Вторник, 2021-05-18, 07.54
Приветствую Вас Бродяга | RSS

Заклинатель зимы. Глава 3. Глаза в глаза

Глава 3. Глаза в глаза

Когда я к другому в упор подхожу.
Я знаю: нам общее нечто дано.
И я напряженно и зорко гляжу –
Туда, на глубокое дно.

И вижу я много задавленных слов,
Убийств, совершенных в зловещей тиши,
Обрывов, провалов, огня, облаков,
Безумства несытой души.

Я вижу, я помню, я тайно дрожу,
Я знаю, откуда приходит гроза.
И если другому в глаза я гляжу,
Он вдруг закрывает глаза.
К. Бальмонт

Белла чувствовала себя не очень хорошо в тот вечер и потому понуро сидела в кресле, не участвуя в общих увеселениях. Волдеморт заметил, что единственная дама заскучала, и решил поразвлечь ее.
- Объявляю белый танец! – похлопав в ладоши, громогласно заявил он. – Мужчины приглашают мужчин.
По залу прошел шепоток. Маски с сомнением переглядывались: не ослышались ли они? Или их Лорд рехнулся?
- Я непонятно выразился? – вкрадчиво спросил Лорд, но его услышали даже в самых отдаленных уголках зала. Каждый знал: если хозяин что-то произносит с этой интонацией, следующим словом непременно будет «Crucio». Впрочем, в этот раз, кажется, Волдеморт не настроен был на пытки с помощью магии. Он устремил взгляд на ближайшего к нему упивающегося с аристократической осанкой:
- Люциус! Подай пример.
Слегка поклонившись, фигура направилась к дверям, где, небрежно прислонившись плечом к косяку, замер худенький сутуловатый Упивающийся. Темный Лорд уже научился различать в нем Северуса Снейпа. Он не слышал, о чем говорили эти двое, но видел, как Северус насмешливо склонил голову, а затем закинул руку на плечо Люциусу. Все как завороженные следили за этой сценой и тотчас словно что-то изменилось: толпа начала покорно разбиваться на пары. Какой-то молоденький Упивающийся пятился от наступавшего на него Грейбека. Гойл, естественно, выбрал Кребба – они были неразлучны. И если бы оба недавно не женились, Темный Лорд мог бы их в чем-то заподозрить. Наконец возня закончилась, и все неловко топтались парами, испытывая явный дискомфорт.
- Прежде, чем зазвучит музыка, господа, я попрошу вас всех снять маски, - произнес Темный Лорд. – Танец – это священнодействие. Танец в паре - это не только движение в такт. Это еще и взгляд глаза в глаза. Прошу вас.
Сам Волдеморт с удовольствием проследил, как изящным движением сдернул маску Люциус и как из-под нее хлынула волна светлых волос, тотчас отразив блики свечей. Северус невольно повторил его жест, не так красиво, но весьма вызывающе.
«Мальчик неплох. Если повозиться с ним, может получиться любопытный результат», - мысленно усмехнулся Темный Лорд, глядя, как Северус, опустив ресницы, слушает то, что шепчет ему на ухо вальсирующий Люциус.
Удовлетворенно понаблюдав за работой заведенной им машины, Темный Лорд отправился к своему традиционному креслу, которое сейчас занимала Белла. Молодая женщина сидела, прикрыв глаза и поджав губы. Лицо ее выражало страдание, словно ее того и гляди могло стошнить.
- Как тебе наша вечеринка, Белла? – с нескрываемым удовольствием наблюдая муку и отвращение на ее лице, спросил Лорд.
- Прекрасно, хозяин, - хриплым голосом отозвалась женщина.
- Кого выбрал в пару твой супруг?
- Не знаю, - отозвалась она.
- Тебе разве не интересно? – вскинув брови, спросил Лорд и наклонился почти к самому лицу женщины. Завороженным взглядом она смотрела ему в глаза. Он почувствовал на своем лице ее участившееся дыхание. – Ты не любопытна, Белла. Или просто Родольфус – слишком скучное создание? Он не умеет занять тебя делом и дать пищу для размышлений?
- Он мне муж, но не хозяин, - ответила Белла тихо. – Все мои дела – здесь.
- Похвально, Белла. Но такие как ты – редкость. Потому мне и приходится прививать членам УС корпоративный дух. Если бы все думали как ты, мы давно бы уже работали, а не развлекались, - доверительно прошептал Лорд на ушко Белле. Ему доставляло немыслимое удовольствие прикасаться губами к вьющемуся локону на ее виске и следить, как женщину начинает сотрясать мелкая дрожь. Невидящим взглядом широко раскрытых глаз Белла смотрела на пылающие свечи. Она всегда нравилась ему своей внутренней силой, но сейчас из нее можно было вить веревки. Она стала податливой, как масло, от одного его дыхания. Это нравилось больше всего. Музыка продолжала звучать, громкая, отражаемая сводами залы, перекатывалась под потолком. Механизм работал исправно: никто не посмел отлынивать от танцев. Темному Лорду нужна была всего одна, последняя точка, чтобы полностью почувствовать свое могущество в этот вечер. Он собирался поставить ее немедленно.
Крепко стиснув руку молодой женщины повыше плеча, так, что, наверное, оставил там синяки, Волдеморт прошептал: «Пойдем!»
