сразу после этого пртивники начали трансгрессировать, иными словами – отступать. И тогда Родольфус махнкл своим, что б забирали тела, подхватил жену на руки и тоже трансгрессировал.

Со стороны Пожирателей были небольшие потери – Рабастан и Нарцисса. А у остальных – только раны, с которыми можно справиться. У Ордена потери были более тяжелыми – пять человек убито: Гестия Джонс, Стерджис Подмор, Дедалус Дингл, Билл Уизли и Ли Джордан. Если считать и Молли, которой недолго осталось – то шестеро.

Сейчас Родольфус и Люциус, который говорил через камин с Драко, ждали новостей из Министерства. У Пожирателей все еще были шпионы там, и в редакции «Ежедневного Пророка», и в самом Ордене… Именно поэтому Северус Снейп не участвовал в боевых действиях, оставаясь в стороне и наблюдая. Что бы убедить Орден, что она ни их стороне.

Родольфус подумал, что пора бы и про Беллатрису вспомнить. Три Оглушающих бесследно не проходят, она не очнется сама по себе. Лестрейндж вздохнул и достал палочку и направил ее на женщину, лежащую на диване.

- Эннервейт.

Бесполезно. Никакой реакции – похоже, заклятья членов семьи Уизли были очень сильными. Родольфус повторил заклинание – снова ничего.

- У тебя ничего не получится, - раздался голос за его спиной. Пожиратель вздрогнул – было в этом голосе что-то такое, что вселяло в него смятение. Родольфус обернулся – в дверях стоял Ригель и пристально смотрел на него.

- Почему? – вызывающе спросил Пожиратель.

Ригель усмехнулся и подошел ближе. Мерлин, ребенку всего пять лет, а он кажется таким пугающим, таким похожим на Темного Лорда…

- Потому что сейчас тебе все равно, - ответил Ригель. – Дай мне палочку.

- Что? – не понял Родольфус.

- Палочку, Лестрейндж, - повторил Ригель и в его голосе послышались такие знакомые повелительные нотки. Если бы Родольфус закрыл глаза, то мог бы поклясться, что перед ним стоит Темный Лорд. Тот же тон, которым он требовал у Люциуса Малфоя его палочку. И так же прищуренные глаза – немного насмешливо, немного презрительно. А еще Ригель был похож на Беллу, чем-то неуловимым, например - своими плавными движениями.

Родольфус медлил. Сам не зная почему. Он понимал, что ведет себя недопустимо, что он сам себе роет могилу, но ничего не мог с собой поделать. Ригель не торопил, он лишь продолжал сверлить Пожирателя глазами. Подобный взгляд господина обычно означал, что сейчас он применит легиллименцию. Или наложит Круциатус и будет пытать до тех пор, пока, по его мнению, непутевый слуга не ответит сполна за свою ошибку. Инстинкт самосохранения заставил Родольфуса протянуть Риглелю палочку, хотя он и понимал, что с Круциатусом ребенок пока что не знаком, а легиилименцией особого вреда причинить не сможет.

- Замечательно, - кивнул наследник Лорда и произнес: - Эннервейт.

***

Когда Белла снова обрела способность видеть и слышать, первым, что она услышала, было:

- ЧТО?!

- Ну вот, я же говорил, - меланхолично ответил голос Ригеля. – Я был прав.

- Ты не имеешь права! – продолжал орать Родольфус.

- А мне кажется – имею, - сказал Ригель. Белла поняла по его голосу, что он просто издевается над Лестрейнджем. Это было интересно, но ей очень уж хотелось узнать, в чем причина этих воплей и чем закончилась битва.

- Прошу прощения, - произнесла Белла, вставая с дивана. Голова немного кружилась – кажется, ей крепко досталось. – Что происходит?

Родольфус выглядел разъяренным.

- Твой… твой сын не хочет возвращать мне мою палочку!

- Хм, мне кажется, он прав. Ты не в себе, - Белла встревожилось. – Родольфус, что случилось?

- Рабастан… - вот и все, что смог выдавить из себя Пожиратель. Но Белла все поняла.

- Мне очень жаль, - произнесла она. Это было почти искренне – ей нравился Рабастан, его чувство юмора, его ироничность и горячность. Он казался ей хорошим человеком – наверное, потому, что не был ее мужем. Что ей никогда не приходилось выбирать между ним и страхом навсегда опозорить род Блэков своим отказом. – Но ты…ты сказал мне не все.

- Белла…послушай, она сама выбрала себе смерть, - пробормотал Родольфус, стараясь не смотреть на жену. – Она хотела умереть…

- Что ты несешь? – повысила голос Белла. – Говори прямо!

Родольфус ничего не сказал.

- Нарцисса?! – воскликнула Белла. Лестрейндж только кивнул. Что за черт! Она с размаху села на диван. Как…Что? Почему? Нарцисса была ее сестрой, пусть не очень любимой, пусть у них были разногласия, но все же…все же Белла любила ее. И не собиралась терять так быстро…

- Верни палочку, - потребовал Родольфус т протянул руку. Ригель снова прищурился, очень недобро посмотрел на Пожирателя, но палочку вернул. Кажется, ее муж только что приобрел врага. И очень опасного в будущем врага.

Схватив свою собственность, Родольфус пулей вылетел из комнаты. Ригель же проводил его взглядом, очень нехорошо улыбнулся и сел на диван рядом с Беллой. Сейчас он вмиг стал похож на самого обычного ребенка, который собирается поговорить со своей матерью. Белла не считала, что она готова играть эту роль, она не способна была быть хорошей матерью, как, например, Нарцисса. Нарцисса…

Нет, Белла. Так не пойдет. Тебе нужно наладить отношения с Ригелем. Пока не поздно что-либо менять. Пока не поздно…Ради Нарциссы. Если бы она знала, она бы так захотела.

- Расскажи мне, - мягко произнес мальчик. – Расскажи мне все, так будет лучше…

- Ты думаешь, что сможешь понять это? – вышло немного резко, но Ригель пожал плечами и улыбнулся.

- Думаю, - кивнул он. – С моей наследственностью…

Хм. Это он так шутит? Раньше не шутил. Ну и ладно – вдруг он действительно сможет ее понять? Он станет первым человеком, которому она расскажет историю одной женщины. Историю Беллатрисы Блэк…

Форма входа



Календарь

«  Май 2021  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31

Мини-чат

200

Статистика