Белла покорно поднялась из кресла и последовала за Хозяином в небольшую комнатку, где со времен инвентаризации замка хранились пыльные старые пологи и парочка поломанных кресел. Прикрыв за собой дверь, Лорд прислонил к ней Беллу, сохраняющую на лице все то же отрешенное выражение, и выпустил, наконец, ее руку. Окошечко над дверью, выходящее в зал, пропускало неяркий свет, и в полумраке лицо Беллы и ее открытые плечи белели, словно она была вырезана из слоновой кости.
Крупные кольца черных волос струились по плечам, мешая обозревать тело, и Волдеморт незаметным движением отвел их руками, а затем скользнул по плечам, устремляясь ниже. Когда его руки плотно сжали груди женщины, а большие и указательные пальцы принялись поигрывать через ткань платья сразу затвердевшими сосками, Белла наконец вскинула голову. Даже в темноте на ее лице было ясно видно недоумение. Которое через мгновение сменилось жаждой. Отведя руки Лорда, она попыталась расстегнуть платье, но он нетерпеливо дернул ткань в стороны, разрывая ее, и тотчас припал губами к горячей коже. Белла еле слышно застонала. Усмехнувшись, Темный Лорд помог ей выпутаться из платья. Она уже еле стояла на ногах, но он решил не торопиться. Музыка приглушенно звучала за дверью, набирая обороты, и Темный Лорд запустил руку в трусики женщины, заставляя ее содрогаться всем телом, подаваясь навстречу ему. Задыхаясь, вцепившись пальцами ему в плечи, она кусала Лорда за шею, распаляя его все сильнее.
- Ложись! – коротко приказал он.
Фигурка из слоновой кости послушно опустилась на стопку пыльных пологов, и откинулась на спину, согнув в коленях все еще обутые в туфельки ноги. Теперь Лорд мог рассмотреть ее всю целиком. Женское тело мало интересовало его, но Белла была красива. Красивее всех его прежних любовниц. Поэтому когда она нетерпеливо шевельнула бедрами, он стянул через голову мантию, под которой ничего не носил, и опустился на нее сверху. К запаху ее разгоряченного тела примешивался запах подземелий и пыли от старых гардин, но это возбуждало еще сильнее. Он устроился поудобнее и подтянул Беллу за талию ближе к себе, направляя блестящую от смазки головку. Вторжение было стремительным и жестким. Но Белла сильно обхватила его ногами, двигаясь в нужном ритме. Вцепившись в ее груди, терзая их цепкими пальцами, Темный Лорд позволил себе наконец-то хриплый стон, смешавшийся со стонами Беллы и потонувший в них.
Потом пару минут молча лежали, вдыхая ставшую влажной пыль. Музыка гремела так, словно они оказались в оркестровой яме. Вальс задавал свой нерушимый ритм: раз-два-три, раз-два-три… Чувствуя удовлетворение и усталость, Темный Лорд расслабленно подумал: «А ведь я мог бы сейчас вальсировать с Люциусом, там, в зале». Белла шевельнулась под ним, когда он, наконец, выйдя, стал подниматься. Потянувшись, она обхватила его за шею, пытаясь найти губы. Но ему не нужны были ее поцелуи.
- Довольно, Белла! – мягко сказал он. - Одевайся.
Надел через голову мантию – она так и осталась застегнутой на все пуговицы, помог женщине встать. Вздрагивая, Белла отвернулась, собирая по полу одежду. Дождавшись, когда она застегнет последнюю пуговку (несколько верхних были оторваны и потерялись в темноте), он извлек палочку.
- Obliviate!
На сегодняшний вечер он придумал ей дело – пусть попытается объяснить Родольфусу, а заодно и себе, откуда эти следы на ее шее и плечах.
В зал вернулись порознь. Белла снова опустилась в кресло. Вид у нее был словно непроснувшийся.
Музыка стихла, но как только Упивающиеся с видимым облегчением остановились, заиграла снова. Обреченное выражение их лиц было одним из самых приятных сегодняшних впечатлений Лорда. Да и вообще вечер, бесспорно, удался. С восхитительной легкостью в теле он остановил вальс и объявил начало ужина. Пока домовые эльфы бесшумно сдвигали и накрывали столы, Волдеморт приблизился к Малфою и Снейпу. Между ними, видимо, происходил очередной важный разговор, и они снова никого не замечали: Люцикус говорил вкрадчиво, Снейп смотрел прямо ему в глаза. Несмотря на нарочито невозмутимый вид, щеки у него слегка порозовели. Похоже, он изо всех сил пытался противиться обаянию Малфоя.
- Ну, отчего же? – растягивая слова, говорил Люциус. – Секс тоже можно уподобить алхимии и так же разделить на стадии. Самая низшая – животная страсть. Вторая ступень…
- Прекрати! – оборвал его Северус. – Не смешивай науку и похоть, дело вовсе не в этом. Просто…
- Просто – что?
Насвистывая только что отзвучавший вальс, мимо них прошел юный Регулус Блэк. Длинные черные вьющиеся волосы и еще неоформившаяся худая фигурка делали его черты женственными, что придавало младшему отпрыску древнего рода удивительное сходство с Беллатрикс. С целеустремленным видом он направился к сестре, мешком лежащей в кресле, а Снейп и Малфой проводили его взглядом.
- Просто блондины – не в моем вкусе, Люциус! – спокойно договорил Снейп и, пожав плечами, покинул зал.

Форма входа



Календарь

«  Май 2021  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31

Мини-чат

200

Статистика